А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Откройте принцу дверь!" (страница 13)

   – Простите! – лохматый непритворно расстроился. – Я не нарочно.
   – Конечно, не нарочно! Это вон Бонни хулиганит! Не смей отнимать у гостя еду! – прикрикнула я.
   Бонни усовестился и прикрыл голову лапами. Лохматый тип совсем скис и дрожащей рукой взял чашку. Я ожидала, что либо чашка сейчас выскользнет у него из рук, либо ручка у чашки отвалится сама по себе, либо как раз в этот момент произойдет подземный толчок невиданной силы, словом, так или иначе, чаю мой гость не попьет. У таких людей вечно что-то случается – в самый неподходящий момент развязывается шнурок, и они растягиваются на пути бегущей к поезду толпы людей. Кепочку с их головы ветер срывает точно посредине моста, и она падает в реку.
   Именно такие люди застревают в дверях вагона метро – голова внутри, а тело снаружи. Только на них падают с балкона цветочные горшки – все остальные спокойно идут мимо. Бьюсь об заклад, что с билетом на поезд у этого типа точно вышла накладка. Или он пришел на пятый путь, а поезд уходил со второго.
   Одним словом, передо мной сидел классический растяпа и неудачник.
   Я мягко отняла у него чашку, насыпала туда три ложки сахара и размешала. Под моим наблюдением лохматый отхлебнул из чашки и зажмурился от удовольствия – стало быть, с сахаром угадала. После чего я сама намазала булку маслом и положила кусок рыбы, не обращая внимания на страстные вздохи Бонни. Я вовремя пододвигала гостю новые бутерброды и подливала чай, подсовывала салфетку, следила, чтобы посуда не оказывалась в опасной близости от края стола. Ногой я непрерывно отпихивала Бонни – наглый пес порывался встать и положить голову на стол.
   Прошло минут сорок, я за это время устала так, как будто перелопатила гору земли величиной с пятиэтажный дом. Наконец гость заявил, что сыт и очень мне благодарен. Он съел восемь бутербродов, триста граммов печенья и выпил три чашки чаю, но кто считает? Тем более не свое…
   Видя, что на столе пусто, Бонни поскучнел и удалился.
   – Так отчего же вы приехали не вовремя, Иван… Алексеевич? – Я решила, что самое время приступить к расспросам.
   – Понимаете… – он смущенно потупился, – Борис давно меня звал. Когда отец умер, я ему написал – так, мол, и так. И получил ответ достаточно резкий… Ну, что делать? А в прошлом году он мне письмо прислал. Извинялся, и вообще, сказал, что делить нам нечего, родителей давно нет, и мы можем общаться как братья…
   – А отчего же вы приехали только сейчас, а не в прошлом году? – не унималась я.
   Виданное ли дело – ехать наугад, как будто при царе Горохе живем! Это тогда всю жизнь на одном месте сидели, и связи никакой не было, кроме почтовых голубей и сапог-скороходов! А теперь все-таки телефон и телеграф есть…
   – А я это письмо только недавно получил… – заявил этот тип.
   Ну, знаете ли! Хоть почта у нас и работает из рук вон плохо, однако про такие немыслимые сроки получения письма я не слышала. Ты ври, да не завирайся!
   Очевидно, эти мысли отразились на моем лице, потому что подозрительный гость порылся в карманах, причем я вовремя успела убрать с его дороги пустую вазочку из-под печенья, и вытащил на свет божий пачку бумаги. Он сдвинул чашки и разложил мятые клочки на столе. Я с удивлением поняла, что это письмо, вернее, остатки от него. Лохматый тип, которого я твердо считала еще и ненормальным, аккуратно раскладывал на столе свой мусор. Стали видны слова, написанные твердым мужским почерком:
   «Дорогой брат, прости меня за глупое и жестокое письмо, во мне говорила обида моей матери…»
   Дальше нужный кусок отсутствовал, потом строчки были затерты или залиты чем-то жирным. Зато подпись в конце письма я разобрала: «Борис Ланский». И закорючка.
   – Отчего же вы храните письмо брата в таком странном виде? – спросила я.
   Взгляд гостя показал, что он вполне оценил мой сарказм.
   – Понимаете… – он отвел глаза, – тут вышла такая история…
   Так я и знала! Даже письмо не может получить как все люди!
   – Это письмо пришло на адрес моей жены… Бывшей жены, – произнес гость.
   Вот интересно! Неужели нашлась женщина, которая взяла этого недотепу в мужья? Хотя что это я, некоторым дамам так замуж хочется – готовы за кого угодно пойти. Опять же, любовь зла, полюбишь и такого… Хотя козлом я бы его все же не назвала.
   – То есть я раньше тоже там жил, – тянул этот несуразный тип, – вот Борис и написал туда. Другого-то адреса у меня не было, я квартиру снимал то тут то там…
   Стало быть, жена его выгнала. Логично! Терпение у нее лопнуло, я бы на ее месте тоже так поступила. Хотя я бы на ее месте за такого никогда не вышла. Надо же хоть немного в людях разбираться, сразу видно, что муж из него никакой!
   Тут я опомнилась и сообразила, что не мне бы такое говорить. Я сама шесть лет считала свой брак безоблачным, а что оказалось? Этот хоть квартиру жене оставил…
   – Понимаете, моя жена… в общем, она письмо прочитала и выбросила…
   Однако! Как же женщина должна ненавидеть бывшего мужа, чтобы выбросить такое важное письмо! Что он ей сделал?
   – Как же оно к вам попало? – спросила я, заметив, что мой собеседник уставился с мрачным видом в одну точку.
   – А? – он очнулся от невеселых дум. – А его девочка нашла, соседка. Я ей компьютер чинил и вообще научил с ним обращаться, вот она и подумала, что письмо мне понадобится.
   Вот отчего письмо в таком виде – благодарная девчонка вытащила его из помойного бака!
   – Мы встретились случайно – ну вот, я и получил от брата весточку.
   Тут все остальные мысли заслонило возмущение! Как он смеет класть на стол письмо из помойки! Да на нем же микробов туча!
   Бонни явился на кухню.
   «Чего это вы тут сидите? – говорил его взгляд. – Делать-то на кухне все равно уже нечего…»
   – Вы не думайте… – заторопился неряха, собирая свои бумажки, – я не просто так приехал к брату на хлеба.
   Именно так я и подумала, мысли мои он читает, что ли?
   – Я, может быть, работу получу. Или денег заплатят хоть немного…
   – Как это? – я недоверчиво подняла брови.
   Что он несет? Кому это в наше время платят деньги просто так?
   – Понимаете, я вообще-то программист. Но не люблю в присутствие ходить – там шумно, отвлекаешься все время…
   Он так и сказал – в присутствие. Сразу видно, что никогда в офисе не работал. Не любит ходить на работу, а кто любит-то?
   – Так что я предпочитаю дома работать…
   Угу, я тоже последние несколько лет дома работала. Как вол, между прочим. Только денег мне за это не платили, по-другому отблагодарили. Получила по полной, накушалась этой благодарности под завязку.
   – Опять у вас такое лицо, – огорчился Иван. – Не верите, думаете, сочиняю я…
   – Что тут думать! – рассердилась я. – Тут и думать не надо, все видно! Уж простите, вид у вас не слишком преуспевающий…
   Он с удивлением себя оглядел, потом покраснел, и мне стало стыдно. Что я набросилась на человека? Какое мне вообще до него дело?
   – Мне одному-то много не надо… – он вдруг еще больше взлохматил свою шевелюру, – просто интересно было кое-что сделать… Вы, конечно, не специалист…
   И снова верно: компьютером я владею на уровне очень слабого пользователя, в свое время освоила пару-тройку бухгалтерских программ, на этом мои познания заканчиваются.
   – В общем, я разработал программу поиска… вам неинтересно… И выставил ее на сайт. И мне пришло приглашение в компанию «Спейс»… У них тут представительство…
   Он снова порылся в карманах и протянул мне какую-то мятую бумажку. Там было напечатано, что Ланского Ивана Алексеевича приглашают явиться на собеседование в офис компании «Спейс» 18 июня в одиннадцать часов по адресу…
   Судя по адресу, компания располагалась в приличном месте.
   – Крупная компания? – спросила я.
   – Очень известная, – подтвердил Иван.
   – А с чего вы взяли, что вам там работу предложат?
   – А они вроде хотят мою программу купить!..
   – И почем нынче программы? – осторожно поинтересовалась я, чтобы этот несуразный тип не подумал, что я хочу наложить лапу на его денежки.
   – Я точно не знаю, как сторгуемся… – он смущенно улыбнулся, – но дорогу оправдаю, и тут не придется у Бориса на шее сидеть.
   – Так-так… – медленно протянула я, – и вы, простите, собираетесь в этой вот курточке завтра на собеседование идти?
   – А у меня больше ничего нет, – он недоуменно развел руками. – А в чем дело?
   – А в том, – рассердилась я, – что в таком виде вас в приличную компанию и на порог не пустят! Охрана с порога отфутболит! А если по недосмотру и пропустит, то дальше секретарши не дойдете! А уж если вам неслыханно повезет, то примет вас младший менеджер, начальства не видать вам как своих ушей. А младший менеджер ничего не решает. Вот он и будет вас по полной программе мариновать – зайдите на недельке, да еще ничего не ясно… Пока вам это хождение не осточертеет и вы в свой Владимир обратно не уедете. Кстати, отчего вы в Москву-то не поехали? Ведь ближе…
   – Да вот хотел двух зайцев убить, брата повидать заодно…
   Двух зайцев! Да он и в одного-то никогда не попадет, заяц скорей сам его подстрелит!
   – В общем, так! – сказала я решительно, чувствуя, как в моей душе поднимает голову домашняя хозяйка и жена. – В таком виде я вас никуда не пущу!
   – А что будете делать? – он даже попятился.
   – В порядок вас приводить буду! Марш в ванную!
   Он втянул голову в плечи и подчинился.
   Сначала я его подстригла. И между прочим, неплохо. Стричь и причесывать я научилась еще в школе – когда считаешь копейки, лишние деньги в парикмахерскую не понесешь. Так что я натренировалась на бабушке и на соседских близнецах – Ваньке и Таньке. Они росли, а я постепенно совершенствовалась, так что Ваньке к пятнадцати годам выстригла модную «площадку», а Таньку вообще стригла так хорошо, что даже мама ее школьной подружки умоляла дать ей адрес Танькиного парикмахера.
   Когда на пол упали лохматые космы, обнаружилось, что у Ивана высокий чистый лоб и беззащитный трогательный затылок. Серые глаза смотрели приветливо и чуть виновато. Как заправский парикмахер, я сделала ему еще на лицо компресс из намоченного в горячей воде полотенца. Лицо разгладилось, глаза заблестели. Я выщипала из бровей несколько лишних волосков, что Иван вытерпел стоически, и помассировала страдальцу шею, сказав, что с лицом пока закончили. Пока он мылся, я произвела ревизию гардероба его брата. Надо сказать, что одевался старшенький неплохо, тут Нелли оказалась на высоте. Шкаф в спальне был аж четырехстворчатый, абсолютно симметрично поделенный на две половины – мужскую и женскую.
   На женскую половину я и не сунулась – еще потом скажут, что вещи пропали, а с мужской одеждой братья сами разберутся – родная все-таки кровь.
   На плечиках висело штук семь костюмов и еще пиджаки и брюки. Отдельный кронштейн занимали рубашки, больше всего там было голубых разного оттенка, но попадались и серые, и белые, и кремовые. Рубашки были дорогие, хорошей фирмы, когда-то я покупала такие своему мужу. Все было тщательно выстирано и отутюжено, никаких заломов на воротнике и манжетах.
   Неужели Нелли сама занимается домашним хозяйством? Что-то не похоже. Нет, она не произвела на меня впечатление белоручки, что-то было в ней, какой-то твердый стержень, такая горы свернет, если нужно. Но квохтать возле мужа не станет, уж это точно. Наверно, домработница постаралась.
   На полках аккуратной стопкой лежало белье и носки в специальной пластиковой корзинке. Надо будет взять на вооружение, а то Володькины носки вечно валяются по всему шкафу. Бегать они умеют, что ли?
   Тут я осознала, что Володьки у меня больше нет, а стало быть, и заботиться о его носках больше не надо. В первый момент в сердце ворохнулась радость, но потом по аналогии я вспомнила прощальный скандал и то, как убегала ночью из дома, которому отдала частичку души, и как цветы грустно качали головами, прощаясь со мной навсегда.
   – Василиса, – толкнулся в дверь Иван, – что сейчас надеть?
   Он был завернут в белую купальную простыню, как римский патриций в тогу.
   Я сунула ему белье – новую упаковку – и протянула спортивный костюм, который хозяин, очевидно, использовал как домашний.
   – Выбирайте одежду на завтра! – я раскрыла шкаф пошире.
   – Мне бы чего попроще… – заныл Иван, – свитерок… или курточку…
   – Вы что – костюмов никогда не носили? – тут же рассвирепела я. – Тогда что уж тут свитерок, идите прямо в тренировочных штанах. Удобно и практично! Только на работу не примут!
   – Ну хорошо, хорошо… – он отступил, глядя на меня затравленными глазами, – все будет, как вы хотите, только не ругайтесь…
   Тут подкравшийся неслышно Бонни дернул за край простыни, Иван охнул, я отвела глаза и рассмеялась.
   Спать легли рано, Бонни пытался пристроиться у меня на кровати, но я была начеку и шлепнула его полотенцем, он поворчал немного и затих на полу.
   Утром я выбрала темно-серый костюм в тонкую неявную полоску, к нему бледно-голубую рубашку и бордовый галстук. Пока Иван брился старой бритвой, найденной мной в ящике кухонного стола, я чуть подгладила рубашку и сняла две пылинки с пиджака. Костюм оказался впору, только брюки чуть широки в поясе, мы утянули их ремнем. В таком прикиде Иван стал очень похож на брата – та же походка, глаза, поворот головы… Борис Алексеевич посолиднее, потяжелее, что ли… А впрочем, я мало его видела.
   Я отогнала Бонни, пытавшегося обтереть слюну о серые брюки в полоску. Что за несносная собака!
   Даже ботинки Бориса оказались Ивану впору. Напоследок я велела ему ни в коем случае не соглашаться сразу на ту цену, что предложат за программу. Взяв с Ивана честное слово, что он будет торговаться и набавлять цену, я отпустила его. Он помахал мне рукой с улицы – такой приличный мужчина, элегантный даже. Немножко строго для собеседования, слишком официально, но ему идет.
   Можно считать, что я сделала доброе дело. Что ж, потом зачтется…

   По пятой линии Васильевского острова неторопливо брела высокая пожилая женщина с большой сумкой на плече – скорее всего, почтальон или курьер. Она принадлежала к тому типу людей, кого обычно не замечают случайные встречные и прохожие. Спроси через минуту после встречи с ней – как выглядела женщина, с которой ты только что столкнулся нос к носу? – и прохожий удивленно переспросит: «Какая женщина? Не было никакой женщины…»
   Неприметная особа почти поравнялась с зеленовато-голубым домом. Дом был старый, наверное, еще восемнадцатого века, но очень хорошо отремонтированный, и смотрелся просто замечательно – лепные карнизы, плоские белые пилястры по бокам подъезда.
   Женщина замедлила шаги, и в этот момент дверь старинного особняка распахнулась, и на улицу вышел высокий худощавый мужчина в сером костюме.
   Пожилая женщина очень хорошо владела собой и ничем не выдала своего удивления. А повод для удивления был, да еще какой!
   Ведь она своими глазами видела его труп на шоссе возле Марселя!
   Неужели она допустила ошибку? Неужели утратила свое мастерство? Или она столкнулась с какими-то могущественными, враждебными ей силами?
   Она присмотрелась к мужчине в сером костюме и вздохнула с облегчением: конечно, это не он. Хотя, безусловно, есть сходство, но этот человек моложе Бориса Ланского, да и лицо его заметно отличается. Да и движения… в них нет спокойной уверенности Бориса, он какой-то нервный, дерганый…
   Но это значит…
   Это значит, что ей удивительно повезло.
   Таких совпадений просто не бывает. Если этот человек выходит из дома, где жил Борис, и если он так на него похож – значит, это тот самый человек, которого она ищет. Тот человек, ради которого она снова прилетела в Петербург. Последний человек в ее списке.
   Впрочем, это не просто везение. Она плела свою сеть долго и упорно, раскидывала ее по всему миру, прислушиваясь к тому, как дергаются неприметные ниточки, когда в них запутывается очередная муха. И вот ее упорство вознаграждено.
   Долгая, трудная работа подходит к концу.
   Мужчина в сером костюме махнул рукой проезжающей машине, сел в нее и уехал.
   Но пожилая женщина нисколько не расстроилась: раз он попал в поле ее зрения, то уже никуда не денется. Ей нужно только следить за этим домом – он непременно сюда вернется.

   На этот раз я не допустила вчерашней ошибки и сразу после завтрака включила для Бонни телевизор. Пес улегся на ковре, внимательно уставившись на экран, а я отправилась запускать стиральную машину. Но едва я приступила к этому увлекательному занятию, как из гостиной донесся душераздирающий вой.
   Я бросилась туда и увидела Бонни, который то катался по ковру, то вдруг неподвижно застывал, подняв морду, и испускал леденящие кровь завывания.
   – Бонни! – воскликнула я в ужасе. – Что ты вытворяешь? Ты заболел?
   Я подошла ближе, чтобы пощупать ему лоб, как ребенку, я понятия не имела, что нужно делать с больной собакой. Бонни отшатнулся, он даже рыкнул на меня грозно, потом снова завыл.
   – Бонни! – строго сказала я. – Если это игра, то вспомни о соседях! Такие звуки не каждый выдержит…
   Но пес никак не реагировал на мои слова, он только завывал все громче и все тоскливее.
   Что с ним? Неужели он заразился бешенством? Тогда мои дела плохи! Он набросится на меня, покусает, и я тоже заболею… Или у него случилось нервное расстройство от телевизионных новостей? Не зря же говорят, что много смотреть телевизор вредно…
   Я машинально бросила взгляд на телевизионный экран… и застыла, как громом пораженная.
   На экране демонстрировали фотографии двух человек – мужчины и женщины. Причем, если женщина была мне совершенно незнакома, то мужчину я сразу узнала, несмотря на плохое качество снимка.
   Это был Борис Алексеевич Ланский, тот самый человек, который всего два дня назад в этой самой квартире инструктировал меня по поводу привычек Бонни.
   Я вслушалась в голос за кадром.
   …Удалось выяснить личность двух россиян, погибших в автокатастрофе на шоссе неподалеку от Марселя. Это Борис Алексеевич и Нелли Владимировна Ланские, туристы из Санкт-Петербурга…
   – О господи! – выдохнула я и без сил опустилась на ковер.
   Я плюхнулась прямо рядом с Бонни, и он тут же уткнулся мордой мне в колени. Его ужасный вой стал тише, перешел в едва слышные подвывания и самые настоящие всхлипывания.
   Он всхлипывал совершенно как человек, как страдающий ребенок, и я с изумлением увидела, как по его устрашающей морде сползает слеза…
   Не знаю, как уж Бонни понял, что случилось с его хозяевами, но одно знаю точно – он был очень к ним привязан… по крайней мере к хозяину, и теперь переживал самое настоящее, человеческое горе.
   – Что же делать?.. – проговорила я, обняв огромную башку. – Что же теперь делать?
   Конечно, для меня этот вопрос имел совершенно другой смысл, чем для Бонни: я с его хозяином была едва знакома, но мое положение в этой квартире, и так-то довольно сомнительное, после их смерти стало уж совсем шатким. Стоит здесь появиться какому-нибудь представителю власти – и меня тут же выпроводят вон…
   А что тогда будет с Бонни? Кто будет за ним присматривать, выводить его на прогулки, включать для него телевизор и следить, чтобы он не писал на статую Фемиды?
   Я снова машинально взглянула на экран.
   Там опять показывали фотографии погибших супругов, диктор рассказывал душераздирающие подробности катастрофы… но я изумленно уставилась на фотографии.
   В первый момент я была так поражена самим фактом гибели Ланских, что не обратила внимания на одну удивительную вещь.
   Если мужчина на фотографии являлся, несомненно, Борисом Алексеевичем, я сразу узнала его, несмотря на плохое качество снимка, то женщина была мне совершенно незнакома.
   Это была не Нелли Ланская. Во всяком случае, это вовсе не та женщина, с которой я встречалась два дня назад на Василеостровской, не та женщина, которая подробно инструктировала меня по поводу привычек Бонни – говорила, что он любит морепродукты и подвижные игры, особенно в мяч.
   Конечно, я общалась с ней совсем недолго, от силы полчаса, но я все же не страдаю тяжелой формой склероза или выпадением памяти и довольно хорошо запомнила лицо своей собеседницы. Это была высокая, худощавая, коротко стриженная брюнетка с узкими, едва тронутыми помадой губами.
   Сейчас же с экрана на меня смотрела блондинка с круглым лицом, хранящим следы постоянного раздражения и какой-то врожденной обиды на весь мир. Полные губы были капризно поджаты, лоб пересекала недовольная складка.
   Так или иначе, это была совершенно другая женщина, вовсе не Нелли Ланская…
   Да, но эта фотография наверняка взята из документов погибшей! То есть как раз это и есть Нелли…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация