А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последний ученик да Винчи" (страница 15)

   – Мы виделись в библиотеке! – крикнул он по-английски, перекрывая уличный шум. – Ты знакомая доктора Сорди, а я у него учусь!
   – Привет! – отозвалась Маша и развела руки. – Никак не поймать такси!
   – Садись, я тебя отвезу, куда нужно! Или ты с другом? – он оценивающе взглянул на Старыгина.
   – Дмитрий, я поеду, а то мы его упустим, – вполголоса проговорила Маша. – Встретимся через час около фонтана Треви! – И она бросилась между отчаянно сигналящими машинами к парню на мотороллере.
   – Ну, и куда тебя отвезти? – спросил тот, когда девушка устроилась у него за спиной. – Ты туристка или приехала в Рим по делам? Как тебя зовут?
   – Мария, – представилась девушка, – Мэри. Поехали вон за тем открытым «Пежо», видишь? Надо не потерять его…
   – Как интересно! – парень обернулся к ней, широко улыбаясь. – Ты не туристка! Ты шпионка, да?
   – По совместительству, – усмехнулась Маша. – Эй, не упусти его!
   – Шутишь? – Парень нажал на педаль газа и ловко обошел сразу несколько машин. – Да куда он денется! В такой пробке мы его пешком догоним!
   Медленно продвигаясь вперед, то и дело застревая, «Пежо» двигался по узким улочкам. Мотороллер не отставал от него, ловко лавируя в потоке автомобилей. Наконец открытая машина свернула к тротуару и остановилась перед входом в небольшое кафе.
   – Спасибо! – Маша чмокнула парня в щеку и лихо соскочила с мотороллера.
   – Эй, увидишь Джеймса Бонда – передай привет! – студент махнул ей рукой и почти тут же скрылся из виду.
   Мужчина с наполовину седой головой вошел в кафе. Маша надвинула бандану на самые глаза и двинулась следом. Она исходила из того, что седоголовый видел ее до переодевания, в респектабельном костюме, и вряд ли сейчас узнает в рваных джинсах, куртке и темных очках.
   Войдя в кафе, девушка огляделась.
   Седоголовый сел спиной ко входу за столик на двоих. Место напротив него пустовало. Позади тоже был свободный столик, и Маша села, оказавшись спина к спине со своим «объектом». Подошла официантка, и девушка заказала капучино с корицей.
   Прошло несколько минут. Мужчина явно кого-то ждал.
   Наконец дверь кафе снова открылась, и на пороге появилась элегантная женщина лет сорока с черными, хорошо уложенными волосами. Она уверенно направилась к столику седовласого. Коротко поздоровавшись, они вполголоса заговорили, к счастью, по-английски.
   – Тетрадка у меня, – проговорил мужчина.
   – Повелитель будет доволен. Не было никаких проблем? Она вас не видела?
   – Нет, я нанял мальчишку. Он проделал все очень ловко.
   – Хорошо. Я доложу Повелителю.
   Маша достала пудреницу. Делая вид, что поправляет макияж, она направила зеркальце на соседний столик. Мужчина, воровато оглядевшись по сторонам, достал из внутреннего кармана потрепанную тетрадку, вложил ее в меню и передал своей собеседнице. Та положила меню перед собой и, делая вид, что просматривает его, сбросила тетрадку в свою сумочку.
   Маша подумала, что можно проделать с этой наглой брюнеткой то же, что только что сделали с ней самой – нанять уличного воришку, чтобы он в толчее украл у нее сумку вместе с дневником. Правда, денег у Маши почти совсем не осталось.
   – Вы свободны, – довольно невежливо сказала брюнетка своему партнеру, – с вами свяжутся.
   Чувствовалось, что, получив дневник, она утратила к нему интерес и тяготится его обществом.
   Мужчина встал из-за столика и, понурившись, двинулся к выходу.
   Едва дверь кафе закрылась за ним, брюнетка достала мобильный телефон и поднесла его к уху. Маша замерла, стараясь не пропустить ни слова.
   – Дневник у меня, – вполголоса сообщила женщина. – Да, все прошло гладко. Я передам его завтра, как договаривались, в половине третьего оставлю возле Шейх Эль Балада. Образ уже там? Да, я понимаю… хорошо, конечно.
   Брюнетка спрятала телефон, поднялась и направилась к выходу. Маша вскочила и бросилась следом, бросив на столик купюру.
   Выскочив на улицу, она огляделась.
   Брюнетка стояла на краю тротуара, кого-то поджидая.
   Вдруг раздался громкий рев мотора, и из-за угла вылетел огромный, сверкающий хромом и черным лаком мотоцикл. За рулем его сидел человек, затянутый в черную кожу, в блестящем космическом шлеме, полностью скрывающем лицо. Мотоциклист притормозил, брюнетка вскочила на седло за его спиной, и странная парочка умчалась на первой космической скорости.
   Маша чертыхнулась и разочарованно уставилась вслед мотоциклу.
   Дневник деда умчался от нее с грохотом мотора, в ореоле выхлопных газов, и шансов догнать его не было, даже если бы рядом с ней сейчас остановилось такси.

   Через полчаса, миновав площадь Пилотта, по улице Луккези Маша подошла к знаменитому фонтану Треви. Вокруг фонтана толпились многочисленные туристы, любуясь морскими конями в упряжке Океана, блеском и сверканием падающей воды, бросая в фонтан мелкие монеты, чтобы еще раз вернуться в Вечный город. Тут же смуглые мальчишки ныряли в фонтан за этими монетами.
   Среди шумной разноязыкой толпы Маша с трудом нашла Старыгина. Реставратор сидел на балюстраде фонтана, пригорюнившись, далекий от окружающего его вечного праздника. Увидев Машу, он оживился и вскочил ей навстречу.
   – Ну как, вы догнали его?
   – Догнала, но вернуть дневник не удалось, – призналась Маша и подробно рассказала о своих приключениях.
   Когда она дословно пересказала подслушанный разговор, Дмитрий Алексеевич насторожился:
   – Как вы сказали? Где она оставит тетрадку?
   – Кажется, она сказала – возле Шейх Эль Палада. Понятия не имею, что это такое.
   – Может быть, возле Шейх Эль Балада? – уточнил Старыгин.
   – Да, точно. А это вам что-нибудь говорит?
   – Конечно. Это одна из самых древних египетских статуй, она датируется Древним царством. Статуя деревянная, изображает египетского сановника или жреца, но когда рабочие откопали ее, они сказали, что деревянный человек очень похож на их сельского старосту, Шейх эль Балада. Так это название и закрепилось за статуей.
   – Значит, завтра мы должны в половине третьего караулить возле этой статуи! Я непременно должна вернуть дневник деда! Где, кстати, находится этот самый Шейх?
   – В Каире, в Египетском музее, – с горечью ответил Старыгин. – Так что вряд ли мы туда попадем…
   – Ничего себе! – лицо у Маши разочарованно вытянулось. – В Каире? Но это ничего не значит! В Каир – так в Каир! Вполне можно успеть!
   – Вряд ли. – Старыгин еще больше помрачнел. – Нас наверняка караулят в аэропорту, полиция повсюду разослала наши приметы. Кроме того, хочу вам напомнить, что у нас почти не осталось денег.
   – Денег… – протянула Маша. – Вот это – действительно проблема! А вы помните, что нам сказал Антонио по поводу бумаг из дедушкиной ячейки?
   Она подхватила Старыгина под локоть и потащила к обшарпанной двери с призывной надписью «Обмен валюты».
   В тесной комнатке с кондиционером скучал немолодой охранник. За окошечком из пуленепробиваемого стекла сидел мужчина лет сорока с круглой плешью и печальными темными глазами. При появлении клиентов он заметно оживился.
   – Вы говорите по-английски? – осведомилась Маша.
   – А как же? – ответил тот с легким, едва уловимым акцентом. – Менять валюту и не говорить по-английски! Я вас умоляю! И по-английски, и по-французски, и по-немецки, и по-голландски, и по-испански тоже… что вам нужно поменять, мисс? С тех пор, как ввели евро, у меня стало гораздо меньше работы. Только американцы со своими долларами… но вы ведь не американка, правда? Впрочем, это меня не касается! Так что вам нужно поменять?
   – У меня не совсем простой случай. – Маша понизила голос и наклонилась к самому окну. – Можете вы поменять вот это?
   Мужчина внимательно посмотрел на протянутую ему облигацию и снова перевел взгляд на Машу, придирчиво оценивая ее внешний вид и одежду.
   – Вы знаете, что это такое? – надменно проговорила Маша.
   – Еще бы! Я знал, что это такое, еще тогда, когда вы играли в кубики и читали книжку про Пиноккио! Что это такое! Я вас умоляю! Может быть, вы думаете, что я никогда не слышал про банк Ротшильдов? Так вот я про него слышал! Единственное, чего я не знаю – это откуда у девушки в такой куртке могут быть облигации Ротшильдов! Впрочем, меня это тоже не касается.
   – Я попала в сложную ситуацию. – Маша еще понизила голос, покосившись на охранника. – Мне нужно продать такую облигацию. А может быть, даже две. Вы не поможете мне?
   – Мисс! – мужчина повысил голос. – Вы видели табличку над моей дверью? Может быть, там написано «Монтгомери-банк»? Или «Лионский кредит»? Или «Кредит Агриколь»? Нет? Там написано «Обмен валюты»! Мисс, я вам обменяю доллары, или фунты, или иены, или швейцарские франки, может быть, если вы меня уговорите, я обменяю даже китайские юани, но это – совсем другое! Это не валюта, мисс! Это не мой профиль!
   Старыгин, который стоял у Маши за спиной, тяжело вздохнул и проговорил:
   – Ничего не выйдет! Пойдемте отсюда! Это с самого начала была неудачная идея!
   – Дмитрий Алексеевич, – Маша обернулась к нему, – пойдите, погуляйте пару минут, я тут как-нибудь сама!
   Затем она снова наклонилась к окошку и продолжила:
   – Это лучше любой валюты! Доллар падает, евро падает, иена держится из последних сил, а облигации Ротшильдов с каждым годом только дорожают! Вы же это прекрасно знаете!
   – Значит, вы русские? – мужчина за окошечком тяжело вздохнул. – Так я и думал! С соотечественниками всегда проблемы! Я сам родом из Одессы… там когда-то меня звали Витя, сейчас меня зовут Витторе… вы когда-нибудь бывали в Одессе? Вы видели, как там цветут каштаны? Вы знаете, какие там красивые девушки? Впрочем, это меня тоже больше не касается. Ваш друг пошел пройтись? Это правильно, гулять по воздуху очень полезно для здоровья. Марко! – он высунулся из окошка и окликнул охранника. – Пойди тоже немножко погуляй по воздуху, мы с мисс будем немножко предаваться воспоминаниям! И не забудь на всякий случай запереть за собой дверь, чтобы нашим воспоминаниям никто не помешал.
   Как только дверь за охранником закрылась, маленький гигант больших финансов уставился на Машу и произнес:
   – Ну?
   – Что значит – ну?
   – Сколько вы хотите за эту мятую бумажку?
   – Это не мятая бумажка. Это полноценная облигация банка Ротшильдов, и вы прекрасно знаете, что она стоит никак не меньше десяти тысяч долларов.
   – Это когда вы подъезжаете ко входу в банк на «Мерседесе» с шофером, и вам открывает дверь швейцар в ливрее, и вы одеты в костюм от Валентино, и управляющий банка здоровается с вами по имени, потому что хорошо знал еще вашего покойного папу – тогда это действительно стоит десять тысяч. Может быть, даже двенадцать. А когда вы приходите в обменник на виа Луккези, и на вас куртка за двадцать евро из дешевой лавки для туристов, и вы неизвестно где взяли эту мятую бумажку, да к тому же вы русская – тогда Витторе говорит: четыре тысячи, и ни лиры больше.
   – Семь тысяч, – твердо ответила Маша.
   – Четыре с половиной.
   – Шесть, или я ухожу. Вы что, думаете, в Риме один-единственный обменник?
   – Пять, только потому, что я вспомнил одесские каштаны. В Риме много обменников, но никто, кроме Витторио, с вами не станет даже разговаривать!
   – Хорошо, пусть будет пять. Только евро.
   – Вы просто акула! – с уважением произнес Витторе. – Вам нужно работать с финансами! Хорошо, пусть будет по-вашему!
   – Тогда купите две облигации, мне понадобится много денег!
   – Хорошо, – Витторе оживился. – Я могу купить и три, и четыре… надеюсь, эти бумаги чистые?
   – Чистые, чистые… пока я продаю только две. И вот еще что: мне и моему другу нужно очень быстро попасть в Каир, только не на самолете. У вас нет кого-нибудь на примете?
   – Так я и знал, – Витторе тяжело вздохнул, – с соотечественниками всегда какие-нибудь проблемы! Вы же только что сказали, что эти бумаги чистые!
   – Эти бумаги совершенно чистые, клянусь одесскими каштанами и белыми ночами Петербурга! Просто у нас с другом есть очень влиятельные враги здесь, в Риме, и очень срочные дела в Каире.
   – Моя покойная мама всегда говорила, что я непременно пострадаю через свою доброту! – проговорил Витторе с тяжелым вздохом. – Я чувствую, что так оно и будет! Хорошо, запоминайте, записывать такие вещи нельзя. Вы доедете до Чивитавеккья, найдете там кафе «Самовар» и спросите Леоне. Раньше его звали Леня, и мы с ним вместе сбивали подметки на Дерибасовской и Ришельевской. Передайте ему привет от Вити Беленького, и он сделает все, что вам нужно. Только вам понадобится немножко больше денег, так что я куплю у вас четыре мятые ротшильдовские бумажки.
   – По пять с половиной.
   – Мисс, я беру назад свои слова! Вам нужно работать не в сфере финансов, с такой хваткой вам нужно работать в Европарламенте!
   Через полчаса Маша со Старыгиным ехали в рейсовом автобусе до порта Чивитавеккья. Брать такси они не стали, потому что у таксистов прекрасная профессиональная память, а среди пассажиров рейсового автобуса легко затеряться.
   Кафе «Самовар» оказалось дешевым заведением в псевдорусском стиле. В дверях посетителей встречал швейцар в папахе и красных шароварах, на сцене толстый плешивый кавказец бренчал на балалайке и выводил унылым басом «Очи черные».
   Почти все столики были пусты, только в углу сидела парочка немолодых американцев в шортах и футболках с надписью «Я люблю «Макдональдс». Их внешний вид полностью подтверждал это заявление.
   Старыгин сел за столик подальше от эстрады, а Маша подошла к бармену и выразительно заглянула ему в глаза.
   – Вы ошиблись адресом, синьорина! – проговорил бармен, окинув ее наметанным взглядом и не прекращая протирать бокал. – Ничего такого у нас нет, это русское кафе, а не колумбийская аптека!
   – А мне ничего такого и не надо, – обиделась Маша, – за кого вы меня приняли? Мне нужно поговорить с Леоне!
   – За кого еще вас можно принять в такой куртке и такой бандане? – проворчал бармен. – Ну, допустим, я Леоне, а что с того?
   – Вам привет от Вити Беленького. – Маша понизила голос и перешла на русский. – Он говорил, что вы можете помочь нам с другом в решении одной маленькой проблемы.
   – А почем я знаю, что вы действительно пришли от Вити Беленького, а не от комиссара Кастелбланко?
   – Витя просил напомнить, как вы с ним протирали штаны на скамейках возле памятника Дюку Ришелье!
   – Это были приятные времена! – бармен отставил свой бокал и облокотился на стойку. – Чего вам налить?
   – Сухого мартини, – попросила Маша.
   – И в чем же состоит ваша маленькая проблема? – спросил Леня, поставив перед девушкой бокал с плавающей в нем маслинкой.
   – Нам с другом нужно очень срочно попасть в Каир. У нас там встреча завтра днем.
   – И в чем же проблема? – бармен пожал плечами. – Аэропорт рядом, самолеты летают, билеты продаются.
   – Если бы все было так просто, Витя не послал бы нас сюда. Нам нельзя появляться в аэропорту.
   – Старею… – бармен погрустнел. – Сначала я вас принял за безобидную наркоманку, потом – за запутавшуюся русскую девушку, а вы, судя по всему, террористка или шпионка…
   – Если бы я была террористкой или шпионкой, у меня были бы свои собственные каналы. А я – действительно запутавшаяся русская девушка, и мне нужна помощь. Не бесплатно.
   – Разумеется, не бесплатно, – оживился Леня. – Здесь ведь не благотворительная столовая и не отделение Армии спасения. Хорошо, ради Вити я сделаю все, что надо. Мои друзья время от времени катаются туда-сюда по морю, правда, обычно они возят людей из Египта в Италию, а не наоборот…
   – Вот и отлично, у них не будет порожнего рейса. Думаю, что им это будет очень выгодно.
   – Они очень суеверные и осторожные ребята, поэтому не любят делать что-то непривычное. Поэтому вам придется заплатить им по специальному тарифу.
   – Сколько? – коротко спросила Маша.
   Бармен показал ей пять пальцев.
   – Пять тысяч? Пять тысяч долларов? – уточнила девушка.
   – Пять тысяч евро за каждого пассажира.
   – Ого! – Маша присвистнула.
   – Не хотите – не надо, – бармен снова принялся за свой бокал. Видимо, он хотел протереть его до бриллиантового сияния.
   – Возьмите себя в руки! Вспомните Потемкинскую лестницу!
   – Автобус до аэропорта останавливается на углу.
   – Вы кровопийца!
   – Вы мне льстите, мисс. Я всего лишь скромный бармен.
   – Ну ладно, у меня безвыходное положение. Я согласна.
   – И еще две тысячи мне. За оформление заказа.
   – Черт с вами! Пейте мою кровь! Но окончательно я рассчитаюсь только на месте!
   – Само собой! – Бармен нырнул под стойку и достал оттуда половинку долларовой купюры. – Найдете сорок восьмой причал, спросите Гвидо и дадите ему эту половинку. Он вас отвезет.
   – Спасибо, – Маша положила на стойку деньги.
   – И вам спасибо, мисс. Мартини – за счет заведения.

   Когда спутники добрались до сорокового причала, уже стемнело. Дальше ничего не было, только плескались о бетонный пирс волны да чайки кричали тоскливыми озабоченными голосами.
   – Где же этот чертов сорок восьмой причал? – проговорил Старыгин, оглядываясь по сторонам. – Похоже, что бармен вас обманул. Мы только зря потеряли время и деньги.
   – И деньги, – как эхо, повторила Маша, усаживаясь на пустой ящик из-под бананов. – Когда я наконец научусь разбираться в людях!
   – Эй, синьорина, это мой ящик! – обратился к ней заросший многодневной щетиной детина самого затрапезного вида. – Что за народ эти итальянцы! Стоит на секунду отвернуться…
   – Судя по вашему выговору, вы англичанин, – отозвалась Маша, поднимаясь с ящика. – Что же вы делаете здесь?
   – Постигаю самого себя! – Бродяга прихватил ящик и собирался удалиться.
   – В этих поисках вам случайно не приходилось видеть причал номер сорок восемь?
   – А как же! Пройдете по камням, перелезете через ограждение, обойдете груду бочек – там он и будет. Только берегите карманы и не переломайте в темноте ноги!
   – Вы ему верите? – вполголоса спросил Старыгин, когда местный бомж величественно удалился.
   – А нам что-нибудь остается?
   Маша двинулась по камням, осторожно ощупывая дорогу перед каждым шагом. Старыгин, недовольно ворча что-то себе под нос, двинулся следом.
   Впереди действительно показалось дощатое ограждение, за ним – огромная груда железных бочек, и тут же Маше в бок уткнулось что-то острое.
   – Какого черта вам тут надо? – произнес у нее над ухом хриплый голос на ломаном английском. – Вам мало дискотек и баров в городе? Ищете приключений на свою голову? Так они у вас будут!
   – Одну минутку, – Маша попыталась высвободиться. – Вам привет от Леоне… вы ведь Гвидо, да?
   – Допустим, – хватка незнакомца ослабела. – И что дальше?
   – Отпустите мою руку, тогда я вам кое-что покажу.
   – Маша, что там? – послышался сзади голос подоспевшего Старыгина. – А ну, отпусти ее, подонок!
   – Это еще кто? – встревожился Гвидо, развернувшись к приближающемуся человеку и выбросив вперед руку с ножом.
   Только теперь Маша смогла его рассмотреть. Это был гибкий, стройный мужчина лет тридцати с резким и выразительным лицом опасного хищника.
   – Не волнуйтесь, это мой друг! Вот, посмотрите, что передал вам Леоне! – и девушка протянула незнакомцу половинку купюры.
   Гвидо сложил ее с другой половинкой, удовлетворенно кивнул и спрятал нож.
   – Хорошо, я к вашим услугам.
   – Нам нужно очень быстро добраться до Каира. Леоне сказал, сколько это будет стоить.
   – Что значит – очень быстро?
   – Мы должны быть в Каире завтра днем.
   – И это вы называете быстро? – Гвидо рассмеялся. – Да вы могли бы добраться туда на веслах! Я шучу. Деньги при вас?
   – Допустим, но я заплачу только на месте.
   – Хорошо, вперед только половину. И пойдемте к моему катеру.
   Под берегом покачивался на волнах катер самого неприхотливого вида. Маша, которая ожидала увидеть скоростное современное судно, была разочарована.
   – Вы уверены, что мы доберемся вовремя на этой посудине? И что мы вообще доберемся?
   – Это – лучшая посудина на всем Средиземном море! – гордо отозвался Гвидо, переходя по сходням на катер. – А то, что она так выглядит – это только для отвода глаз! Эй, Джузеппе!
   Со дна катера поднялся здоровенный детина с широким и туповатым лицом.
   – Что такое, капитан? Еще же рано…
   – У нас пассажиры, Джузеппе! Проводи их в наши президентские апартаменты!
   Джузеппе рассмеялся, прошел к корме катера и откинул чехол с бензобака.
   – Полезайте сюда, мисс! И вы тоже, синьор!
   – Сюда? – удивленно проговорила Маша. – Но это же…
   – Это пассажирские апартаменты, – усмехнулся Джузеппе. – Вы ведь не хотите столкнуться с береговой службой? Ну так полезайте, и не теряйте зря время! Нам пора выходить в море!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация