А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волчица в засаде" (страница 7)

   – Либо ты утихомиришься, либо я сломаю тебе руку.
   Мужик оказался на редкость терпеливым и упрямым. Из предложенных мной вариантов он выбрал последний и, как мне кажется, вообще согласился бы остаться без руки, лишь бы не сдаваться. Из крайне неудобного для себя положения он пытался лягнуть меня, да побольнее. Я потерял терпение и решил пойти на крайнюю меру – шарахнуть как следует Шувалова лицом об стену, чтобы наконец-то отключить. Но тут произошло непредвиденное. Занятый папашей я не заметил, что из квартиры вышла его дочь. Увидев безобразную сцену, девушка сбежала с лестницы и накинулась на меня, точно мегера.
   – Что вы делаете?! – закричала она, хлопая меня по затылку, ушам и щекам. – Отпустите немедленно моего папу, ему же больно!
   Я высвободил руку Шувалова и отскочил в дальний угол площадки. Передо мной стояла чернявая курносая девушка с крупными глазами, широкими скулами и слегка выдающейся вперед нижней челюстью. У Юли были шикарные волосы – длинные, вьющиеся, иссиня-черного цвета, они водопадом низвергались на узкие плечи девушки и наверняка являлись предметом гордости их владелицы и предметом зависти ее подруг. Юля была готова к выходу – накрашена, одета в бурые узкие джинсы, блузку и легкую курточку. На ногах выходные туфли.
   И Юля, и развернувшийся в мою сторону ее отец стояли в угрожающих позах, готовые снова вступить со мною в схватку. И я не выдержал. Пнув в сторону папаши и дочки валявшуюся у моих ног скалку, я с досадой сказал:
   – А ну вас обоих к черту! Семейка придурков! – повернулся и быстро сбежал вниз.
   Я выскочил из подъезда и направился между домами. Я твердо решил отправиться домой, зайти по дороге к Вере и рассказать ей о том, что дочь ее совершила убийство и теперь скрывается. Пусть Ягодкина сама решает, как ей дальше быть и что делать. Когда я шел по бетонной дорожке вдоль торца одного из домов, сзади раздался возглас:
   – Эй, дядя, подождите!
   Я обернулся. Меня нагоняла Юля. Дул легкий ветерок, и ее роскошная черная шевелюра развевалась, точно флаг веселого Роджера.
   Шувалова остановилась напротив меня, перевела дух.
   – Вы уж извините отца, – слегка конфузясь, произнесла девушка. – Он вообще-то мужик неплохой, но как запьет – все, пиши пропало. Злой как сто чертей бывает, в доме от него никому житья нет. В этот раз тоже вот не пил два месяца, а теперь сорвался. Третий день в запое и с каждым днем все агрессивнее и агрессивнее становится. Ему выпить хочется, а денег взять не у кого. Мама на работе, я тоже ему ни рубля не даю, вот он и бесится. Я на свидание к парню опаздываю, мы договорились с ним в кино пойти, а папа не пускает. На принцип пошел: говорит, как я сказал, так и будет, сиди, мол, дома и все тут. Хорошо, вы пришли и у вас с отцом началась потасовка. Я воспользовалась моментом и улизнула из дома. Так что там с Элкой случилось?
   Юля оказалась из простушек – что на уме, то и на языке. Я ее еще ни о чем не спросил, а она за одну минуту уже умудрилась выдать не только семейные, но и личные тайны. Но откровенность девушки мне импонировала.
   – Проблемы у твоей подруги, – заявил я печально. – Поругалась с матерью и сбежала из дома. Второй день не можем ее найти.
   – А где вы ее искали? – с любопытством спросила девушка.
   – Где только не искали! – я слегка подвинулся, пропуская шедшую по дорожке женщину с базарной сумкой. – У подруг, у знакомых, в милиции, в больницах, в моргах. Ездил к Элке в институт, расспрашивал у ее сокурсников, но никто ничего не знает. Побывал даже дома у вашей с Эллой общей подруги Рябининой Кати. Она также не смогла сказать ничего путного.
   – И не скажет, – уверенно произнесла девушка и снова хихикнула. – Катька с Элкой поругались недавно. Ягодкина у Рябининой парня увела. Ну а Катька, понятно, обозлилась. Вы ведь видели, какая она у нас писаная красавица, и характерец у нее не приведи господь. Обидно ей стало, что парень ей Элку предпочел. Вот и не разговаривают подруги уже больше месяца. А парень, – Юля поморщилась и фыркнула, точно щенок, которому в нос попала мошка, – стоил бы того. Нет, он, конечно, симпатичный и при деньгах, но хамоватый какой-то, скользкий, да и старше Катьки с Элкой лет на десять.
   Я уже догадался, о ком идет речь, однако ничем не выдал, что знаю о хахале Элки, рассчитывая на то, что словоохотливая девица сама обо всем расскажет. Не ошибся.
   – Юрой его зовут, а прозвище Чак. – Девушка обернулась и забеспокоилась: – Как бы отец не появился да скандалить не стал. У меня ведь еще братишка есть, но отец к нему не цепляется, побаивается, он высокий, под два метра ростом, и здоровый, а вот меня достает. Ну пойдемте, Игорь Степанович, от греха подальше, да и опаздываю я. По дороге к остановке поговорим. – Мы повернулись и направились по городку. – В общем, вы не там Элку искали, – возобновила разговор Юля. – Вам нужно Чака разыскать. И если Элки у него нет, съездить за город, в Боровое.
   – Если нужно будет, найду, – произнес я уверенно.
   – Там дачные участки, – продолжала Юля. – Элка может оказаться на одном из них.
   Я удивленно посмотрел на нее:
   – Чего ей в Боровом делать?
   Шувалова перепрыгнула неширокую канаву, я ее перешагнул, и мы направились напрямик через двор дома к зарослям шиповника, у которых стояла старенькая, видавшая виды «девятка» малинового цвета.
   – Там у нас общая подруга живет, – сказала она и тут же поправилась: – Ну, не подруга, а знакомая, Наталья Георгиевна, но мы ее Наташей зовем. Ей около двадцати шести лет, она художница, немного странная, но в общем хорошая женщина. Когда-то, еще в школе, я, Элла и Катя ходили заниматься в художественную студию. Наташа у нас живопись преподавала. После окончания школы одна я в художественное училище поступила, а Ягодкина и Рябинина пошли учиться по другим специальностям, но дружбу с Наташей мы сохранили. Разница в годах у нас небольшая. В Боровом на родительской даче у Натальи оборудована небольшая студия, – тараторила Юля. – Она почти круглый год проводит в ней, картины пишет. Место тихое, спокойное, к творчеству располагает. Ну и мы с подругами иной раз у Наташи бываем. А один раз…
   Мы вплотную подошли к «девятке», загораживающей вход в живой туннель, и Юля, обходя ее, замолчала. В машине сидели двое парней и о чем-то переговаривались. Когда пришел мой черед протиснуться между машиной и колючими кустами шиповника, я бросил случайный взгляд назад. Метрах в пятидесяти из-за угла появился и тут же исчез молодой человек. Что-то в облике парня показалось мне знакомым, однако Юля вновь заговорила, и я переключил внимание на нее.
   – А один раз, – повторила девушка, – я даже два дня жила на даче у Наташи. Мама моя в командировке была, а отец на радостях, что жена уехала, запил. Неделю пьянствовал и ко мне по пустякам цеплялся. Надоели мне скандалы, я потихоньку собралась и к Наташе умотала. Она ничуть не возражала, что я у нее жила. А когда мама из командировки вернулась, я дома и объявилась. Так что Элка, скорее всего, в Боровом торчит, – заключила Юля.
   Когда дошли до переезда, я вновь почувствовал на себе чей-то взгляд и резко обернулся. На самом ли деле из кустов шиповника высунулась и тут же исчезла голова или мне почудилось – не знаю, но мне очень хотелось проверить, не прячется ли кто в зарослях.
   – Погоди-ка минутку! – сказал я девушке, повернулся и побежал к кустам. Когда я приблизился к ним, там оказалось пусто. Мало того, малиновая «девятка» тоже исчезла. Чувствуя себя обескураженным, я вернулся к Юле.
   – Чего это с вами? – подивилась девица, внутренне, кажется, потешаясь надо мной.
   – Да так, – буркнул я. – Черти в последнее время повсюду мерещатся. Говори фамилию художницы и номер дачи.
   – Артамонова, номер дачи сто пятнадцать.
   Мы с Шуваловой дошли до остановки и здесь расстались. Юля села в автобус, а я, забыв о своем решении пойти к Вере, направился к стоянке такси.

   На даче

   Добираться до Борового было минут тридцать. Я городской житель и с интересом глазел на раскинувшиеся по обеим сторонам дороги поля с почти убранным урожаем помидоров, баклажанов, болгарского перца. Попадались пыльные сады, в основном с яблонями зимних сортов. Их плоды, завернув в бумагу, можно хранить в прохладном месте всю зиму.
   К Боровому подъехали часов в семь. Солнце клонилось к горизонту, однако до наступления темноты было еще далеко. К даче Наташи я решил приблизиться незаметно, чтобы не спугнуть Элку, если она находится у художницы, а потому оставил такси на центральной дороге. Заплатив таксисту за проезд в один конец, я наказал ему дождаться меня, прихватил из салона сумочку Ягодкиной и направился к расположенному неподалеку на холме дачному поселку. Здесь, вдали от города, на открытом участке местности, ветер гулял вовсю и было прохладно.
   Дачный поселок занимал приличную территорию, был строго спланирован и представлял собой несколько рядов однотипных коттеджей с палисадниками и огородами. Я поплутал немного по улицам в поисках нужного дома. Некоторые дачи были обитаемы, некоторые нет. Кое-где на огородах возились дачники. Сто пятнадцатый домик оказался в середине крайнего слева ряда. За ним раскинулось клеверное поле, еще дальше виднелась роща.
   Я долго стоял у калитки, изучая обстановку. В палисаднике росло несколько фруктовых деревьев с кое-где поклеванными засохшими плодами вишен. За садиком особо не ухаживали, он имел запущенный вид. Запустение царило и на задах дачи, в огороде, кусочек которого просматривался с места, где я стоял. Кирпичный дворик с верандой и мансардой выглядел ничуть не лучше прилегающей к нему территории. Давно не крашенный, не беленный, с запыленными окнами, он казался необитаемым уже много лет. Может быть, напрасно я сюда приехал? Возможно, на даче, с тех пор как здесь в последний раз была Юля, больше никто не живет?
   Я открыл калитку, прошел по посыпанной гравием дорожке к дому, поднялся на крыльцо и постучал в окно веранды. Долго никто в доме не подавал признаков жизни. Я постучал снова, сильнее. На этот раз боковым зрением за окном, расположенным справа от веранды, я заметил легкое движение. Я вскинул глаза. В доме явно кто-то был. Меня изучали в щелку сквозь плотно закрытые шторы. Однако как ни старался человек не выдать своего присутствия в доме, ему это не удалось. Он снова шевельнул занавеску. Тогда я запрыгал и радостно замахал руками, как встречающий на вокзале, увидевший вдруг за окном подъезжающего поезда дорогое и близкое сердцу лицо. Человек в доме понял, что его заметили и скрывать дальше свое присутствие на даче бесполезно, и раздвинул шторы. За окном возникло женское лицо. «Чего, мол, надо?» – мимикой спросила обитательница дачи. Я так же мимикой показал: «Открой, мол, узнаешь!» Незнакомка некоторое время раздумывала, затем исчезла. Несколько мгновений спустя открылась дверь в дом, потом на веранду. На пороге появилась девушка лет двадцати пяти. Судя по перепачканной кое-где краской рабочей одежде, передо мной стояла хозяйка дачи художница Наталья Георгиевна Артамонова.
   Было в ней нечто притягивающее взгляд. Странные безжизненные глаза, какая-то то ли безысходность, то ли обреченность, сквозившие во всем облике. Волосы у художницы были длинные, темно-русые, скрученные в жгут, они были уложены и заколоты на затылке в виде гребня. Шея красивая с завитками за маленькими с золотыми сережками ушами. Такие барышни, как Наташа, не принадлежат к категории женщин, которые одеваются в мини-юбки да топики, стремясь оголить соблазнительные участки тела, хотя показать ей было что – хоть крепкую, приличных размеров, грудь, хоть стройные ноги, хоть крутые бедра, хоть тонкую талию.
   – Я вас слушаю, – ничего не выражающим голосом произнесла она.
   – Скажите, не у вас ли на даче скрывается Элла?
   – Элла?! – медленно приподняла брови Артамонова. Надо сказать, она все делала медленно, словно пребывала в каком-то полусонном состоянии. – Какая Элла?
   Я внимательно посмотрел на нее, пытаясь понять, действительно ли она не понимает, о ком идет речь, или тянет время.
   – Ну как же, Элеонора Ягодкина. Она, а еще Катя Рябинина и Юля Шувалова занимались у вас в художественной студии и не раз приезжали к вам на дачу.
   – Ах, Элеонора! – воскликнула Наташа, явно переигрывая. – Как же, вспомнила! Но почему вы думаете, что она у меня?
   – Да потому, что здесь тихое спокойное место вдали от городской суеты. Никто в жизни не догадается у вас ее искать.
   – Но вы же догадались, – сузила глаза художница.
   – Я дело другое. Я человек везучий.
   – И тем не менее сегодня вам не повезло, – скользнув по мне равнодушным взглядом, заметила Артамонова. – Элеоноры у меня нет.
   И еще один факт указывал на то, что я на верном пути. Разговаривая со мной, Наташа прислонялась плечом к одной стороне косяка, а рукой держалась за другую, закрывая вход, как человек, который боится, что нежелательный визитер вдруг войдет в дом. Приняла такую позу Артамонова безотчетно и именно этим, на мой взгляд, выдавала присутствие в доме интересующей меня особы.
   – Понимаете, Наташа, мама Элеоноры с ума сходит, – затянул я привычную песню. – Девушки уже больше полутора суток нет дома. Если вы знаете, где Элла или что с ней случилось, я прошу вас, сообщите…
   Разговаривая, я бросил случайный взгляд на двери в дом. Там в темном коридоре у стены стояли женские туфли. Судя по размеру, они никак не могли принадлежать хозяйке дачи. У нее стопа маленькая, туфли же были узкими и длинными. А насколько мне известно, такой формы нога у Элки. Вера мне однажды жаловалась: мало, мол, того, что лапа у дочери длиннющая, так еще один из пальцев на сантиметр вперед больше других выпирает, обувь подобрать невозможно.
   – Ну откуда же я знаю, где ваша Элла, – неспешно, слегка растягивая слова, точно старенький магнитофон с плавающим звуком, произнесла Наташа. – Ни вчера, ни сегодня она у меня не появлялась, и вообще, я ее не видела уже несколько месяцев.
   Но я Артамонову уже не слушал. Я раздумывал над тем, как войти в дом, чтобы мое вторжение не выглядело разбойным нападением. Но ничего не придумал. Просто взял да и рванул в дом.
   – Куда же вы? – запоздало закричала хозяйка дачи, однако меня уже ничем нельзя было остановить.
   Когда я ворвался в коридор, от двери, расположенной слева, в комнату метнулся человек. Я бросился за ним. Помещение, куда я заскочил, было просторным, светлым, почти пустым. В нем было штук восемь окон, одно из которых, выходившее на задворки дачи, оказалось открытым. К нему и устремилась преследуемая мной персона. Ею оказалась девушка в красном батнике и белой, почти прозрачной юбке, сквозь которую просвечивала узкая полоска трусиков. Я кинулся за беглянкой. Сверкнув голыми пятками, она вскочила на подоконник, однако, перед тем как прыгнуть, замешкалась и, возможно, тем самым спасла свои ноги от переломов. В следующее мгновение я оказался у окна, схватил упиравшуюся девицу за талию и выдернул из окна. С грохотом мы повалились на пол и стали бороться. Пытаясь вырваться, моя жертва сопротивлялась, как дикая кошка. Но я же тренер по вольной борьбе! Держал я девицу крепко. Тут ей на помощь пришла хозяйка дачи. Она накинулась на меня, точно коршун, навалилась и стала отдирать руки от талии девушки. Общими усилиями обеим дамам удалось ослабить мой захват, и моя жертва выскользнула из моих рук, будто русалка с покрытым слизью хвостом. Но в последний момент я схватил девушку за лодыжку и потянул к себе. Она ударила меня свободной ногой, попала пяткой в нос. Я чертыхнулся, дернул за ногу сильнее и поймал вторую лодыжку.
   – Беги! Беги! – закричала Наташа. Она навалилась грудью на мое лицо и попыталась укусить за запястье.
   Я вырвал застрявшую меж двух упругих холмов грудей голову, глотнул воздуха и гаркнул так, что содрогнулись стены дома:
   – Ша, девки, ша! Успокоились, мать вашу! Я не собираюсь причинить вам вред, но и вы меня не бейте! А теперь давайте-ка отцепимся друг от друга, сядем и поговорим. Чего всполошились-то?
   Крик мой подействовал. Трепыхавшиеся в моих руках ноги ослабили сопротивление, а потом и вовсе перестали биться. Жаркое тело Наташи расслабилось, сдвинулось в сторону, а затем сползло с меня. Я отпустил лодыжки, сел на полу. Сопя, уселись и мои противницы. Как я и предполагал, пытавшаяся сбежать от меня девушка была Элка. Но что с ней стало, бог мой! Я смотрел на соседку и не узнавал. Ее так хорошо знакомое мне худенькое лицо с хрупким носом, тонкими губами, заостренным подбородком казалось абсолютно чужим – омертвелым, лишенным красок, будто лицо покойницы. Ее рыжеватые волосы и те выглядели безжизненными. Всем своим обликом Ягодкина напоминала побывавшую в лапах огромного паука муху, из которой тот высосал все соки.
   – Сосед мой Игорь, – с угрюмым видом представила меня Элка Наташе.
   Все испытывали неловкость. Артамонова – из-за того, что лгала мне, Элла – потому, что попалась, я… не знаю почему. Может оттого, что проник в чужие тайны, а может… может, оттого, что рядом со мной была Наташа?.. Она мне нравилась.
   Я окинул беглым взглядом комнату. Она была широкая и длинная. Очевидно, раньше в середине ее стояла стена, но, когда половину дома переоборудовали под студию, ее снесли, оттого и оказалось столько окон, которые были рассчитаны на две комнаты. Центр студии занимал мольберт с неоконченной картиной. К одной из стен были прислонены несколько полотен. Еще в студии стоял стол, четыре стула, этюдник. На столе, стульях, подоконниках и даже на полу были разбросаны тюбики и баночки с красками, кисти, бутылки с какими-то жидкостями.
   – Уютно тут у вас, – ляпнул я, хотя прекрасно понимал, что уюта в пустой студии было ровно столько, сколько его может быть в казарме или карцере, и обратился к Элке: – Чего убегала-то?
   Ребром ладони девушка вбила меж раздвинутых ног подол широкой юбки и буркнула:
   – А ты чего догонял? – Ягодкина знала меня с пеленок и была со мной на ты.
   Я пожал плечами:
   – Так, смотрю, удирает кто-то, я и погнался. Охотничий инстинкт сработал.
   – Как ты меня нашел? – спросила Ягодкина.
   – Юля Шувалова подсказала.
   На бледном лице Элки неожиданно вспыхнул румянец:
   – Предательница!
   – Почему это предательница? – не согласился я. – Очень хорошая подруга. Сразу же сказала, где тебя искать. Не то что Рябинина Катя. Та, мне кажется, сгинь ты с земли, и пальцем не пошевелит, чтобы помочь в розысках.
   Элка с едва заметной ухмылкой заметила:
   – Ты, я вижу, со всеми подругами моими познакомился.
   – Пришлось. С самого утра за тобой гоняюсь.
   Разговор угасал. Я не знал, как приступить к делу – находившаяся в угнетенном состоянии Ягодкина вообще не была расположена говорить.
   – Катька – стерва порядочная, – будто бы отвечая своим мыслям, после паузы проронила Элка. – У нас с ней скандал недавно вышел.
   – Из-за Чака? – наконец решился я.
   Девушка вскинула на меня воспаленные глаза.
   – Ты и до этого докопался?
   – И до этого, и до многого другого, – произнес я многозначительно.
   – Что ты знаешь о Юре? – спросила она живо.
   – Страшные вещи, – я кивнул в сторону Наташи. – А ей ты о них рассказывала?
   – О чем? – осторожно поинтересовалась Ягодкина. Ей хотелось выяснить, насколько я осведомлен в ее делах.
   Я тоже осторожничал, не решаясь говорить об убийстве в присутствии хозяйки дачи. Вместо ответа я передал ей валявшийся неподалеку целлофановый пакет, оброненный мной во время преследования Элки.
   Девушка развернула пакет, несколько секунд смотрела на оказавшуюся в ее руках сумочку и наконец с недоумением произнесла:
   – Но это же моя сумочка! Откуда она у тебя? – потом, очевидно, сообразив, каким образом могла попасть ко мне ее вещь, тихо спросила: – Так ты все знаешь?
   Я медленно прикрыл глаза:
   – Да. Я могу говорить при Наташе?
   Ягодкина угрюмо кивнула:
   – Угу. Я ей во всем призналась.
   – Тогда откроем карты. – Я передвинулся так, чтобы видеть обеих собеседниц. – Я побывал в квартире Чака, видел его труп. Рядом с ним лежала женская сумочка. Я ее взял.
   – В милицию звонил? – быстро спросила Элка.
   – Звонил, не оставлять же лежать труп в закрытой квартире, – признался я и, увидев, как сразу же помрачнела Ягодкина, поспешно добавил: – Но о тебе я не упоминал.
   Элла облегченно вздохнула:
   – Спасибо! Но как ты попал в квартиру?
   – Через балкон. У меня были дурные предчувствия… Ты убила Чака? – задал я наконец главный вопрос. Девушка сидела, словно окаменевшая. Я дотронулся до ее руки и повторил: – Ты убила Чака?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация