А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пинг-понг пачкой баксов" (страница 1)

   Александр Чернов
   Пинг-понг пачкой баксов

   Майя Ли и ее клиенты

   Перевозить деньги через границу нелегально – выгодно, особенно если сумма крупная, превышающая официально разрешенную для провоза. Это любому ясно – налог платить не нужно. Многие челноки так и поступают. Сдают валютчикам по одну сторону границы местную «солому», а на другой получают у них свободно конвертируемую валюту.
   Граница между бывшими союзными республиками условная. На мелких дорогах стоят блокпосты, на центральной – таможня. Таможни обоих государств построены недавно, современные, весьма удобные для прохождения гражданами контроля, как в пешем порядке, так и на автомобилях.
   По обе стороны от таможен нет ни пограничных столбов, ни контрольно-следовой полосы, ни колючей проволоки, ни самих пограничников. На этой территории располагаются самые обыкновенные поселки, с самыми обыкновенными домами, в которых живут самые обыкновенные граждане некогда одного, а ныне двух независимых государств. В лабиринтах тесных улочек любой «залетный» запросто заблудиться может, только не местный житель, которому с детства известны все ходы и выходы родного поселка. Кое-кто из них и грешил нелегальным провозом через границу валюты, а то и багажа. Что уж тут поделаешь – контрабандисты существовали во все века.
   Майя Ли услугами валютчиков не пользовалась. Крупных денег у нее при себе не было, так, мелочишка. Да ей деньги в дорогу и не нужны. Она возит этих самых челноков и овощников как старшая автобуса. Набирает группу из пяти-шести человек и везет из пункта А в пункт Б. Раньше автобус формировали по эту сторону границы, но с ужесточением правил таможенного контроля стали формировать на той. Кто, как и где провезет через таможню груз, Ли не интересует. Она лишь берется доставить в пределах одного государства овощи или фрукты в нужную точку, а оттуда привезти с товаром едущих с ней челноков, именуемых «обратчиками». Само собой, в дороге Ли отвечает за сохранность груза, личных вещей пассажиров и тех денег, которые ей сдают (кто хочет) на хранение. Еще Майя решает проблемы с ГАИ и рэкетом, ежели таковой не дай бог встретится в дороге.
   В просторном помещении с работающими кондиционерами небольшая очередь стояла к движущейся ленте, на которой молоденький таможенник просматривал на экране монитора содержимое багажа. Майе такую процедуру проходить не нужно, заполнять декларацию тоже. Из вещей у нее сумочка, в ней туалетные принадлежности, косметика, небольшая сумма на обед да пара видеокассет с новыми фильмами для клиентов. Показав паспорт и содержимое сумочки, Майя вышла из прохладного здания в послеполуденный июльский зной. На нейтральной территории ни кустика. Земля закатана асфальтом, над ним марево. Сквозь него здание таможни сопредельного государства колеблется, парит в невесомости, будто отражение в воде. Размахивая сумочкой, Ли ускорила шаг.
   Майя – выше среднего роста тридцатитрехлетняя женщина с тугими мышцами под смуглой от загара кожей. Работа у нее физическая. Приходится тягать при погрузке и выгрузке до семи с половиной тонн даров природы, расфасованных в картонные коробки. Но гром-бабой Ли не была, просто находилась в отличной спортивной форме. И мужчинам она нравилась. Не всем без исключения, но многие интересовались – разведенки всегда легкой добычей кажутся. Майя не чистая кореянка, мама у нее русская. Вот и смешались в ее лице азиатские и европейские черты. Лицо у Ли округлое, на носу и скулах крупные редкие веснушки. Глаза темные продолговатые. Небольшой рот, мелкие острые зубы… От брака у Майи две дочки. Они у нее типичные азиатки. В бывшего мужа пошли – обе узкоглазые, широколицые. По образованию Ли врач-педиатр, диссертацию даже защитила, да вот пришлось работу бросить – платят мало. И сменила Майя фонендоскоп и белый халат на лямку сопровождающей груза и пассажиров автобуса.
   Пройдя вторую таможню, Ли оказалась за границей. Жизнь за кордоном бурлила. На неширокой пыльной дороге на расстоянии нескольких сот метров кишмя кишел разношерстный люд. Деловито сновали с тележками носильщики; мелкие торговцы на все лады расхваливали свой товар; «кучковались», поджидая «своих», челноки; кричали таксисты и зазывалы частных автобусов, предлагая отправиться в путь по тому или иному маршруту. Обычная жизнь приграничного поселка.
   Майя выбралась из толпы, нырнула в тень деревьев и, пройдя по разбитому тротуару еще с полкилометра, свернула на автобусную стоянку. Белый автобус «Мерседес» с синими полосами по бокам был уже на месте. Двое мужчин сидели невдалеке под деревом, курили и негромко переговаривались. Одного из них – рослого голубоглазого блондина лет тридцати пяти с честным открытым лицом и белозубой улыбкой, Ли знала давно. Это Андрей Лунев водитель автобуса. С ним Майя около года работает в одной упряжке. Второго – коренастого невысокого мужчину лет сорока в поношенных брюках и старенькой выгоревшей рубашке – она видела впервые.
   При приближении женщины мужчины встали.
   – Майка, привет! – Лунев сверкнул великолепными зубами. – Ты, как всегда, пунктуальна. Рад тебя видеть. Знакомься – Киданов Виктор. Поедет в рейс вторым водителем.
   – Майя.
   – Очень приятно, – низким с хрипотцой голосом сказал Виктор.
   Киданов Майе сразу не понравился – узколобый, круглоглазый, краснолицый. Челюсть массивная, широкий приплюснутый нос, большие, похожие очертаниями на две косточки миндаля ноздри. На щеках недельной давности щетина. Короче, выражение «мужчина должен быть чуть-чуть красивее обезьяны» к Киданову не подходило – обезьяна красивее, да и стройнее будет.
   Виктор, будто угадал, о чем подумала Майя, усмехнулся, глядя на женщину, а она неожиданно для себя смутилась и поспешила перевести взгляд на симпатягу Андрея.
   – А где же твой напарник?
   – Вовка-то? – беззаботным тоном спросил Лунев. – Забудь про него. Ушел он от хозяина. Поскандалил с ним вчера да отчалил. Сама знаешь, какой Саид человек.
   Майя знала – скряга и стяжатель. Она сама подумывала в ближайшее время поменять хозяина, а соответственно и автобус, и Андрюху с собой перетащить. Лунев был трудяга, да и вообще, свой в доску парень, с ним не пропадешь.
   – Будет Саид жмотничать, и мы с тобой уйдем, – пустила она пробный шар. – Пускай поищет других дураков за такую зарплату на него горбатить… Что-то я его шпика Шурика не вижу.
   Младший брат Саида Шухрат, прозванный за очки и весьма сомнительное сходство с актером Демьяненко Шуриком, ездил в рейс в качестве соглядатая. Следил за тем, чтобы никто из обслуги автобуса не дай бог, не зажулил от хозяина ни копейки прибыли. «Шестерка» и стукач, в общем.
   Андрей пожал широкими плечами.
   – Не знаю, с чего это вдруг Шурик с нами не поехал. На условленном месте его не оказалось. Может быть, подсядет на обратном пути, когда будем мимо нашего города проезжать?
   – Не сомневайся, подсядет, – скривила Ли в усмешке губы. – Куда же мы без него?
   Маленькие часики Майи показывали без пяти три. Вот-вот должен подъехать овощник Анвар, и Ли предстоит нудная и утомительная работа – считать и пересчитывать ящики с фруктами, грузить их в багажное отделение автобуса и салон. Но первым появился «обратчик» Авиров Рустам. Пухлый коротышка средних лет издали замахал рукой с болтавшейся на запястье барсеткой.
   – Здравствуй, Маечка! Привет, Андрюха! – затараторил он, излишне жестикулируя. – Как дела?.. Как дома?.. Как дети?.. Все нормально, да?.. Вот и отлично! – Познакомившись с новым водителем, жизнерадостный коротышка долго тряс ему руку, заглядывая в глаза. Рустам человек услужливый. Всегда готов услужить, особенно тому, от кого хоть в чем-то зависит, или тому, кто может ему пригодиться. Отпустив руку Виктора, он тут же, словно боясь оставить руки без занятия, обнял Ли и, похлопывая ее по плечу, потащил к автобусу. – Спрячь деньги, как обычно, – попросил он. – Мало ли что. А твой сейф надежнее моей барсетки. Я к приятелю сбегаю по делам. Он недалеко живет. Через час вернусь.
   От фамильярных объятий Авирова Ли была не в восторге. И сама холеная физиономия Рустама с хитро поблескивающими глазками-бусинками и ниточкой усов над влажным толстогубым ртом особого расположения не вызывала. Но будешь показывать характер там, где не надо, быстро клиентов растеряешь.
   – Хорошо, иди, время еще есть, – разрешила Ли, взялась за ручку водительской дверцы и ненароком освободилась от объятий Рустама. – Давай твои деньги.
   – Да-да. – Рустам суетливо извлек из барсетки пачку купюр. Затем достал из нагрудного кармана рубашки носовой платок, аккуратно завернул в него деньги и протянул Майе.
   Все верно. Обычно челноки так и поступают – заворачивают купюры в носовой платок, с тем чтобы в конечном пункте взять из сейфа именно свои деньги. Таковы неписаные правила. Авиров ушел, а Майя потянула на себя дверцу. «Сейф» – это, конечно, громко сказано – обычный закрывающийся на ключик тайничок в водительской дверце. Ли сдвинула обшивку, сунула в углубление руку и, повернув в замке ключик, подняла крышку тайничка, открывающуюся, как крышка у почтового ящика. Убедившись, что тайник пуст и что в него случайно не попала влага, она положила в него сверток.
   В этот момент раздался звук мотора подъезжающего автомобиля. Ну вот, наверное, и Анвар едет. Майя заперла тайничок, захлопнула дверцу и обогнула автобус. Действительно: в подъезжавшем стареньком грузовичке, загруженном картонными коробками, рядом с водителем сидел Анвар. Поднимая клубы пыли, грузовичок лихо развернулся, подкатил к автобусу задним бортом. Из кабины выпрыгнул овощник. Худой, жилистый, загорелый, как всегда, улыбающийся и довольный жизнью.
   – Не опоздал? – поинтересовался он, скаля зубы. – На таможне немного задержался.
   Анвар из тех людей, которым хочется улыбнуться в ответ. Майя тоже обнажила свои маленькие острые зубки. Между прочим, некоторые считают, будто улыбка у Ли хищная. Ничего подобного. Очень даже милая, как у волчонка, который собирается вас укусить.
   – Вовремя подъехал, – успокоила парня Майя. – Я тоже только что подошла. Что сегодня везем?
   – Персики! – объявил Анвар, прикрывая ладонью глаза от бившего в лицо яркого солнца. – Только что с дерева. Сам собирал.
   Майя покачала головой. Персики товар нежный, при погрузке и разгрузке бережного обращения требуют. Придется повозиться.
   – И сколько же ты там насобирал? – полюбопытствовала Ли, направляясь к багажному отделению «Мерседеса».
   Время дорого. Парень уже открывал задний борт грузовика. Обернувшись, он ответил:
   – Три тонны.
   Анвар крупный клиент. У остальных овощников партии поменьше.
   – Годится! – Ли подтянула джинсы, поглубже заправив в них майку. Сейчас ей предстоит трудиться спиной к мужчинам. Нечего отвлекать их от работы, демонстрируя трусики. – Разгружай!
   С грохотом упал задний борт грузовика. Ли подняла крышки багажного отделения автобуса, и работа закипела. Анвар и водитель грузовика подносили Майе картонные коробки с персиками, а она аккуратно укладывала их в багажник. Эту работу Майя никому не доверяла. От того, как будут уложены коробки, зависит, в каком состоянии доедет до нужного места товар.
   Когда работа была в самом разгаре, за спиной Ли раздался знакомый женский голос:
   – Маечка, привет!
   Ли вынырнула из багажника и обернулась. Перед ней стояла Бантикова Татьяна. Тане тридцать два года, но выглядит она много моложе. Холит, лелеет себя – фифочка. У нее карие глаза, вздернутый носик, маленький рот. Овал лица – сердечком. Шатенка. Неизменно носит прическу «каре». Приятная внешность. И фигуру можно было бы назвать хорошей, если бы не полные бедра. В юбке еще куда ни шло, а вот шаровары, которые были сейчас на Бантиковой, только подчеркивали диспропорцию фигуры. Татьяна «обратчица». Как и большинство клиентов Майи, привозит дорогую обувь.
   – Привет! – Ли отерла со лба пот. – Готова к поездке?
   – Как видишь, собралась… Денежки спрячешь? – Татьяна состроила глазки. Бантикова любит кокетничать, неважно с кем. Что за дурацкая манера!
   – У тебя горит? – Майя приняла из рук Анвара очередную коробку, нырнула с ней в багажник и уже оттуда пообещала: – Спрячу, когда погрузку закончу. Потерпи.
   – Ну вот, – закапризничала Бантикова. – Я специально тащилась в такую даль, чтобы деньги сдать. Хочу на базарчике потолкаться, купить кое-что из продуктов в дорогу. Не шататься же мне с такой суммой!
   Бантикова нахальна, амбициозна, бесцеремонна. Ведь не отвяжется.
   Ли вновь вынырнула из недр автобуса.
   – Ты меня со счету сбиваешь! – проворчала она. Потом, секунду подумав, с трудом достала из узкого кармана джинсов ключ и сунула его в руки Татьяны. – Иди, сама положи деньги в сейф. Только быстро.
   Ничего необычного в том, что Майя отдала ключ Бантиковой, не было. Всех своих клиентов Ли знала не один год, доверяла им так же, как и они ей, и за все время работы сопровождающей груза и пассажиров автобуса у Майи из кассы не пропало ни копейки.
   Бантикова направилась в обход автобуса, а Ли со следующей коробкой нырнула в багажник. Минуту спустя Татьяна вернула ключ и, покачивая бедрами, стала удаляться к центральной дороге.
   Вскоре багажник был до отказа заполнен. В него поместились все три тонны фруктов, и Майя захлопнула крышки люков. Теперь предстояло принять товар еще у троих овощников. Они уже подъехали на грузовых транспортных средствах и сейчас дожидались в сторонке своей очереди на погрузку.
   Анвар стал прощаться. Он с Майей не поедет. Ему лишний раз туда-сюда мотаться и не нужно. Он уже по телефону договорился с клиентами о цене, времени и месте, где они получат товар. Ли сдаст им персики с рук на руки, заберет деньги и привезет их Анвару. Не поедут с Майей и другие овощники. Вот такая система.
   Ли стала принимать товар у оставшихся клиентов. Коробки вносили через заднюю дверь автобуса и укладывали их друг на друга в конце салона, где были сняты несколько рядов сидений. Майя была взмылена и дышала, как загнанная лошадь.
   К четырем часам с погрузкой было покончено. К этому времени подошли еще два «обратчика» – невысокая чернявая, кучерявая женщина за тридцать лет, с большим носом и крупными зубами, и солидный добродушный дядька с пышными усами и бритой головой. Женщина – Офелия Григорян, или попросту Офа, мужчина Алиев Садык. Офа возит джинсы, Садык обувь. Они также сдали Майе деньги на хранение.
   Вернулись и Авиров с Бантиковой. Не хватало лишь одного «обратчика», заказавшего у Майи место в автобусе. Клиента прождали еще десять минут, потом решили отправляться без него.
   Первым водительское место занял Виктор. Майя села позади него на свое законное сиденье. Рядом с ней уселся Лунев. Он сменит Виктора через шесть часов. Дорога дальняя – отчего бы и не поболтать? Четверка челноков устроилась на свободных сиденьях, и «Мерседес» тронулся с места. Когда он, подобно кораблю, покачивающемуся на волнах, гордо и плавно выруливал с пыльной площадки на шоссе, Майя углядела-таки идущего вдалеке по расплавленной от солнца дороге клиента. Пришлось ждать. А человек не очень-то спешил. Наконец он приблизился, влез в автобус. Это был упитанный медлительный молодой человек двадцати пяти лет с тупым непроницаемым лицом, раскосыми глазами, узкими плечами и до неприличия большим для мужчины задом. Вечно взлохмачен, небрежно одет и помят. Звали парня Аббаев Нурали.
   – Валютчики виноваты, – буркнул он, доставая из дорожной сумки завернутые в платок деньги. – Обещали на баксы поменять, да подвели. Везу вот «соломой». Не знаю, сумею ли поменять ее на месте. – Парень сунул в руки Майе сверток, прошел в салон и развалился на сиденье, безобразно расставив ноги.
   Ну вот. Слева впереди пост ГАИ. Не будешь же выходить из автобуса и на виду у «гаишников» перекладывать деньги в тайник! Они запах купюр издалека чуют. Найдут к чему прицепиться. И через голову водителя к дверце не полезешь. Решив положить деньги в сейф на первой же остановке, Майя сунула увесистый сверток в находившийся подле ее ног железный ящик медицинской аптечки.
   Виктор включил скорость, и «Мерседес» наконец-то вырулил на шоссе.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация