А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Откройте принцу дверь!" (страница 10)

   – Бонни, немедленно дай пройти! Сейчас не время играть!
   Чудовище лениво повернуло голову и поглядело на меня фальшиво-грустно.
   «Я очень расстроен, Вася, – говорил его взгляд, – совершенно не ожидал от тебя такого наплевательского отношения к своим обязанностям. Думал, мы подружимся… Но раз ты не хочешь жить в мире, то я вынужден принять меры…»
   Он отвернулся и застыл, как мраморное изваяние. Мячик слонопотам подсунул под левую лапу, что еще усиливало его сходство с каменным львом.
   Сгоряча я подошла слишком близко с намерением перепрыгнуть через дога. Я вообще довольно закаленная и развитая девушка – физический труд на свежем воздухе полезен. Однако куда подевалась внешняя лень и неуклюжесть? Этот негодяй крутанулся на месте и щелкнул в воздухе челюстями, как тираннозавр, я едва успела убрать ногу.
   «Я же предупреждал, – прорычал он, – ты что, думаешь, я шучу?»
   Я подумала, что зря согласилась на эту работу. Хотела же убежать – передумала. Захотелось хоть две недели пожить в человеческих условиях. Пожила. Сиди теперь взаперти – ни войти, ни выйти. Ни воды попить, ни еще чего. Может, у него проснулся охранный инстинкт – никого не выпускать?
   – Бонни, – сказала я как можно спокойнее, – ты же видишь, я ничего не украла, выпусти меня, пожалуйста.
   Никакого эффекта. Похоже, что бегемот настроился сидеть так до прихода хозяев. Вздор, ему же надо на прогулку! И есть захочет! Ой! Я представила, кем Бонни станет питаться, и похолодела.
   – Я позвоню в МЧС, – в отчаянии пригрозила я нахальному догу, – они приедут и выстрелят в тебя сонными пулями. Я уйду, а ты будешь валяться здесь один. Или заберут в питомник, посадят в клетку.
   Тут я сообразила, что телефона в этой комнате нет, а сумку с мобильным я оставила в прихожей.
   «Что, съела?» – Бонни вдруг сморщил нос и зафыркал, я поняла, что он так смеется.
   Он даже поднял лапу, как человек, всплескивающий руками. Мячик выкатился прямо мне под ноги. От злости я пнула его ногой, Бонни подпрыгнул и взял пас не хуже заправского вратаря.
   «Давно бы так!» – он пустил мяч мне навстречу.
   Следующий час я провела, носясь по комнате, прыгая в разные стороны, ловя мяч сверху, снизу, справа и слева. Скажу с гордостью, что пропустила только несколько ударов.
   Бонни, видимо, и сам немного утомился, потому что прогулку мы сократили до минимума, он сам потянул меня домой, а дома – к холодильнику. Душ я приняла наспех, пока он расправлялся со своим ужином.

   После подвижных игр и прогулки с Бонни я заснула, как убитая, едва голова коснулась подушки. Тем более что кровать была огромная и очень удобная.
   Надо сказать, что бессонница – это не про меня. Спала я всегда прекрасно, если, конечно, никто не мешал.
   И вот, когда я видела уже десятый сон… Впрочем, это так только говорится, на самом деле ничего мне не снилось. Так вот, когда я уже крепко спала, на кровать кто-то залез.
   Кто-то очень большой, подвижный и беспокойный.
   В первый момент я вообразила сквозь сон, что сплю у себя дома, и в кровати у меня возится муж.
   – Володька, ну угомонись наконец… – пробормотала я сквозь сон, – спать же хочется… Землетрясение прямо устроил…
   Он шумно вздохнул и лизнул меня в ухо.
   – Перестань… – отмахнулась я. – Голова болит, и нет никакого настроения… и вообще, я сегодня так устала…
   Но он по-прежнему пыхтел и возился.
   Тут я наконец вспомнила, что муж от меня ушел, точнее, что он с Альбиной хамски выкинули меня из дома, то есть я сама ушла, они меня вынудили, и я сейчас, можно сказать, самый настоящий бомж.
   Кроме того, тот, кто возился у меня под боком, был явно крупнее и толще Володьки. Тогда я вообразила, что в мою кровать влез Петюня, и разозлилась уже по-настоящему.
   – Ты что – с ума сошел? – возмущенно прошипела я, пытаясь вытолкать его прочь. – Совсем одурел! Я же твоя сестра, пусть и двоюродная! Или троюродная! Пошел вон, жирный павиан!
   Петюня никак не отреагировал на мое шипение, и тогда я окончательно проснулась.
   Проснулась и осознала, что нахожусь не в своем загородном доме и не в тесной Петюниной квартирке, а в шикарной квартире Бориса Алексеевича и Нелли. Но тогда кто же влез ко мне в постель?
   Я вскочила, как ошпаренная, и включила свет.
   На соседней подушке возлежала огромная ухмыляющаяся морда золотисто-песочного цвета.
   Это, конечно, приятный цвет, но только не в том случае, когда вы обнаруживаете его в собственной постели.
   – Бонни, скотина, немедленно выметайся из моей кровати! – воскликнула я, боязливо обходя его.
   Дог сделал вид, что мои слова совершенно к нему не относятся, и с самым довольным видом прикрыл глаза.
   – Что тебе сказали? – повторила я срывающимся от возмущения голосом. – Это моя кровать! Слышишь? Моя, а не твоя! Я ведь, к примеру, не ем из твоей миски и вообще не претендую на твой корм…
   Он приоткрыл глаза и взглянул на меня очень гостеприимно, видимо, давая понять, что не будет возражать и даже охотно поделится со мной своим сухим кормом.
   – Ах, так! – Я решила, что раз слова на него не действуют, нужно перейти к физическим мерам.
   Откинув одеяло, я попыталась стащить его с кровати за правую заднюю лапу.
   Вам никогда не приходилось подталкивать на дороге заглохший «КамАЗ», нагруженный камнями или бетонными плитами? Так вот, честное слово, это гораздо легче, чем стащить с кровати крупного бордосского дога, если дог этого не хочет!
   Убедившись, что это мне не под силу, я обошла кровать с другой стороны и попыталась столкнуть Бонни на пол.
   Результаты были по-прежнему нулевыми, но Бонни такой вариант понравился гораздо больше. Он решил, что я с ним играю, задергал от удовольствия задней лапой, а его огромная морда расплылась в широчайшей улыбке. Тут только я сообразила, отчего все кровати в доме ужасающе широки, а в хозяйской спальне – просто автодром какой-то. Я еще удивилась тогда мимоходом – вроде бы нанявшие меня супруги оба подтянутые и худощавые. Оказалось, они завели трехспальную кровать под девизом «Бонни всегда с нами!».
   А с виду оба выглядят совершенно нормальными людьми…
   Но что же делать? Если я перейду на другую кровать, этот динозавр потащится за мной, хозяева распустили его до безобразия. Если же попробую запереть дверь, то он запросто ее проломит. Соседи проснутся от грохота и будут очень недовольны.
   – Скотина! – сказала я сквозь зубы.
   Бонни захлопнул пасть, улыбка пропала, он отвернулся и тяжко и длинно вздохнул. С подвываниями. В тишине ночной квартиры этот вздох прозвучал недопустимо громко, а что будет, если он зарычит или залает?
   Это решило дело.
   Я сдалась.
   – Ну ладно, – проговорила я, забираясь обратно в кровать. – Так и быть, можешь здесь спать, только уговор: не ворочаться во сне, не дрыгать лапами и, самое главное, не храпеть!
   Бонни удовлетворенно хрюкнул. Я решила, что это можно считать знаком примирения и согласия, и постаралась натянуть на себя хотя бы краешек одеяла.
   Несмотря на то что Бонни оставил мне совсем маленький краешек кровати, я сумела заснуть практически мгновенно.
   Правда, на этот раз мне снились сны, да еще какие!
   Сначала снилось, что меня закатывают в тротуар огромным асфальтовым катком, потом – что я выступаю на арене цирка в номере со слонами и один из слонов наступил на меня ногой, потом – что я катаюсь на горных лыжах и меня накрывает снежная лавина…
   На этот раз я проснулась от невыносимой тяжести и обнаружила, что Бонни перекатился на мою сторону кровати и навалился на меня всем весом…
   – Бонни, имей совесть! – взмолилась я, пытаясь перекатить его обратно. – Ты и так оставил мне совсем мало места!
   Он проснулся, виновато взглянул на меня, шумно сглотнул слюну и подвинулся обратно, освободив примерно четверть кровати.
   Я снова заснула.
   На этот раз мне снова снилось, что я выступаю в цирке, но не со слонами, а с дикими хищниками – львами и тиграми.
   Я их ужасно боюсь и карабкаюсь вверх по канату, чтобы укрыться в безопасном местечке под самым куполом, но один из львов с неожиданной ловкостью лезет за мной и пытается стащить на арену за ногу…

   – Вот видишь, а ты боялась, что нас не встретят! – Борис показал жене на человека в толпе встречающих, державшего в руках написанную от руки табличку: «Мадам и Месье Лански».
   Они с Нелли только полчаса назад приземлились в аэропорту Марселя, но уже успели пройти паспортный контроль и получить свой багаж. Пока все шло отлично, как по нотам.
   Борис помахал рукой и шагнул навстречу человеку с табличкой. Это был невысокий, худой мужчина неопределенного возраста с узким, бледным, невыразительным лицом.
   – Месье Лански? – осведомился он, увидев Бориса, и натянул на свое лицо дежурную улыбку, которая только слегка искривила его рот, нисколько не изменив общего выражения.
   – Да, я Борис Ланский… – Борис почувствовал какое-то странное беспокойство в присутствии этого человека.
   – Бонжур, месье! Бонжур, мадам! Меня зовут Агат, Поль Агат, ваш дядя поручил мне встретить вас. – Безликий тип предупредительно подхватил их чемоданы, взгромоздил на тележку и покатил к лифту, ведущему на парковку.
   – Сколько времени мы проведем в Марселе? – спросил Борис, едва поспевая за провожатым.
   – Нисколько! – отозвался тот, не поворачивая головы. – Ваш дядя очень плох. Он хочет как можно скорее увидеться с вами. Так что мы прямо отсюда поедем на его виллу.
   – Но я хочу отдохнуть и привести себя в порядок! – взбунтовалась Нелли. – Я должна хотя бы принять ванну… я не могу прямо из самолета снова отправляться в дорогу…
   – Извините, мадам! – На этот раз Агат полуобернулся. – Извините, мадам, но дело не терпит отлагательств. У вас будет возможность отдохнуть на вилле…
   Нелли хотела возмутиться, возразить, но невыразительное лицо и холодный, безжизненный тон Агата заставили ее замолчать. Она поняла, что с этим человеком спорить бесполезно.
   Возле большого черного «Мерседеса» их ждал шофер – хмурый приземистый тип со сросшимися на переносице бровями, как будто вышедший из гангстерского фильма шестидесятых годов. Не говоря ни слова, он положил чемоданы Ланских в багажник и сел за руль.
   На выезде из многоэтажной парковки они ненадолго задержались: у маленького серебристого «Пежо» заглох мотор. Водитель «Мерседеса» нетерпеливо посигналил. Вдруг откуда-то из-за будки шлагбаума появилась высокая, бедно одетая пожилая женщина с коротко стриженными седыми волосами и холщовой сумкой на плече. Шагнув к окну черной машины, она забормотала, мелко тряся головой:
   – Господа, помогите бедной женщине! У меня нет средств к существованию… я сегодня не обедала… добрые господа, хотя бы одно евро! Хотя бы пятьдесят центов…
   – Отвали, старая ведьма! – рявкнул на нее водитель. – Отвали, или я пересчитаю твои ребра!
   – Простите, добрые господа… – пролепетала старуха, отшатнувшись, как от удара. Она споткнулась и едва не упала, но удержалась на ногах, упершись рукой в левое крыло «Мерседеса».
   – Перед выборами Сарко обещал очистить страну от нищих, – недовольно пробубнил шофер, снова нажимая на сигнал. – И где эти обещания? Старая ведьма наверняка испачкала мою машину, а я ведь ее только что помыл!
   Наконец «Пежо» завелся и освободил выезд. Водитель «Мерседеса», что-то недовольно проворчав, нажал на газ, стремясь наверстать потерянное время.
   Высокая старуха проводила черную машину цепким внимательным взглядом: никто не заметил, как она прикрепила к крылу «Мерседеса» небольшой черный диск.
   Выждав несколько минут, пожилая женщина села в припаркованный поблизости вишневый «Ситроен» и пустилась в погоню за автомобилем Агата.
   Она вела машину удивительно быстро и уверенно для своего возраста.
   Через несколько минут черный «Мерседес» показался впереди. Его отделяло от преследовательницы метров пятьдесят, когда пожилая женщина достала из «бардачка» небольшой пульт с единственной кнопкой на крышке. Придерживая руль левой рукой, она нажала на кнопку.
   Черный автомобиль как будто внезапно споткнулся. Он подпрыгнул на дороге, развалился на две неравные половины и расцвел дымно-багровым цветком. На шоссе посыпались осколки стекла, пылающие обломки покореженного металла.
   Только после этого прогремел взрыв.
   Ехавшие следом машины тормозили, сворачивали, налетали друг на друга, пытались объехать место катастрофы. Вскоре на шоссе творился самый настоящий ад.
   В этом аду никто не заметил, как высокая, бедно одетая женщина припарковала у обочины вишневый «Ситроен», выбралась из него и подошла к догорающему остову «Мерседеса». Возле него толпились свидетели катастрофы, кто-то пытался помочь пострадавшим.
   – Оставьте, все мертвы! – махнул рукой рослый бретонец с длинными светлыми усами. – Скоро подъедут полиция и медики, они сделают все, что нужно…
   Действительно, вдалеке уже были слышны приближающиеся звуки полицейской сирены.
   Пожилая женщина подошла еще ближе. Она увидела расплывающиеся пятна крови на асфальте, осколки стекла. Из-под обломков машины на уровне заднего сиденья наполовину высовывалась мертвая мужская рука. Женщина опустилась на корточки, воровато оглянулась. На нее никто не смотрел.
   Тогда она быстро вытащила из сумки небольшой складной нож с перламутровой ручкой, выщелкнула короткое широкое лезвие, молниеносным движением отхватила у мертвой руки первую фалангу мизинца и спрятала ее в сумку. К сожалению, у нее не было возможности завершить ритуал.
   – Мадам, вы ничем уже не можете помочь этому человеку! – раздался у нее над головой низкий сочувственный голос. Оглянувшись, женщина увидела усатого бретонца.
   – Боюсь, что вы правы, месье! – скорбно проговорила она, поднимаясь на ноги.
   Вернувшись к своему «Ситроену», пожилая женщина достала из «бардачка» измятый, вытертый, покрытый жирными пятнами листок бумаги, разложила его на приборной доске. Тонким, тщательно очиненным карандашом она вычеркнула еще одно имя – Борис Ланский.
   Сегодня она сделала очень важную часть дела, перехватила объект буквально на последнем дюйме. Еще немного – и он был бы недоступен, а значит – дело было бы провалено.
   Однако работа не закончена. В списке осталось последнее имя, против которого стоял жирный вопросительный знак.
   Значит, придется возвращаться в Россию.

   Я проснулась оттого, что комнату заливало утреннее солнце, и Бонни уже не было в кровати.
   Он стоял на ковре с моей стороны и за ногу стаскивал меня на пол.
   Правда, надо отдать ему должное – он не вонзил в мою ногу свои страшные клыки, а удивительно ловко прихватил ее губами, но спать в таких условиях не представлялось возможным.
   – Бонни, что ты себе позволяешь! – простонала я. – Ты хоть знаешь, сколько сейчас времени?
   Увидев, что я проснулась, пес выпустил мою ногу, схватил с тумбочки будильник и поднес к самым моим глазам.
   Тем самым он хотел ответить, что он-то прекрасно знает, сколько сейчас времени, а вот я…
   На будильнике было уже половина девятого.
   – Ты хочешь сказать, что пора на прогулку? – проговорила я с мучительным стоном.
   Он издал такой выразительный рык, что последние сомнения отпали: пора, давно пора, Бонни и так уже терпит из последних сил!
   – Ну ладно! – вздохнула я, спуская ноги с кровати.
   Душ я приняла наспех – иначе я просто не смогла бы выйти из дому. Об утреннем кофе не приходилось и мечтать – Бонни меня просто растерзал бы. Я пристегнула поводок, подошла к двери…
   И тут резко, требовательно зазвонил дверной звонок.
   Обычно я спрашиваю, кто звонит. Но тут мы уже и так собирались выходить, к тому же я еще не вполне проснулась, поэтому открыла без всяких вопросов.
   На пороге стояла высоченная девица, затянутая в черную кожу, как какая-нибудь эсэсовка из фильма про войну.
   – Вы кто?! – спросила я, попятившись.
   – Я от Алевтины Романовны! – отчеканила та, причем мне показалось, что она щелкнула каблуками.
   – Нам уже не нужно… – ответила я, пытаясь снова закрыть дверь.
   – Как – не нужно?! – девица расстегнула огромную сумку, больше всего напоминающую офицерский планшет, и ловко выхватила оттуда пачку бумаг с разноцветными печатями. – Вот мой диплом кинолога-собаковода… вот персональная рекомендация председателя общества любителей мастифообразных собак, а вот – еще одна, от общества бордосских догов…
   – Сказано вам – не нужно! – повысила я голос. – Неужели не понятно? Вам что – по-английски повторить? Или на языке индейцев майя?
   С этими словами я еще раз попыталась выставить наглую девицу из квартиры, но она держалась насмерть и вытаскивала из своего планшета новые документы – наверное, удостоверение, подтверждающее, что у нее характер шестого класса твердости по шкале Бофорта…
   И тут в наш разговор вмешался Бонни. Он набычился, приоткрыл пасть, показав незваной гостье свои огромные клыки, и зарычал тем самым низким, утробным звуком, который я сперва приняла за звук работающего пылесоса.
   – Ваша собака очень плохо обучена! – процедила девица, переведя взгляд с меня на Бонни. – Ей просто необходима твердая рука профессионала!
   Рычание Бонни изменило тональность, перейдя в более высокую часть частотного диапазона. Бонни шагнул вперед и легонько боднул гостью.
   Хотя со стороны казалось, что он всего лишь слегка подтолкнул ее своей огромной головой, она вылетела из квартиры, как пробка из бутылки, и полетела вниз по лестнице с таким грохотом, как будто состояла из плохо скрепленных металлических деталей. Не зря Алевтина Романовна говорила о ее исключительной твердости!
   Я с опаской проследила за полетом девицы – не дай бог, разобьется насмерть!
   Но она была достаточно ловкой и тренированной и на следующей площадке сумела удачно затормозить. Она встала на ноги, собрала свои рекомендательные письма, рассыпавшиеся по ступенькам и, гордо выпрямившись, удалилась, что-то раздраженно бормоча.
   А я облегченно перевела дыхание и с уважением взглянула на Бонни.
   – В данном случае твое вмешательство было своевременным, – проговорила я довольно строго. – Но впредь не делай этого с посторонними людьми, а то у нас могут быть неприятности!
   Он выразительно рыкнул, как будто сказал мне: «Да что же я, не понимаю, когда можно, а когда нет? И вообще, ты не забыла – мы собирались на прогулку! А то как бы чего не вышло…»
   Я кивнула, вывела его из квартиры и тщательно заперла дверь.
   Мы спустились по лестнице пешком – ехать с Бонни в лифте я была еще не готова.
   Оказавшись в холле, он неожиданно потянул меня не к выходу, а в противоположном направлении. Я удивленно взглянула на него, и тут вспомнила, что Борис Алексеевич говорил про отношения Бонни со статуей Фемиды.
   – Бонни, не смей! – вскрикнула я и изо всех сил потянула за поводок.
   С таким же успехом я могла бы пытаться остановить набирающий скорость Восточный экспресс. Бонни стремился к злополучной статуе, как паломники стремятся к какой-нибудь святыне.
   – Стой! – завопила я, и сделала вторую попытку.
   На этот раз я подбежала к статуе, опередив Бонни, и заслонила ее собой, отталкивая в сторону наглого дога.
   – Это же все-таки скульптура, а не телеграфный столб! – завопила я. – Надо уважать произведения искусства!
   Он обиженно заворчал, но вынужден был отступить.
   – Пойдем скорее на улицу, – проговорила я, тесня его к выходу. – Кто-то, по-моему, очень спешил на прогулку…
   Обороняя статую, я заметила в нише за ее спиной какую-то бумагу. Возможно, это была одна из тех бумажек, которые рассыпала девица-кинолог, когда Бонни спустил ее с лестницы. Остальные она подобрала, а эта бумажка, подхваченная сквозняком, спланировала до первого этажа и залетела за статую…
   Я нагнулась и подобрала бумажку, чтобы позднее изучить.
   Сейчас у меня были более насущные задачи.
   Мне предстояло выгулять огромного дога, не позволив ему сбежать или совершить что-нибудь уголовно наказуемое – сожрать какую-нибудь маленькую собачку или напугать до потери сознания ни в чем не повинного пенсионера…
   Сперва Бонни вел себя, как послушный и хорошо воспитанный пес.
   Он шел впереди меня с чувством собственного достоинства, не обращая внимания на голубей, прохожих и прочую мелкую живность, попадавшуюся на нашем пути.
   Впрочем, надо сказать, что все встречные заблаговременно расступались, давая нам с Бонни дорогу.
   Мы шли к зеленой зоне, расположенной по берегам реки Смоленки – к единственному в окрестностях месту, где собаки могут порезвиться и обменяться последними новостями.
   Однако не успели мы пройти и четверть пути, как случилось то, чего я ждала и опасалась.
   Перед нами появилась кошка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация