А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последний ученик да Винчи" (страница 7)

   – А эта картина? Каково состояние красок?
   – Неплохое: видно, хранили ее по всем правилам, берегли от сильного солнечного света и от сырости. В свое время я исследовал состав красок той картины, настоящей, так вот, могу сказать с большой долей уверенности, что почти все краски по составу совпадают.
   – То есть вы хотите сказать, что эту картину нарисовал сам Леонардо да Винчи?
   – Для того чтобы это утверждать, нужно еще многое сделать, – сухо ответил Старыгин, – но краски, безусловно, те же. Мэтр в своих записях дал точные рецепты. Вот, слушайте. – Старыгин отскочил от картины и стал рыться на столе, заваленном бумагами. Вытащил книжку и открыл на нужной странице.
   – Вот, например, этот дивный голубой цвет:
   «Чтобы сделать индиго. Возьми цветов синили и крахмала в равных долях и замешай вместе с мочой и уксусом, и сделай из этого порошок, и высуши его на солнце, и если это окажется слишком белым, добавь цветов синили, делая пасту той темноты цвета, которая тебе потребна».
   – «Вместе с мочой?» – Маша сморщила нос, глядя на голубые одежды мадонны.
   – Есть более диковинные рецепты. Вот, для желтой глазури:
   «Одна унция цинковой окиси, три четверти индийского шафрана, одна четверть буры, и все вместе разотри. Потом возьмешь: три четверти бобовой муки, три унции сухих крупных фиг, одна четверть воробьиных ягод и немного меду; и смешай, и сделай пасту».
   – Здорово! – восхитилась Маша. – Особенно про воробьиные ягоды! Знать бы еще, что это такое…
   Неожиданно дверь комнаты распахнулась. На пороге появился невысокий, полный человечек с круглой лысой головой. Весь он был какой-то кругленький, обтекаемый и казался совершенно безобидным и добродушным. Особенно усиливали это впечатление маленькие детские ручки и круглые щеки, покрытые жизнерадостным румянцем. Впрочем, это впечатление явно было обманчивым, скорее всего, оно являлось тщательно продуманной маской, которую этот человек носил для того, чтобы вводить в заблуждение своих собеседников. Маша вспомнила, что именно он руководил переноской картины в день странного происшествия. Тогда он вовсе не выглядел добродушным, напротив, он был решительным, собранным и жестким.
   – Здравствуй, Дмитрий Алексеевич! – произнес вошедший, остановившись на пороге и широко улыбнувшись.
   – Здравствуйте, Евгений Иванович. – Старыгин распрямился, обернулся к двери и уставился на гостя. – А что это вы без стука входите?
   – А что – ты чем-то предосудительным занимаешься? – спросил тот с самым невинным видом. – Ах, да! У тебя тут гостья! – он хитро усмехнулся. – Познакомь!
   – Это Мария, – неохотно проговорил Старыгин. – А это – Евгений Иванович Легов, он занимается…
   – Не надо, не надо всех этих должностей и титулов! – Легов замахал маленькими ручками. – Просто Евгений… Иванович, этого вполне достаточно! Так чем вы тут, друзья мои, занимаетесь?
   – Работаем, – мрачно ответил реставратор.
   – Ты-то, допустим, работаешь, – зыркнул на него Легов, – а девушка что – для вдохновения?
   – Девушка… обучается. – Дмитрий Алексеевич отвернулся и склонился над картиной, показывая всем своим видом, что он очень занят и ему недосуг общаться со всякими чиновниками, пусть даже очень важными.
   Маша опустила глаза и сделала несколько незаметных шагов в сторону кофеварки. Раз этот тип какое-то начальство, вовсе незачем ему знать, что Дмитрий Алексеевич незаконно держит в мастерской кофеварку. Она незаметно выдернула вилку из сети и прикрыла кофеварку газетой.
   – Это хорошо, что обучается, – кивнул Легов. – Смена – это дело важное. И актуальное. Передача опыта, так сказать. Я вот только хотел тебе, Дмитрий Алексеевич, две бумажки показать, может, ты мне поможешь с ними разобраться.
   – Что за бумажки? – спросил Старыгин, скосив глаза на Евгения Ивановича.
   – Да вот тут нашли в зале, а разобраться не можем. – Легов полез в карман и вытащил оттуда смятый листок, на котором было что-то напечатано очень мелким шрифтом.
   – Дайте сюда, – Старыгин достал свою любимую лупу и поднес ее к листку. – Черт его знает, какие-то цифры… ничего не понимаю, зачем вы мне это показываете?
   – А вот зачем! – Легов неожиданно ловким движением выхватил лупу из руки реставратора. – Это ваше?
   – Ну да, – Старыгин пожал плечами с несколько беспокойным видом. Он пока ничего не понимал, но холодный блеск в глазах Легова вызвал у него в душе смутную тревогу, особенно же насторожило то, что Евгений Иванович, до сих пор фамильярно-начальственно тыкавший ему, неожиданно перешел на «вы», как будто их уже разгородил широкий стол следователя.
   – Ну да, – повторил Дмитрий Алексеевич, – это моя лупа, все знают…
   – Да-да, все знают… – дурашливо передразнил его Легов. – А вот это тоже ваше?
   Жестом провинциального фокусника он выхватил из кармана какой-то небольшой темный предмет. Маша, которая зачарованно следила за происходящим, разглядела в руках начальника службы безопасности небольшой старинный футляр из тисненой кожи, на котором еще виднелась полустертая позолота. Маша тут же подумала, что зря она беспокоилась о кофеварке, дело тут гораздо серьезнее. Старыгину грозит нечто гораздо большее, чем служебное взыскание.
   Легов ловким жестом вложил лупу в кожаный футляр и изобразил на своем круглом лице искреннее удивление.
   – Смотри-ка ты, входит!
   «Входит и выходит, замечательно выходит!» – мысленно произнесла Маша слова ослика Иа-Иа. Впрочем, ей, как и остальным участникам сцены, явно было не до смеха.
   – Разумеется, входит, – сквозь зубы процедил Старыгин. – Что за цирк вы здесь устраиваете! Это мой футляр, я его потерял несколько дней назад…
   – А где потеряли, случайно не помните? – спросил Легов, не сводя с реставратора холодного, настороженного взгляда.
   – Понятия не имею, – Дмитрий Алексеевич снова выразительно пожал плечами. – Что вы со мной в кошки-мышки играете! Говорите прямо, что вам нужно?
   – Подойдем, мы к этому непременно подойдем! – Легов снова фальшиво заулыбался, действительно сделавшись похожим на хитрого толстого кота, играющего с измученной полуживой мышью. – Хотите, Дмитрий Алексеевич, я подскажу, где вы потеряли этот футлярчик? По дружбе, так сказать?
   – Ну и где же?
   – В Рыцарском зале, за лошадью! – выпалил Легов, пристально наблюдая за реакцией Старыгина на эти слова.
   Маша невольно вздрогнула: она почему-то вспомнила рассказ Старыгина о том, как тот в детстве прятался от ночных сторожей за этой самой лошадью. У нее мелькнула дикая мысль, что именно тогда он и потерял там футляр…
   – Не понимаю, как он туда попал! – равнодушно ответил Старыгин. – И уж совсем не понимаю вашего оживления по этому поводу!
   – А вот я догадываюсь, когда вы потеряли там этот футлярчик, – вкрадчивым елейным голосом проговорил Евгений Иванович. – Когда вы прятались там в ночь ограбления!
   – Что за чушь вы несете! – в голосе Старыгина прозвучало нескрываемое раздражение. – В какую ночь? Какого ограбления?
   – В ту ночь, когда вы похитили «Мадонну Литта»! – произнес Легов неожиданно звучным, торжественным голосом.
   – Вы бредите, Евгений Иванович! – Старыгин скривился, как будто в рот ему попало что-то горькое. – Немедленно извинитесь за это бредовое обвинение! Я – украл «Мадонну»?
   – Верните картину, Старыгин! – строго проговорил Легов. – Только это сможет облегчить ваше положение! Я по старой дружбе попытаюсь воздействовать на руководство… мы учтем ваши многочисленные заслуги… в противном случае – пеняйте на себя!
   – Да вы только послушайте, что он говорит! – Старыгин повернулся к Маше, как бы призывая ее в свидетели. – Я – украл «Мадонну Литта»! Да с какой стати? Уж я-то лучше кого-нибудь другого знаю, что продать ее невозможно!
   – Вы девушку-то в свои дела не впутывайте! – прогремел Легов. – Или уже впутали? Она – ваша соучастница? – Он мимоходом скользнул взглядом по Машиному лицу. – С этим мы разберемся… а насчет того, зачем вам понадобилось красть картину, я очень даже догадываюсь! Знаю я вашего брата, интеллигента! Вам ведь что важнее всего? Самомнение свое потешить! Мол, я могу картину намалевать не хуже всякого да Винчи! Нарисую, и вы все в восхищение придете! И разговоров, разговоров-то вокруг сколько будет! Какая реклама, или как сейчас говорят – какой пиар! А то, что про мое участие никто не будет знать, – так это не важно, главное, что сам будешь от гордости лопаться!
   – И слушать не хочу весь этот бред. – Старыгин отвернулся и снова склонился над картиной. – Приходите снова, если придумаете что-нибудь поумнее!
   – Поумнее? – Легов усмехнулся. – Где уж нам поумнее! Мы ведь люди простые, грубые! Университет, правда, тоже закончили, но до вас нам ой как далеко! А если хотите что-нибудь поумнее – так не угодно ли на это взглянуть?
   Он вытащил из кармана сложенный вдвое листок и победным жестом протянул его Старыгину.
   – Это еще что такое? – Дмитрий Алексеевич недоуменно уставился на рисунок. – Уж это точно не рука Леонардо!
   – Целиком с вами согласен, – усмехнулся Легов. – На компьютере состряпали. На милицейском жаргоне такой портретик называется фотороботом! Никого из знакомых случайно не узнаете? Или нет, как вы говорите, портретного сходства?
   – Ну, себя самого узнаю, – неохотно признал Старыгин. – И что с того? Если хотите, могу вам подарить свою фотографию, шесть на восемь, там я еще больше похож…
   – Когда понадобится, фотографии мы сами сделаем! Только не шесть на восемь, а три на четыре. В фас и в профиль. А этот фоторобот тем интересен, что составил его ночной дежурный в тот самый день… точнее, в ту самую ночь, когда похитили «Мадонну Литта». Этот самый ночной дежурный видел, как вы глубокой ночью выходили через служебный выход музея. И у вас в руках, между прочим, находился некий предмет, который вполне мог быть похищенной картиной… и я думаю, что это и была именно она, «Мадонна Литта»!
   Легов подскочил к реставратору, уставился на него побелевшими глазами и выпалил:
   – Игра окончена, Старыгин! Дежурный опознал вас по фотографии в личном деле! Признайтесь, куда вы дели картину, – или сгниете в тюрьме, и все ваши заслуги нисколько не помогут!
   Легов стал страшен. В нем не осталось ничего от прежнего смешного и безобидного человечка, кажется, он даже стал выше ростом. Маша вздрогнула. Она поняла, что этот человек способен не задумываясь сломать чужую судьбу во имя своих амбиций. Он твердо уверился в виновности Дмитрия Алексеевича, выбрал его на роль подозреваемого и теперь ни за что не отступит от принятого решения, действительно сгноит невинного человека в тюрьме… а в том, что Старыгин ни в чем не виноват, Маша не сомневалась ни секунды. Легов по своему положению пытался свести все к простому: кто-то украл дорогую картину из вверенного ему Эрмитажа. Он обязан картину найти и вернуть. Если же это сделать невозможно, то Легову нужно хотя бы кого-то предъявить начальству в качестве подозреваемого, вполне определенного человека, – отчитаться о своей деятельности.
   Но ведь картину не просто украли. Ее подменили. И только разобравшись, для чего это сделали, можно отыскать следы настоящей «Мадонны Литта». Если Старыгина сейчас арестуют, разбираться никто не станет. То есть, может быть, потом… но время дорого. Что-то подсказывало Маше, что нужно спешить. Они могут не успеть…
   Легов достал из кармана какой-то тяжелый, тускло сверкнувший предмет. Маша с ужасом поняла, что это наручники.
   Решение пришло внезапно. Точнее, не было никакого решения, она действовала под влиянием какого-то бессознательного импульса. Вспомнив особенности здешней электропроводки, Маша передвинула старинное резное кресло ближе к двери. В ту же секунду свет в лаборатории погас, комната погрузилась в кромешную темноту. С той стороны, где находился Легов, донеслось приглушенное проклятье. Евгений Иванович, натыкаясь на мебель, двинулся к столу и наткнулся на Машу. Он прошипел что-то нечленораздельное и мертвой хваткой вцепился в ее руку.
   И тогда Маша сделала такое, чего никак не ожидала от себя. Видимо, решив, что, как говорят, семь бед – один ответ, она нащупала в темноте тяжелую настольную лампу и с размаху ударила туда, откуда раздавалось взбешенное бормотание Легова. Из темноты донесся изумленный сдавленный возглас, рука Евгения Ивановича разжалась, и он с глухим звуком рухнул на пол.
   – Дмитрий, бежим! – прошептала Маша и каким-то шестым чувством нащупала в темноте холодную руку реставратора. – Бежим отсюда!
   Через секунду они выскочили из лаборатории. Старыгин удивленно вытаращился на Машу:
   – Ну вы даете! Честно говоря, не ожидал!
   – Я и сама не ожидала, – призналась девушка. – У вас есть ключ?
   Он мгновенно понял ее и запер дверь лаборатории.
   – Правда, он наверняка предупредил все посты… – озабоченно проговорила Маша. – Через служебный выход вас не пропустят…
   – Не надо через служебный. – Старыгин потащил ее за руку к лестничной площадке. – Вы знаете, где нужно прятать лист?
   – Конечно! Кто же этого не знает! – Маша усмехнулась, едва поспевая за реставратором. – Лист надо прятать в лесу!
   – Тогда человека нужно прятать в Эрмитаже! Здесь каждый день проходят десятки тысяч посетителей, среди которых нетрудно затеряться! – Старыгин выскочил на площадку, подошел к стеклянной двери… и тут же отшатнулся: за этой дверью стоял плечистый парень из числа подчиненных Легова. Заметив Старыгина, охранник бросился к двери, дернул ее… дверь была заперта. Он вытащил переговорное устройство и что-то быстро заговорил.
   – Скорее! – выкрикнул Старыгин и потащил Машу вперед по коридору. Через минуту они оказались около другой двери, за которой толпились посетители перед картинами испанских мастеров. Старыгин и Маша вбежали в зал и смешались с толпой шумных финнов.
   Толстая рослая финка в голубых шортах и вылинявшей джинсовой панаме повернулась к Старыгину, хлопнула его по спине и радостно воскликнула на ужасном английском:
   – Хэллоу, френд!
   – Hallo, – вежливо отозвался реставратор.
   – Итс вери бьютифал! – сообщила общительная дочь Севера, окинув широким жестом все окружающее ее великолепие.
   – Yes, – сдержанно подтвердил Дмитрий Алексеевич, настороженно оглядываясь по сторонам.
   В соседнем зале появились двое сотрудников службы безопасности, пробирающихся между галдящими туристами, внимательно просеивая их взглядом.
   Маша широко улыбнулась финке и жизнерадостно воскликнула:
   – Do you want to exchange? Хотите меняться? Souvenir!
   – Чендж? O’кей! – Финка явно обрадовалась проявленному к ней вниманию. Маша сняла со своей шеи шелковый платок, протянула его финке и в обмен стащила с ее головы панаму, тотчас нахлобучив ее на голову своему спутнику. Критически оглядев Старыгина, сняла с ближайшего финна черные очки и надела на реставратора. Финн удивленно оглянулся, но его соотечественница засияла, указав на Дмитрия Алексеевича:
   – Итс май френд!
   Один из охранников вошел в зал, скользнул взглядом по толпе туристов. Старыгин повернулся к нему спиной и сделал вид, что разглядывает лепнину потолка. Секьюрити что-то вполголоса проговорил в переговорное устройство и пошел дальше. Маша облегченно перевела дыхание.
   – И что мы теперь будем делать? – прошептал Старыгин, отстранившись от разрезвившейся финки. – Все равно они меня найдут, рано или поздно… а вы вообще зря впутались в эту историю! Пока не поздно, отправляйтесь домой! Вы здесь совершенно ни при чем!
   – Ну уж нет! – Маша придала своему лицу лихой и независимый вид. – Вы не забыли, что обещали мне эксклюзивное интервью? А ради такого материала я готова хоть к черту в пасть!
   – Интервью! – передразнил ее Дмитрий Алексеевич. – Похоже, в ближайшее время единственным интервью, которое мне придется давать, будет протокол допроса! Легов не человек, а бультерьер! Если он в кого вцепится, то уж зубов не разожмет, особенно после того, что вы… что мы с ним сделали.
   – Значит, единственный выход: найти настоящего похитителя и пропавшую картину. Тогда вы будете полностью освобождены от всяких подозрений, а я получу великолепный материал! Единственная беда – мы не имеем ни малейшего представления, где ее искать…
   – Вот в этом вы не совсем правы, – задумчиво проговорил Старыгин. – Кое-какие наводки у меня есть…
   Он вкратце рассказал Маше о разговоре с итальянским коллегой и о надписи, найденной на полях старинного издания трактатов Леонардо. О надписи, утверждающей, что картина находится в римских катакомбах. Маша выслушала его, широко раскрыв глаза, и выпалила:
   – Значит, нужно ехать в Рим! Мы найдем картину, вы освободитесь от обвинений, да еще и прославитесь, а я…
   – Помню, помню! Вы получите потрясающий материал! Единственная проблема – как попасть в Италию. Легов наверняка примет все меры, чтобы меня не выпустили…
   – Не успеет. – Маша понизила голос и сверкала глазами, как настоящая заговорщица. – Пока он все обдумает, пока решится сообщить о происшедшем высокому начальству, пока дадут указание службе паспортного контроля, мы уже будем в Риме!
   – Как это? Такие вещи так быстро не делаются! Это все же Италия, а не Турция или Кипр…
   – Ерунда! – Маша отмахнулась от его слов, как от назойливой мухи. – Это я беру на себя! – И она потянула за собой Дмитрия Алексеевича к выходу из Эрмитажа.
   Дородная финка проводила реставратора и свою панаму полным сожаления взглядом.
   Перед самым выходом из музея Маша и Старыгин снова смешались с толпой туристов, на этот раз американцев, и благополучно преодолели последний пост охраны.
   Выбравшись на Дворцовую набережную, Маша облегченно перевела дыхание и замахала рукой проезжающим машинам.
   – Зачем, моя машина стоит совсем близко! – попытался остановить ее Старыгин.
   – Дмитрий Алексеевич! – с укоризной протянула Маша. – Вы меня удивляете! Вашу машину прекрасно знает Легов, и я не сомневаюсь, что около нее нас уже поджидает парочка крепких ребят! А если нет – ее через полчаса объявят в розыск!
   – Вы правы! – Старыгин смущенно развел руками.
   – Что бы вы без меня делали!
   Рядом с ними остановился синий «Фольксваген».
   – На Владимирскую площадь! – скомандовала Маша, устраиваясь рядом со Старыгиным на заднем сиденье.
   Поднявшись на второй этаж старого дома на Владимирской, Маша открыла офисную дверь и вошла в просторный холл.
   – Алла Георгиевна у себя? – строго спросила она у охранника и, не дожидаясь ответа, толкнула дверь кабинета.
   – Манюня! – радостно воскликнула невысокая полная девушка, поднимаясь из-за стола. – Как живешь?
   – Хорошо, но сложно, – уклончиво отозвалась Маша. – Алка, нужна твоя помощь!
   – Ты же знаешь, для тебя – что угодно, кроме денег. – И Алла расхохоталась.
   – Познакомься, это Дмитрий, – представила Маша своего спутника. – Мы с ним хотели прокатиться на недельку в Италию…
   – В чем проблема! – Алла окинула Старыгина долгим оценивающим взглядом и поглядела на Машу: вроде кавалер староват и одет просто, но на вкус и цвет товарищей нет… Маша ответила ей безмятежным взором, тогда Алла развернула большой рекламный буклет. – Через месяц будет отличный тур по городам Северной Италии, для тебя, само собой, скидка… или вы хотите просто полежать… на солнышке? – по лицу Аллы скользнула улыбка.
   – В том-то и проблема, – прервала Маша подругу. – Дмитрий чудом освободился на неделю, и мы хотели бы уехать прямо сейчас… лучше сегодня, в крайнем случае завтра…
   – Ой, Манюня, но ты ведь знаешь – итальянцы такие зануды! Так быстро документы не сделают…
   – Я ведь говорил… – начал Старыгин, но Маша показала ему кулак.
   – Хотите в Турцию или на Кипр? – продолжала Алла. – Там безвизовый режим, можно попробовать… хотя все равно так быстро вряд ли получится…
   – А если я сделаю материал о твоей фирме? – проговорила Маша голосом змея-искусителя. – Совершенно бесплатный?
   – Это, конечно, здорово, – задумалась Алла. – Но все-таки Италия… ты меня понимаешь…
   – Очень хорошо понимаю. – Маша достала из кармана мобильный телефон. – А если я расскажу Олегу, что ты вытворяла в прошлом году в Шарм-эль-Шейхе?
   – Ты откуда знаешь? – прищурилась Алла. – Ты там никогда не была!
   – Мне рассказал один человек. Некоторые мужчины бывают ужасно болтливы…
   – Гад какой! – лицо Аллы вытянулось. – Я думала, что мы подруги!
   – Конечно, подруги! – Маша начала набирать номер. – Если бы мы не были подругами, я бы Олегу давно уже все рассказала! Причем совершенно безвозмездно!
   – Машка, ну ты и стерва!
   – Жизнь такая. – Маша прижала трубку к уху и пропела: – Привет, Олежек! Как живешь?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация