А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночные свидания" (страница 14)

   Глава 13

   Когда Ричард пригласил Изабель посетить выставку «Тиффани, Фаберже и Лалик» в Музее Почетного легиона Славы, она призналась, что избегает столь многолюдные выставки, где из-за тесноты и давки ей приходится очень трудно на костылях.
   – Не стоит беспокоиться о подобных пустяках, – отмахнулся Ричард.
   – Неужели таким способом ты хочешь излечить меня от рассеянного склероза? – пошутила Изабель. Она даже не подозревала, насколько ее шутка близка к истине. Ричард обладал целительными силами, позволяющими излечивать как рассеянный склероз, так и многие другие человеческие недуги. Однако человеческий разум Изабель не был способен воспринять всерьез подобный ответ Ричарда. Тем не менее Ричард уверил Изабель всецело положиться на него. Когда они приехали к зданию выставки, охрана уже запирала входные двери, однако куратор выставки любезно провел респектабельных посетителей к лифту и поднялся вместе с ними в залы основной экспозиции. Любезно раскланявшись с Ричардом, он оставил их одних в пустом зале. Теперь никто не мешал Изабель ходить на костылях и любоваться экспозицией. Изабель ковыляла между выставленными экспонатами и восхищенно ахала и охала, словно маленькая девочка. Ее привели в восторг позолоченные и отделанные драгоценными камнями пасхальные яйца Фаберже, сделанные для российского царского двора, а также украшения, выполненные в стиле арт-деко, предназначенные для нуворишей научно-технической революции, не обладавших изысканными вкусами.
   Ричард, нацепив на лицо улыбку, сопровождал Изабель. Повидавший немало драгоценностей за свою долгую жизнь и успевший приобрести кое-что, он ходил следом и рассказывал забавные исторические анекдоты о тех или иных ювелирных изделиях. Какие пасхальные яйца принадлежали русской императрице или какой удивительный подарок сделал японский сёгун бедной актрисе – изумруд в четырнадцать карат в пасти дракона, выточенного из аквамарина и бирюзы. Ричард предпочел бы, чтобы рядом с ним была не Изабель, а Санни, чтобы другая наклонялась над витриной, где лежал шедевр ювелирной мастерской Лалик – гребень в виде бабочки, замирая от восторга и рассматривая его блестящими глазами. Впрочем, Санни трудно было поразить подобными украшениями. Она была сдержанной и скрытной, поэтому обычные пути, ведущие к женскому сердцу, тут не годились. Впрочем, Ричард не являлся сторонником шаблонных решений. Санни не поддавалась внушению, более того, Джейкоб наверняка успел поселить в ее сердце предубеждение против него.
   Однако трудности не пугали Ричарда, напротив, лишь подхлестывали его. Его изощренный коварный ум изыскивал пути подхода к Санни, которые помогли бы ему обольстить ее или сделать из нее верную помощницу. Дополнительным бонусом к его победе над Санни станет состояние отца рафинированной и недалекой Изабель, которое должно попасть ему в руки. Он уедет из Сан-Франциско вместе с Санни и миллионами Лафоржа. И пусть потом Совет кричит и возмущается, сколько ему влезет. Ведь когда это произойдет, он будет уже бессилен против Ричарда. Более того, Ричард сможет организовать свой собственный Совет и ввести в его состав детей от его союза с Санни. Ричард улыбнулся широкой белозубой улыбкой, настолько ему понравилась последняя мысль.
   Изабель, по ошибке приняв его улыбку на свой счет, лучезарно улыбнулась в ответ:
   – Благодарю, Ричард. Это была действительно блестящая мысль – посетить выставку.
   Он нежно обхватил ее за талию и подвел к скамейке в центре зала. Вокруг за стеклянными витринами сверкало золото, серебро, драгоценные камни. Казалось, они находились в чудесной комнате из сказки о злобном карлике по имени Румпельштильскин, который превращал домашнюю утварь и солому в золото.
   – У меня для тебя кое-что есть, – сказал Ричард, вытаскивая из кармана небольшую бархатную коробочку и протягивая ее с поклоном Изабель.
   – Это совсем ни к чему. – Изабель зарделась. В воздухе повеяло густым соленым запахом – явный признак, что кровяное давление девушки повысилось. Ее возбуждение передалось Ричарду, клыки тут же слегка выступили, покалывая острыми концами края губ.
   Щелкнула крышка, и Изабель застыла от неподдельного восхищения. Ричард был польщен. Изабель выглядела такой простодушной и наивной, что он теперь не сомневался: все ее драгоценности, разные женские побрякушки, хранятся в каком-нибудь банковском сейфе и надевает она их очень редко. Поднесенное им украшение являлось настоящим произведением ювелирного искусства. Это была брошь – платиновый леопард, украшенный желтыми алмазами, – работа известной ювелирной фирмы «Лалик». Украшение было изготовлено в 1911 году в Париже и сперва принадлежало жене крупнейшего американского магната Джона Джекоба Астора. Брошь уцелела после кораблекрушения «Титаника», чего, увы, нельзя было сказать о самом Джоне Джекобе. Украшение выставили на аукцион, где его приобрел анонимный покупатель. Сумма сделки тоже не разглашалась, после чего платиновый леопард исчез из широкого поля зрения.
   – Я не могу принять такое. Это слишком дорогой подарок. – Изабель попыталась вернуть коробочку Ричарду.
   – Чушь. Я хочу, чтобы брошь была твоей. Редкая вещь для редкой женщины.
   Изабель стала совсем пунцовой от комплимента.
   – Ты позволишь? – Ричард достал брошь, его рука приблизилась к груди Изабель, она не возражала. Он осторожно оттянул ее джемпер с глубоким вырезом. От подобной близости губы Изабель раскрылись, и ее дыхание участилось. Ричард приколол брошь. Действовал он осторожно и аккуратно, легко касаясь пальцами кожи. Глаза Изабель стали влажными и блестящими, как у лани. Ричард понял, что теперь она словно воск в его руках, и не было никакой необходимости огламуривать ее.
   Ричард нагнулся и поцеловал Изабель в шею. Его клыки опять выступили и слегка сдавили нежную кожу между горлом и подбородком. Изабель задрожала и пошатнулась. Голубая жилка пульсировала на ее шее, она вздохнула и почти без чувств упала прямо Ричарду на грудь.
   О, как он любил подобные мгновения! Как ему нравилось пить кровь в общественных местах, подвергая себя риску быть обнаруженным. Последствий он нисколько не боялся, напротив, опасность щекотала ему нервы. В любой момент могли появиться либо куратор выставки, либо охранник, либо просто какой-нибудь идиот человеческого племени и подумать, будто у них свидание и они целуются. Но потом презренные людишки увидели бы кровь, текущую по шее и груди Изабель, и подняли бы тревогу. Ричард будто наяву представил себе возникшую кровавую бойню. Как высвобождается его скрытое могущество вампира, как он убивает охранников, служащих выставки, прибывших полицейских. Он сокрушает любого, кто осмеливается задержать его, ломает кости и мгновенно высасывает у людей кровь, а затем бросает бездыханные тела, словно выжатые до капли лимоны. Это будет прекрасное грандиозное зрелище, наподобие первобытного хаоса.
   Ричард поднял голову, и его клыки сразу скрылись. Изабель с полузакрытыми глазами покоилась в его объятиях. На ее шее и груди не виднелось ни капли крови. Он вел себя так же прилично, как викторианская учительница-наставница. Время снимать маску еще не наступило. За долгую жизнь в образе вампира Ричард извлек один полезный урок – надо быть терпеливым.

   Санни стояла на одной из технологических площадок моста, которые висели на опорных столбах, почти у самой вершины. К каждой такой площадке вела лестница, сделанная из приваренных к опорам скоб. Скобы специально располагались на большом расстоянии друг от друга, чтобы отбить желание у какого-нибудь дурака забраться наверх. Только рабочие-ремонтники со страховочными поясами могли безопасно пользоваться такой лестницей. Однако Джейкоб вскарабкался наверх быстро и легко, словно по обычной лестнице между этажами городского дома. Санни, отбросив прочь свои страхи, последовала за ним с не меньшей ловкостью.
   Наверху дул жестокий пронизывающий ветер, он хлестал по щекам и глазам, завывая словно дикий зверь. Прежняя Санни испугалась бы и отступила бы перед таким экзаменом, но для новой Санни, появившейся на свет несколько часов назад, новое испытание уже не казалось непосильным. Она уже научилась концентрировать свои чувства и мысли, избавляться от страха и боли, как бы отключать неприятные тревожные ощущения. Внизу резвились дельфины, их черные серебристые спины сверкали в лунном свете. Когда кто-нибудь из дельфинов выпрыгивал из воды, казалось, будто из морской глади выныривает месяц, разрезая волны обращенными вниз рогами.
   – Джейкоб, а что будет, если прыгнуть отсюда вниз?
   Санни говорила, не повышая голоса. Несмотря на завывающий ветер, она знала, он все равно услышит каждое ее слово.
   Глядя в черную пропасть, на дне которой блестела вода, Джейкоб пожал плечами:
   – Ничего особенного.
   – Тогда давай прыгнем!
   Джейкоб энергично замотал головой:
   – Нет-нет, это развлечение не для меня.
   Его неожиданный отказ поразил Санни. Весь вечер Джейкоб был рядом с ней, выполняя те же самые задания, что и она. Сначала он действовал намного ловчее и быстрее. Однако Санни, оказавшись способной ученицей, с каждым пройденным испытанием становилась более уверенной в себе и все более похожей на своего учителя. Пару раз Джейкоб помогал ей уклониться от опасности. Первый раз, когда она неточно определила скорость автомобиля. В другой раз Санни оступилась, когда они «прогуливались» под проезжей частью моста, прыгая и цепляясь за разные технологические устройства. Мысль – прыгнуть с моста – увлекла Санни, она настолько загорелась этой идеей, что уже ничто не могло ее остановить.
   – Что ты имеешь в виду, говоря, что это не для тебя?
   – Я не умею плавать.
   Думая, что он шутит, она рассмеялась, но, взглянув на него, убедилась, что Джейкоб более чем серьезен.
   – Давай прыгай, – предложил он. – Я подожду тебя на берегу.
   Он поцеловал холодными губами ее в щеку и тут же исчез. Через миг она увидела его на пешеходной дорожке моста. Не раздумывая и не колеблясь, Санни взглянула на океан и смело шагнула вперед так, как будто заходила к себе в галерею.
   Она стремглав полетела вниз, словно пуля, выпущенная из ружья. Ветер со зловещим хохотом набросился на нее, словно сдирая с нее кожу, обнажая нервы и кровоточащие сосуды.
   Тот, кто полагал, что прыжок с моста «Золотые Ворота» быстрый и легкий способ покончить счеты с жизнью, очень сильно заблуждался.
   Темные зловещие волны приближались со страшной скоростью. На какое-то мгновение Санни стало страшно. Воля и силы оставили ее, уступив место отчаянию. Ее тело непроизвольно сжалось в комок, который мотало и крутило вокруг оси, словно шар в барабане лото.
   Как вдруг внутри ее что-то вспыхнуло и загорелось – это неведомая, но уже знакомая сила пришла на помощь. Сознание стало четким и ясным, Санни распрямила руки и ноги, ветер ее больше не пугал. Над самой водой ее голова наклонилась вниз, вытянутые руки сошлись над головой, и Санни вертикально вошла в воду, словно олимпийский чемпион по прыжкам с вышки.

   Сила не покинула ее и в воде. Вынырнув, Санни как ни в чем не бывало поплыла, легко преодолевая полутораметровые волны. На воде дрожали лунные блики и отражения огней ночного города. Санни заметила, как вдали по воде бегут в разные стороны яркие светящиеся полосы. Приглядевшись, она поняла, что это стая дельфинов, которых она заметила еще на верху моста. Подплыв поближе, Санни почувствовала упругие колебания воды, исходившие от мощных животных, игравших друг с другом. Она подплыла совсем близко к самке дельфина и ее детенышу. Оба дельфина дружелюбно смотрели на нее своими черными блестящими зрачками и, как показалось Санни, даже улыбались ей.
   Малыш, от избытка желания поиграть, выпрыгнул из воды, ударив по ее поверхности хвостом. Он как будто говорил Санни: «Видишь, как я умею. Попробуй, это очень весело!»
   И Санни попробовала. Она рванулась вверх и вперед, словно в баттерфляе. Ее тело поднялось над водой почти так же, как это сделал дельфиненок, и точно так же, как он, она хлопнула ногами по воде, прежде чем опять погрузиться в воду. Самка дельфина одобрительно засвистела. В этот момент Санни больше всего на свете захотелось остаться вместе с этими добрыми и умными животными, покинуть жестокий мир людей. Однако понимала, что это невозможно и что ее силы на исходе. Ее руки и ноги сводило от обжигающего холода и боли. И Санни неохотно повернула в сторону берега.
   Вскоре она увидела на берегу Джейкоба. Благодаря острому зрению она ясно различала выражение тревоги на его лице. Джейкоб с беспокойством вглядывался в морскую даль, очевидно, не замечая ее. Только когда она подплыла близко к берегу, где уже можно было стоять по шею в воде, он увидел ее. Санни обрадовалась, когда тревогу на его лице сменило выражение радости, а затем огорчилась, поняв, чем вызвана подобная перемена, – Джейкоб не был до конца уверен в ней и в ее силах. Но положа руку на сердце, в момент полета с моста со скоростью сто миль в час Санни тоже не была полностью уверена в том, что справится.
   Джейкоб стоял на берегу, поджидая ее, в руках он держал одеяло. Как только она подошла, он набросил одеяло ей на плечи.
   – Откуда одеяло? – поинтересовалась Санни.
   – Да так, залез в одну машину.
   – А нам позволено так поступать?
   Джейкоб рассмеялся:
   – Ты имеешь в виду – имеем ли мы право так поступать?
   – Что я имела в виду, точно не знаю, ибо не понимаю, что имеется в виду, когда говорится «мы».
   Джейкоб подхватил Санни вместе с одеялом, крепко прижал к себе и побежал. Он бежал легко, словно скользя по воздуху, без каких бы то ни было усилий, сперва вдоль пляжа, а затем по дороге, ведущей к мосту. Когда Джейкоб поднялся на поросший лесом холм на противоположной стороне, его шаги удлинились и больше походили на прыжки дикого оленя, мчащегося мимо деревьев и гранитных валунов. Санни, уже уверившаяся в своих чудесных способностях, при виде такой силы и ловкости присмирела. Особенно ее поражала та легкость, с которой Джейкоб нес ее: примерно так она носила свой рабочий кейс.
   На вершине холма стоял Форт-Пойнт, построенный во время войны между Севером и Югом для защиты от нападения южан, нападения, которое так и не состоялось. Джейкоб замер на мгновение перед красной кирпичной стеной форта, окидывая оценивающим взглядом бойницы, расположенные в строгом порядке. Санни попыталась было встать на ноги, однако Джейкоб не выпустил ее. Вместо этого, прижав ее одной рукой к себе, другой свободной начал цепляться за уступы на стене, и вскоре они очутились на крыше форта. Только здесь наверху он опустил Санни на ковер из слежавшихся листьев. После быстрого бега и подъема на крышу форта с ношей в руках Джейкоб даже не запыхался.
   Санни упала на спину, захлебываясь от смеха. Она хохотала до тех пор, пока слезы не выступили из глаз. Джейкоб встревоженно наклонился над ней.
   – Что тебя так рассмешило?
   Санни помотала головой из стороны в сторону, безуспешно пытаясь подавить смех.
   – Мне… не… смешно, – выдавила она.
   – Понятно, – ответил Джейкоб с таким видом, будто ему ничего не понятно.
   Наконец Санни более или менее успокоилась, хотя из ее груди все еще вылетали звуки – нечто среднее между смехом и икотой.
   – Это же фантастика, Джейкоб, разве ты не понимаешь?
   Он задумчиво поскреб себя пальцем по подбородку.
   – Фантастика? Нечто удивительное или, скажем, невероятное?
   – Да, да, – горячо согласилась Санни. Ее дыхание было по-прежнему быстрым и прерывистым, но теперь вовсе не от смеха. Джейкоб находился рядом, более того, совсем близко. Его вьющиеся волосы ниспадали на лоб, в синих глазах блестел лунный свет. Он облизал губы, и Санни показалось, будто при свете луны блеснули клыки. Джейкоб придвинулся к ней. Охваченная внезапной нежностью, она также подвинулась к нему.
   – Нет-нет, Санни, я не могу, – сдавленным голосом ответил Джейкоб на ее немой призыв. Он схватил ее за плечо, но как-то нетвердо. Нельзя было понять, то ли он хочет оттолкнуть ее от себя, то ли, напротив, привлечь к себе.
   – Нет, ты можешь, – прошептала Санни. – Я ведь не человек. Ты же сам знаешь, что не можешь причинить мне зла.
   – Еще как могу, – возразил он, но как-то неуверенно.
   – Но ты же не собираешься этого делать.
   Джейкоб нагнулся над ней, приподнял ее голову, и его горячие губы прижались к ее губам. Он обнял ее, и внутри Санни вдруг зазвучала непонятная сладостная мелодия, заполнившая в один миг всю ее целиком. Она вся затрепетала от неслышных звуков. Казалось, их сердца бьются в унисон, они стали одним целым, как две соединившиеся половинки, каждая из которых не могла жить без другой.
   Внезапно Джейкоб отстранился от нее.
   – Ты хочешь выпить моей крови? – спросила Санни.
   Он кивнул.
   – Но я не хочу напугать тебя. Не хочу, чтобы ты плохо обо мне думала.
   – А у кого ты пьешь кровь? У женщин или у мужчин?
   – Большей частью у женщин.
   – А как они реагируют на твои укусы?
   Джейкоб покраснел и отвернулся.
   – Это довольно приятно и не лишено наслаждения, разумеется, если вампир не намерен причинить зла. Это заложено в нашей природе, в наших хищнических инстинктах. Мы можем вызывать у людей желание добровольно отдаваться нам.
   – Окажи мне любезность: не говори больше о хищнических инстинктах.
   – Хорошо, – улыбнулся Джейкоб.
   – В таком случае действуй. Я хочу, чтобы ты это сделал.
   Санни решительно придвинулась к нему. Его губы прикоснулись к ее шее, и острые клыки совсем не больно вонзились в ее плоть. Кровь застучала в ее висках, горячие волны хлынули на нее, затопляя сознание. Она ощущала себя маленькой, беззащитной – зверьком, пойманным крупным хищником.
   Джейкоб не торопился, он понимал, что все надо делать не спеша, дабы не испортить доставляемое им наслаждение. Ошибся он только в одном: не предупредил ее о том, насколько сильны, глубоки и красочны будут ее ощущения. Санни словно балансировала на краю бездны – между жизнью и смертью, отчего острота ее переживаний усиливалась многократно. Каждая жилка, каждый нерв внутри ее дрожали от невыразимого наслаждения. Дурманящее состояние охватило ее целиком – от головы до пят. Все тело вибрировало от удовольствия, превратившись в сгусток сплошного наслаждения. Они слились с Джейкобом, нет, не в обычном плотском соединении, а в каком-то глубочайшем нераздельном соитии. Слияние тел и сердец оказалось настолько полным и органичным, что Санни поняла: ее жизнь переменилась навсегда. Теперь, что бы ни случилось, она уже никогда не станет прежней.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация