А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тирания глупости" (страница 12)

   Бойцы невидимого фронта

...
   «На деле, однако, весь контекст таков, что речь идет о науке вообще. Ибо в целом в мировой науке еще более, чем в советской,"отрицательный результат – это тоже результат". Вернее, само это изречение антинаучно, ибо задача ученого, в отличие от изобретателя, не получить что-то, а узнать. И в грамотно проделанном исследовании вообще не может быть "отрицательного результата", оно всегда дает приращение знания (точнее,"сокращение незнания")».
   Задачей изобретателя не является получение чего-либо, а только того, что нужно людям, и задача ученого – не просто «узнать», а «узнать» то, что нужно твоему государству. Ваше мышление не дает вам эту тонкость заметить.
...
   «Считать, что в науке есть 1 % тех, кто "делает Дело", получает конечный результат, – так же нелепо, как считать, что дом построил тот, кто забил последний гвоздь. Да, подавляющее большинство ученых остаются безымянными. Но они посмеются над словами Ю. И. Мухина, ибо знают, что наука – единое тело, даже более единое, чем армия. Представьте: в разведку боем послали роту. Вернулся один, приволок" языка". Остальные, прикрывая его отход, погибли все до одного. И генерал говорит: "Этот – молодец. Сделал Дело. Остальные – паразиты и изменники Родины. Отправить их семьи в ГУЛАГ!"»
   Во-первых, для разведки боем «языки» делом не являются, Вы просто не знаете, что это такое – разведка боем. Во-вторых, генерал – это не профессор. Подобного идиотизма не то что генерал, а и ефрейтор не допустит, поскольку это люди военные, а не «важная опора советского строя», и они понимают, что является Делом каждого солдата.
   А вот представьте, что в разведку послали профессора. Он взял и побежал в тыл – на Урал. А как же! А вдруг там немцы есть? Нужно же получить для науки «объективные знания» об этом. Вы, конечно, за этот подвиг присвоите ему звание Героя.
   Весь народ дрался на фронте выживания СССР, а подавляющая масса ученых – на невидимом фронте. И не потому невидимом, что этот фронт – разведка, а потому, что такого фронта вообще никто не видел и знает о нем лишь из газет по рассказам самих ученых, расправляющих грудь для навешивания орденов.
...
   «Непонятно, зачем Ю. И. Мухин прибавил еще и миф об "огромных средствах" пожираемых нашей наукой. И без этого его тезис бьет по мозгам. Наша наука обеспечила военный паритет СССР с Западом, а на войну работала примерно треть научного потенциала Запада. Значит, даже если бы у нас вообще не было гражданской науки, по своей "продуктивности" наши ученые никак не уступали западным. А гражданская наука у нас была, страна жила в основном за счет своих разработок, хотя сил, конечно, не хватало, у нас нарастала нехватка знаний. Но если учесть те реальные средства, что получала советская наука, ее эффективность надо признать невероятно, чудодейственно высокой. Достаточно сказать, что даже в Академии наук СССР один научный работник имел в своем распоряжении в 180–200 раз меньше приборов (в пересчете на равные измерительные возможности), чем в среднем исследователь США. Причина этой силы – именно в советской системе, в том, что названо "шедевром государственного идиотизма", в упоре на фундаментальное знание».
   Судя по делу, по полученному эффекту, мой тезис плохо «бьет по мозгам». Либо он слаб, либо мозги железобетонные.
   Сергей Георгиевич! Ведь устаешь от пустых слов. Был у нас паритет в военной области или нет – о том могла сказать только война. У нас уже был ваш «паритет» в 1941 г.
   Далее, вся наша военная техника – это заслуга конструкторов и инженеров – «изобретателей». Где вы нашли в ней большие следы «фундаментальной» науки? Ведь для этого в нашей технике должны быть принципиально новые решения, полученные от нее. Скажем, такие, как замена поршневых двигателей на реактивные, совершенно новые материалы. Когда такие решения ВПК получал от советской науки?
   Первые примененные в бою советские реактивные истребители МиГ-15 имели двигатели английской фирмы «Роллс-Ройс». Первая поднявшаяся в воздух баллистическая ракета – профессора Вернера фон Брауна. Атомная бомба – заслуга разведчиков Берии. (Берии – пуля, а звезды героя – Сахаровым). Даже жаропрочные облицовочные плитки космического корабля «Буран» – это опять-таки не заслуга «фундаментальных» ученых СССР, а заслуга разведки.
   Сколько у нас академиков, а завод легковых автомобилей в Тольятти купили в Италии, КамАЗ, по-моему, в США.
   Но главное не в этом. Если вы, ученые, не работаете на страну, не даете ей денег, то где страна найдет эти деньги на приборы для ваших забав? А кормила вас страна неплохо. Профессор получал втрое больше среднего заработка по стране. Вопрос только – за что?
   Сравнили бы СССР с Японией, где «фундаментальные» ученые не сидят на шее народа, а работают в фирмах, там же и нобелевские премии получают за свои открытия.
...
   «Нам точно не известно, почему группа Презента повела войну против группы Шмальгаузена, в результате чего удалось разгромить биологию, убить Н. И. Вавилова и посадить в дерьмо Т. Д. Лысенко.
   Как не известно, почему масоны решили убить Лавуазье. В обоих случаях ни явная политика, ни идеология, ни наука отношения к делу не имеют – зря Ю. И. Мухин так самоуверенно судит об обоих этих случаях. Но мы можем гордиться тем, что в других областях науки попытки, аналогичные кампании Презента, не удались. С ними справились и научные сообщества, и государство. Печально, что до среднего образованного человека уроки этих кампаний, похоже, совершенно не дошли. Жоресы Медведевы, а теперь и А. Н. Тоновы сумели запудрить историю.
   А. Н. Тонов и Ю. И. Мухин представляют конфликт Лысенко с генетиками как столкновение научных школ. Это неправда. Уже в 1948 г. группа Лысенко – Презента в этом конфликте полностью выпала из науки, и сессия 1948 г. была просто плохо замаскированным преступным погромом. Даже тогда! Отрицать же это сегодня, после превращения генной инженерии в мощную промышленность, – дикость. Как если бы Бурбулис приказал всем забыть систему Коперника и признать, что Солнце вращается вокруг Земли, а Земля имеет форму чемодана, – и газета "Дуэль" его бы поддержала».
   Вас, Сергей Георгиевич, надо читать, как Библию или Маркса, – все время обо всем догадываться самому. Если «ни политика, ни идеология, ни наука отношения к делу не имеют», то что тогда имеет отношение?
   Гордиться вам рано. Если бы вы не только оценивали «идейноэстетический» стиль «Дуэли», а еще и читали ее, то обратили бы внимание на письмо профессора А. Фроста в № 20. В нем четко показана мафия, паразитировавшая в химии и в физике.
   Ваша скромность, Сергей Георгиевич, в данном случае излишня. Смело присоединяйте свою фамилию к Ж. Медведеву, ведь вы его дословно цитируете, и вы не Господь, чтобы взирать на всех сверху. А что касается «погрома», то все же повнимательнее вглядитесь в историю биологии, чтобы знать, когда этот погром был. Кстати, ткните пальцем в «мощную промышленность» генной инженерии. Где она? Конкретные адреса, номенклатура продукции?

   Кто кормить будет?

...
   «Насколько Ю. И. Мухин искажает суть научного исследования, видно уже из его примера, который ему кажется предельно убедительным. Он предлагает вообразить ученого, который изучает динамику передвижения алкоголиков в каком-либо районе Москвы. Вот, мол, вошь наукообразная, какую чушь изучает. Точно также генетикам, изучавшим законы наследственности на самом удобном объекте – мушке дрозофиле, – кричали на разгромном собрании: "Мухоловы!"
   В принципе, ученый в поиске знания использует модель – простой объект, который постороннему может казаться абсолютно далеким от цели исследования. На заре науки, в XVI в., один философ и богослов сказал: "Я могу выяснить божественный план мироздания, анатомируя вошь". Это, если хотите, кредо науки, в этом ее и сила.
   В 20-е гг. один советский "кровопийца народа" изучал свечение паров фосфора в вакууме – вместо того, чтобы делать Дело. Ну не паразит ли? Из этого вышла общая теория цепных реакций и ряд побочных – теория горения, взрыва (включая ядерный), полимеризации и т. д. Это – не особый случай, а норма, правило науки».
   Вы мне напомнили анекдот. Спускается летающая тарелка с марсианами. У них по три ноги, три руки, три глаза и на груди висит кулон с бриллиантом размером с кулак. Зеваки спрашивают:
   – У каждого марсианина по три глаза?
   – Да.
   – У каждого по три руки?
   – Да.
   – У каждого по три ноги?
   – Да.
   – У каждого по такому бриллианту?
   – Нет. Только у евреев.
   Скажите, Сергей Георгиевич, это каждому за профессорскую зарплату можно вошь анатомировать и на пары фосфора любоваться или только некоторым? Представляете, если бы все граждане нашей страны сели и стали что-нибудь изучать? Ведь сколько у нас еще вшей не препарировано, сколько явлений не изучено! Скажем, как влияет лунный свет на телеграфные столбы? Сколько бы смелых гипотез о планах мироздания мы выдвинули, сколько смелых теорий открыли!
   Одно непонятно – а кто нас кормить будет? Правда, ввиду свойств вашего мышления вы об этом не думаете. Вы уверены, что Ванька-дурак всегда найдется, чтобы кормить гордость и опору советского строя.
...
   «Значение трудов Н. И. Вавилова не так очевидно. Ю. И. Мухин даже упрекает Ж. Медведева за то, что он "не разъяснил" кому и когда эти труды понадобились. Я тоже не буду разъяснять – не требуется это для науки».
   Сергей Георгиевич! Вы для читателей пишете, а не для «науки». А то вы с Ж. Медведевым, как два майора Пронина, – строго храните секрет. Такое впечатление, что научный вклад Вавилова – это самая страшная тайна XX в. Может быть, поэтому Тимофеев-Ресовский о научном вкладе своего коллеги отзывался весьма презрительно, называя гомологические ряды Вавилова аналогичными. Ресовский – та еще штучка, но надо признать, что как генетик и биолог он, пожалуй, стоит Мухина с Тоновым и даже с Медведевым и Кара-Мурзой в придачу.
...
   «А для желающих напомню одну вещь, значение которой для человечества становится ясно лишь сегодня.
   Н. И. Вавилов с помощью своей теории смог обнаружить районы Земли, откуда произошли главные культурные растения. Он
   направил туда экспедиции (даже в районы войн), чтобы найти и собрать семена "первобытных" растений, содержащие исходные, не затронутые скрещиванием гены. И в СССР был создан "банк" этих семян. Значение его было настолько очевидно персоналу, что во время блокады в Ленинграде сотрудники умирали около мешочков с семенами голодной смертью – но не тронули ни одного.
   Одним из первых действий "мирового правительства" после уничтожения СССР была ликвидация этого банка генов. Теперь коллекции генов имеются лишь на Западе. Это позволило перейти к завоеванию мирового господства в особой области – в обладании генетической информацией. Несмотря на сопротивление стран "третьего мира" (на конференции "Рио-92"), в международное право проталкиваются законы о патентовании генов. В генетическую матрицу растения, созданного трудом примерно тысячи поколений крестьян, в лаборатории какой-нибудь транснациональной корпорации вносится небольшое изменение – и сорт патентуется. Он уже – интеллектуальная собственность. Далее в него встраивается ген, обеспечивающий бесплодие во втором поколении. Иными словами, купив семена этого сорта (действительно высокоурожайные), фермер не может сам заготовить семена на будущий год – он вынужден их снова покупать.
   Соблазняясь урожайными сортами, фермеры всего мира довольно быстро перейдут на семена, производимые всего 5–6 крупными корпорациями. Нарушить их диктат будет уже невозможно, поскольку для самостоятельного восстановления сортов нужен будет доступ в банк исходных генов, а контроль за этим доступом будет в тех же руках. Всесоюзный институт растениеводства («Институт "Тихая жизнь" им. Н. И. Вавилова», как выразился о советском банке генов Ю. И. Мухин) гарантировал независимость поистине всему миру, так как он предоставлял семена селекционерам всех стран».
   А для меня, Сергей Георгиевич, большой вопрос – обнаружил ли Вавилов «районы Земли, откуда произошли главные культурные растения»? Да, он завозил семена из районов, которые сам выбрал. Горных районов. Но кто гарантирует, что это действительно те районы? Кто гарантирует, что в районах, по климату более похожих на климат СССР, не погибли те семена, гены которых нужны именно нам?
   Ж. Медведев пишет, что последним научным открытием Вавилова была полба с Карпатских гор. Сергей Георгиевич! Сколько гектаров в России засевается полбой? Или сортами, созданными с помощью ее генов?
   И потом. Со сбором семян вместо Вавилова справился бы любой опытный колхозный агроном. И агроном не ввозил бы за золото в СССР «новые сорта», которые оказывались зерном, подобные которому СССР продавал за границу и его безграмотные вавиловы не умели распознать.
   Видите ли, Сергей Георгиевич, Т. Д. Лысенко был мужественным гражданином. В 1941 г. он распорядился в преддверии ранних заморозков скосить еще зеленые хлеба в Сибири. А если бы заморозков не было, то что бы было с ним за потерю части урожая?
   Поэтому, безо всякого сомнения, он распорядился бы отдать коллекцию ВИРа на прокорм ленинградцам, если бы не был настоящим ученым, если бы он не понимал ее генетическую ценность. Но в 1956–1962 гг. милые вашему сердцу вавиловцы его съели. И если верить вам, то именно они, наукообразная вошь, и разбазарили ту коллекцию семян, которую собирал ВИР по приказу советского правительства и на деньги советского народа. Которую бережно хранил Т. Д. Лысенко.
...
   «Теперь два слова о Деле – о вопросе, связанном с наукой, но выходящем за ее рамки. Общий пафос Ю. И. Мухина таков: надо Дело делать, а не заниматься всякой ерундой – языком, мухой дрозофилой и т. п. В качестве примерного идиота он приводит Хрущева, который не слушался делового Лысенко. Но даже в описании самого Ю. И. Мухина Хрущев предстает законченным выразителем идеи
   "Дело делать, а не рассуждать" А проблема в том, что, приступая к Делу, очень трудно определить, что будет успехом, а что – провалом. Для этого как раз надо рассуждать и изучать дрозофилу. Более того, оценить баланс успехов и неудач бывает трудно даже много лет спустя после завершения проекта. Ю. И. Мухин, лихо расставляя оценки ("идиотизм Маркса","идиотизм Хрущева" и т. д.), подает плохой пример читателю.
   Ю. И. Мухин утверждает: подъем целины – авантюра и идиотизм. Если бы это было делом его веры, куда ни шло. Сегодня всяких верующих хоть пруд пруди. Но он берется доказывать логически, а тут уж нужен минимум строгости, если не хочешь повысить общий уровень шизофрении.
   Откуда видно, например, что, вложив средства в Центральную Россию, в сложившуюся и инерционную культуру хозяйства, СССР получил бы более быструю отдачу в виде зерна, чем создав крупные механизированные фермы с новым укладом хозяйства на новом месте? Ниоткуда это не видно, это умозрительное предположение (для меня по меньшей мере сомнительное). Сомнения нарастают, когда вдумаешься в "количественные аргументы" Ю. И. Мухина. Судите сами.
   Он пишет: "с 1947 по 1955 г. валовая продукция сельского хозяйства (с Лысенко, но без целины) возросла на 65 %, а с 1958 по 1965 г. (с целиной) лишь на 10 %".
   Во-первых, надо говорить не о "валовой продукции" которая выражается в искусственных показателях, а о "натуральных" цифрах – производстве зерновых, целина ведь поднималась исключительно ради зерна. Во-вторых, сравнивать надо хотя бы одинаковые периоды. В-третьих, относительные показатели (проценты) в данном случае вообще врут, ибо 1947 г. – это тяжелый неурожай, наложившийся на тяжелую военную разруху».
   Ну и добавили бы – в связи с тяжелым неурожаем, наложившимся на разруху, в декабре 1947 г. были отменены карточки на продукты.
   Говорить о «производстве зерновых» как о результате эффективности сельского хозяйства – это вопиющая безграмотность, и ее оправдывает только то, что в мозги советских ученых этот показатель вписал Запад – ваше «мировое правительство», Сергей Георгиевич.
   Зерна для хлеба всему населению СССР до его развала нужно было всего 45 млн тонн. Остальное зерно – это сырье для производства мяса, молока, яиц и т. д. Причем кормить коров и овец зерном – дикость. Их желудки не приспособлены к его переработке.
   А на целине была трава, и неплохая. Ее ел скот местных пород – лошади, коровы, овцы. Причем на подножном корме этот скот мог быть круглый год. И вот скот со степи согнали, траву распахали, чтобы вырастить зерно, чтобы кормить им скот. Почему вавиловцы и вы, Сергей Георгиевич, не хотели по этому поводу порассуждать? Ведь вы к этому призываете.
   Когда в 1973 г. я приехал на целину, там еще свирепствовали пыльные бури, которые прекратились, когда начали пахать безотвальным плугом, оставляя стерню, – так, как и предлагал Т. Д. Лысенко. В том году в Ермаковском районе был рекордный урожай – район дал 11,7 центнера с гектара, выполнив 3,7 плана. То есть план был 3,2 центнера с гектара – едва сам-три. Как в прошлом веке. Это и есть практические чудеса ваших менделистов, Сергей Георгиевич, итог «мощной промышленности» генной инженерии.
...
   «Если мы хотим вспомнить реальность, а не манипулировать историей, то надо сравнить так. С 1947 по 1955 г., за период послевоенного восстановления (без целины), было произведено 727 млн тонн зерновых. За такой же девятилетний период с 1956 (первый урожай целины) по 1964 г. произведено 1138 млн тонн. Разница не просто большая – она принципиальная».
   Что же это вы, Сергей Георгиевич, включили в свой «девятилетний» период 1947 г., за который ругали меня? Ну да ладно. Разница между этими двумя цифрами примерно 57 %.
...
   «Посмотрим по-другому. Каково было среднегодовое производство зерновых за трехлетки (за три года усредняются колебания в урожайности, вызванные климатическими причинами)? Вот каково: с 1947 по 1949 – 67,8 млн тонн; с 1953 по 1955 – 90,6 млн тонн; с 1956 по 1958 – 120,8 млн тонн; с 1962 по 1964 – 133,3 млн тонн. Иными словами, до получения первых урожаев целины рост производства зерновых был очень медленным. Ни о каких 65 % и речи нет. В 1953–1955 гг. даже не достигли уровня 1937 г. (97,4 млн тонн) и уровня 1940 г. (95,6 млн тонн). Целина не просто дала скачкообразный прирост производства, она вывела его на новый уровень, обеспечила зерновую независимость СССР (ее промотали в конце 70-х гг. из-за ошибочной стратегии животноводства)».
   Замечу, что нельзя сравнивать средние цифры за три года с лучшими цифрами за один год. У нас на заводе это даже уборщицы знали.
   Между цифрами 67,8 и 90,6 разница в 34 % – такого же порядка, как и 57 %. Без целины за три года через четыре года (вы сами выбрали эти периоды) Лысенко имел такие же приросты, какие вы считаете «принципиальными». А вот с целиной, но без Лысенко разница между цифрами 120,8 и 133,3 млн всего 10 %. Темпы с целиной, но без Лысенко снизились более чем втрое. Я не знаю точных цифр производства зерна собственно на вновь распаханных землях. Думаю, у нас найдутся читатели, кто это вычислит.
   Но я могу оценить эту цифру. В Казахстане хлеб растили и до подъема целины. Основные целинные земли – тоже в Казахстане. Предположим, что до целины Казахстан производил столько зерна, сколько потом новые целинные земли Оренбургской,
   Курганской областей и Алтайского края. И весь хлеб Казахстана равен приросту от целины.
   Так вот, вечной мечтой Казахстана был 1 млрд пудов, рекорд – 1,1 млрд. Или 17,6 млн тонн. К своему концу СССР производил около 200 млн тонн (от 170 до 220 млн). Разница от погодных колебаний, как видите, доходила до 30–50 млн тонн. То есть вся практическая заслуга менделистов, толкнувших Хрущева на целину, вкладывается в обычные колебания урожайности по СССР. Но урожайность по СССР поднялась с 70 млн тонн послевоенных до 200. Это за счет каких же земель?
   Да, Сергей Георгиевич, за счет российских и украинских земель традиционного земледелия, за счет их улучшения по Лысенко, за счет его лесопосадок, его сортов и, конечно, просто за счет прогресса – удобрений, технологии и пр.
...
   «Я вовсе не хочу сказать, что подъем целины был лучшим выходом из положения. У меня для этого мало информации, и не об этом речь. Я говорю о способе обращаться с историей и доказывать предельно резкие суждения. Думаю, в среде оппозиции этот способ поведет к еще более тяжелым последствиям, чем привел он в среде "демократов"».
   По тому, как безапелляционно вы судите о целине, совсем не скажешь, что у вас мало информации и вы не сторонник резких суждений.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация