А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Камень" (страница 11)

   Глава 6
   Холм

   Если бы я когда-нибудь оказался на Сицилии, более того – на Этне, то, несомненно, мне было бы с чем сравнивать. Однако из нас всех этим могла похвастаться только Женя, она и озвучила вслух то, что наверняка все неуловимо чувствовали:
   – Словно самый настоящий кратер. Очень похоже. Именно где-то там я слышала тот самый голос. Теперь я вижу, что он знал, о чём говорил.
   В самом деле, перед нами распростёрлась гигантская пологая воронка, посередине которой стояло нечто, весьма похожее на большую трюфельную конфету без фантика – видимо, это и был тот самый холм. Всё вокруг было усыпано разнокалиберными камнями, переливающимися от ярко-чёрного до огненно-белого и жгуче-красного цвета. Они немного шевелились, словно от нечувствовавшегося ветра, и по поверхности шла лёгкая рябь. Сначала мне показалось, что так перекатываются камни, но потом я понял, что это нечто вроде небольших полосок теней, которые быстро перемещаются, появляясь и тая неизвестно от чего. А за Трюфельным холмом царило какое-то пугающее пространство из мрака, но не просто тени, а что-то живое. Кажется, там кто-то двигался, но в следующее мгновение всё пропадало, и оставалась лишь зияющая чернота. В общем, место было не плохим, но и не особенно располагающим – каким-то слишком большим, одиноким и словно затаившимся в вековом ожидании чего-то. Неужели такая мрачная штука всё время была здесь, а я проходил буквально сквозь неё и не замечал? Конечно, сложно в это поверить, но выходит, что так. Интересно, а как мы все будем выглядеть со стороны? И не получится ли так, что, спускаясь по склону и двигаясь к Трюфельному холму, который словно немного колебался, манил и чарующе-сладко пах, окажемся в реальном мире на дороге или ещё в каком-то потенциально опасном месте, не в силах этого увидеть и предотвратить беду? Сложно сказать, но, наверное, мы уж слишком приблизились к этому таинству, чтобы давать обратный ход и допускать малейшие сомнения.
   – Ну, пошли? – неуверенно сказала Наташа и сделала первый шаг. – Как приятно. Мне кажется, здесь воздух имеет температуру тела.
   Это были последние слова, которые я слышал от неё живой, следуя вперёд с Женей. Наши призрачные спутники тоже шагнули на край кратера, и тут я почувствовал прямо-таки непреодолимое желание поскорее добраться до Трюфельного холма и прикоснуться к нему руками, понимая, что от этого зависит если и не всё, то очень многое в этом и другом мире. Норд начал соскальзывать вниз по осыпающимся с глухим шумом камешкам, и я невольно подумал, что на самом деле эти необыкновенные булыжники сыплются не с вершины горы, как мы думали изначально, а всего лишь с кромки этой сферы. Однако кто или что их здесь тревожит, чтобы выбросить в реальность, если в кратере никого и ничего нет? Я хотел было обернуться, чтобы посмотреть, как теперь выглядит привычная реальность, из которой мы так просто сделали шаг в неизвестность, когда почувствовал, как меня грубо хватают за ворот куртки, который на этот раз не трещал, а просто с громким быстрым «трын» порвался, и с силой увлекают назад. Что же это? Наташа с Женей, как и призрачные спутники, продолжали спускаться к Трюфельному холму, словно ничего больше не замечая, а я, сделав в воздухе внушительную дугу, чувствительно рухнул спиной на асфальт, сразу же увидев перед собой перекошенное бешенством лицо Дмитрия.
   – А, вот и ты! – вопил он, безумно вращая глазами и раскрасневшись большими неприятными пятнами, словно только что вышел из парилки. – Думал, не узнаю? Я же всё видел!
   Я понял, что он говорит о разбитой фаре своего автомобиля. Но как он нашёл меня и смог перехватить здесь? Что сейчас видел и понимал ли, участником чего невольно стал?
   Наверное, на все эти вопросы ответ был лишь отрицательный – Дмитрий, пару раз чувствительно ударив меня ногой по рёбрам, решил навалиться сверху. Я почувствовал сильное жжение и онемение на лице, но даже не загородился, глядя на Трюфельный холм, к которому брели фигуры. Только Норд начал как-то размываться и безумно метаться недалеко от границы того мира и нашего, словно отсутствие рядом меня его буквально убивало. Морда собаки вытягивалась самым неестественным образом, и, кажется, всё существо безмолвно, но отчаянно вопило. А я не мог ничего поделать – вряд ли разумно рассчитывать на то, что мне удастся просто так избавиться от Дмитрия. Мне очень хотелось попросить у Норда прощения за свою глупость с этой палкой, брошенной в джип, но, наверное, вряд ли это уже имело какое-то значение.
   – Ты что молчишь? Знаешь, что я с тобой теперь сделаю? – не унимался Дмитрий.
   А я смотрел, как Наташа и Женя прикасаются пальцами к Трюфельному холму и на их лицах читается восхищённое предвкушение. Потом выражение резко меняется, и я понимаю – что-то идёт не так. Девушки начинают отчаянно дёргаться, пытаясь освободиться, но их руки всё глубже погружаются в глубь Трюфельного холма, словно растапливая его внутренности. Неужели подобное ждало и меня, как плата за чудо? Конечно, чтобы вернуть Норда, я готов был пройти и не через такие испытания, но сейчас мне начинало казаться, что всё вовсе не так просто, а пожалуй, и ужасно. Наверное, я как-то мог помочь и даже непроизвольно дёрнулся, пытаясь столкнуть с себя Дмитрия, но он перехватил мою руку, в которой, как я только что осознал, был зажат один из камней, лежащих и под моей спиной, которые, несомненно, ссыпались с Трюфельного холма.
   – Что, решил меня этим булыжником покрошить? А ну-ка, давай его сюда!
   Дима вырвал из моих сцепленных пальцев камень и в тот же момент нелепо замер, озадаченно обернулся, точно явив собой то самое привычное туповатое и вечно удивлённое лицо из детства:
   – Какого чёрта? Что это ещё здесь такое?
   Я снова предпринял попытку подняться, но оказался ещё сильнее зажатым, теперь уже с ужасом глядя, как Женя и Наташа полностью погружаются в Трюфельный холм и словно оказываются внутри некоего ужасного тёмного кокона позади него. Какое-то время мне казалось, что они прошли насквозь именно туда и пытаются прорваться обратно из темноты, но постепенно утихомириваются и смиряются. В то же время призрачные образы Бориса и Веры Павловны проступают всё чётче, и они становятся такими же материальными, как и должен быть нормальный человек. При этом воскрешаемые остались в той же самой одежде, что была на них в призрачном состоянии, а Норд, кажется, разросся в разы и являл собой нечто вроде колышущегося облака с множеством рваных дыр. Наверняка оно было готово в любой момент растаять, оставив пустоту, и судьба друга детства повисла теперь буквально на волоске.
   – Отпусти меня! – прохрипел я.
   – Нет уж, дудки. Машину мою разбил, да? – Дмитрий ухватил меня за горло и сдавил. – Думал, что никто не узнает? А я же говорил, что буду за тобой послеживать, и, как оказывается, ты очень в этом нуждаешься. Ну, чем будешь платить за ремонт?
   – Погоди… Посмотри… – хрипел я, но Дима, похоже, уже выбросил из головы то чудо, которое, несомненно, увидел, и полностью сосредоточился на мне:
   – Отвечай, есть деньги или нет? Знаешь, сколько это стоит?
   Тем временем Борис и Вера Павловна, медленно осматривая себя и друг друга, решительно двинулись в нашу сторону, но на их лицах я не заметил чего-то доброго. Напротив, они, кажется, излучали мрачный триумф и сосредоточились на мне, явно не желая ничего хорошего. Судя по тому, что они не стояли возле Трюфельного холма и не звали своих близких людей, призраки что-то подобное знали заранее, а значит, и здесь нет как такового воскрешения – лишь обмен одной жизни на другую. Эх, если бы знать заранее. А как же Норд? Получается, он тоже что-то такое чувствовал и, если бы не нападение Дмитрия, я вместе с Женей и Наташей тоже пребывал бы сейчас в той безумной тени от Трюфельного холма? Нет, никогда в это не поверю.
   Я почувствовал пару сильных ударов по лицу, но продолжал неотрывно смотреть, как Борис и Вера Петровна вскарабкались по осыпающейся кромке кратера и, чуть поколебавшись, вступили в наш мир. Дмитрий, разумеется, ничего такого не видел, а продолжал вопить теперь уже что-то совершенно неразборчивое, брызгать слюной и сбиваться на какое-то бульканье. А когда он очередной раз замахнулся, чтобы ударить меня своим кулачищем, в котором продолжал сжимать отобранный камень, его тело неожиданно быстро приподнялось вверх, словно мгновенно превратившись в воздушный шарик, и я с удивлением увидел, как Борис очень легко отшвырнул этого здоровяка в сторону. Дмитрий описал в воздухе дугу, наверное, гораздо более внушительную, чем чуть раньше я, и приземлился у самой кромки кратера. Там он запнулся за стоящую здесь же сумку с вещами, заботливо приготовленную Женей и Наташей, и с воплем начал падать вниз по склону.
   Это вызвало неожиданную перемену в Норде, который чуть было весь не растаял, а сейчас вновь уплотнился и стал практически таким же, каким выпрыгнул ко мне вчера сквозь мешок. Точнее, нет – теперь я точно видел очевидную разницу, которая почему-то не открывалась мне раньше. Дмитрий, ещё несколько раз перевернувшись, оказался на пологом предгорье холма и медленно приподнялся, тряся головой и как-то обалдело глядя перед собой. Потом, пошатываясь, он приподнялся и, подволакивая ноги, словно зомби, двинулся туда же, где пропали обе девушки.
   Всё это я видел, словно в замедленной съёмке, а Борис и Вера Павловна медленно и угрожающе надвигались, заставив меня торопливо перекатиться назад, вскочить и броситься бежать в сторону дороги. Спина болела, лицо горело огнём, в широких ботинках что-то кололо, и я подумал, что это мелкие камешки, которые просыпались туда с кратера, и именно благодаря этому я продолжаю видеть Трюфельный холм и всё происходящее там сейчас. Дмитрий уже наполовину погрузился в его недра, и, несомненно, вскоре Норд оживёт так же, как и эти люди, которые почему-то неторопливо, словно не уверенные в своих силах, но неукоснительно шли в мою сторону. Их лица выражали злобную решимость, а на скулах угрожающе играли желваки. Видимо, с таким настроем рассчитывать на дружескую беседу с ними не приходилось. Тем не менее, тяжело дыша, я крикнул:
   – Стойте. Вы понимаете, что случилось?
   Однако это не произвело никакого действия. Не знаю – что там произошло на самом деле, но, скорее всего, в наш мир вернулось нечто, лишь внешне похожее на умерших людей, но совсем другое по сути. Как же так? Ведь в призрачном состоянии они вполне соответствовали тому, что было при жизни, а на Трюфельном холме речь шла лишь об обретении плоти? И, тем не менее, всё складывалось, по-видимому, плохо.
   Гигантский кратер начал неожиданно колебаться и медленно таять, наверное, считая своё предназначение выполненным. Я сделал ещё несколько быстрых шагов в сторону и случайно налетел на долговязую молодую девушку, которая громко вскрикнула:
   – Пьяный!
   – Извините, пожалуйста. Бегите скорее отсюда, – прохрипел я и припустил параллельно дороге в сторону видневшегося вдали светофора. Там было сравнительно много людей, и даже стояла гаишная машина, на которую в основном я и надеялся. Конечно, глупо будет сказать сотрудникам полиции, что меня преследуют восставшие мертвецы, но просто обратить внимание на преследующих людей представлялось вполне удачной мыслью. В самом деле, пусть разберутся, применят силу – не всю же жизнь мне теперь убегать от этих нежитей.
   Я оглянулся, чтобы убедиться в значительном расстоянии, отделявшем меня от преследователей, и увидел, что Трюфельный холм практически растаял. А из небольшого оставшегося размытого пространства выпрыгнул Норд – бодрый и явно мало походящий на заторможенных Бориса и Веру Павловну. В первое мгновение я очень обрадовался, но потом всё внутри меня похолодело – ведь с ним вполне могло случиться то же самое. Кроме того, собака явно имела все шансы нагнать меня гораздо быстрее, чем я доберусь до спасительного перекрёстка. И что тогда? Просто умереть, вернув в наш мир этих монстров, которые ещё неизвестно, что натворят? Однако, к моему удивлению, Норд, подбежав к Борису и Вере Павловне, начал громко лаять и бросаться на недавних друзей по несчастью. Те в ответ сделали несколько угрожающих размашистых движений руками, пытаясь ухватить собаку, но Норд вывернулся, отпрыгнул и побежал в мою сторону. Так что же это? Выходит, они вовсе и не друзья?
   Поскольку убегать от собаки никакого смысла не было, я остановился, переводя дыхание, и ждал, пока Норд подскочил ко мне и, отчаянно махая хвостом, подпрыгнул и лизнул в щёку. Да, он был точно таким же, как и в призрачном состоянии, – значит, с ним всё получилось как надо? Но почему? В чём отличие? Или души людей и животных совсем разные? Тогда теории о переселении этих субстанций, получается, не верны и весьма ограниченны. А будь на месте Дмитрия кошка или другая собака, тогда что? Сложные вопросы, и сейчас точно было не самое уместное время, чтобы искать на них подходящие ответы. Самое главное, что я получил назад своего любимца точно таким же, как до смерти, а вот Жене и Наташе, разумеется, не повезло. Хотя, пожалуй, мне с этими новыми друзьями тоже. Но, в конце концов, они просто гости в этом мире, а я здесь дома – посмотрим, что из всего этого выйдет.
   – Норд, вперёд! Давай доберёмся до людей! – воскликнул я, и мы заторопились к перекрёстку.
   Странно получается – я так рассчитывал на чудесное позитивное окончание этого вечера, а в результате попал в какую-то весьма непростую ситуацию. Фактически на моих глазах умерли целых три человека, а Дмитрий – вообще совершенно случайно оказался рядом. Хотя нет, именно по моей несомненной вине, а не просто проходил мимо. Как теперь с этим жить? И самое, конечно, печальное, что вряд ли меня будут тревожить плохие воспоминания или мучить совесть, правда, непонятно за что. Что будет с Борисом и Верой Павловной? Невозможно сказать. А зачем им понадобился я? Тоже непонятно. В самом деле, то, что случилось там, на Трюфельном холме, не ведомо никому здесь, а вот моё убийство заведомо обратило бы самое пристальное внимание на этих пришельцев. Уверен, в этом у нежити вряд ли есть заинтересованность. Тогда зачем такой риск? Они должны прекрасно понимать, что если я кому-то расскажу правду, то мне никто не поверит. В чём же тогда здесь дело?
   Достигнув перекрёстка, я снова оглянулся, и, несмотря на то что до преследователей сохранялось приличное расстояние, мне они показались почему-то гораздо ближе, чем раньше. Поэтому, не раздумывая, я выбежал на дорогу и тут же услышал пронзительную трель сотрудника ГАИ, раздражённо машущего мне своей полосатой палкой. Традиционно это был очень упитанный и вообще производящий внушительное впечатление человек в форме, которая почему-то постоянно ассоциировалась у меня с казацким или даже белогвардейским обмундированием. Он терпеливо дождался, пока мы окажемся рядом с ним, и я только сейчас обратил внимание на то, что иду по пешеходному переходу на красный свет.
   – Лейтенант Волошин. Почему нарушаем? – пробасил он, быстро взметнув руку к фуражке.
   – Извините, пожалуйста… Меня преследуют какие-то люди, поэтому я просто не обратил внимания на светофор.
   – Да? Не знаю, насколько серьёзна та опасность, о которой говорите вы, а вот под колёсами могли точно погибнуть.
   – Уверен, вы правы, и ещё раз прошу прощения. Могу я рассчитывать на вашу помощь?
   – Конечно. Где они?
   Я оглянулся, обвёл взглядом улицу и замер – ни Бориса, ни Веры Павловны не было видно.
   – Так что? – в голосе гаишника начала сквозить какая-то насмешливость.
   – Наверное, они увидели, что я подошёл к вам, и куда-то скрылись, – пробормотал я, чувствуя, что мои слова звучат как-то по-детски наивно.
   – Бывает. Ну, хорошо. Можно взглянуть на ваши документы?
   – Да, конечно.
   Я полез в карман куртки и протянул ему паспорт, мысленно похвалив себя, что постоянно ношу документы с собой, несмотря на то что в последний раз они мне понадобились, наверное, не меньше года назад. Здесь же я невольно вспомнил про оторванный ворот и подумал, что, наверное, действительно выгляжу весьма подозрительно.
   – Так что там у вас случилось? – спросил гаишник, перелистывая страницы паспорта и чему-то хмурясь. – Нападение? Попытка ограбления?
   – Да вот, ни с того ни с сего ухватили меня за ворот, я вырвался и бежать, а они за мной… – ответил я, прикидывая в голове – не потащат ли меня в отделение полиции, чтобы давать какие-нибудь показания, что явно сейчас было нежелательно. С другой стороны, вряд ли им нужно заводить лишнее дело – и без меня проблем и висяков хватает. Видимо, последняя мысль была созвучна и с мнением сотрудника ГАИ, который вернул мне паспорт и сказал:
   – Что же, будьте аккуратнее – всякие люди попадаются. Уверен, что сейчас они от вас отстали, но, если снова что-то заметите, советую побывать у вашего участкового.
   – Да, несомненно. Спасибо вам!
   – А собака ваша?
   – Моя. Это эрдельтерьер, – зачем-то прибавил я и смутился.
   – А что же, нападавшие не обратили внимания на собаку?
   – Наверное, нет.
   – А он как себя вёл?
   – Ну, лаял и всё такое.
   – Значит, недостаточно хорошо защищал хозяина. – Гаишник погрозил Норду толстым пальцем: – Что же ты, дружок? Эдак с твоим хозяином беда приключится, и останешься один.
   – Он просто у меня не задиристый, – словно оправдываясь, произнёс я.
   – Что же, вижу. Но всё-таки в следующий раз, когда будете гулять с собакой, потрудитесь захватить с собой поводок, ошейник и намордник. Пожалуй, я в первый раз вижу, чтобы пёс был с хозяином и без ошейника.
   – Понимаете, куда-то задевал его дома, а утром были дела, поэтому вышли так. Обычно мы, конечно, гуляем иначе.
   – Ладно. Всего вам доброго. И в следующий раз переходите проезжую часть на зелёный сигнал светофора, кто бы там за вами ни гнался.
   – Да, конечно. Ещё раз спасибо.
   Я шагнул в сторону и медленно побрёл в сторону дома, поглядывая на семенящего рядом Норда и остро чувствуя спиной проницательный взгляд гаишника.
   Куда теперь и что делать? Конечно, я не верил, что Борис и Вера Павловна просто так от меня отвяжутся. Видимо, они схоронились где-то, увидев, что я оказался в людном месте, и, вполне возможно, как тень следуют где-нибудь в стороне, стараясь меня не вспугнуть. Я, конечно, могу сейчас быстро скрыться в тех же кустах справа, миновать стройку и выбраться с другой стороны, полностью их дезориентировав. Однако будет ли в этом какой-то смысл? Наверное, нет. Собственно, кроме дома, мне идти больше некуда, а Борис, который появлялся там при воскрешении Норда, понятное дело, прекрасно знает, где я живу. И какие же варианты? Конечно, у меня в квартире дверь не просто металлическая, но двойная. Пару лет назад некие злоумышленники проникли ко мне и чуть было не ограбили – спасибо бдительным соседям. Я в тот же день заказал и поставил новую дверь, а на той через какое-то время тоже решил поменять замки. То есть мой дом был буквально крепостью – во всяком случае вход. Но, понятное дело, не против пришельцев из другого мира. В самом деле – если Борис одним лёгким движением поднял в воздух Диму, который весил, наверное, не менее полутора сотен килограммов, что они смогут сделать вместе с Верой Павловной? Конечно, железные двери могут и выдержать, да и полицию всегда соседи вызовут, однако не окапываться же мне в квартире и сидеть неопределённое количество времени? Это глупо, невозможно, и всё равно рано или поздно придётся выйти. Что же тогда делать?
   Я задумчиво посмотрел на Норда и решил пока разобраться с самыми простыми, но актуальными задачами:
   – Вот что, друг. Давай-ка зайдём в зоомагазин и действительно купим тебе ошейник.
   Друг детства ничего не ответил, только весело подпрыгнул, но, судя по вытянутой морде, выглядел несколько озабоченным.
   Минут через десять мы подошли к большим стеклянным дверям зоомагазина «Пятая лапа», на которых почему-то висела большая надпись, предупреждающая о запрете входа с животными. Вот так. И куда мне без поводка девать Норда? Я задумался, потом спустился вместе с ним вниз по скользким ступенькам и заглянул за вторую дверь. Напротив виднелся широкий проход с огромными пакетами собачьих кормов, а левее располагалась касса с молодой улыбчивой продавщицей.
   – Могу я вам помочь? – приветливо спросила она, поднимая красивые тонкие брови.
   – Да. Понимаете, поводок порвался, и я не могу оставить собаку на улице. А у вас здесь висит это объявление. Вы не будете столь любезны выбрать мне сами, а я прямо отсюда заплачу?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация