А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волчица в засаде" (страница 24)

   Мы с Элкой выбрали свободный столик в центре зала и устроились за ним. Когда глаза привыкли к яркому свету и блеску, царившему в кафе, огляделись. В середине зала стояли несколько рядов столиков. У стен, для желающих уединиться, были устроены тесные кабинки с закрывающимися шторками. В дальних углах зала располагались две двери, ведшие в служебные помещения, а между ними находился бар с несколькими высокими сиденьями у стойки. Даже издалека я увидел стоявшую на полке бутылку с яркой желтой этикеткой и, толкнув Элку, указал назад.
   – Гляди-ка!
   Девушка оглянулась и, увидев то, на что я указывал, негромко воскликнула:
   – Черт возьми, «Сладкий поцелуй»!
   – Вот именно! – сдерживая радость, воскликнул и я. – А теперь смотри в оба, нет ли твоих знакомых. Моих здесь точно нет.
   Ягодкина словно невзначай пробежалась глазами по лицам нескольких сидевших за столиками посетителей, бармена, двух официанток, и покачала головой:
   – Нет.
   – Жаль, – произнес я. – Но ничего, посидим, может, что интересное и узнаем. – И я махнул официантке рукой: мол, имей совесть, хватит болтать, пора клиентов обслуживать.
   Официантка, как старому знакомому, махнула мне в ответ, без тени недовольства на челе встала из-за служебного столика и направилась к нам. Теперь ее можно было разглядеть во всей красе – лицом к нам и в полный рост. Поджарая, с мускулистыми ногами, крепкой грудью и узким тазом.
   – Что будете есть, пить, ребята?
   И снова отношение официантки к клиентам мне понравилось. Ну не вельможа я, что поделаешь, и простые человеческие отношения мне ближе раболепства и фальши.
   Из предложенного меню мы выбрали салаты, мясо с каким-то замысловатым названием, напиток и… «Сладкий поцелуй». Записав заказ, официантка ушла. Мы вели себя как два шпиона на встрече из плохого кинофильма – то и дело оглядывались, шептались и долгими взглядами провожали каждого входившего и выходившего из зала. В общем, конспираторы мы были плохие, и если преступник в этот момент наблюдал за нами, то он наверняка заподозрил бы неладное. Но наконец принесли заказ, и мы, на время предоставив обитателей кафе самим себе, с аппетитом взялись за ужин. Мясо с замысловатым названием я бы определил так: свиная отбивная со сложным гарниром, а ликер «Сладкий поцелуй» – вишневая наливка с привкусом горького миндаля. Впрочем, и то и другое было неплохо на вкус.
   После трапезы мы еще минут пятнадцать посидели, поговорили, попялились на присутствующих, но так ничего и не высидели и не высмотрели.
   – Надо бы заглянуть в кухню, – предложил я. – Возможно, там что-нибудь разузнаем.
   Элка взглянула на расположенную в конце зала справа дверь, откуда официантки время от времени выносили подносы с заказами и куда вносили грязную посуду, и с сомнением заметила:
   – Кто же нас туда пустит?
   – А мы ни у кого разрешения не будем спрашивать. – Я был готов, если меня не пустят в кухню, прорваться в нее с боем. – Прикинемся дураками. Сделаем вид, будто в туалет пошли, да ошиблись дверью, – я отодвинулся вместе со стулом и встал. – Идем!
   Ягодкина нерешительно поднялась вслед за мной.
   – Скандал поднимут, – проворчала она.
   – Черт с ними, пусть хоть по мордам надают да за двери вышвырнут, но только после того, как мы взглянем на физиономии здешних поваров!
   Стараясь выглядеть непринужденно, мы с Ягодкиной, переговариваясь, направились якобы к бару, однако в последний момент резко свернули вправо и нырнули в приоткрытую дверь. Мы оказались в длинном нешироком коридоре с одной глухой стеной и с тянувшимся во всю стену раздаточным окном другой стены. Сквозь окно просматривалась вся кухня. В ней стояли несколько плит, два длинных стола, электрокотел с кипящим в нем маслом, большие глубокие алюминиевые раковины для мытья посуды. Пахло жареным картофелем, мясом, пряностями. Было душно, жарко. В кухне находились трое людей: один мужчина и две женщины. Одна широколицая, полногрудая, широкозадая мадам лениво мыла в раковине тарелки, другая – субтильная, невысокая черноволосая особа не спеша шинковала на разделочной доске овощи. Единственный мужчина неторопливо помешивал в маленькой кастрюльке какое-то варево. У повара был большой живот и большая, похожая на тыкву, голова с надетым на нее поварским колпаком. Обитатели кухни еле-еле шевелились, смахивая на парящих в невесомости на орбитальной станции космонавтов. Ни один из троицы мне не был знаком. Судя по выражению лица Элки, ей тоже.
   – Вам чего, ребята? – удивленно спросил «космонавт номер один», перестав орудовать ложкой.
   – Нам туалет нужен, – притворяясь сконфуженным, признался я.
   – Извините, – присев, добавила Элка.
   Ложка вновь застучала о кастрюлю.
   – Так вы не сюда попали, – ухмыльнувшись, изрек мужик. – Из наших краев пища в организм только попадает. Для того чтобы избавиться от нее, вам нужен коридор, расположенный слева от бара, – и повар большим пальцем свободной руки указал за спину.
   – Понятно! – произнес я и брякнул: – Благодарю за службу, господа повара!
   – Служим Отечеству, – хмыкнул мужик и посоветовал: – Ты, парень, больше не пей, а то в атаку начнешь поднимать да орденами за отвагу награждать. Из офицеров, что ль?
   – Из несостоявшихся, – ответил я механически, соображая, кого же еще из работников кафе мы могли упустить из виду – и вдруг понял. – Послушай, дядя, а вы что, здесь втроем так изо дня в день с утра и до ночи вкалываете?
   – Почти, – крутанув напоследок ложкой варево, мужик переставил кастрюльку с плиты на стол. – Есть еще одна помощница, так мы время от времени выходной себе по очереди устраиваем. У нее как раз сегодня такой день. Ну а когда банкет какой или свадьба, так тут уж все до упада пашем.
   Я с сочувствием покачал головой:
   – Горемыки! А что, и официантки как проклятые батрачат?
   – Нет, – повар поднес ко рту ложку и, подув в нее, попробовал, как оказалось, соус. – Им попроще живется. Официанток четверо. Они попарно через день работают. Но ладно, ребята, поговорили – и хватит. Вы идите, отдыхайте, а мне работать надо.
   – Не все служащие сегодня на работе, – сказал я Элке. – Нет еще одной поварихи и двух официанток. Так что отчаиваться рано. Мы обязательно доберемся с тобой до убийцы. Придем завтра утром в «Светлячок» и взглянем на отдыхающих сегодня работниц.
   – Да-да, – рассеянно подтвердила Ягодкина.
   Коридор, расположенный в левом крыле здания, был такой же длинный, что и в правом. В нем находилось шесть дверей: одна служила черным входом, наверняка ее все время держат на замке, чтобы через нее хитромудрые клиенты, отправляясь в туалет, не могли, не расплатившись, улизнуть; две двери с надписями «М» и «Ж»; две – без надписей – за последними, очевидно, находились подсобные помещения; и одна дверь с табличкой «Директор». Из-за двери доносились голоса. Разговаривали двое – мужчина и женщина. Мы с Элкой, не сговариваясь, замедлили шаг, а потом и вовсе остановились.
   – Вот про кого мы забыли! – сказал я с усмешкой, переглянувшись с Ягодкиной. – А ведь о хозяине этого заведения мы должны были подумать в первую очередь.
   Элка слегка оживилась.
   – Действительно, дали маху, – негромко воскликнула она. – Чем черт не шутит. Заглянем?
   – Давай!
   Я дотронулся до дверной ручки, надавил на нее. Раздался щелчок – дверь приоткрылась. Голоса стали слышны громче. Ни стучать, ни спрашивать разрешения войти я не стал. Просто взял да и раскрыл дверь шире. Я ждал чего угодно, но только не этого. И я, и Элка остолбенели. В небольшом уютном кабинете, за письменным столом со стоявшей на нем бутылкой коньяку, рюмками и кое-какой закуской сидела, одетая по своему обыкновению броско… Леева Марина. Молодая женщина принимала гостя. Напротив нее в раскованной позе сидел холеный элегантный мужчина лет тридцати пяти в костюме, при галстуке и в черных надраенных до блеска туфлях.
   Элка задохнулась от возмущения.
   – Ах ты су… – сказала было она, но я наступил девушке на ногу, и она осеклась.
   Увидев нас, Леева вытаращила глаза. Наверняка она не догадалась, каким сложным, запутанным путем мы на нее вышли, а потому не сообразила, что разоблачена.
   – Ребята! – воскликнула она радостно. – А вы как сюда попали?
   Я справился с охватившим меня негодованием и, сделав над собой усилие, весело произнес:
   – Да так, случайно в этих краях с Элкой оказались. Заскочили в кафе поужинать, ну и к тебе вот зашли.
   На смазливом, потасканном лице Марины отразилось недоумение.
   – Подождите, ребята, – сказала она, как бы размышляя вслух. – Я же вам никогда не говорила, где именно работаю.
   Я втолкнул в кабинет сдерживающую ярость Элку и вошел следом.
   – А мы и не знали. С официанткой разговорились, она и проболталась.
   Супервумен, кажется, поверила моим объяснениям. Напрягшиеся было на ее лице мышцы расслабились.
   – Так вы, значит, уже поели? – сказала она с непритворным огорчением. – Жаль, что вы не зашли ко мне сразу. Вас бы обслужили по первому разряду.
   – Еще не поздно! – улыбнулся я. Если бы у нее не было посетителя, я давно бы уже приступил к обвинениям, и лишь присутствие его заставляло меня помалкивать.
   – Ах да, конечно, конечно! – спохватилась Леева. – Я сейчас позову девочек, они накроют стол прямо здесь. Посидим, поболтаем, – и она посмотрела на мужчину выразительным взглядом.
   Он ее понял и тут же стал собираться.
   – Ладно, Мариночка, спасибо за гостеприимство, – разыгрывая случайного гостя, забредшего на огонек к старой знакомой, сказал он и встал. – Как-нибудь увидимся!
   – Да-да, – поспешила подыграть партнеру в сцене двух шапочно знакомых людей Леева. – Я тебе как-нибудь позвоню. Заходи, будет время.
   Он галантно поцеловал Марине руку и направился к выходу. Проходя мимо нас с Элкой, он слегка поклонился. Пахло от него хорошим одеколоном, хорошим коньяком и дорогими сигаретами. Да-а, если он альфонс, то содержание такого мужчины обходится недешево.
   Когда дверь за ним закрылась, Леева сказала:
   – Это мой знакомый, Стас. Мы с ним на курсах водителей вместе учились, – и захлопотала: – Садитесь, ребята, садитесь! Я сейчас официантку позову. – Марина вскочила и направилась было к двери. – Я так рада, что вы пришли!
   – Ты еще больше обрадуешься, когда узнаешь, зачем мы пришли, – сказал я голосом прокурора, выдвигающего на суде обвинения.
   Заподозрив неладное, Марина остановилась на полпути к двери и обернулась ко мне.
   – О чем это ты, Игорек?
   – Сейчас узнаешь, – с загадочным видом слегка утомленного человека, пообещал я. – Садись, разговор будет долгим.
   Вот теперь супервумен догадалась, зачем мы пришли. Хотя в кабинете было прохладно, у нее на лбу выступила испарина. Она взбила волосы жестом, каким взбивают их, когда бывает жарко шее и, силясь не подавать виду, что встревожена, заявила:
   – Я тебя не понимаю.
   – Да все ты понимаешь. Садись!
   На этот раз Леева не посмела ослушаться, вернулась за стол и села за него. Я занял место ушедшего гостя. Элка притащила из дальнего угла комнаты стул и пристроилась рядом. Мы с Ягодкиной были суровы, как пришедшие на расправу с кровником брат и сестра. Марина видела в нас своих палачей, но, все еще на что-то надеясь, попыталась обратить происходящее в шутку.
   – Вы такие серьезные, ребята, – принужденно захихикала она, – что я вас, ей-богу, боюсь. Да что случилось-то, в конце концов?!
   Я махнул рукой так, будто отгонял назойливую муху.
   – Брось придуриваться! Нам все известно. Это ты убила Чака, украла деньги, а пару часов назад всадила в Арго две пули. Кроме того, ты стреляла в Элку.
   – Я?! – довольно натурально возмутилась Леева. – Ты в своем уме? Что за чушь ты несешь? Господи, я в шоке! – Марина закатила глаза.
   Я посмотрел на нее насмешливо.
   – Кривляйся сколько угодно – не поможет! Я тебя вычислил. И сейчас расскажу, как это сделал… И не перебивай! – я слегка прихлопнул ладонью по столу, прерывая собиравшуюся было возразить Марину. – Я не собираюсь с тобой спорить. – Леева закрыла рот, а я обернулся к Элке: – Я, конечно, не могу в точности знать, как происходило дело, могу только предполагать. И все-таки попробую восстановить ход событий начиная с того момента, как Марина задумала преступление. – Я снова взглянул на Лееву. – Вот только не пойму, зачем тебе потребовались деньги. Имея такое заведение, – я обвел глазами потолок, – по-моему, можно жить, не бедствуя.
   – А я объясню! – заявила Ягодкина. Она немного успокоилась и уже не смотрела на своего врага испепеляющим взором. – Дела у Марины в кафе идут не так хорошо, как ей хотелось бы. Она плохой руководитель и коммерсант, и у нее возникло много финансовых проблем. – Это мне мама как-то говорила. В настоящее время кафе Марины находится на грани банкротства.
   – Тогда все ясно, – кивнул я. – Итак, чтобы поправить свое финансовое положение, ты задумала ограбить находящийся напротив твоего кафе пункт обмена валюты. Совершить преступление предложила Чаку, с которым, скорее всего, здесь же, в кафе, и познакомилась. Чак – бывший зэк, отчаянный парень и вполне подходил на эту роль. Я уверен, ты спала с ним. Возможно, он тебе и не нравился, но для достижения своей цели ты готова была запрыгнуть в постель к кому угодно.
   – Но ведь к тебе же не запрыгнула, – снова входя в образ глупенькой блондинки, сказала Марина кокетливо.
   – Если бы я обладал такими сведениями, какими обладаю сейчас, – парировал я с сарказмом, – запрыгнула бы… – Леева фыркнула, а я продолжил: – И вот однажды ты рассказала Чаку свой план ограбления обменника. Нигде не работающий, нуждающийся в деньгах бывший зэк колебался недолго – еще бы, обменник лакомый кусок, – и он согласился. Однако понаблюдавший из кафе за обменником Чак понял, что одному такое дело не провернуть – уж очень внушительная команда приезжала за валютой, – и он решил привлечь к ограблению недавно освободившегося, приехавшего на «гастроли» в наш город Арго, а так же Штыря и Бахуса, с которыми когда-то мотал срок на зоне. Ты была против участия в деле такого количества людей, ибо ваши с Чаком доли денег сокращались. Однако, выслушав доводы парня, вынуждена была смириться. Но Чаку ты поставила условие: никто из членов банды о тебе знать не должен. Еще бы, ты такая чистая, честная, директор кафе – и вдруг связалась с бандитами – фу! Чак согласился, и действительно Штырь с Бахусом ничего о тебе не узнали. Но Арго – не мелкая сошка, человек авторитетный, которому просто так по ушам не проедешь, поэтому ему пришлось рассказать о деталях операции, хотя с тобой, я думаю, лично знаком он не был. Может быть, все и произошло бы так, как рассчитывали Арго с Чаком, и каждый из вас получил бы свою долю от, как оказалось, полумиллиона баксов, – что ж, сто тысяч тоже неплохая сумма, – если бы не одно обстоятельство. Ты с Великородновой случайно встретила Элку с Чаком, когда они выбирали девушке в магазине нижнее белье, о чем мне проговорилась Светка у моего дома в день пропажи Эллы – и ты поняла, что у Чака завелась еще одна пассия. Ну и решила использовать это обстоятельство, чтобы завладеть всеми деньгами.
   – Да ерунда все это! – вспыхнула Леева. – Все твои слова – художественный вымысел, не более. И я не усматриваю связи между моим кафе и обменником.
   – Погоди, я еще до главного не дошел. А дальше события развивались так. В воскресенье около четырех часов дня к пункту обмена подъехала инкассаторская машина, в которой были четыре человека. Двое из них вышли из «газика» и отправились в обменник. Чак, Арго, Штырь и Бахус находились уже на заранее распределенных местах. Когда из обменника вышли с деньгами инкассаторы, бандиты открыли огонь. У каждого из них была своя конкретная цель. Исключение составлял лишь Бахус. Он в перестрелке не участвовал. В его задачу входило, в случае непредвиденных обстоятельств, прикрыть отход Чака с деньгами и отвлечь внимание на себя. Однако все для преступников прошло гладко, и Бахусу непосредственно принимать участие в ограблении не пришлось. Когда все было кончено, Арго и Штырь побежали вниз по улице и скрылись в сквозном подъезде одного из домов, на противоположной стороне которого их поджидала заранее угнанная «девятка». На ней бандиты и скрылись с места преступления. Чак же побежал в проход между жилым домом и кафе. Почему бандиты ушли разными путями, я думаю, понятно – разбегающихся волков отстреливать труднее.
   Но Чак никуда не убегал. Оказавшись в проходе, он перешел на шаг, как обычный прохожий, не привлекая к себе внимания, протопал до конца кафе и свернул за угол. Ты была уже готова к приему гостя. Действовала ты так. Заранее открыла черный ход, а когда раздались выстрелы и находившаяся в кафе публика бросилась к окнам, перекрыла дверь между залом и коридором. Едва Чак вошел через черный ход в коридор и скрылся в твоем кабинете, ты открыла одну дверь и закрыла другую. В твоих апартаментах парень переоделся в заранее приготовленную одежду, а свои вещи и украденные деньги вы с ним спрятали в сейф. Затем он покинул твой кабинет и вышел в зал, как человек, вернувшийся из туалета. Воспользовавшись всеобщей суматохой, он спокойно вышел через главный вход, смешался с толпой зевак и скрылся с места преступления. Вот почему никто ни из опрошенных людей, ни из погнавшихся за бандитом охранников не видел его после того, как он исчез в проходе.
   Дальше вступал в действие твой личный, никому не известный план. Ты потребовала, чтобы Чак встретился с какой-нибудь девушкой, мотивируя это тем, что ему необходимо обеспечить себе хоть какое-нибудь алиби на момент ограбления, а заодно и от твоего кафе отвести удар. Ты прекрасно знала, что если Чак согласится с твоим условием, то девушка, которую он выберет, будет Элка. Парень согласился и действительно договорился встретиться с Ягодкиной в воскресенье в четыре часа неподалеку от улицы Королева. Погуляв несколько часов по городу, он оставил Элку у магазина кожаных изделий, а сам вернулся в кафе. Суматоха вокруг ограбления уже утихла, и на него никто не обратил внимания. Когда Чак забирал у тебя деньги и свои вещи, ты, зная о пристрастии парня к ликерам и прочим сладким спиртным напиткам, всучила ему бутылку «Сладкого поцелуя» с закаченным в нее через пробку при помощи шприца снотворным. Расчет твой был прост: в компании, которая, как ты знала, должна была собраться для подведения итогов у Чака дома, ликер будут пить лишь хозяин и Элка. Вышла, правда, небольшая накладка. К «Сладкому поцелую» приложилась и Зина. Позже под действием снотворного она уснула у себя дома в объятиях Арго. Сей факт сыграл отрицательную роль в ходе моего расследования, ибо не знавший, чем заняться, Арго вышел покурить в подъезд, где его увидели подвыпившие соседи Зины и затащили к себе домой на вечеринку. Долгое отсутствие парня сбило меня с толку, заставило пойти по ложному следу – подозревать его в убийстве Чака и краже денег. Но на твоих планах сон Зины никак не отразился.
   Дождавшись середины ночи, а может быть, и утра, ты подъехала на своей машине к дому Чака, открыла дверь ключом, который у тебя, как у его любовницы, наверняка имелся, и вошла в квартиру…
   – Ха-ха! – рассмеялась мне в лицо Леева, впрочем, довольно принужденно. – Ты хоть сам понимаешь, что ты здесь нагородил? – Она вдруг стала серьезной и злой. – Я, может быть, и глупенькая, но не настолько, чтобы позволить вам под вышку меня подставить. Выстроенная тобой логическая цепочка довольно хлипкая. Предположим на минуту, что все происходило так, как ты говоришь. Но что было бы, если бы в доме Чака заночевали его приятели? Или Чак с Элкой не стали бы пить ликер? Весь план лопнул бы, как мыльный пузырь.
   – Что было бы? – переспросил я спокойно. – А ничего бы не было, осталась бы при своих. Оправдалась бы тем, что пришла к Чаку в гости, тем более что повод был: забрать у бандитов причитающуюся тебе за ограбление обменника долю, да еще с досады закатить скандал, что Чак себе другую завел. Закачивая в бутылку с ликером снотворное, ты ничем не рисковала. Выгорело бы дело, – что ж, превосходно, нет – что поделаешь, не судьба. Но твоя ловушка сработала. Бутылка ликера в доме Чака оказалась пустой, а сам хозяин и его новая подружка спали беспробудным сном. Ты обыскала квартиру и, к своей великой радости, обнаружила в кухне за мусорным ведром пакет с деньгами, которые бандиты из-за присутствия в доме Элки и Зины, а возможно, и по другим причинам, делить пока не стали. Там же, в пакете, лежал пистолет Чака. Тогда ты взяла кухонный нож, отправилась в комнату и всадила его парню в сердце. Элка спала так крепко, что ничего не почувствовала. Ее счастье. Если бы проснулась, ты бы и ее убила. Прихватив пакет с деньгами и пистолетом, ты вышла из квартиры и закрыла за собой двери…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация