А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волчица в засаде" (страница 2)

   Я ознакомился со списком и, складывая лист бумаги, возразил:
   – А мне не нужно платить. Я же альтруист.
   – В наше время быть альтруистом глупо, – парировала Ягодкина, выкладывая из кошелька на стол пачку денег. – Сейчас не так уж много способов прилично заработать.
   Я покосился на деньги – сумма была солидной, но брать с подруги деньги мне совесть не позволяла.
   – Я знаю, – признался я. – Но тем не менее не возьму.
   Ягодкина скорчила недовольную мину.
   – Но тебе же придется много ездить – в институт, по Эллочкиным подружкам, возможно, в милицию… Да мало ли куда! Не будешь же ты раскатывать на общественном транспорте, время терять. Возьмешь такси. А раз так, почему ты должен мотаться по моим делам за свой счет? Я не хочу быть тебе обязанной еще и материально.
   Марина Леева выдала улыбку и шутливо изрекла:
   – Тоже верно. К вам, мужикам, только в материальную зависимость попади, живо на шею сядете. Так что возьми и с меня откуп! – Она достала из сумочки несколько купюр, присоединила их к купюрам Веры и, перегнувшись через стол, ловко засунула деньги в карман моей рубашки. – Девочкам на мороженое, – нахально подмигнула Леева. – Вдруг Элкиных подружек придется в кафе вести и в непринужденной обстановке из них сведения выкачивать.
   А Света Великороднова денег не дала. Она была жадной и алчной.
   – Ты можешь меня к поискам привлечь, – подумав, решила, по-видимому, рассчитаться натурой Великороднова. – Может, пригожусь. Номер моего телефона ты, наверное, знаешь?
   – Конечно.
   – В случае чего звони.
   – Кстати о телефоне! – Ягодкина встала, вышла из кухни, а через минуту вернулась с «соткой» в руках. – Вот тебе мобильник, – сказала она, протягивая маленькую складывающуюся трубочку. – Будешь поддерживать со мною связь.
   Я взял мобильник, сунул в задний карман брюк и стал собираться, подозрительно косясь в сторону Светы. Пока Ягодкина ходила за «соткой», она довольно странно себя вела: терлась носком туфли о мою ногу, подмигивала и кивала в сторону входной двери: мол, подожди меня там. Ее знаки выглядели довольно двусмысленно. Я недоумевал: у подруги беда, а она нашла время шуры-муры разводить. Однако Великороднову решил подождать, может быть, у нее благие намерения.
   – Будут известия, звони, – провожая до двери, напутствовала меня Вера. – Я останусь дома, начну обзванивать больницы и… – Ягодкина запнулась. – Морги. Если что-нибудь узнаю, я тебе звякну. Ну давай! – Похлопав меня по плечу, Вера вытолкнула меня на лестничную площадку и захлопнула двери.
   На улице меня караулила Лидия Ивановна, и я пожалел о том, что не остался поджидать Свету на лестничной площадке. Заметив меня, старуха резко изменила маршрут своего патрулирования и на всех парах помчалась ко мне.
   – Игорь Степанович, вы видите это?! – возмущенно вскричала она, указывая на новенькую красную машину «Нексию», припаркованную на тротуаре.
   – Ну вижу…
   Лидия Ивановна воздела руки и воскликнула:
   – Нет, вы посмотрите, как она стоит, Игорь! Вы посмотрите, посмотрите!
   Я вытянул шею и несколько секунд разглядывал машину, чувствуя себя ущербной личностью, которой не дано увидеть то, что видно каждому.
   – Красиво стоит, – буркнул я. – В одну сторону передом, в другую – задом.
   Старуха посмотрела на меня как на непроходимого тупицу и наконец снизошла до объяснений.
   – Но она же загораживает проезд, Игорь Степанович! – заявила она, тыча узловатым пальцем в сторону «Нексии». Неужели вы не видите? А что будет, если ко мне вдруг приедет машина «Скорой помощи»?
   – Ну что будет? – пожал я плечами. – Вас, скорее всего, обнесут на носилках вокруг машины и погрузят в «Скорую помощь» метров на пять дальше, чем следовало бы.
   От дальнейшего общения со старухой меня спасли вышедшие из подъезда Света и Марина.
   – Я с тобой поеду! – заявила Великороднова, не удостаивая противную старуху даже взгляда. Она, как и многие жильцы нашего дома, была не в ладах с хозяйкой двадцать второй квартиры. Света демонстративно подхватила меня под руку и потащила прочь от Лидии Ивановны.
   Я был не в восторге от решения Великородновой ехать со мной на поиски Эллы. Меня всегда тяготило общество недалекой Светки, а при данных обстоятельствах она была мне еще и обузой. Я считал, что без Великородновой сумею сделать намного больше.
   – А тебе-то зачем ехать? – спросил я Светку.
   – Ну-у, это, мало ли зачем. Может, съездить нужно будет куда, или сбегать, или узнать чего… В общем, Вера меня с тобой отправила. Я сегодня выходная, так что можешь мною пользоваться.
   – Лучше использовать, – поправил я.
   Светка нахмурилась:
   – Чего-чего?
   – Ничего, – проворчал я. – Ты зачем у Ягодкиной в кухне меня под столом пинала?
   – А-а, – слегка смутилась Великороднова. – Сказать тебе кое-чего хотела, да при Вере не решилась, мать все-таки. А дело вот в чем. Несколько дней назад мы с Мариной случайно встретили Эллу в магазине с мужиком лет тридцати. Они Элеоноре нижнее белье покупали – трусики, бюстик, чулочки там всякие, – нас не заметили. Парень, надо сказать, симпатичный – смуглый такой, хорошо сложенный – качок, одним словом, но Элке не пара. И не только по годам. Элеонора – девушка хрупкая, умная, а он мне показался грубым, наглым и… как бы это выразиться – блатным, что ли. Но, видать, мужик при деньгах. Вера, как я поняла, о нем ничего не знает. Вот я и думаю, может быть, Эллочка с ним где-нибудь мотается? – она вопросительно взглянула на Марину.
   – Все может быть, – неопределенно пожав плечами, согласилась Леева. – Показал парень девушке кусочек красивой жизни, она и растаяла.
   Похоже, мои прогнозы относительно ночного Элкиного времяпрепровождения подтверждаются. Смуглый, хорошо сложенный, качок – это уже кое-что. Я с благодарностью взглянул на Великороднову.
   – Полезная информация, Света. Думаю, она нам пригодится. Что ж, пошли! – Я потянул соседку за рукав.
   Мы двинулись было с места, однако Марина нас остановила:
   – Если хотите, я вас подброшу до института, – она указала на красную «Нексию», возле которой и происходил разговор. – Я за рулем. Свободное время у меня есть.
   – Прокати, если нетрудно, – сказал я, показывая всем своим видом, что приятно удивлен, увидев Марину в качестве владельца новенькой машины. – Давно купила?
   – Несколько дней назад, салон еще кожей пахнет! – Леева счастливо улыбнулась и нажала на кнопку пульта дистанционного управления. Раздался писк, и замки на дверях автомобиля автоматически открылись.
   Автомобиль – символ благополучия. Это аксиома. Если раньше – как говаривала мать одного моего приятеля – в каждой зажиточной семье должен был быть конь, то сейчас – машина. Светка была из голытьбы. Она вздохнула и, подавив в себе чувство зависти, влезла на заднее сиденье «Нексии». Я уселся рядом с водителем, и наша троица под злобными взглядами Лидии Ивановны выехала со двора.

   В институте

   К институту ехали окольными путями по ухабистым дорогам.
   – Боюсь центральных, – пояснила Марина и, заметив знак ограничения скорости, резко сбросила газ.
   Управляла Леева автомобилем так, будто у нее была нарушена функция вестибулярного аппарата. Руки и ноги двигались асинхронно, она редко попадала в такт, отчего автомобиль недовольно рычал, скрежетал и дзинькал шестеренками, двигаясь рывками, то со скоростью черепахи, то – реактивного снаряда. Судорожно сжимая руль в руках, Марина шарахалась от каждой встречной машины, прижимая несчастную «Нексию» к обочине, и, как мне кажется, в особо опасные, на ее взгляд, ситуации на дороге крепко зажмуривалась.
   Света ничего необычного в поведении Леевой за рулем не замечала. Разложив подол широкой юбки по всему заднему сиденью, она восседала с достоинством великосветской дамы, которую личный шофер и телохранитель везут на торжественный прием – я же был в шоке, ехал с широко открытыми глазами, готовый в любую секунду, при реальной угрозе моей жизни, открыть дверцу и выпрыгнуть из автомобиля.
   К счастью, ничего из ряда вон выходящего с нами не случилось, мы ехали и ехали, и нас даже ни один гаишник не остановил. Наконец добрались до Т-образного перекрестка, свернули направо и, проехав метров пятьдесят, остановились на обочине.
   – Ну как я справляюсь с автомобилем? – спросила меня Марина.
   Я все еще находился в состоянии оцепенения и вместо ответа повертел пальцем у виска.
   – На месте инструктора я бы тебе шестерки рисовал, лишь бы поменьше находиться с тобой в одном автомобиле, когда ты за рулем. – Я вышел из машины одновременно с Великородновой и сказал ей: – Ты, Светик, пока здесь погуляй, я в институт один схожу.
   – Это почему же? – приподняв слегка подкрашенные брови, удивилась Великороднова.
   Моя соседка не понимала простых вещей. Если мужчина один, то особы женского пола охотно идут на контакт, когда он обращается к ним с просьбой, и наоборот – мужчины с готовностью оказывают услуги женщинам, особенно молодым и хорошеньким, когда они бывают без сопровождения представителей сильной половины человечества. Очевидно, и те и другие на что-то втайне надеются. Но объяснять все это Светке – время терять. Я ограничился шуткой:
   – На стреме будешь стоять. В случае чего подашь знак.
   Институт связи, в котором училась Элеонора, был одним из старых вузов города. Он занимал длиннющее пятиэтажное здание, приличных размеров двор, все это окружал забор с декоративными решетками. Здание было серым, громадным, с потемневшими от времени оконными рамами и производило мрачноватое впечатление. Шли занятия, и институтский двор с площадкой для построения, автомобильной стоянкой и крохотным сквериком с фонтаном и цветником в центре был пуст. Я прошел по аллее с несколькими скамейками, поднялся по широким стертым от времени ступеням на крыльцо и вошел в темный холл, в котором была устроена выставка аппаратов радиосвязи и радиовещания, начиная от допотопных и заканчивая современными приборами. Мне навстречу со стула поднялся невысокий жилистый парень в синей униформе с небольшой пластиковой табличкой на правом кармане с указанием фамилии и имени ее владельца.
   – Ваши документы! – потребовал секьюрити.
   Собираясь в институт, я и не подумал о том, что мне потребуется паспорт, однако, похлопав себя по карманам, нащупал удостоверение тренера ДЮСШ, достал его и протянул парню.
   – Такой документ сгодится?
   Секьюрити раскрыл книжечку и принялся ее изучать. Я не был похож ни на террориста, ни на бандита, ни на бомжа. Он вернул документ с почтительной полуулыбкой, но тем не менее четко, по-военному, поинтересовался:
   – Цель вашего прибытия?
   Я сунул удостоверение в карман и подкупающе улыбнулся в ответ.
   – Да вот к вам в институт пришел спортивную секцию организовывать, – принялся я на ходу сочинять байку. – Хочу поговорить со студентами, может, кто заинтересуется борьбой. Можно пройти?
   Секьюрити посторонился.
   – Пожалуйста.
   Я поднялся на второй этаж, который фактически являлся первым, ибо нижний уровень был полуподвальным, отыскал в широком коридоре расписание занятий нужного мне факультета и курса и, сверившись с записями Веры, где, кроме списка подруг Эллы, имелись кое-какие сведения другого рода, отыскал группу Ягодкиной-младшей. Занятия группы РРТ – Радиосвязь, Радиовещание и Телекоммуникации – проходили в триста пятьдесят второй аудитории. Еще по своим студенческим годам я помнил, что обычно в вузах первая цифра в номере аудитории обозначает этаж, поэтому поднялся на третий, отыскал дверь, остановился, прислушался. Шла лекция – преподаватель монотонным голосом рассказывал что-то про антенны. До конца пары оставалось несколько минут, и я стал прохаживаться по коридору. Наконец прозвенел звонок, и из аудитории стали выползать сонные студенты. В Элкиной группе в основном были парни, девушек оказалось лишь две. Одна – миловидная, хорошо одетая – вышла в коридор в сопровождении троих ребят, о чем-то разговаривая с ними: другая – толстушка в очках, – очевидно, не пользовалась у сокурсников популярностью, а потому появилась без свиты. К этой студентке я и подошел.
   – Здравствуйте. Меня зовут Игорь Степанович, – представился я, оттесняя девушку к стене. – Я дядя Элеоноры Ягодкиной. Меня прислала ее мама. Скажите, Элла сегодня так и не появлялась в институте?
   На пухлом веснушчатом, со вздернутым носом и маленькими, похожими на две пуговки, глазами лице девушки возникло озабоченное выражение.
   – Да-да, мама Эллы приезжала сегодня к началу занятий, говорила, что дочь не вернулась вчера домой с дискотеки. Но нет, в институте она так и не появлялась.
   С раздумчивым видом я покачал головой.
   – Куда же она могла запропаститься? – пробормотал я так, словно разговаривал вслух сам с собой. – А вы не знаете, нет ли у Эллы приятеля, с которым она могла бы… э-э… задержаться?
   Девушка кивнула в сторону парня, выделявшегося в компании стоявших у окна ребят высоким ростом, сказала:
   – Вообще-то она с Сергеем Позднышевым встречалась. А в чьих еще… э-э… – передразнивая меня, девица закатила глаза, – как это помягче выразиться… объятиях Элка могла задержаться, я не знаю.
   Я усмехнулся – девица, видать, была из веселых – и более внимательно посмотрел на парня. Он был хорош собой – стройный, с тонкой талией, широкими плечами, вьющимися тонкими волосами, мужественным красивым лицом. Впрочем, среди по большей части мужского контингента студентов института связи девушки здесь нарасхват. Так что вполне закономерно то, что Элка подцепила себе на курсе такого красавчика. Но тем не менее это был не тот человек, которого я искал.
   – А нет ли среди знакомых Элеоноры мужчины лет тридцати – крепкого сложения, смуглого? – Я вопросительно взглянул на девицу.
   Студентка покрутила головой.
   – Не знаю. Я, по правде говоря, с Эллой не дружу. Вы у Ленки спросите, – толстушка указала на стоявшую неподалеку от нас в окружении парней девицу. – Они с ней подруги.
   – А вас как зовут? – спохватился я.
   Девушка отчего-то стушевалась.
   – Мария, – буркнула она.
   – Дева? – не удержавшись, ляпнул я.
   Толстушка часто-часто закивала.
   – Дева, дева, – сказала она ехидно. – Вам-то что?
   – Приятно было встретить святую, – улыбнулся я. Маша действительно не числилась в списке Элкиных подруг, и я, заканчивая разговор, напоследок спросил: – Вы, наверное, отличница?
   Толстушка поправила сползавшие с переносицы очки и бойко ответила:
   – А что, вид очень умный?
   Девица красавицей не была, но не мог же я оставить ее без комплимента.
   – Ну-у, в общем-то, да, – подтвердил я.
   Девушка вскинула голову и задорно произнесла:
   – Отличница не отличница, а стипендию получаю повышенную!
   Я подмигнул студентке:
   – А вы завидная невеста, Маша! Умница да еще с повышенной стипендией! Что ж, спасибо за беседу, рад был с вами познакомиться.
   Я слегка поклонился и отчалил, но не в сторону Лены, а к кучке ребят, где стоял Сергей. Появление в институте высокого представительного мужчины не осталось незамеченным. Пока я беседовал с Машей, находившаяся в коридоре публика поглядывала на меня с любопытством, очевидно, принимая мою персону за официальное лицо, которое проводит какую-то работу среди студентов, а потому никто из ребят не удивился, когда я вклинился в их тесный круг.
   – Здравствуйте, мужчины, – произнес я тоном степенного, заслуживающего уважения человека. – Я бы хотел встретиться с Элеонорой Ягодкиной. Никто не знает, где она?
   Я не стал разубеждать пацанов в том, что я не такая уж большая шишка – отвечать на вопросы будут охотнее, – но в то же время не желал поднимать ажиотаж вокруг имени Элки, а потому не говорил напрямую о ее исчезновении.
   – Эллы нет сегодня в институте, – откликнулся белобрысый невысокого роста паренек в светлой рубашке и джинсах, стоявший рядом со мной. – Ее мама уже приезжала сегодня в институт, разыскивала ее.
   – Собственно говоря, я прибыл по ее просьбе, – заявил я. – Вы не знаете, где Элеонора может быть?
   – Нет, – нестройно ответила компания. – С ней что-то случилось?
   Я неопределенно пожал плечами.
   – Не думаю. Просто мама Ягодкиной беспокоится, куда ее дочь запропастилась… Сергей, можно тебя на пару слов? – обратился я к высокому парню.
   Позднышев, не скрывая своего удивления по поводу того, что я назвал его по имени, отклеился от подоконника и произнес:
   – Да-да, конечно.
   Я направился к свободному пространству у стены, на которой висел стенд с подробным описанием узла какого-то агрегата связи, и остановился.
   – Вот что, Серега, – сказал я доверительно, когда Позднышев приблизился. – Элла сегодня не ночевала дома. Вы с ней близкие друзья. Ты не знаешь, у кого она могла заночевать?
   Вид у парня стал каким-то отчужденным.
   – Без понятия, – произнес он с деланым безразличием. – Мы с Эллой уже не встречаемся. Поссорились недавно.
   Нечто подобное я и ожидал услышать. Ягодкина, по-видимому, завела нового хахаля, а прежнему дала отставку.
   – Я понимаю, Серега, ты обижен на девушку. Но с Эллой могла стрястись беда. Я просто не хотел говорить об этом при ребятах. И если ты можешь пролить свет на ее местонахождение, я прошу тебя помочь мне.
   Взгляд парня смягчился.
   – Но я действительно представления не имею, где она может быть, – произнес он с сожалением. – Мы с Эллой не вели разгульную жизнь. Не пропадали дома у ее подруг или моих друзей. Живем мы в разных концах города, так что встречались в институте на лекциях, ну и после занятий иной раз ходили в кино или кафе. Когда вдвоем, когда с сокурсниками. На стипендию особо не разгуляешься.
   – А не было ли у Эллы знакомого мужчины, лет под тридцать, крепкого сложения, смуглого, слегка приблатненного? – спросил я напрямик.
   Лицо Позднышева слегка омрачилось. Он помолчал, потом неохотно признался:
   – Ну был. В общем-то, из-за него мы с Ягодкиной и рассорились. Я видел его один раз, случайно. Он подъехал на такси к институту, и Ягодкина с ним укатила. С тех пор я к ней не подхожу.
   – Гордый, значит, – невольно усмехнулся я. – Может, таким и нужно быть… Еще что-нибудь можешь о том типе рассказать?
   – Нет, – невесело отозвался парень. – Он меня не интересует. Вы у подруг Элкиных спросите – у Лены вон или у Ольги…
   В этот момент прозвенел звонок. Нужно было успеть переговорить с Леной, и я протянул парню руку.
   – Ну пока, Серега, ты не переживай, на твой век девчонок хватит.
   – А я и не переживаю, – отвечая на рукопожатие, неожиданно улыбнулся парень. – Мне учиться нужно, а не о девочках думать.
   Позднышев явно шутил, я понял это и, слегка дотронувшись до его плеча, одобрительно сказал:
   – Тоже верно.
   Девицу я перехватил у самой двери в аудиторию.
   – Мне нужно с вами переговорить, – придержав девушку за локоток, сказал я, мягко, но настойчиво увлекая ее в сторонку.
   Девушка была тоненькая, прямая, с еще по-детски нежным лицом. Сдержанная, преисполненная чувства собственного достоинства, Лена производила впечатление неглупого, хорошо воспитанного человека.
   – Да, я вас слушаю, – вежливо сказала симпатичная студентка.
   – Я разыскиваю Ягодкину по просьбе ее мамы. Меня интересует приятель Эллы – крепкого телосложения, смуглый тридцатилетний мужчина. Что вам о нем известно?
   Лена слегка отстранилась и изучающе посмотрела на меня. Внешность у меня располагающая, это все признают, но у девушки на этот счет было особое мнение.
   – Вы из милиции? – полюбопытствовала она с легким оттенком пренебрежения.
   – Видать, здорово вам милиционеры досадили, раз вы таким тоном интересуетесь, не к их ли я клану принадлежу, – сказал я шутливо. – Но нет, я частное лицо. Дядя Эллы. Показать удостоверение?
   Мой вопрос сбил девушку с толку.
   – Какое удостоверение?
   – Что я ее дядя, – изрек я с серьезной миной.
   Девушка хихикнула:
   – Да ладно вам голову морочить!
   – Так что ты скажешь насчет нового приятеля Элки?
   Она перестала изображать отчужденность и заговорила по-свойски:
   – А ничего особенного. Наглый мужик, корчит из себя бог весть что, а сам дурак дураком. Я его сразу раскусила. И бабник, видать. На женщин голодными глазами смотрит. Да Элка ничего этого не замечает. Влюбилась по уши, только о нем и думает, про Серегу уж и не вспоминает. Жаль парня.
   Я приободрился. Получены полезные сведения!
   – Как его зовут? – поинтересовался я.
   – Юра.
   – Где его можно найти?
   Однако на сей раз ее ответ меня разочаровал.
   – Понятия не имею, – передернув узкими плечами, заявила она. – Видела его пару раз, да и то мельком. Мне не нравится компания Юры, поэтому я держусь от него подальше и Элку о нем не расспрашиваю. А вот Ольга помочь вам может. Она с Ягодкиной в последнее время еще больше сблизилась и все секретничает.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация