А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Камень" (страница 19)

   Глава 10
   Возвращение к могиле

   – А вот и оно. – Я показал на появившиеся левее строения и ограду. – Никогда здесь не бывала?
   Людмила отрицательно покачала головой и сбросила скорость:
   – Какой у нас план?
   – Сначала, думаю, пусть эти ребята осмотрятся на предмет посторонних, откроют двери и решат вопрос с дядей Антоном, местным смотрителем, чтобы не мешался и ненароком не помер, если что, – сказал я, потирая неожиданно взмокшие ладони и выжимая кнопку с единицей на переданной мне старомодной «Мотороле»: – Алло. Это я!
   – Да, слушаю. Проблемы? – тут же раздался в трубке настороженный голос.
   – Нет, пока всё тихо. Мы подъезжаем. Пожалуйста, гляньте – нет ли кого посторонних и там ещё сторож на кладбище, чтобы он нам не помешал.
   – Хорошо. Какие конкретно объекты представляют опасность?
   – Это молодой парень и пожилая женщина.
   – И против них понадобился гранатомёт?
   – Нет, Борису, думаю, хватит и обыкновенной пули, а вот с Верой Павловной всё гораздо сложнее. Будьте поаккуратнее.
   – Они вооружены?
   – Если можно так выразиться, то – да. Только это определённые умения.
   – А яснее можно выразиться? Они экстрасенсы или что-то в таком роде?
   – Пусть будет нечто близкое к этому.
   – Понятно. Ладно, не выходите из машины!
   Я кивнул и опустил трубку:
   – Как думаете, Борис и Вера Павловна уже здесь?
   – Наверное… – Людмилины плечи немного передёрнулись: – Женя, ты не можешь как-нибудь посмотреть?
   – Боюсь, что нет, – ответила она и почему-то насупилась.
   – Ладно, тогда предоставим действовать этим профессионалам. Глянем – насколько хороший эскорт к нам приставил Виталий Александрович, – резюмировал я, глядя, как из остановившегося джипа выходят сопровождающие с автоматами наперевес и, внимательно оглядываясь, неровной цепочкой движутся к ограде. Они напоминали каких-то киногероев, осуществляющих опасную военную операцию, и неожиданно я пожалел, что втянул этих молодых ребят в подобную передрягу. Ведь вполне может так получиться, что некоторые из них назад и не вернутся. Впрочем, может быть, имеет смысл настойчиво попросить Женю, несмотря на отказ, всё-таки к ним незримо присоединиться. Или пусть остаётся рядом, чтобы в случае чего защитить, как это уже было в садовом товариществе?
   – А почему они пошли и просто нас здесь оставили? – недовольно спросила Людмила. – Ведь они ничего не знают о Жене.
   – Не совсем так. Мы в поле, и здесь всё просматривается. Не думаю, что на территорию кладбища пойдут все – обязательно кто-нибудь останется приглядывать, – ответил я и, обернувшись, посмотрел на Норда, который громко дышал, вывалив язык, и успел закапать слюнями коврик сзади. – Кстати, Женя, а почему всё-таки нет?
   – О чём ты?
   – Ну, ты отказалась посмотреть в окрестностях наших друзей.
   – Не знаю, просто так чувствую. Поверьте, несмотря на то что я выгляжу для вас прежней, на самом деле в голове многое поменялось.
   – Просто исчерпывающий ответ, – усмехнулась Людмила и постучала пальцами по рулю. – Ладно. Если что, просто свалим отсюда поскорее и всё.
   – Правильно. А с поисками тела Оли, наверное, мне стоит обратиться всё к тому же Виталию Александровичу? – нахмурился я. – Как думаешь, может быть, вообще не надо было затевать всё это самим и сейчас? Мы бы просто могли сказать этим ребятам, что делать – они и на кладбище бы сами побывали, положив камень, а затем и морг с телом Оли навестили?
   – Нет. Нам надо действовать самим, а не перепоручать кому-то ещё, неоправданно расширяя круг посвящённых, – уверенно ответила Женя.
   – Что это значит? Ведь я просто дал той же Люде камень, и она стала в нашей команде…
   – Не могу объяснить, но это было правильно, а вот передать этим людям – нет.
   Позднее я пойму истинный смысл этих слов, но сейчас они представлялись какой-то надуманной белибердой и даже просто нежеланием отвечать.
   Зазвонил телефон, и в трубке послышался голос Носатого:
   – Всё в порядке. С местным сторожем мы решили вопрос, ворота открыты, никого вокруг нет. Сейчас к вам подойдём и сопроводим. Ждите.
   – Хорошо, спасибо, – ответил я и задумчиво посмотрел на Людмилу: – Что же, всё в порядке. Сейчас пойдём.
   Вскоре появились двое ребят, один из которых направился к нам, а другой открыл джип и извлёк оттуда пару лопат с массивной киркой.
   – Давайте выдвигаться…
   Я открыл дверь, выпустил Норда, и теперь мы стояли возле странной парочки с автоматами и инструментами.
   – Чувствую себя прямо, как не знаю как, – неожиданно улыбнулась Людмила. – Наверное, для того, кто мог бы видеть нас со стороны, мы являемся очень необычным зрелищем. Кстати, Женя, а Борис с Верой Павловной, получается, несмотря на то что воскресли, и у них нет камней, всё равно ведь тебя видят?
   – Да, точнее, тени в них, – ответила она.
   – Так, вставайте здесь. Он пойдёт вперёд, а я – за вами, – напряжённо, оглядываясь по сторонам, сказал Носатый.
   – Ой, только бы на меня не наступил, – хихикнула Женя, и я тоже почувствовал, что, когда мы перешли от глубоких размышлений и разговоров к каким-то действиям, мой настрой значительно улучшился.
   Мы двинулись вперёд, и я невольно вспомнил, как недавно перепрыгивал через эту ограду. Казалось, это случилось давно, но на самом деле прошло-то всего два дня. Однако теперь двери кладбища оказались гостеприимно распахнуты и там, как швейцар, стоял один из охранников.
   – А что со сторожем? – вскользь поинтересовался я.
   – С ним всё будет нормально. Живой, но нам не помешает.
   Пройдя через ворота, мы остановились.
   – Ты помнишь, куда идти? – шёпотом спросил я Женю, и та, кивнув, проскользнула вперёд.
   – Надеюсь, мы проведём здесь не очень много времени… – забормотала Людмила. – Никогда не любила такие места. Моя бабушка говорила, что души мёртвых никуда не уходят, а всё время бродят здесь, только невидимые. Конечно, после всех этих историй с Трюфельным холмом я могу смело сомневаться в этих словах, однако, несомненно, в подобных местах присутствует какая-то неизменно тяготящая атмосфера.
   – Может быть, на кладбищах всё пропитано людским горем, часть которого они оставляют здесь, чтобы пересилить произошедшее и жить дальше? – вздохнул я и, кажется, высказался довольно мудро.
   Миновав третью дорожку и чуть углубившись в тень отчаянно шумящих голыми ветками на порывистом осеннем ветру деревьев, мы вскоре увидели могилу Веры Павловны. Надо сказать, что всё-таки я тогда с Борисом неплохо поработал – лично мне точно не удалось бы определить, что кто-то мог вести здесь раскопки. В любом случае, необходимо потом оставить всё примерно в таком же состоянии, что с имеющимися силами не должно было вызвать никаких затруднений. Но я оказался не прав.
   – Вот здесь. Стойте! – сказал я, показывая рукой на ярко-жёлтый холм. – Необходимо вырыть яму до тех пор, пока не появится гроб. Приоткрыть его. Потом я кое-что сделаю, и всё нужно закопать, вернув в прежнее состояние.
   – Вы слышали? Давайте! – крикнул Носатый, и двое ребят, отложив оружие, взялись за лопаты, а откуда-то сбоку к нам присоединился четвёртый парень, вскинувший автомат и внимательно оглядывающий всё вокруг, нервно теребя рукой приклад.
   Видимо, криминальные элементы были не очень привычны к такой работе – начали довольно бодро, но быстро сбавили темп. На их высоких лбах выступили бусинки пота, дыхание участилось, и, насколько можно было заключить из их коротких тихих реплик, дело им не очень-то было по душе. Носатый стоял рядом с нами, крутил между пальцами необычный нож, напоминающий кастет, и что-то непринуждённо говорил об осенней погоде и проблемах с пробками на дорогах, когда уже практически невозможно вовремя приехать на стрелку. В какой-то момент, прищурившись, он поинтересовался:
   – Мочить, если увидим, будем обоих?
   Я про себя улыбнулся, решив, что вопрос прозвучал как-то явно поздновато, однако спокойно ответил:
   – Молодого человека очень желательно только ранить, а вот по пожилой женщине стреляйте из всего, что есть, и максимально интенсивно. Но, как только я скажу прекратить, сразу же останавливайтесь!
   – Хорошо. Забавно звучит. Много повидал, но такое у меня, честно говоря, впервые.
   – У меня, признаюсь, тоже.
   – Внимание! Я кого-то вижу! – неожиданно воскликнул дозорный и вскинул автомат.
   – Ребята, не прерывайтесь. Давайте-давайте, побыстрее! – бросил Носатый подручным, копошащимся в могиле, а сам, вытащив пистолет, живо напомнивший мне оружие главного героя старого комедийного сериала «Кувалда», встал рядом и хрипло выдохнул: – Это он самый?
   Людмила посмотрела в указанном направлении, Женя торопливо закивала, а я озвучил вслух, придерживая за поводок явно впадающего в беспокойство Норда:
   – Да.
   – Эй, ты. Стой на месте! – закричал Носатый. – Слышишь? Подними руки и расставь ноги на ширине плеч!
   Борис никак не отреагировал на его слова, он неторопливо и как-то отрешённо двигался в нашем направлении. Кажется, всё внимание ребят сосредоточилось именно на нём, а я больше выискивал Веру Павловну, которая почему-то не спешила появляться, и нетерпеливо посматривал на всё больше углубляющуюся яму на её могиле. Пожалуй, не так уж много осталось до гроба, но стоит поторопиться. Впрочем, похоже, это понимал не я один – темп работы явно усилился, и всем, кажется, передалось некое всё нарастающее беспокойство, буквально витающее в воздухе.
   Раздался одиночный выстрел, отозвавшийся треском и облачком пыли, отлетевшими от одной из надгробных плит, взвизгнул Норд, но Борис продолжал идти как ни в чём не бывало.
   – А это ещё что такое?
   Носатый удивлённо округлил глаза и показал в сторону высокого дуба, располагавшегося за церковью. Там, в поредевшей кроне, явно кто-то был, и я без труда узнал образ Веры Павловны. Чего это она вздумала туда забраться? Тем более когда Борис, фактически безоружный, рисковал своей жизнью…
   – Стреляй по человеку на дереве! – закричал Носатый, и раздались две резкие пулемётные очереди.
   Ветки дерева разлетались в разные стороны, словно ломаемые невидимыми пальцами, а Вера Павловна, неторопливо снизившись, словно прыгая в замедленной съёмке, благополучно достигла земли и начала приближаться. Она точно осунулась, и одежда находилась в страшном беспорядке. Похоже, эти нежити не очень-то заботились о своём внешнем виде, однако от этого образ женщины стал лишь зловещее. Теперь Веру Павловну можно было легко принять за какого-нибудь выбравшегося из могилы мертвеца, который пришёл за теми, кто оказался в его владениях и ведёт себя не должным образом.
   Раздалась ещё пара одиночных выстрелов. Я увидел, как, дёрнувшись, упал Борис, а Носатый прокомментировал:
   – Нога. Жить будет. А вот с этой дамой дело посерьёзнее…
   Вера Павловна шла к нам буквально напролом, с громким хрустом ломая надгробия и деревянные кресты, словно не замечая препятствий. Норд мелко трясся, скулил и даже спрятал вниз хвост. Наверное, если бы не поводок, то друг детства давно бы дал дёру. А тем временем в сторону нежити звучала стрекотня автоматов, но пули, похоже, не причиняли никакого вреда и даже не задерживали женщину.
   – Ложитесь! – крикнул Носатый, и я увидел, как он вытаскивает чеку из гранаты, неожиданно оказавшейся в его руках, которая в следующее мгновение полетела в сторону гостьи. Через несколько томительных секунд раздался оглушительный взрыв, всё содрогнулось, и вокруг посыпались куски холодной и мокрой земли. Такого я не ожидал – наше путешествие превратилось прямо в какие-то военные действия, явившиеся для меня полной неожиданностью. Я-то надеялся, что это будет нечто вроде нашей поездки в садовое товарищество, а мы уже, наверное, разворотили половину кладбища. Шуму же понаделали, наверное, ещё больше – удивительно, что до сих пор не слышно полицейских сирен.
   – Чёрт побери. Ну, ладно!
   Носатый, который упал недалеко от нас, отряхиваясь, приподнялся и, вытащив из-за пазухи ракетницу, решительно направился в сторону Веры Павловны, которая продолжала безмятежно приближаться.
   – Стой! Погибнешь! – крикнул я, растерев лицо грязными руками и, перекатившись, оказался на краю могилы. Похоже, парализованный ужасом Норд безропотно оказался рядом и, кажется, находился в предобморочном состоянии, если это вообще возможно для собаки. Во всяком случае, выражение морды у него было именно такое. Крышка гроба только-только появилась, а оба копателя, как в окопе, залегли на дно с автоматами и, насколько я понял, ждали команды, чтобы тоже вступить в бой. Но меня интересовало совсем другое – нежити очень близко, а цель ещё не достигнута.
   – Эй, ты. Дай автомат и помогите своему товарищу! – закричал я, решительно протягивая руку и беря у рыжеватого парня оружие, оказавшееся непривычно тяжёлым.
   – Что ты делаешь? – спросила Людмила, скатываясь рядом и хватая меня рукой за шею.
   – Аккуратно. Чуть в сторону! – ответил я и, приподнявшись, решительно нажал на курок.
   Меня всего затрясло, а руки, казалось, сейчас попросту оторвутся. Но я не отпускал автомат, глядя, как часть крышки гроба превращается в месиво из торчащих в разные стороны ошмётков древесины. Норд просто стоял рядом и, умоляюще глядя на меня, лишь слабо поскуливал. Мне показалось, что он прощался с жизнью и был рад, что это происходит вместе с хозяином – в этом, несомненно, виделся некий признак верности и благодарности, за что я был очень признателен другу детства.
   – Там лежит мама Наташи. Настоящая, – каким-то бесцветным голосом сказала Женя, присаживаясь рядом.
   – Не хочу, чтобы она потом узнала об этом или увидела такое.
   – Ты, вот что, – меньше болтай. Лучше бы помогла. Ты же можешь. В чём проблема? – завопил я, услышав глухие щелчки и понимая, что рожок опустел. – Тут всё превратилось в самую настоящую войну, а ты спокойно наблюдаешь!
   – Извини, не хотела тебя разочаровывать, но у меня остаётся всё меньше сил… – Женя покосилась на приподнимающуюся правее Людмилу. – Я надеюсь, что мне удастся обеспечить ваш отход, но надо постараться вступить в бой в самый последний момент и вынужденно.
   – То есть тебя тогда как-то ранило. Или что? Я не понимаю, – всхлипнула Людмила.
   – Нет, просто, оказывается, сил в таком облике даётся не так много, как хотелось бы, и я чувствую себя сейчас не самым лучшим образом. Но это не то, что с живым человеком – я не могу отдохнуть и восстановиться. Точнее, знаю, где можно зачерпнуть ещё силы, но не сделаю этого.
   – Почему же?
   Я оглянулся – Носатый отступал, сжимая в руке нож и выглядя каким-то потерянным. Остальные опустили оружие и, кажется, готовы были в любой момент бежать. Вот такие защитнички. Хотя, с другой стороны, кто бы не впал здесь в панику? Тем более люди, которые привыкли решать все вопросы силой и впервые столкнулись с тем, что она здесь никак не помогает. Больше-то ничего и не остаётся.
   – Хватайте Бориса и бегите к машинам. Мы скоро! – крикнул я, взмахивая рукой, и, кажется, это была именно та команда, которую они ждали: – Оглушите его или ещё что-то, но не убивайте!
   – А как же вы?
   – Ждите нас. Справимся!
   С удивлением я увидел, что эти люди с поразительной быстротой подбежали к тому месту, где лежал брат Жени, склонились над ним и вот уже тащат тело в сторону.
   – Силу можно почерпнуть только с тёмной стороны Трюфельного холма, где она есть, но там содержится зло. И эта мощь не поможет, а захватит и начнёт диктовать свою волю, – ответила Женя, выглядящая так, как будто сейчас расплачется. – Я не точно это знаю, но чувствую и боюсь, что тогда перестану быть вашим другом и могу вполне сыграть на руку преследователям, в чём никто не заинтересован.
   – Это да. Но…
   Я не договорил – раздался оглушительный взрыв и, словно в замедленной съёмке, на фоне серого неба мелькнул разорванный пополам деревянный крест с какой-то могилы, обрамлённый, словно чёрными звёздами, комьями земли. Видимо, это снова была граната, но на этот раз она вовремя предупредила нас, что Вера Павловна уже здесь. Женя метнулась вперёд, лицо, как и тело девушки, вытянулось и снова оградило нас ярко мерцающим щитом, от которого, как эхо, понёсся крик:
   – Скорее, берите камень!
   Не обращая внимания на врезающиеся в кожу куски дерева и не без удивления отмечая достаточно толстую крышку, я, борясь с отвращением, начал нащупывать камень. Странно, мне почему-то всегда казалось, что гробы лишь внешне смотрятся так монументально, а на самом деле достаточно хилые. И вот ведь – наверное, даже на дачном туалете Бориса доски тоньше, чем на этой крышке. В любом случае, пришлось весьма кстати, что я точно видел, куда Наташа клала камень, и вскоре его действительно нащупал, но никак не мог вытащить наверх. Образовавшихся неровных щелей вполне хватало для толщины моей руки, но для зажатого в пальцах булыжника места оказалось явно маловато.
   Свободными пальцами, которые уже успели онеметь, я с треском выдирал куски дерева, и вот, наконец, моя рука с камнем победоносно взмыла вверх. В этот момент Женя, снова став прежней, переместилась ближе ко мне, выглядя совершенно измождённой, а Вера Павловна, как-то странно подрагивая, ступила на край разрытой могилы.
   – Что теперь? – выкрикнул я, перебираясь подальше и вставая во весь рост. – Попытаться убить её или бежать? А главное, когда всё сработает?
   В тот же миг я увидел стоящую рядом с Женей Наташу, которая потягивалась, словно после сна, и как-то странно на нас смотрела. Неожиданно что-то большое с рёвом показалось за нежитью и, обхватив её за горло, рухнуло куда-то вне пределов нашей видимости. Я постарался побыстрее выбраться из могилы и увидел, что Носатый и Вера Павловна катаются, сцепившись, по земле, хрипя и словно параллельно успевая о чём-то друг с другом разговаривать. Чуть дальше я заметил одного из сопровождающих, который неуверенно поглядывал в нашу сторону и нервно сжимал в руке пистолет.
   – Эй, помоги ему! Ты что застыл? – крикнул я, показывая на дерущихся, и успокаивающе махнул рукой: – Не беспокойся, она растеряла всю свою силу. Надо только скрутить её и всё.
   Парень поколебался, но потом начал приближаться, и вскоре они вдвоём оглушили Веру Павловну и взвалили на плечо Носатого. Это оказалось совсем легко и, на фоне недавнего отчаянного боя, выглядело слишком просто. Хотя самое главное, конечно, что мы не просто победили, но и все выбрались из этой передряги без потерь. Носатый выглядел удивлённым и каким-то смущённым одновременно. Он постоял некоторое время, глядя на нас широко открытыми глазами, а потом хрипло сказал:
   – Клянусь, ничего подобного в моей жизни ещё не было… Куда её?
   – Туда же, куда и Бориса, – устало сказал я, снова беря Норда за поводок.
   Людмила обняла меня за пояс, и мы медленно двинулись в сторону машин. А друг детства, кажется, слишком быстро для пережитого обрёл не только прежнюю подвижность, но и хороший настрой – хвост-стрелка сначала неуверенно, а потом всё быстрее заходил из стороны в сторону, и мне тоже становилось от этого лучше. Наташа с Женей шли сбоку, но я не хотел сейчас с ними разговаривать. Стоит сделать передышку перед новостями и грядущим, пусть сейчас оно начинало рисоваться весьма радужным и все проблемы с Трюфельным холмом стали казаться подходящими к благополучному завершению.
   Миновав ворота, я оглянулся на кладбище, выглядящее как после активных военных действий в документальной хронике какой-нибудь горячей точки, и обратился к Носатому:
   – Я удивлён. Мне кажется, мы устроили здесь такую заварушку, которая явно была слышна на километры, но полиции, или кто там должен прибыть в подобной ситуации, нет.
   – В этом нет ничего странного, – ответил он и чуть поправил, подкинув на плече, Веру Павловну. – Когда мы прибыли на место, я связался с известным тебе человеком по нашим координатам, а он предупредил кого следует в органах, чтобы, если отсюда услышат что-то необычное, не вмешивались. Конечно, позже сюда наверняка много кто понаедет, но не сейчас. Когда будем на безопасном расстоянии, я сделаю ещё один звонок, и, как говорится, смотрите криминальные новости. Наверняка там традиционно представят дело так, что это борьба за раздел неких сфер влияния между местными ОПГ.
   – Понятно. Знаешь, я хочу сказать тебе большое спасибо за помощь.
   – Да не за что. О таком потом можно долго вспоминать. – Носатый криво усмехнулся. – Так какие у нас дальше планы? Боюсь, что ещё одного такого приключения за один день я могу и не выдержать.
   – Думаю, на этом всё самое интересное, к счастью, закончилось, – ответил я, ещё не зная, что буквально через несколько минут последует продолжение, хотя и менее захватывающее. – Теперь этих двоих нужно где-то некоторое время подержать. Они должны быть живы, но могут спокойно находиться и без сознания.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация