А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 42)

   19
   Большая драка

   9 августа, 5 часов 02 минуты
   Авианосец США «Хикман»,
   Восточно-Китайское море
   Адмирал Хьюстон стоял на палубе авианосца «Хикман». Солнце еще не взошло, но на воде плясали отблески далеких огней, полыхавших в южной части горизонта.
   Впервые в жизни адмирал видел, как горит океан.
   Решительными и точными ядерными ударами были уничтожены ракетные точки и тыловая инфраструктура ВВС, с помощью которых поддерживалась морская блокада Тайваня. Бетан, Сенкаку-Шото, Лу-Ван – названиям этих доселе никому не известных островков вскоре предстояло стать синонимами Хиросимы и Нагасаки. Американские силы уже начали продвижение вперед, чтобы окончательно смести войска противника, осуществлявшие блокаду.
   Но только не «Хикман». С развороченной кормой авианосец тащился в порт Окинавы, чтобы зализывать раны. А вместе с ним – и адмирал Хьюстон, рука которого висела на перевязи. В сводках из театра военных действий он теперь числился в графе «раненые» и отправлялся на лечение. Ему чудом удалось спастись с тонущего «Гибралтара» перед тем, как гибнущий корабль был добит очередным массированным ракетным ударом. Многим – не удалось. Список погибших и пропавших без вести включал тысячи, среди которых были капитан корабля и большинство офицеров. Адмирал безмолвно, словно священник во время поминальной службы, повторял имена тех, кого знал лично. А скольких он не знал?
   – Сэр, вам не стоит здесь находиться, – мягко проговорил стоявший рядом лейтенант. Этот молодой офицер латиноамериканского происхождения был выделен ему в качестве помощника. – Нам всем положено оставаться в каютах.
   – Не волнуйся, мы уже отошли достаточно далеко от тех широт, где стреляют.
   – Но, капитан…
   – Лейтенант! – повысил голос Хьюстон.
   – Ясно, сэр.
   Молодой человек умолк и отступил назад.
   Холодный ветер забрался в наполовину расстегнутую летную куртку адмирала, и он зябко поежился. Рука на перевязи не позволяла застегнуть ее до конца, но уходить с палубы ему не хотелось. Через час, с восходом солнца, они придут на Окинаву, а оттуда адмиралу предстояло вернуться в США.
   Огненная полоса на юге медленно удалялась, постепенно превращаясь в безобидную с виду светящуюся линию. Над водой изредка прокатывалось эхо далеких орудийных выстрелов.
   Наконец Хьюстон повернулся спиной к океану.
   – Пойду-ка я и в самом деле к себе, – устало проговорил он.
   Лейтенант кивнул и с готовностью подставил адмиралу руку, желая помочь, но в это время воздух разорвал вой сирен. Воздушная тревога! Радар предупреждал о приближении ракеты. Хьюстон прислушался и уловил в воздухе характерный свистящий гул.
   Лейтенант схватил адмирала за здоровую руку, намереваясь оттащить его к ближайшей двери, но тот освободился.
   – Она уходит в сторону.
   В доказательство его слов высоко над кораблем промелькнула огромная черная сигара, несущаяся на север, оставляя за собой шлейф реактивных выбросов.
   – «Эм-одиннадцать», – констатировал адмирал, возвращаясь к палубному поручню с лейтенантом в кильватере.
   Следом за первой ракетой пролетела еще одна, затем еще и еще… С востока, со стороны Китая, взлетали все новые ракеты. Хотя они запускались из разных точек, Хьюстон сразу же угадал их цель. Прямо по курсу лежала Окинава.
   – О господи…
   – Что это? – упавшим голосом спросил лейтенант.
   На северо-западе, присоединяясь к общему веселью, взлетели другие ракеты. Стая ракет «Пэтриот», подобно петардам в День независимости, вспорола ночное небо огненными хвостами и легла на курс перехвата.
   Одна из китайских ракет взорвалась в воздухе и обрушилась в океан водопадом горящих обломков, но две другие продолжили полет и скрылись за темным горизонтом.
   – Что происходит? – снова спросил лейтенант.
   Хьюстон молчал, продолжая смотреть вперед.
   Сначала звука не было. Только ослепительная вспышка, словно из-за горизонта поднималось новое солнце.
   Лейтенант отшатнулся назад, едва не упав.
   А затем над океаном прокатился низкий гул, будто где-то глубоко под водой прогремел раскат грома. Из огненной вспышки на горизонте образовались два светящихся облака, поднимавшихся все выше к небу. Клубящееся чрево каждого из них сверкало зловещими оттенками оранжевого, красно-лилового и темно-розового цветов.
   Хьюстон закрыл глаза.
   На авианосец обрушился огненный молот. Световое излучение сожгло адмирала Хьюстона раньше, чем он успел прочитать последнюю молитву, и ударная волна швырнула его прах в океан.

   6 часов 40 минут
   Глубоководный аппарат «Наутилус»
   Облаченный в утепленный гидрокостюм, Джек забрался в кабину «Наутилуса», который мирно покачивался у борта «Фатома», и, устроившись в кресле пилота, приступил к заключительной проверке систем мини-подлодки. Джек понимал, что, скорее всего, в этом нет необходимости, но монотонная процедура помогала успокоить расшалившиеся нервы. Кроме того, Джек хотел лишний раз убедиться в том, что под водой не столкнется с неприятными сюрпризами в виде каких-нибудь неожиданных неполадок. Он не мог потерпеть неудачу. Он просто не имел на это права.
   В течение всей ночи «Фатом» шел по направлению к тому месту, где потерпел катастрофу борт номер один, а команда готовила «Наутилус» к продолжительной работе на глубине. Заряжались главные аккумуляторы, менялись фильтры поглотителей углекислоты, смазывались подвижные части. После того как его отполировали специальной пастой, «Наутилус» стал как новенький.
   Однако все это было необходимо. Сегодня «Наутилус» ожидало самое долгое плавание из всех его плаваний.
   Час назад «Фатом» бросил якорь с подветренной стороны маленького – не больше бейсбольного поля – островка, лежавшего примерно в двадцати милях от места катастрофы. План Джека заключался в том, чтобы подкрасться на «Наутилусе» как можно ближе к цели, а затем совместно с доктором Кортесом и Карен решить, как вытащить ее с глубоководной станции. Сколько на это потребуется времени, невозможно было даже предположить.
   Закончив проверку, Джек показал Роберту поднятые вверх большие пальцы, после чего тот установил на кабину прозрачный купол и с помощью шуруповерта закрепил его на корпусе. Обычно эту операцию выполнял Чарли, но сейчас ему было не до того. Всю ночь геолог экспериментировал с кристаллом и до сих пор не выбрался из своей лаборатории.
   Роберт похлопал по куполу кабины – это было обычным напутствием перед погружением, – и Джек ответил ему кивком. Оглянувшись, он увидел, что на корме собралась вся команда «Фатома». Пришел даже старик Элвис и теперь, помахивая хвостом, стоял рядом с Лизой.
   Помахав друзьям на прощание, Джек передвинул регулятор глубины, и «Наутилус» начал медленно погружаться. Когда над прозрачным куполом сомкнулась вода, Джека охватило дурное предчувствие. Он отмахнулся от него, полагая, что это обычный мандраж, который случался перед каждым погружением, но что-то в душе подсказывало ему, что на сей раз за этим стоит нечто большее.
   Через шесть часов на Землю обрушится солнечная буря такой силы, какой планета еще не знала, и если Джек и его друзья потерпят неудачу, будет уже не важно, вызволит он Карен или нет.
   Джек позволил подлодке погружаться за счет ее собственного веса. Он мог бы ускорить погружение, включив ускорители, но нужно было экономить заряд аккумуляторов. На отметке в пятьдесят метров вода приобрела концентрированный синий цвет. Джек включил малые обороты, и «Наутилус», продолжая погружаться, медленно поплыл в открытое море.
   Субмарина опускалась в пучину. Сто метров. Наступила непроглядная ночь. Сто пятьдесят…
   Из соображений экономии Джек не включал ксеноновые фары, ориентируясь в чернильной тьме лишь с помощью компьютера. Этот регион был отсканирован сонаром и занесен в память «Наутилуса» еще тогда, когда «Фатом» прибыл сюда впервые и находился здесь на законных основаниях. Джек включит активный сонар только после того, как достигнет океанского дна. Помимо этого, он объявил режим радиомолчания, прекратив любые переговоры с оставшимся на поверхности судном. Необходимо было соблюдать максимальную скрытность.
   Двести метров. Вокруг купола стали появляться маленькие светлые точки – биолюминесцентный планктон и другие микроскопические формы морской фауны. Жизнь была даже здесь, и мысль об этом зажгла в душе Джека огонек надежды.
   Четыреста метров. До дна было уже недалеко, и Джек наконец включил сонар. В том месте, куда он направлялся, плавание вслепую равнялось самоубийству. Джек одновременно следил за показаниями аналогового глубиномера и сонара. Легкими прикосновениями к педалям он управлял аппаратом, слегка изменяя в случае необходимости направление.
   Цифры на приборах продолжали увеличиваться. Пятьсот метров. Он включил прожектора, и сдвоенный луч вырвал из темноты подводный пейзаж.
   Нажатием на педаль Джек накренил субмарину, чтобы рассмотреть поверхность дна, над которой проплывал, и увидел именно то, на что рассчитывал. Дно представляло собой лабиринт из глубоких каньонов, тянувшийся покуда хватало глаз – вплоть до места, где покоились обломки борта номер один. Эти каньоны Джек планировал использовать в качестве укрытия – точно так же, как ранее он воспользовался подводными руинами, чтобы незаметно подобраться к катеру Дэвида.
   Когда глубина почти достигла шестисот метров, Джек направил «Наутилус» в широкую впадину между двумя подводными кряжами. Он уменьшил скорость и частично избавился от балласта, чтобы уравновесить плавучесть. Изготовившись таким образом, он начал долгий и извилистый путь.
   Стены, тянувшиеся по обе стороны от него, были покрыты ракушками, анемонами и глубоководными кораллами. Возле камней ползали лангусты, крабы угрожающе поднимали клешни, готовые обороняться от диковинного пришельца. Не было недостатка и в других обитателях глубин. В свете прожекторов возникла и тут же исчезла стайка рыбок с серебряным брюшком; выпустив облако чернил, шарахнулся в сторону перепуганный кроваво-красный осьминог, черный скат зарылся глубже в ил.
   Дивясь такому многообразию морской живности, Джек продолжал скользить над дном каньона. С помощью сонара и компаса он прокладывал себе маршрут, стараясь сделать его как можно более извилистым.
   Обогнув подводную гору, он оказался в другой впадине – длинной и узкой. От нее ответвлялись и расходились в разные стороны боковые проходы, но этот каньон тянулся прямо к конечной цели путешествия Джека.
   Он взглянул на часы. До полудня оставалось четыре часа – совсем немного. Джек увеличил скорость, и подлодка резко рванулась вперед. Именно это спасло ему жизнь. Скале справа от него повезло меньше, и она взорвалась, бесшумно разлетевшись фонтаном осколков.
   Подкинутый ударной волной, «Наутилус», кувыркаясь, полетел вперед и врезался в другой подводный утес. Джек ахнул, больно ударившись головой о купол кабины.
   «Наутилус», переворачиваясь в горизонтальной плоскости, покатился по склону утеса. В динамиках послышался отвратительный скрежет цепляющегося за камни металла. Казалось, что какая-то огромная тварь вцепилась в брюхо субмарины и пытается его прогрызть. Один из ксеноновых прожекторов лопнул, осыпав склон стеклянными осколками, и тьма вокруг подводной лодки угрожающе сгустилась.
   Джек изо всех сил пытался удержаться в кресле, молясь, чтобы титановый корпус и пуленепробиваемый купол «Наутилуса» доказали свою надежность. Одной-единственной трещины на такой глубине будет достаточно, чтобы в подлодку ворвался океан и в доли секунды уничтожил ее одинокого обитателя.
   С помощью педалей ему удалось выправить «Наутилус». Поскольку со дна поднялась туча песка и ила, видимость была нулевой. В динамиках продолжал звучать приглушенный гул катящихся с гор булыжников. Джек оглянулся. Позади его лодки возвышался завал из камней.
   Он посмотрел вверх. Над верхушками скал вода становилась чище: подводное течение уносило ил в сторону. А еще выше Джек увидел того, кто на него напал.
   Сигарообразная подлодка с короткими крыльями кружила, как голодная акула, заметившая добычу. Джек сразу узнал ее. Это был «Персей», новейший глубоководный аппарат, построенный специально для ВМС. Адмирал Хьюстон описывал его Джеку в ту ночь, когда на борту «Гибралтара» случился взрыв. Она в два раза превосходила «Наутилус» по всем статьям: размеру, скорости и глубине погружения. Но самое плохое заключалось в том, что она была с зубами.
   На корпусе этой акулы из титана торчало нечто напоминающее спинной плавник.
   Установка с мини-торпедами.
   Щелкнув тумблером, Джек выключил единственный уцелевший прожектор, и вокруг «Наутилуса» сомкнулась непроглядная темнота. Единственный луч света теперь шел сверху, хищно кружа, обшаривая подводные скалы.
   Голодная акула искала свою затаившуюся, загнанную в угол жертву.

   8 часов 02 минуты
   Спасательное судно «Фатом»
   Чарли мерил шагами тесное пространство своей лаборатории, бормоча себе под нос:
   – Это может сработать…
   Он снова и снова перепроверял расчеты, провел еще несколько экспериментов с кристаллом, но все же не был до конца уверен. Теория – это одно, а на практике все может получиться совершенно иначе. Перед тем как приступить к выполнению своего плана, Чарли хотелось проконсультироваться с профессором Кортесом с глубоководной станции, но у него не было возможности связаться с геофизиком. Нужно было ждать, когда их вызовет сам Кортес.
   Наклонившись над компьютером, Чарли нажал на кнопку, и на экране возникло трехмерное изображение земного шара. Вокруг Земли плыло не меньше сотни маленьких крестиков. Они медленно двигались по сложной орбите, перемещаясь в каком-то причудливом танце. Слева к центру экрана, к Земле, так же медленно двигалась пульсирующая волна тонких линий. Она обозначала передний край солнечной бури, неотвратимо приближающейся к планете.
   Чарли посмотрел в верхнюю правую часть экрана, где на маленьком циферблате часов отсчитывалось время, оставшееся до столкновения бури с верхними слоями атмосферы.
   Четыре часа.
   Танец крестиков вокруг земного шара основывался на получаемых в режиме реального времени данных Центра космических полетов Маршалла, эксперты которого следили за продвижением солнечной бури и пытались просчитать, как она повлияет на спутники.
   Чарли приложил палец к одному из крестиков.
   Его отвлек внезапный стук в дверь.
   – Чарли, – послышался голос Лизы, – нас вызывает Карен.
   – Наконец-то! – обрадованно воскликнул Чарли. – Самое время!
   Он вытащил диск с данными из дисковода и выскочил из лаборатории.
   Лиза и Миюки уже расположились возле компьютера японского профессора, и Чарли сразу же ощутил царившую в комнате напряженность. Обе женщины выглядели донельзя расстроенными.
   – Что случилось? – обратился он к Лизе, обходя стол.
   Карен на экране увидела его и ответила:
   – Я связалась с вами, чтобы выяснить, не получали ли вы какой-нибудь весточки от доктора Кортеса.
   Чарли склонился к камере компьютера.
   – Странный вопрос! Почему вы не спросите его самого?
   – Утром мне сказали, что он поднялся на поверхность, и после этого от него – ни слуху ни духу. Я думала, может, он нашел способ как-то связаться с вами?
   – Нет, мы тоже не получали от него никаких известий. – Чарли задумался. – Не нравится мне это! Если доктор Кортес пропал невесть куда, возможно, нам стоит пересмотреть наши планы. Так, на всякий случай. Джек уже ушел на субмарине под воду. Я сейчас соединю вас с ним, чтобы вы вдвоем придумали, как вытащить вас оттуда.
   Изображение Карен моргнуло.
   – Да, возможно, так будет лучше. Последние ученые должны покинуть станцию через час, после чего я останусь здесь вдвоем с заместителем Дэвида. Если вы собираетесь что-нибудь предпринять, то это нужно делать скорее. И еще, что с колонной? Что делать с ней, если доктор Кортес не появится?
   – Молиться, вот что! Молиться о том, чтобы, бросившись спасать мир, он не забыл про нас. – Но даже Чарли знал, что такая молитва вряд ли будет услышана. – Послушайте, Карен, я тут колдую кое над чем, что, возможно, сработает. Нам теперь нужно постоянно находиться в контакте.
   – Я попробую, но это будет непросто. Сейчас лейтенант Рольф находится внизу и помогает в отправке субмарины, а я наврала своему сопровождающему, что мне невтерпеж, и звоню вам из туалета. – Она взглянула на часы. – Мне уже пора возвращаться.
   – Тогда, если позволите, я соединю вас с Джеком.
   Чарли повернулся к Миюки. Японка нажала на клавишу и громко сказала:
   – Габриель, не мог бы ты переключить эту линию на «Наутилус»?
   Последовала пауза, после чего программа ответила:
   – Боюсь, это невозможно. Похоже, имеет место некое вторжение.
   Брови Карен тревожно сдвинулись, затем изображение часто заморгало и исчезло, уступив место белому шуму помех.
   – Габриель, верни ее обратно! – приказала Миюки.
   – Боюсь, это невозможно. Похоже, имеет место некое вторжение.
   Прежде чем Чарли успел потребовать у программы объяснений, послышался громкий топот бегущих ног. Из динамика интеркома раздался голос Роберта:
   – У нас…
   – …гости! – закончил за него ворвавшийся в комнату Кендалл Макмиллан. – Два военных корабля! Они подходят к нам с двух сторон из-за острова!
   Все кинулись к лестнице, за исключением Миюки, которая осталась у своего компьютера. Ее пальцы летали по клавиатуре.
   – Я не брошу Карен, – сказала она. – Я попытаюсь добраться до нее, сообщить, что происходит.
   Чарли кивнул.
   – Постарайтесь. Но если они поднимутся к нам на борт, спрячьте компьютер. Возможно, это единственное, что отделяет нас от конца света.
   Затем он поднялся на кормовую палубу «Фатома» и стал наблюдать за тем, как из-за южной оконечности острова выползает длинный корпус корабля. С его борта раздался вой сирены, после чего усиленный громкоговорителем голос прокричал:
   – Приготовьтесь принять на борт инспекционную группу! Любое сопротивление будет подавлено огнем на поражение!
   Макмиллан повернулся к Чарли.
   – Что будем делать?
   – Сдаваться, – ответил тот. – Выбора у нас нет.

   8 часов 14 минут
   Глубоководная станция «Нептун»
   Карен вновь и вновь печатала на клавиатуре код Габриеля, но ответа не было. Взглянув на часы, она вскочила. Дальше откладывать возвращение на первый уровень нельзя. Выходя из лаборатории, Карен бросила последний взгляд на компьютер. Неожиданный разрыв связи до смерти напугал ее. Что могло его вызвать?
   Возвращаясь на нижний уровень «Нептуна», Карен продолжала думать об этом.
   Когда она спускалась по лестнице, кто-то схватил ее за щиколотку и сильно дернул. Пискнув от страха, она обрушилась вниз, но Рольф не позволил ей упасть, больно ухватив за руку.
   – Где ты так долго шлялась? – с отменной вежливостью поинтересовался он.
   Карен сглотнула и отвела глаза в сторону.
   – Просто… Просто…
   Она подпустила дрожи в голос.
   – Что «просто»?
   Карен подняла на него взгляд.
   – Просто у меня месячные.
   Лицо Рольфа – и без того красноватого оттенка – стало пунцовым. «Надо же, – подумала Карен, – оказывается, краснеть умеют даже натренированные убийцы из числа “морских котиков”».
   – Ладно, – буркнул он, – только теперь не отходи от меня ни на шаг. Мне нужно отправить на поверхность последнюю лодку.
   Карен не понравилось, как это прозвучало. Последнюю лодку… А как же она?
   Рольф привел ее в контрольный центр, взглянул в смотровое окно и спросил в тоненький микрофон:
   – «Аргус», у вас все готово?
   Карен тоже заглянула в оконце. Глубоководный аппарат был готов к отправке. В пассажирском отсеке, рассчитанном на одного, скорчились два последних ученых со станции.
   – Все системы в порядке. Готовы к всплытию, – доложил по радиосвязи пилот.
   – Включаю компрессию, – сказал Рольф и нажал большую синюю кнопку, активировав последовательность процесса шлюзования.
   Карен знала: после того как давление в шлюзовой камере уравняется с внешним, откроется клапан и камера заполнится водой, после чего глубоководный аппарат сможет покинуть станцию. Она наблюдала за происходящим, стараясь не упустить ни единой детали, ведь в отсутствие доктора Кортеса ей, возможно, придется проделывать все это самой.
   Все утро она тенью ходила за Рольфом, пытаясь понять, как функционирует станция. К счастью, в этом маленьком контрольном центре все было устроено по принципу максимального удобства для пользователя. На четыре монитора передавалось изображение всего, что происходило вокруг станции. Чуть в стороне, над двумя джойстиками, стояли еще два монитора, на которых были видны радиоуправляемые роботы. Все остальное предназначалось для того, чтобы управлять шлюзовой камерой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [42] 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация