А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночные свидания" (страница 22)

   – Откуда у вас такие странные законы? Они такие нелепые, разве вы не понимаете?
   Сципио растерялся.
   – Вы, по-видимому, гордитесь, что создали такое цивилизованное сообщество, построенное на чести и строгих нравах. Но ведь дхампиры фактически члены вашего общества, разве не так? Точно так же, как человек, в жилах которого течет азиатская и европейская кровь, принадлежит человеческому обществу, не так ли?
   Сципио рассеянно вертел чашку из-под кофе в руках.
   – Да, все так. Но ваш пример не очень удачен, поскольку дхампиры не являются законными членами нашего сообщества.
   – Да, такое уже было в истории Америки, когда смешанные браки между людьми разных рас признавались недействительными, а их дети незаконными. Сципио, но ведь это дремучее невежество, неужели вы не понимаете?
   Сципио молчал.
   Санни оперлась руками о стол и, наклонившись вперед с самым решительным видом, спросила:
   – Скажите, чего вы на самом деле боитесь?
   Энцо несколько раз закусил нижнюю губу, явно колеблясь, а затем выдавил:
   – Дхампиры в определенных случаях обладают большей силой, чем мы, вампиры.
   – Энцо, замолчи, – бросил Сципио.
   Молодой вампир покачал головой:
   – Дружище, закон не запрещает говорить ей правду. – Энцо вскинул голову. – Если дхампиров станет много, то, объединившись, они могут уничтожить вампиров. Вот что тревожит нас.
   – Дхампиры уничтожат вампиров только тогда, когда у них не будет иного выбора. Но если они станут равноправными членами вашего общества, если вампиры примут их с радостью, то у дхампиров не будет причин ненавидеть вас. – Санни помолчала и веско повторила: – У нас не будет причин ненавидеть вас.
   Сопрано, вылетавшее из стереосистемы, вдруг взяло столь высокую ноту, что задребезжали стекла в рамах, и держало ее так долго, что у всех, кто сидел в кафе, перехватило дыхание. Дождавшись, когда певица сделает паузу, Сципио кивнул:
   – Мне понятна ваша точка зрения, леди.
   – А как рождаются дхампиры? – Поняв всю нелепость своего вопроса, Санни покраснела и тут же переформулировала вопрос: – Я хотела узнать, дхампиры появляются от брака между любым вампиром и любым человеком, или все сложнее?
   Сципио покачал головой:
   – Любой человек может стать вампиром, если вампир умертвит его, выпив всю его кровь, а затем введет свою кровь, кровь вампира, в его жилы. Что-то вроде введения в человеческий организм чужеродного вируса. Но для того чтобы от вампира и человека родился дхампир, человек должен обладать специфическим геном, в противном случае сперма не сможет оплодотворить яйцеклетку. Данный ген, как говорят наши ученые, встречается очень редко.
   – Но в таком случае ваши опасения, что дхампиров станет слишком много, совершенно беспочвенны, разве не так?
   Сципио и Энцо обменялись многозначительными взглядами, затем перевели глаза на Санни, но ни один из них не проронил ни слова.
   Санни одним залпом допила кофе.
   – Хорошо, давайте вернемся к тому, почему я здесь. Как я могу вернуть себе Джейкоба?
   Сципио резко встал, отчего его стул с характерным скрипом о пол отскочил назад. Болтовня Санни ему явно надоела.
   – Никак, – отрезал Сципио и повернулся к Энцо: – Оплати счет. Я буду в машине.
   Энцо проводил босса взглядом, затем достал бумажник и отсчитал нужное количество купюр. Санни положила ладонь поверх его руки.
   – Энцо, не поможешь ли ты мне?
   Он выдернул руку и отрицательно потряс головой:
   – Я и так сделал для тебя очень много.
   – Вы схватили не того, кого следует, ты что, не понимаешь? – сорвалась на крик Санни. Двое пожилых итальянцев обернулись на ее крик, и Санни поняла, что слегка перегнула палку. Понизив голос, она продолжила: – Разве вы не понимаете, что в тюрьме должен быть Ричард Лазарус, а не Джейкоб. Ричард убил моего приемного отца, а теперь намерен убить моего лучшего друга.
   Энцо нахмурился:
   – Прошу меня простить, моя дорогая донна, но убийство человека не является противозаконным. То, что он сделал, возможно, предосудительно, но отнюдь не противозаконно. – Энцо задумчиво почесал щеку. – Санни, ты обладаешь большой силой. Если ты сможешь убить Ричарда, мы все будем тебе очень благодарны, уверяю тебя.
   Его палец прочертил легкую черту по ее щеке. Внутри Санни все затрепетало от тайного желания, она отстранилась от Энцо. «Черт бы побрал этих вампиров, – мелькнуло в ее голове, – насколько же они сексапильны».
   – Благодарны настолько, чтобы отпустить Джейкоба на свободу?
   – Не мне это решать. Я прожил достаточно долго и понял, что будущее таит бесконечное количество возможностей.
   Санни фыркнула:
   – Благодарю. Философия – именно то, что мне сейчас более всего нужно.

   Двадцать четыре часа пролетели быстро. Ричард сидел в гостиной Санни. Она стояла на кухне и проверяла, насколько остры ножи, стоявшие в подставке. Она водила пальцем по их лезвию, но ни один из них не казался ей столь острым, чтобы им можно было бы заколоть вампира. Хотя она сильно сомневалась в том, что вампира можно убить ножом. Она рассталась с Джейкобом слишком рано и не успела изучить с ним такой предмет, как оружие, поражающее вампиров.
   Остаток дня она провела в бесплодных попытках напасть на след Джейкоба и разыскать Шермана и Делию. Она опять побывала на квартире Джейкоба, прогулялась в окрестностях Форт-Пойнта в поисках хоть какой-нибудь зацепки. Не забыла заглянуть в «Гугл», набрав в строке поиска «вампиры в Сан-Франциско». Затем перезвонила по некоторым телефонам, которые обнаружила во Всемирной паутине. Но те, кому она звонила, понятия не имели о том, каковы настоящие вампиры. Прикидываясь знатоками, в сущности, они были невежественными претенциозными дилетантами. Санни навестила квартиру Шермана и Делии как днем, так и ночью и всякий раз находила ее запертой, а окна темными. В ресторане «Золотой дракон» она тоже не нашла никого, кроме недоумевающих посетителей, которые толпились возле входа, удивляясь тому, что ресторан, который был открыт семь дней в неделю начиная с 1927 года, теперь закрылся по совершенно непонятным причинам. Сделать или разузнать что-либо еще она больше не могла. Единственное, что ей оставалось, так это поверить Энцо и Сципио, что страх вампиров перед дхампиром не лишен оснований, и она в самом деле обладает силой, способной убить Ричарда. Санни налила себе бокал вина и прошла с ним в гостиную.
   Ричард, как обычно, являл собой воплощение естественности и раскованности. Он сидел на диване, закинув ногу на ногу и вытянув руку вдоль диванной спинки. На нем был костюм из твида, один из его любимых нарядов, хотя вместо жилетки и галстука на этот раз он надел свитер, из-под которого выглядывал расстегнутый воротник рубашки. Увидев Санни, Ричард встал, поклонился и опять сел.
   Санни сделала большой глоток вина и поставила бокал на столик. Теперь, стоя перед ним, она слегка растерялась, не представляя, с чего начать и вообще что делать. Единственной подсказкой была сцена, увиденная в телесериале об охотниках на вампиров, когда те набрасывались на вампиров и начинали делать из них отбивную с помощью восточных единоборств, разбивая стекла, круша мебель, ломая все, что попадалось под руку.
   – Готова? – спросил Ричард. – Ты уже упаковала вещи?
   – Да, готова, но только не для того, чтобы ехать вместе с тобой, – ответила Санни, сжимая кулаки и пытаясь пробудить в себе то самое возбуждение, которое охватило ее, когда она падала с моста. Однако вместо всплеска адреналина и ощущения неведомой силы она ощущала противную робость.
   Ричард подозрительно взглянул на нее:
   – Что ты хочешь этим сказать?
   Не говоря больше ни слова, Санни прыгнула на него. В тот миг, когда она на долю секунды повисла в воздухе, с ней произошло столь желанное перевоплощение. Когда Ричард кинулся навстречу ей, она уже приготовилась к схватке. Ричард как бы распался на множество молекул, ход времени замедлился, и в этом увеличенном промежутке Санни сгруппировалась и, столкнувшись с ним, повалила его на пол.
   Ричард схватил ее волосы и ударил головой о пол. Рот у нее наполнился кровью, но боли она не почувствовала. Ногой она ударила его в живот, удар отбросил Ричарда в сторону. Санни вскочила и схватила лампу, намереваясь ударить его по голове, но Ричард тоже не дремал. Ловким захватом он свалил ее с ног. Санни упала прямо на стеклянный столик, который разбился вдребезги под ее тяжестью. Она лежала на ковре из острых, как ножи, осколков. Не успела она приподняться, как он навалился на нее всем телом, нарочно придавливая ее к полу. На это раз ей стало больно, очень больно.
   – Ты меня разочаровала, – прорычал Ричард. – Как это ни грустно, но ты не успеешь развить до конца свои способности. Придется тебя убить.
   Санни закрыла глаза, пытаясь восстановить силы. Получив удар по голове, она еще больше растерялась, и тут Ричард впился клыками в ее шею. Санни закричала и заметалась, но она была пригвождена к полу. Вытекавшая из вен кровь придавала сил врагу, одновременно ослабляя ее саму. И тут, когда ее сердце дрогнуло и жизнь начала уходить, в голове мелькнула мысль о Джейкобе. Простая и невыносимая мысль – они никогда больше не увидятся. Неужели между ними все кончено? Нет, такое положение Санни не устраивало. Она должна жить. Должна увидеться с Джейкобом хотя бы раз, чтобы исправить возникшее между ними недоразумение.
* * *
   Джейкоб лежал на грязном полу камеры, располагавшейся этажом ниже зала заседания Совета и двумя этажами ниже Дворца изящных искусств. В полной тишине были отчетливы слышны звуки его равномерного дыхания и стук падающих капель – это просачивалась вода из пруда, расположенного наверху возле дворца. Вокруг царила полная темнота. Обладая способностью прекрасно видеть в темноте, Джейкоб убедился, что бежать из камеры невозможно. Решетки были сделаны из прочного титана, которые даже вампир с его нечеловеческой силой не мог сломать. Вести подкоп тоже было бессмысленно: Джейкоб находился настолько глубоко под землей, что пока он выкопал бы проход, то, что должно было случиться между Санни и Ричардом, уже свершилось бы.
   Джейкоб не знал, сколько прошло времени. Давным-давно во время войны между Севером и Югом он попал в плен к англичанам. Количество дней и недель, проведенных в заключении, он отсчитывал соразмерно длине растущих ногтей и волос. К несчастью, став вампиром, Джейкоб лишился этой особенности. Он лежал и дремал, ожидая, когда кто-нибудь спустится к нему в темницу, тогда он мог бы напасть на него и попытаться вырваться на свободу. Но с того дня, когда Энцо и Патрик заперли его здесь, пробормотав нечто нечленораздельное в виде извинений, к нему никто не заходил.
   Вдруг Джейкоб услышал отдаленный шум и сразу вскочил на ноги, как будто его ударило током. Нет, это не был шум откуда-то сверху. Его чувства настолько обострились за время, проведенное в камере, что достигли особого уровня восприятия, недоступного даже вампирам. Это неведомо откуда доносился крик Санни о помощи. Джейкоб мог поклясться, что слышит ее голос.
   Он замер, весь дрожа от внутреннего напряжения. Его глаза раскрылись, и в камере вдруг стало светло, как днем. С безумным криком он бросился на решетку и рванул прутья с силой, которая поразила его самого. Титан не выдержал бешеного натиска, прутья поддались, освобождая небольшой проход. Джейкоб пролез в него и побежал по длинному темному тоннелю, пригибаясь, чтобы не ушибить голову о низкий потолок. Он почти достиг выхода из тюрьмы и уже стоял перед дверьми, за которыми, как он хорошо знал, его ждала свобода, но в эту минуту сработала сигнализация.
   Энцо, Патрик и еще трое вампиров навалились на Джейкоба, прижимая его своими телами к земле, каждый из вампиров крепко держал одну из конечностей Джейкоба, а Энцо удерживал голову. Гнев уступил место отчаянию. В уме Джейкоба крутилась лишь одна мысль – мысль о Санни, о том, что ей нужна его помощь. Рванув клыками Энцо за шею, он нанес ему глубокую рану. Однако другие вампиры не раздумывая оттащили Джейкоба от Энцо, схватили за руки и за ноги и бросили в ближайшую камеру. Он упал на пол, оглушенный и полузадушенный. Сила, бившая в нем ключом всего несколько минут назад, оставила его.
   По другую сторону решетки Джейкоб увидел, как Энцо постепенно приходит в себя. Его свистящее прерывистое дыхание почти успокоилось. Он повернулся и взглянул на Джейкоба, но в его взгляде не было заметно ни злобы, ни обиды, а проглядывала непонятная печаль. Джейкоб уткнулся лбом в холодную сырую землю. Сейчас ему больше всего хотелось умереть, больше, чем тогда, когда он стоял перед своим домом, где спали его жена и дети, и понимал, что уже никогда не увидит их. Вдруг Джейкоб почувствовал, что его лицо стало мокрым. Он провел рукой по щеке, поднес поближе к глазам и увидел, что его ладонь вся в крови от беззвучных, кровавых слез.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация