А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последний ученик да Винчи" (страница 8)

   – Я тебе все сделаю! – прошипела Алла, делая страшные глаза. – Черт с тобой!
   – Я тоже нормально, – ворковала Маша. – А где Алка? Что-то у нее мобильник не отвечает! Да? Ну ладно, позвоню ей на работу! Спасибо, дорогой!
   – Сделаю, – сквозь зубы процедила Алла. – Есть у меня там человек прикормленный, я его для особых клиентов берегу! Он хоть за час все оформит!
   – Для бандитов в бегах, значит, можешь в лепешку расшибиться, а для подруги – слабо? И кто же из нас после этого стерва?
   – Знаешь, сколько они платят? – Алла закатила глаза. – Ничего я не стерва, я просто деловая женщина! Иначе в нашем мире не проживешь! Ладно, давайте ваши документы! Но только про бесплатный материал не забудь, ты мне обещала!
   – Конечно! – Маша перегнулась через стол и чмокнула Аллу в щеку. – Вот для чего нужны настоящие подруги!
   – Кошмар какой! – воскликнул Старыгин, когда они оказались на улице. – Маша, вы меня пугаете! Можно ли так обращаться со своими подругами?
   – Вы лучше бойтесь того, что сделает с вами Легов, когда найдет! – рассердилась Маша. – Так что слушайтесь меня и выбросьте из головы всякую ерунду.

   – Мобильники нужно отключить, – сказала Маша в аэропорту. – Боюсь, по моему они тоже смогут нас вычислить.
   И как раз в это время телефон зазвонил.
   – Маша! – голос отца звучал хрипло. – Я тебя искал. Ты все время пропадаешь! Знаешь, я тут был на даче и нашел там дневник твоего деда. Одну из тетрадей, остальные пропали.
   «Сожгла, зараза, в печке!» – поняла Маша, но ничего не сказала, чтобы еще больше не расстраивать отца.
   – Что там, в дневнике? – осторожно спросила она.
   – Я не успел прочитать, да это и невозможно… У твоего деда был ужасный почерк! Но, кажется, что-то про Рим…
   – Про Рим? – Маша отвернулась от Старыгина и понизила голос. – Папа, мне очень нужен этот дневник. Ты не мог бы привезти его мне прямо сейчас?
   Отец согласился совершенно неожиданно для нее. Минут через сорок Маша извинилась и сказала, что ей ненадолго нужно уйти. Она не хотела показывать Старыгину отца, а тем более то, что он ей привезет. В конце концов, это их семейное дело.
   – Дайте телефон! – сказал он. – Договорюсь с соседкой, чтобы навещала Василия. У нее есть ключи от моей квартиры.
   – Только недолго! – предупредила Маша, убедилась, что Старыгин не смотрит на нее, и выскочила из здания аэропорта.
   Отец не подвел, приехал вовремя. Он передал ей потрепанную тетрадку, которая очень удачно уместилась в сумочке. На прощанье Маша чмокнула его в щеку. Кожа была сухая и воспаленная, и вообще выглядел он очень плохо.
   – Ты был у врача? – дрогнувшим голосом спросила она.
   Отец только махнул рукой.

   – Приветствуем вас на борту нашего самолета! – хорошо поставленным голосом проговорила симпатичная черноволосая стюардесса, выйдя на середину прохода.
   Она произнесла привычный, набивший оскомину текст – сообщила маршрут, высоту и скорость полета, температуру за бортом и в салоне, время прибытия в Рим, показала, как пользоваться спасательным поясом и кислородной маской…
   – Ну, Алка, вот уж подсудобила нам компанию! – тихонько сказала Маша.
   Группа, к которой их прикрепили, состояла из личностей самого устрашающего вида. Были там коротко стриженные молодые люди с хорошо развитыми мускулами и значительно менее развитыми головами, лежащими прямо на широких плечах, как на блюде. Отсутствие шеи компенсировалось общей накачанностью и грозным выражением лиц. Еще была в группе пара мужчин среднего возраста, с суровыми задубевшими лицами, покрытыми такими глубокими морщинами, что невольно вспоминались ирригационные работы в засушливых районах Средней Азии. Даже непосвященному человеку сразу же становилось ясно, что такие морщины можно заработать только в далеких сибирских лагерях. Вторую половину группы составляли громкоголосые ярко одетые девицы, все без исключения сильно накрашенные и с наращенными ногтями. Они то и дело переговаривались через весь салон громкими вульгарными голосами:
   – Люсинда, ты где эту кофточку отхватила?
   – В «Эскаде», не поверишь, всего за восемьсот баксов!
   – Да уж, эти двое, что постарше – явные уголовники, куда уж им за границу… – протянул Старыгин.
   – Ну, как мне думается, Алка представила их как группу воспитателей образцово-показательного детского сада, – усмехнулась Маша, – или учителей начальных классов. В любом случае мы – сами по себе. А эти, кажется, после Рима едут в Милан, на традиционную неделю интенсивного шопинга…
   Дмитрий Алексеевич прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла.
   Приняв решение лететь в Рим, он успокоился и с виду совершенно не переживал, что Легов обвинил его в краже картины. Когда же удалось застать дома соседку и та уверила его, что с котом все будет в порядке, Старыгин и вовсе пришел в умиротворенное состояние духа. Маша же, напротив, казалась до предела взвинченной, она поражалась спокойствию своего спутника. Неужели он может спокойно спать, когда за ним, как собаки за дичью, гонятся десятки людей, когда над ним нависло обвинение в тяжком преступлении? Неужели, в конце концов, ему совсем не хочется с ней поговорить?
   Она скосила на Старыгина глаза. Его лицо, на котором начала проступать седоватая щетина, выглядело удивительно трогательным и беззащитным. Маше захотелось погладить эту колючую щеку…
   Она встряхнула головой, сбрасывая минутное наваждение. Что это с ней? Он совершенно ей не симпатичен… просто стар, в конце концов! Отвратительный старый зануда, помешанный на облезлых холстах и выцветших красках!
   Она хотела было пролистать дневник деда, но решила, что сделает это в более спокойной обстановке. А то Старыгин проснется и станет задавать вопросы. Ей же совершенно не хочется никому ничего про себя рассказывать. Тем более никому это не интересно.
   Ей стало немного легче, и она уже собралась тоже задремать, когда Старыгин, не открывая глаз, проговорил:
   – А ведь вы на нее похожи.
   – На кого? – Маша вздрогнула от неожиданности и покраснела: не хватало еще, чтобы он подумал, будто она его разглядывает! Еще возомнит невесть что!
   Старыгин приподнялся, открыл глаза. Маше почудилось, что в глубине их затаилась усмешка.
   – На нее, на модель Леонардо… на ту женщину, которая позировала ему для «Мадонны Литта».
   – Скажете тоже… – пробормотала Маша, пытаясь скрыть свою растерянность. Все-таки ему удалось ее смутить! – А правда, что авторство Леонардо долгое время подвергалось сомнению?
   – Подвергалось, и до сих пор подвергается, – заговорил Старыгин обычным тоном. – Правда, известен этюд головы «Мадонны Литта», датируемый примерно 1480 годом, но это доказывает только то, что Леонардо был причастен к работе над этой картиной. Многие эксперты считают, что ее закончил кто-то из его учеников, чаще других называют имя Джиованни Бальтраффио. Датировка создания картины тоже не вполне ясна. Один из самых крупных специалистов, директор Идеального музея Леонардо на родине художника, в Винчи, Алессандро Веццози, в своей книге 1996 года датирует работу 1485–1487 годами, некоторые другие специалисты относят ее к 1490–1491 году.
   – Мне всегда «Мадонна Литта» нравилась больше, чем другая мадонна в Эрмитаже, – призналась Маша, – младенец здесь очень красивый…
   – Так часто смотрел на эту картину, что помню ее наизусть, – сказал Старыгин, – эта улыбка матери, наблюдающей за своим ребенком. А вы знаете, что так изображали мадонн только до середины шестнадцатого века? Папа римский Павел IV счел неблагопристойным оголение груди девы Марии, и Тридентский собор в одна тысяча пятьсот пятьдесят девятом году запретил изображение оголенных святых.
   – По-моему, это лицемерие. – Маша пожала плечами и в который раз поразилась, до чего Дмитрий Алексеевич умный. Сейчас это ее почему-то не раздражало.
   За разговором время пролетело незаметно, и самолет наконец коснулся бетонной дорожки в аэропорту Вечного города. Бывалые пассажиры дружно поаплодировали пилоту за мягкую посадку и потянулись к выходу. Аэропорт, кстати, был имени Леонардо да Винчи, а как же иначе?
   Поскольку ни у Маши, ни у Старыгина не имелось багажа, они быстро прошли паспортный контроль и проследовали на автостоянку. Дмитрий Алексеевич огляделся и пожал плечами:
   – Что-то не видно Антонио… а ведь он клятвенно обещал нас встретить!
   В кармане у него зазвонил мобильный телефон.
   – Вы считаете, что его уже можно включать? – удивилась Маша. – Хотя здесь Легов, наверно, нас не достанет.
   Старыгин поднес телефон к уху.
   Звонил Антонио Сорди.
   – Дмитрий, со мной такая странная история… расскажу потом… извини, я не успеваю в аэропорт, возьми такси и приезжай ко мне!
   – Нет проблем, – проговорил Старыгин и потянул Машу к стоянке такси.
   К счастью, возле тротуара уже стояла свободная машина. Старыгин распахнул дверцу и взял Машу под локоть, чтобы помочь ей забраться в салон. Девушка наклонилась, сделала шаг… и попятилась. Ее лицо залила бледность. Сжав руку Старыгина, она прошептала:
   – Только не в эту машину!
   Дмитрий Алексеевич не стал задавать ей никаких вопросов. Он отступил в сторону и захлопнул дверцу. Со стороны аэропорта уже неслась низенькая толстая женщина с огромным чемоданом, истошно вопя:
   – Такси, такси!
   Однако таксист, как ни странно, не стал ее дожидаться. Как только женщина с чемоданом подбежала к стоянке, машина издевательски фыркнула мотором и укатила. Разочарованная пассажирка разразилась длинной возмущенной тирадой на итальянском, очень напоминающей оперный речитатив.
   – В чем дело, Маша? – вполголоса спросил Старыгин. – Чем вам не понравилось это такси?
   – Мне не понравился водитель. Я встречала его накануне нашего отъезда в Петербурге… в Эрмитаже. Мне это показалось чересчур подозрительным.
   – Вы уверены?
   – Совершенно.
   Маша сказала не всю правду. Скорее – не совсем правду.
   Человека, который сидел за рулем такси, она видела не в Эрмитаже, а у себя дома, на экране компьютера. Именно он был запечатлен на том снимке, который прислал ей незадолго до своей смерти Мишка Ливанский. Она без сомнения узнала это узкое, худое лицо, напоминающее профиль на полустертой старинной монете, узнала карий, точнее, янтарно-желтый глаз… теперь она увидела оба глаза этого человека, и это еще больше ее удивило. Второй его глаз был другого цвета – он был густо-зеленый, как морская вода.
   – Дмитрий, Дмитрий! – раздался вдруг громкий голос.
   Старыгин обернулся.
   В нескольких метрах от них остановилась машина, из которой выскочил подвижный смуглый человек невысокого роста с узенькими, словно нарисованными черными усиками. Этот экспансивный господин, похожий то ли на коммивояжера, то ли на киноартиста средней руки, был на самом деле крупнейшим специалистом по средневековому искусству профессором Антонио Сорди.
   – Дмитрий, здравствуй! Как я рад тебя видеть! – Антонио заключил Старыгина в объятия, тут же отстранился, отступил на шаг, осмотрел приятеля, склонив голову к плечу, и зацокал языком:
   – Дмитрий, ты неважно выглядишь! У тебя утомленный вид! Ну ничего, поживешь у меня на вилле… наверное, тебе не хватает витаминов, у вас в России всегда было плохо с фруктами…
   – Сейчас у нас очень хорошо с фруктами, – попытался прервать итальянца Старыгин, но это было все равно что пытаться остановить горный поток.
   – О, ты ведь приехал не один! – Антонио наконец заметил стоящую в сторонке Машу. – Познакомь меня с твоей прелестной спутницей!
   – Конечно, – Дмитрий представил их друг другу, и все сели в машину.
   – Представь, – продолжил итальянец, как только машина выехала на шоссе, – только я выехал из дома, как лопнуло колесо! Его кто-то прорезал, прорезал ножом! Прямо как в кино! А сегодня утром кто-то пробрался в мой дом и разорвал всю почту…
   – Нам нельзя ехать к вам домой, – прервала итальянца Маша. – За нами следят, и, судя по тому, что вы рассказали – ваш адрес они уже знают. Лучше отвезите нас в какую-нибудь небольшую гостиницу.
   Антонио удивленно взглянул на Машу.
   – Мафия? – спросил он после короткого молчания. – Или КГБ? Дмитрий, в какие дела ты влез? Надеюсь, это не связано с наркотиками или терроризмом?
   – Не связано, – ответила за Старыгина Маша. – Это связано с Леонардо да Винчи. Но в любом случае нам нужно скрыться, затеряться… – И она вкратце рассказала о подозрительном таксисте.
   – Тогда вам нужно не в гостиницу, – Антонио посерьезнел. – В любой гостинице вас моментально найдут… я знаю, куда вам нужно!
   Он наклонился к шоферу и что-то проговорил по-итальянски. Тот кивнул и свернул с шоссе.
   Машина долго петляла по каким-то узким улочкам. Маша глядела в окно, надеясь увидеть какое-нибудь из всемирно известных зданий – Колизей, собор Святого Петра или замок Святого Ангела, однако мимо промелькнула только какая-то неприметная церквушка. Такси еще несколько раз свернуло, съехало с очередного холма и остановилось перед огромными коваными воротами.
   Антонио выскочил из машины, помог выбраться из нее Маше и позвонил в звонок возле ворот.
   Очень скоро отворилась маленькая калитка, в нее выглянула немолодая женщина в строгом черном платье. Антонио что-то ей долго и убедительно говорил, женщина внимательно его выслушала, после чего удалилась, закрыв за собой калитку.
   – Что это за место? Куда ты нас привез? – поинтересовался Старыгин.
   – И как мы теперь отсюда уедем? – добавила Маша, увидев, что такси, на котором они приехали, уже укатило, а никаких других машин на тихой улице не было.
   – Не волнуйтесь, все будет прекрасно! – успокоил гостей Антонио, театрально округлив глаза. – А что это за место… вы сейчас увидите, что это за место!
   Действительно, через несколько минут калитка снова открылась, появился высокий дородный мужчина в черном костюме с воротничком священника. Выслушав Антонио, он благосклонно кивнул и жестом предложил гостям следовать за собой.
   За воротами оказался огромный тенистый сад, заросший благоухающими цветами и густыми зарослями южных растений. Сквозь зелень тут и там проглядывал мрамор статуй, в стороне от дорожки мирно журчал фонтан.
   – Что это за чудесное место? – шепотом спросила Маша.
   – Я не сомневался, что вам здесь понравится! – с гордостью проговорил Антонио. – Это так называемый Папский дом, место, предназначенное для приема паломников, людей, приезжающих из католических стран для аудиенции у Папы и ознакомления со святынями Рима. Здесь вам будет гораздо легче затеряться, чем в любой гостинице.
   В глубине сада скрывался красивый трехэтажный каменный дом. Провожатый провел гостей внутрь и передал их еще одной молчаливой женщине в черном платье. Та провела их на второй этаж и указала двери двух соседних комнат. Маша уже думала, что женщина немая или дала обет вечного молчания, но та разразилась довольно длинной итальянской тирадой.
   – Сестра приветствует вас и предлагает, как только устроитесь, спуститься в трапезную.
   – А где ключи от комнат? – осведомилась Маша, повернув ручку двери.
   – Ключи и замки здесь не приняты, как в монастырских кельях, – пояснил Антонио. – У паломников не может быть тайн друг от друга, и случаев воровства в этом святом месте никогда не бывало.
   Маша пожала плечами и вошла в комнату.
   При всей аскетической простоте, помещение оказалось довольно просторным и удобным, имелся в номере и вполне приличный душ. Правда, принимать душ при незапертой двери не слишком уютно, но Маша не удержалась.
   Она долго стояла под горячими струями и скоро смыла с себя и дорожную пыль, и усталость, и томившую ее тревогу.
   Через несколько минут она спустилась в трапезную.
   Это было большое сводчатое помещение с чисто выбеленными стенами и длинными деревянными столами, уставленными снедью. Старыгин и его итальянский друг уже сидели за одним из столов. Антонио помахал Маше, приглашая к ним присоединиться.
   Столы были накрыты грубыми льняными скатертями, на них стояли глиняные тарелки и высокие бокалы простого стекла. В глубоких мисках дымилось ароматное тушеное мясо, спагетти под томатным соусом, в мисках поменьше – оливки и белая фасоль. На больших блюдах лежал крупно нарезанный серый хлеб – чиабатта. Тут и там стояли кувшины с водой и молодым белым вином. Маша внезапно почувствовала зверский голод.
   Антонио галантно ухаживал за ней, подкладывая то одно, то другое блюдо, подливая вино. Все оказалось очень простым, но удивительно вкусным.
   – Как в монастыре, – проговорила Маша с полным ртом.
   – Да, здесь и создан для паломников почти монастырский уклад, – подтвердил Антонио. – Я рассказывал Дмитрию о том, что мне удалось найти после того, как мы с ним обменялись письмами. Впрочем, это разговор специалистов, вам это, наверное, не интересно…
   – Напротив, – Маша полуобернулась к итальянцу. – Ведь мы приехали сюда именно для того, чтобы выяснить кое-что, касающееся… ваших и его профессиональных интересов!
   – Ну что ж, тогда я продолжу. – Антонио подлил всем еще вина. – Итак, Дмитрий, после твоего письма я задумался, где еще могли попадаться рядом упоминания василиска и амфисбены. Кроме манускрипта «Н» Леонардо, разумеется…
   – В «Естественной истории» Плиния, – вставил реплику Дмитрий Алексеевич.
   – Само собой, само собой, – подтвердил Антонио. – Но я имею в виду нечто другое, нечто не столь известное. И вот после некоторых раздумий я вспомнил про трактат Николая Аретинского…
   – «О происхождении сущего и числах, его объясняющих»? – уточнил Старыгин, обменявшись с Машей выразительным взглядом. Она вспомнила посещение кабинета рукописей, вспомнила прочитанный там старинный трактат.
   – Нет, – Антонио отрицательно помотал головой. – «О тайных знаках и скрытых указаниях».
   – Никогда о таком не слышал! – глаза Старыгина заинтересованно блеснули.
   – Не удивительно, – итальянец гордо улыбнулся. – Я не так давно обнаружил его в Милане, в библиотеке Амброзиана. Трактат больше ста лет пролежал у них в ящике со средневековыми кулинарными рецептами! Никому и в голову не приходило, что сохранился полный экземпляр этого трактата! Так вот, вчера я позвонил своему миланскому другу, сотруднику библиотеки, и он прислал мне по электронной почте несколько интересующих меня страниц.
   – И что же ты нашел? – Старыгин делал вид, что спокойно пьет вино, но от Маши не укрылся возбужденный блеск его глаз.
   – Вот что, – Антонио расстегнул портфель и вынул из него несколько листков. Старыгин потянулся к ним, но Антонио остановил его, улыбнувшись: – Я думаю, будет лучше, если я сам это прочту. Тогда мы сможем сразу же удовлетворить интерес твоей прекрасной спутницы.
   – Скажи лучше, что не хочешь лишить себя удовольствия прочесть это вслух! – усмехнулся Старыгин.
   Антонио, не ответив приятелю, развернул листки и начал читать латинский текст, переводя затем каждую фразу на английский:
   «…Если же встретятся два оные создания, то иногда случается, что они спариваются, и тогда от чудовищного этого союза рождается существо вдвойне ужасное. Ибо соединяет оно в себе сущность василиска и амфисбены, превосходя своих родителей злобой и коварством. Первое, что делает это чудовище, родившись, – пожирает мать свою, амфисбену. Называют это создание амфиреусом, ибо вдвойне царь он над всеми злобными порождениями природы. Есть, однако, на Востоке тайное общество, поклоняющееся амфиреусу и избравшее его своим божеством, поскольку говорят, будто человек, приручивший оное чудовище, не будет знать никаких преград и достигнет высшей власти. Однако, чтобы приручить это существо, необходим…»
   Антонио замолчал и сложил свои листки.
   – Что же ты остановился на полуслове? – разочарованно проговорил Старыгин. – Что же необходимо для приручения сказочного монстра? Печень вурдалака? Моча осьминога?
   – Увы! – итальянец пожал плечами. – В этом месте рукопись повреждена, так что наше любопытство останется неудовлетворенным. Однако сам по себе пассаж небезынтересный…
   – Еще бы! – Старыгин усмехнулся. – Тебе не кажется, что существо, чье изображение я посылал тебе на днях, удивительно подходит на роль амфиреуса?
   – Согласен, – Антонио утвердительно опустил веки. – Но знаешь, что самое интригующее в этой истории?
   – Не тяни! – Старыгин всем корпусом повернулся к итальянцу. – Что еще у тебя припасено?
   – Тайное общество, упоминаемое Аретинцем, действительно существовало! – негромко произнес Антонио, оглядевшись по сторонам, как будто опасаясь, что его подслушивают.
   – Мало ли тайных сект, обществ, полуязыческих общин складывалось в Средние века…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация