А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Откройте принцу дверь!" (страница 18)

   – Ты что! – отозвался первый голос. – От собак большая польза! Они постороннего человека близко не подпустят! Если не порвут на куски, так лай поднимут, а мы заранее услышим… Лучше любой охранной системы!
   Выходит, в комнате, кроме Ивана, не один человек, а двое! Хорошо, что Бонни меня предупредил, а то, вместо того, чтобы спасти Ланского, я бы сама попала в лапы к его похитителям…
   – Надоело торчать в этой мышеловке! – раздраженно проговорил человек у окна. – Чего мы ждем?
   – Нам за это хорошо платят! – оборвал его напарник. – Так что будем ждать, сколько нужно! Хоть неделю!
   – Неделю?! Да ты что! Я тут за два дня от безделья с ума сойду! Сидим, как собаки на цепи…
   – С ума ты вряд ли сойдешь, тебе сходить не с чего! А насчет недели – это я так сказал, для примера. Инга сказала, что к вечеру документы будут и транспорт…
   – Какой транспорт! – прошипел человек у окна. – Что у нас – тачки нет, что ли?
   – Слушай, Лелик, ты меня уже достал! – Напарник повысил голос. – У тебя точно с головой плохо!
   – Фильтруй базар! – Голос стал глуше, видимо, Лелик отошел от окна. – Фильтруй базар, или я тебе язык укорочу!
   – Сам фильтруй! А лучше помалкивай, если туго соображаешь! Как ты его на простой тачке вывезешь?
   – Как-как? В багажнике!
   – Ага, в багажнике! Далеко ты его в багажнике довезешь? В лучшем случае до первого мента! А нам его, ты помнишь, куда доставить нужно… Туда нечего и соваться!
   – А как же тогда?
   – Увидишь, – напарник хохотнул. – Инга – умная баба, она все отлично продумала…
   – Не верю я ей! – проворчал Лелик. – Никогда бабам не верил! От них одни неприятности…
   – Она тебе платит, и платит неплохо, так что будешь делать все, что она велит!

   В это время хлопнула дверь, и в комнате послышался женский голос, в котором я без труда узнала голос той самой женщины, которая выдавала себя за Нелли Ланскую. Значит, на самом деле ее зовут Инга. Хотя кто знает? Скорей всего, она представилась этим мелким бандюганам не своим именем…
   – Ну что, орлы, не скучаете? – бодро осведомилась она.
   – Да вот этот умник на стенку уже лезет, – нажаловался на Лелика напарник.
   – Сидим в четырех стенах, как кролики в клетке… – проворчал Лелик. – Долго еще здесь мариноваться?
   – Ты смотри у меня, чтобы без фокусов! – процедила Инга. – Подумаешь – нервная барышня! Всей работы – возле сонного олуха несколько часов посидеть. В одиннадцать «Скорая» подъедет, погрузите его – и все, поедем! Отпустила бы вас на все четыре стороны, да пока в одиночку не управлюсь! Так что вам только до темноты пересидеть. Ты, Сивый, за Леликом приглядывай, чтобы он чего не выкинул… Что я, зря вам такие деньги плачу?
   Мы с Бонни переглянулись.
   – Ты подумал то же самое, что я? – прошептала я, блестя глазами.
   Бонни дал понять, что да, мы с ним думаем одинаково.
   – Ну, как здесь наш клиент? – проговорила между тем «фальшивая Нелли».
   – Ни разу не шелохнулся! – ответил тот, кого называли Сивым.
   – Не шелохнулся? – голос женщины прозвучал озабоченно. – Жив ли он? Да вроде дышит! Вы тут посматривайте, нам его непременно живым доставить нужно!
   У меня немного отлегло от сердца: на данном этапе наши цели совпадали.
   Псевдо-Нелли дала своим наемникам последние указания и удалилась. Мы с Бонни отползли от окна и, прячась среди высокой травы, добрались до забора. По пути Бонни дружески простился со своим новым четвероногим другом, и мы выбрались на Удельный проспект.
   – Ты слышал, Бонни – к ним в одиннадцать приедет «Скорая»! – проговорила я, отряхивая одежду. Бонни тоже встряхнулся всем телом, как после купания, и утвердительно заворчал. – Значит, нам нужно где-то достать машину «Скорой помощи» и приехать немножко раньше! Только вот вопрос – где ее достать?
   Вопрос, конечно, интересный.
   Говорят, что в наше время можно достать все что угодно. Но где скромная девушка вроде меня, без денег и связей, может раздобыть машину «Скорой помощи»?
   Еще несколько дней назад я бы безвольно опустила руки и сдалась, признав, что такая задача мне не под силу. Да что там, несколько дней назад, точнее, всего три недели назад, со мной определенно не случилось бы ничего подобного! Сами посудите, что может случиться с домашней хозяйкой в собственном загородном доме? Ведь я же никуда не выезжала одна, даже в супермаркет мы ездили втроем – Альбина говорила, что ей скучно сидеть в четырех стенах и полезно проветриться.
   Но теперь со мной что-то случилось. То ли на меня благотворно подействовало присутствие Бонни, то ли я изменилась под влиянием критических обстоятельств… А скорее всего, дело было в том, что перед моими глазами стоял, точнее, лежал на грязном продавленном тюфяке Иван Ланский, и он выглядел таким беспомощным, таким одиноким, таким беззащитным, что у меня сердце забилось от жалости, и в носу снова предательски защипало.
   Ради его спасения я готова была горы свернуть, не то что раздобыть какую-то жалкую машину!
   И тут в моей памяти всплыл единственный человек, который может помочь в данной ситуации.
   Я достала мобильник и набрала номер Германа Прохорова, того парня, с которым познакомилась на кинопробах.
   – Гера! – проговорила я жизнерадостно. – Это Вася… ты меня помнишь?
   – Какой еще Вася? – отозвался он настороженно.
   – Не какой, а какая! Это Василиса! Помнишь – «Грустно жить на этом свете, в нем отсутствует уют, ветер дует на рассвете, волки зайчика жуют…»
   – О, Василиса! – на этот раз он бурно обрадовался. – Ты же мне обещала книжку!
   – Будет тебе книжка! – пообещала я. – Как только, так сразу! Но я к тебе тоже с просьбой…
   – Ну вот, так всегда! – он сразу поскучнел. – Кого-нибудь в кино нужно пристроить?
   – Нет, – я понизила голос. – Ты ведь сейчас работаешь на каком-то сериале про «Скорую помощь»…
   – Ветеринарную! – уточнил он.
   – Ну, не важно, это уже детали! У вас ведь наверняка есть машина «Скорой помощи»?
   – Ну, допустим… но, опять же, ветеринарной!
   – Так вот, мне очень нужна такая машина на пару часов!
   – Да ты что, режиссер мне голову оторвет… – начал он возмущаться, но я перехватила инициативу:
   – Это вопрос жизни и смерти! Нужно спасти хорошего человека из лап мафии!
   – Ух ты! – восхитился Гера. – Где это ты с мафией умудрилась столкнуться?
   – Ну, может, не совсем мафии… – отступила я. – Но явно криминальных элементов!
   – Но эта машина у нас весь съемочный день задействована! – продолжал он упираться.
   – А она мне и не днем нужна, а вечером! Примерно в половине одиннадцатого!
   – Ну, не знаю… – промямлил он, и я поняла, что победа близка. – У меня у самого большие проблемы! Собака одна, понимаешь, закапризничала! Ни в какую не хочет сниматься, камеры пугается… Покусала вчера оператора, лапу подняла на реквизит, а он подотчетный. Помреж на меня наорал, а что я? Я по-собачьи не умею…
   – Ну вот, а ты говорил, что четвероногие артисты не капризные, покладистые…
   – Я ошибался! – Гера тяжело вздохнул. – Некоторые животные хуже кинозвезд! Одна ангорская кошка меня просто извела! То ей корм нужен какой-то необыкновенный, для особо породистых, то подушка непременно из натурального шелка…
   – Слушай! – оживилась я, подмигнув Бонни. – А если я приведу тебе собаку – мы договоримся насчет машины?
   – А собака дрессированная? – оживился Гера.
   – Еще какая!
   – И камеры не испугается?
   – Ты не испугаешься камеры? – спросила я Бонни.
   Он выпятил грудь, давая понять, что не испугается никого и ничего. И вообще, на его морде появилось какое-то странное выражение. Глаза его светились, как фары дальнего света, ноздри взволнованно трепетали. Прежде я его таким не видела.
   – С кем это ты разговариваешь? – осведомился Гера.
   – С водителем, – соврала я. – Я на такси еду! Ну так что – договорились? По голосу чувствую, что ты согласен!
   – Ну ладно… – промямлил он. – Ты ведь все равно не отстанешь… Когда и куда тебе машину подогнать?
   – К половине одиннадцатого, на Удельную… только не опаздывай – это вопрос жизни и смерти! Да, кстати, я не спросила – а какой породы эта твоя капризная собака?
   – Пекинес! – бодро сообщил Гера и повесил трубку.
   Я обалдело уставилась на дога.
   – Ты слышал, Бонни, тебе придется сыграть пекинеса! Ты как – справишься? Роль трудная, характерная…
   Бонни шумно сглотнул и уставился на меня в немом восторге. Я внезапно поняла его красноречивый взгляд: сниматься в кино – его заветная мечта, и ради ее осуществления он готов сыграть не только пекинеса, но чихуа-хуа или тойтерьера, а если понадобится – даже сиамскую кошку!
   Правда, через секунду он понурился: должно быть, вспомнил, что только что потерял обоих хозяев, а брат хозяина находится в плену у злодеев, и его жизни угрожает серьезная опасность…

   За пятнадцать минут до назначенного времени мы с Бонни стояли на площади между железнодорожной платформой Удельная и одноименной станцией метро.
   То, что мы стояли здесь вдвоем, совершенно не вписывалось в мои планы, больше того – грозило полным провалом.
   Я с самого начала заявила псу, что он останется дома. Своенравный дог устроил жуткий скандал, он выл, лаял, рычал и не подпускал меня к дверям. Я пыталась воздействовать на него строгостью и лаской, убеждениями и лестью, но он не поддавался ни на какие уговоры. Я чуть не плакала: соседи в любую минуту могли позвонить в милицию или в общество защиты животных, больше того: еще немного – и я просто не успела бы на встречу с Герой Прохоровым.
   В конце концов, когда времени оставалось совсем в обрез, мне пришлось сдаться и взять Бонни с собой.
   Так что теперь мы стояли на площади бок о бок – он с видом победителя, на моем же лице было написано, что я не знаю и знать не хочу наглую собаку.
   К платформе подошла электричка из Зеленогорска, и на площадь высыпала толпа дачников с корзинами, рюкзаками и букетами цветов. Они обтекали нас с двух сторон, мы с Бонни стояли, как на скалистом островке среди бурного моря. В какой-то момент мне показалось, что в этой толпе мелькнуло смутно знакомое лицо – высокая пожилая женщина с седыми коротко стриженными волосами… Я приподнялась на цыпочки, пытаясь разглядеть эту женщину и вспомнить, где я ее видела, но толпа слизнула ее, как прибой слизывает с берега щепку.
   Ладно, подумала я, это совершенно неважно. Мало ли, где я видела эту тетку. Важно сейчас одно – спасти Ивана из рук похитителей…
   Толпа дачников втекла в здание метро, и площадь постепенно опустела.
   Я взглянула на часы: было уже десять тридцать пять, назначенное время прошло, а Геры все не было.
   И тут наконец послышался приближающийся звук сирены, и на площадь вылетел белый микроавтобус с включенной мигалкой и синим крестом на боку.
   – Ну, где же ты застрял? – бросилась я навстречу машине. – Мы уже опаздываем!
   Из кабины выбрался Герман в накрахмаленном белом халате.
   – Режиссер задержал, – ответил он. – Ты не представляешь, чего мне это стоило!
   – Ладно, ты мне после все это расскажешь, сейчас нам нужно поспешить!
   – А это… что?! – Гера уставился на что-то за моей спиной.
   Позади меня стоял с самым невинным видом Бонни.
   Мерзкий пес нагло ухмылялся своей слюнявой мордой и приветливо поводил хвостом.
   – Так что это такое? – растерянно повторил Гера свой вопрос.
   – Собака! – мрачно отозвалась я. – Я обещала тебе дрессированную собаку? Вот, получи!
   – Мамочки! – простонал Гера. – Я таких никогда даже не видел! Ты уверена, что это собака?
   – А кто же – крокодил? Или бегемот? Не задавай глупых вопросов, у нас нет на это времени! Ты сам требовал собаку!
   – Но мне нужен пекинес! Эта зверюга, по-твоему, похожа на пекинеса?
   И тут Бонни состроил такую уморительную морду, что я, как ни была на него сердита, расхохоталась.
   – Он хочет тебе сказать, что сыграет любую породу! – перевела я Гере это безмолвное послание.
   – Да? – Он с сомнением оглядел Бонни. – Вообще-то, у нас в съемочной группе очень хороший гример… Надо будет с ним поговорить, может быть, и правда что-то можно сделать… Но эта твоя собака… она действительно хорошо выдрессирована?
   – Просто класс! – сообщила я мрачным тоном. – Ты не представляешь, до чего она послушная… то есть он, его вообще-то зовут Бонни.
   Бонни скромно потупился.
   – И вообще, нам пора ехать… да, кстати, а почему этот крест синий? По-моему, на «Скорой помощи» должен быть красный крест!
   – Я же говорил тебе, что это – машина ветеринарной помощи! – напомнил мне Гера. – Ты же меня и слышать не хотела!
   – Ладно, – я махнула рукой. – Уже довольно темно, авось не обратят внимания… но хотя бы халат для меня у тебя найдется?
   – Халатов сколько угодно! На всю киногруппу! – Гера поднял одно из сидений, под ним действительно лежала целая груда белых медицинских халатов и какое-то медицинское оборудование – кислородные подушки, грелки, стетоскопы, тонометры. Видимо, все это использовалось при съемках фильма. Я выбрала самый подходящий по размеру халат и надела его.
   Кроме того, чтобы меня не узнала фальшивая Нелли, я напялила белую медицинскую шапочку и марлевую повязку, закрывшую почти все лицо. Я села в кабину рядом с Герой и взглянула в зеркало заднего вида. Ну что ж, в таком виде меня действительно никто не узнает. Бонни, не дожидаясь отдельного приглашения, вскочил в заднюю дверь, заняв собой почти все свободное пространство автобуса.
   Гера выжал сцепление, и мы выехали на Удельный проспект. К счастью, ехать до места нужно было всего несколько минут.
   Поравнявшись с забором, за которым находилось логово похитителей, Гера притормозил.
   – Ну, что теперь?
   Я выбралась наружу и придирчиво оглядела микроавтобус.
   Стояли белые ночи, и было совсем светло. Синий крест бросался в глаза. Я вздохнула, вытащила тюбик губной помады и постаралась замазать предательскую синюю краску. Выглядело это не очень правдоподобно, но все же лучше, чем раньше.
   – А теперь, Бонни, с тобой разговор будет короткий! – обратилась я к псу. – Ты сам понимаешь – дальше мы тебя никак не можем взять. Вряд ли тебя примут за санитара или медбрата. Даже если мы подберем тебе подходящий по размеру халат. Так что быстро вылезай из машины и отправляйся к своим знакомым собакам! Переждешь у них какое-то время, потом я за тобой вернусь! И чтобы не спорить – иначе ты провалишь нам всю операцию!
   На этот раз дог почему-то оказался сговорчивым: без звука, без рычания выскочил из машины и трусцой припустил к знакомой дырке в заборе.
   У меня даже возникло подозрение, что он только потому так хотел увязаться за мной, что положил глаз на одну из здешних собачонок.
   Так или иначе, одной проблемой стало меньше.
   Я подошла к воротам и нажала на кнопку звонка.
   Через минуту ворота приоткрылись, и в проеме показалась моя старая знакомая.
   – Опаздываете! – проговорила она вполголоса.
   – Ничего подобного! – ответила я громким шепотом. – Договаривались на одиннадцать, а сейчас еще без пяти минут!
   – Ладно, заезжайте! – она махнула рукой, и один из ее подручных, тот, которого она называла Сивым, откатил створку ворот.
   Гера заехал во двор.
   Я открыла заднюю дверь микроавтобуса. Сивый взял из кузова складные носилки, сунул их под мышку и исчез в глубине дома. Фальшивая Нелли – подельники называли ее Ингой – отправилась следом за ним.
   Через две минуты она снова показалась на крыльце. Двое мужчин несли носилки, на которых лежало неподвижное тело, накрытое простыней. Видневшееся над простыней лицо было сплошь замотано бинтами, оставалась только узкая щелка для рта.
   У меня мучительно защемило сердце.
   Забинтованный, бесчувственный, еле живой, на носилках лежал Иван Ланский, и только от меня сейчас зависела его жизнь и безопасность! Куда они собираются его везти? Зачем он им, для каких преступных целей?
   Спускаясь с крыльца, Лелик, который шел впереди, споткнулся и чуть не уронил носилки.
   – Смотри под ноги, козел! – прикрикнула на него фальшивая Нелли. – Не дай бог уронишь!
   – Я не нанимался тяжести таскать! – проворчал Лелик. – Я тебе не грузчик…
   – А что – ты за просто так хочешь деньги получить? – оборвала его женщина. – Кончай базарить, и так много времени потеряли! Нам надо на самолет успеть…
   На самолет! Вот какие у нее планы! Она хочет увезти Ивана за границу, скорее всего, туда же, куда улетели Борис и Нелли… Они в итоге погибли, и Ивана, возможно, ждет такая же судьба…
   – Я в аэропорт не поеду! – бормотал Лелик. – Там ментов полно, а я в розыске!
   – Тебя никто и не собирался брать! – отмахнулась женщина. – Ты там только все испортишь! Помоги Сивому закатить носилки в машину – и свободен, дальше мы без тебя управимся! Вы с шофером поможете? – Она пристально взглянула на меня.
   – Нет проблем! – ответила я хрипло.
   – А что это ты в маске? – спросила женщина подозрительно.
   – Я с больным была в контакте, – отозвалась я, взявшись за маску. – Инфекционный ящур. Очень заразный. Если хочешь – сниму… но только потом без претензий!
   – Лучше не надо! – Она попятилась. – Ладно, поехали!
   Мужчины закатили носилки в машину. Инга передала Лелику конверт с деньгами за работу и хотела сесть рядом с носилками, но я остановила ее:
   – Садись рядом с шофером, будешь дорогу показывать и, если что, с ментами объясняться!
   – Какие менты в такой поздний час! – проговорила Инга, но все же села рядом с Герой и Сивым.
   Я же устроилась сзади, возле носилок.
   Прежде чем закрыть заднюю дверь, я позвала Геру:
   – Подойди-ка сюда, что-то дверь не закрывается!
   Когда Гера обошел автобус, я прошептала:
   – Сможешь где-нибудь по пути притормозить и огреть Сивого по голове? А я возьму на себя Ингу…
   – Да ты что! – он отшатнулся от меня. – Я машину достал, сделал, что ты просила – но это уж чересчур!
   – Боишься, – прошипела я, – а что человека на смерть везут, это тебе наплевать!
   – Да я его и знать не знаю! – возмутился Гера. – Первый раз в жизни вижу! С какого перепуга я своей жизнью рисковать должен? Не говоря уж о казенном имуществе! Да с меня начальство голову снимет, если с машиной что случится!
   Я хотела сказать, что за машину он должен беспокоиться в самую последнюю очередь, поскольку раньше нас просто могут пристукнуть, когда мы станем не нужны, но решила не беспокоить человека зря.
   – Что вы там возитесь? – выкрикнула Инга. – Времени нет!
   – Уже едем! – отозвалась я и закрыла заднюю дверь микроавтобуса, окинув Геру суровым взглядом.
   Автобус тронулся с места, выехал за ворота и помчался в сторону выезда из города.
   На Поклонной горе мы разминулись с машиной «Скорой помощи», которая с включенной мигалкой ехала в направлении Удельного проспекта. Я проводила эту машину насмешливым взглядом – если это те, о ком я думаю, через несколько минут их ждет большое разочарование… сами виноваты, нечего было опаздывать!
   Проехав Озерки, микроавтобус свернул на Выборгское шоссе, по которому Гера хотел выехать на кольцевую дорогу.
   Я заботливо поправила простыню.
   Сбоку из-под нее выглядывала неподвижная рука.
   Я положила на нее свою ладонь.
   Рука Ивана была холодная и немного влажная. Пульс едва прощупывался, и я снова почувствовала острый приступ жалости и сочувствия. Я слегка сжала его руку, и мне показалось, что мужская рука шевельнулась в ответном пожатии. Но, скорее всего, я выдавала желаемое за действительное – Иван был без сознания, похитители накачали его какой-то дрянью, чтобы без проблем провезти в самолет под видом тяжелобольного…
   Я погладила его по руке: где-то я читала, что даже люди в коме чувствуют заботу и внимание окружающих, и это внимание помогает их выздоровлению. В каком-то фильме герой даже разговаривал со своей находящейся в коме подругой, чтобы она чувствовала его присутствие. Пусть и Иван почувствует, что он не одинок! Пусть знает, что я его непременно спасу!
   И тут, словно в ответ на мое прикосновение, рука Ивана немного сжалась. На этот раз я не могла ошибиться, он действительно шевельнул пальцами!
   Я снова сжала его руку – и в ответ почувствовала слабое, но вполне ощутимое пожатие.
   А потом он пошевелил головой и едва слышно застонал!
   Никакого сомнения, он начал понемногу приходить в себя!
   Но теперь я боялась другого: если похитительница услышит его стон, она остановит машину и сделает новый укол или придумает что-нибудь еще похуже! Пока он стонал очень тихо, и шум мотора заглушал эти звуки, но что будет дальше?
   И вдруг, когда я не находила себе места от беспокойства, машину резко тряхнуло, она развернулась поперек дороги и едва не перевернулась. Иван, который уже начал приходить в себя, свалился с носилок на пол автобуса, застонал и приподнялся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация