А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 39)

   – Наша колонна! – снова не удержался от восклицания Джек.
   – Похоже, что так. Они поклонялись этому шпилю, считая его благословением, ниспосланным им богами, он превратился в место паломничества. Более того, сам Хорон-ко являлся одним из жрецов этого шпиля.
   – А великий катаклизм? Что это было?
   – Тут не совсем понятно, – ответила Миюки и повернулась к компьютеру. – Габриель, не мог бы ты прочитать перевод, начиная с двадцатого параграфа?
   – Конечно, профессор Накано, – ответила программа через маленькие динамики. – «А потом настало время дурных предзнаменований. На севере зажглись странные огни. По ночному небу плыли ленты света, как волны на море. Земля стала дрожать. Люди пришли к колонне богов, чтобы просить у них помощи. Были принесены жертвы. Но в последний день луна съела солнце. На землю сошла богиня тьмы».
   – Солнечное затмение, – пробормотал Чарли.
   Габриель продолжал:
   – «Колонна богов, разгневавшись на луну, вспыхнула ярким светом. Горы опустились, моря вышли из берегов. Из земли вырвался огонь и стал пожирать селения. Из колонны вышел бог света и приказал нам построить большие корабли, собрать наши пожитки и детей. Бог говорил об ужасном времени тьмы, когда море поднимется и пожрет нашу землю. На больших кораблях мы должны были плыть по разливающимся морям. И тогда мы собрали наши семена и наших животных. Мы построили большой корабль».
   – Прямо Великий потоп и Ноев ковчег, – прошептала Лиза.
   Голос компьютера зазвучал снова.
   – «Бог говорил правду. Великая тьма заполнила небеса. Солнце не показывалось много лун. В земле раскрывались огненные ямы – двери в нижний мир. Моря поднялись и пожрали наши земли. На больших кораблях мы отправились в Землю Больших Льдов, которая лежит далеко на юге. Когда мы прибыли туда…»
   – Достаточно, Габриель, – перебила Миюки и встала из-за стола. – Дальше в книге рассказывается о том, как выжившие пытались сохранить свою цивилизацию. Они странствовали по миру в поисках других народов, рассказывали им свою историю и передавали знания. Это продолжалось долго, и со временем эта раса распылилась по всему свету до такой степени, что прекратила свое существование. Только Хорон-ко и горстка таких же, как он, вернулись на свою древнюю родину, чтобы умереть там. Он предостерег оставшихся от того, чтобы тревожить древние места, пригрозив тем, что на их голову падет проклятие богов. – Миюки вздохнула. – На этом история кончается.
   Джек оглядел сидящих.
   – Кто что думает?
   Никто не произнес ни слова.
   Джек обратился к Джорджу:
   – Поможет ли тебе это в исследовании Драконова треугольника?
   – Еще не знаю. – Старый историк все это время молчал и курил свою трубку. Теперь он прочистил горло и заговорил: – Сегодня мне на глаза попалась любопытная статистика относительно пропавших в этом районе судов. Но я еще не до конца разобрался в том, что она может означать.
   – Что именно ты откопал?
   – Позволь, я покажу тебе это. – Джордж порылся в карманах – сначала в одном, потом в другом. – Ага, вот он! – крякнул наконец историк и выудил мятую компьютерную распечатку. – Я построил график исчезновения судов на протяжении последних ста лет. Полюбуйтесь.
   Он развернул и разгладил бумажный лист.
   – Как видите, тут прослеживается определенная тенденция. Через определенные интервалы времени кривая делает скачок. Количество исчезновений растет до определенного предела, а затем вновь идет на спад. И происходит это примерно через каждые одиннадцать лет.
   Склонившись над листком, Чарли вдруг издал удивленный возглас. Все головы тут же повернулись к нему.
   – Нашел что-то важное? – спросила Лиза.
   – Пока не знаю. Нужно кое-что проверить. – Чарли обернулся к Джорджу. – Могу я одолжить у тебя это?
   – Бери на здоровье, – пожал плечами историк. – У меня все это есть в компьютере.
   – Так что же ты думаешь? – наседал на геолога Джек.
   Чарли задумчиво покачал головой.
   – Пока – ничего, – лаконично ответил он, извинился и ушел в свою лабораторию.
   Когда за ним закрылась дверь, Лиза сказала:
   – Итак, Джек, теперь твоя очередь. Каков твой план спасения Карен?

   11 часов 45 минут
   Глубоководная станция «Нептун»
   Подводный аппарат скользил в направлении научной станции. Карен, находившаяся в пассажирском отсеке, затаив дыхание, смотрела по сторонам. В конце двадцатиминутного путешествия в темной толще воды станция возникла подобно сказочному видению. Из ее иллюминаторов лился теплый свет.
   При виде этого зрелища Карен даже забыла о своем бедственном положении и о том, кто ее сюда доставил.
   Мини-субмарина подплыла к расположенному в днище станции впускному шлюзу. Пока аппарат маневрировал, Карен заметила двух похожих на коробки роботов, деловито снующих между кабелями и оборудованием, установленным на дне. На их фоне огромными казались фигуры людей в громоздких глубоководных скафандрах. Они напоминали космонавтов, работающих на поверхности иной планеты. Впрочем, это и был чуждый землянам мир – с враждебной средой и диковинным переплетением лавовых труб.
   К лодке подплыла маленькая светящаяся рыбка, и они с Карен уставились друг на друга через стекло толщиной в пять дюймов. Два обитателя разных миров, изучающие один другого. Затем рыбка вильнула хвостом и исчезла.
   Из переднего отсека до Карен донесся приглушенный голос. Выполняя все положенные при шлюзовании процедуры, пилот подводного аппарата вел переговоры с персоналом станции. После того как было получено добро, открылся люк размером с дверь большого гаража и мини-подлодку подняли во внутренний шлюз. Люк закрылся, и началась откачка воды. Уже через несколько минут Карен помогли выбраться из тесной кабинки. Она потянулась, чтобы размять затекшие мышцы. Управлявший субмариной лейтенант Рольф приказал ей вытянуть руки и снял с ее запястий наручники.
   Впервые после своего пленения она обрела свободу, пусть и весьма относительную. Растирая запястья, Карен огляделась и поняла, почему ей было даровано это неожиданное послабление. Куда она отсюда денется? Более надежной тюрьмы не существовало во всем мире. О побеге нечего было и мечтать.
   В дальнем конце шлюза открылась дверь, и в нее буквально ворвался невысокий человечек – лет за шестьдесят, с седыми волосами и приличным брюшком.
   – Что все это значит? – с вызовом обратился он к лейтенанту. – Зачем было привозить ее сюда? Профессор могла помогать нам, находясь на поверхности! Подвергать ее риску…
   – Так мне было приказано, доктор Кортес, – недружелюбно ответил Рольф. – Теперь за пленницу отвечаете вы.
   – А что это еще за новые приказы? Ваш командир шутить надо мной вздумал?
   – Вы читали отчеты. – Лейтенант забрался обратно в отсек управления мини-подлодкой. – Скоро я вернусь с коммандером Спенглером, ему и предъявляйте претензии.
   Кортес посмотрел на Карен и, увидев ее лицо, вздрогнул от неожиданности.
   – Господи, что с ней приключилось?
   Он протянул руку к заплывшему глазу женщины, но Карен отшатнулась. Кортес вновь повернулся к лейтенанту.
   – Отвечайте мне, черт побери!
   Рольф отвел глаза в сторону.
   – С этим вопросом тоже можете обратиться к коммандеру Спенглеру, – проговорил он и закрыл стеклянный колпак кабины.
   Лицо ученого потемнело.
   – Пойдемте, – бросил он Карен, – вам нужно показаться доктору О’Брайену.
   – Не беспокойтесь обо мне, – попросила Карен.
   Перед тем как усадить ее в субмарину, ей дали две таблетки аспирина и вкололи антибиотик, поэтому сейчас она не чувствовала боли, зато находилась в заторможенном состоянии.
   Кортес вывел Карен из шлюза и устроил для нее небольшую экскурсию по станции. Карен внимательно слушала его объяснения и не переставала дивиться всему, что ее окружало. Она находилась на глубине в две тысячи футов! В это было трудно поверить.
   Во второй секции, куда они поднялись по очередной лестнице, Карен увидела мужчин и женщин, работавших в лабораториях. Когда она проходила мимо, ученые поворачивали головы в ее сторону и начинали перешептываться. «Что ж, – подумалось ей, – ничего удивительного, учитывая мой внешний вид».
   – А в верхней секции располагаются жилые помещения, – продолжал рассказывать Кортес. – Тесные, но достаточно уютные и со всеми удобствами.
   Карен кивнула. Чувствуя, что на нее смотрят десятки глаз, она ощущала себя не в своей тарелке.
   Кортес вздохнул.
   – Мне очень жаль, доктор Грейс. Коллеги должны знакомиться не при таких обстоятельствах, и…
   – Коллеги? – вскинулась Карен. – Я – пленница, профессор Кортес, и вам только что было на это указано.
   Ее слова явно задели мужчину.
   – Мы не имеем к этому никакого отношения, уверяю вас. Тут всем распоряжается коммандер Спенглер. В военное время мы лишены права голоса. Наши исследования объявлены делом государственной важности, и ради спасения нации нам пришлось частично пожертвовать своей свободой.
   – Это не моя нация. Я – канадка.
   Кортес пожал плечами, словно не видя разницы.
   – Лучший способ избежать дальнейших, – он посмотрел на ее разбитое лицо, – гм, недоразумений с теми, кому здесь принадлежит власть, – это сотрудничество и помощь. А после того как все это останется в прошлом, правительство найдет способ отблагодарить вас.
   «Вранье!» – подумала Карен. Она знала, какова будет эта благодарность. Пристрелят как шпиона, и – в воду. Однако она не видела смысла в том, чтобы вступать в полемику с этим человечком.
   – Чего же вам удалось достичь, работая здесь? – спросила она, чтобы сменить тему.
   Кортес просиял.
   – Очень многого! Нам удалось получить небольшой образец кристалла, и после разнообразных исследований мы убедились в том, что он обладает удивительными, поистине невероятными свойствами!
   Карен промолчала, не желая раскрывать то, что было известно ей самой.
   – Однако в соответствии с новыми директивами, полученными из Вашингтона, все дальнейшие исследования временно приостановлены.
   – Что за новые директивы?
   – Поскольку военные действия разворачиваются в непосредственной близости от нас, Вашингтон полагает, что это место чересчур уязвимо. Не далее как вчера мы получили приказ извлечь кристаллическую колонну из грунта и переправить ее в Соединенные Штаты для дальнейшего изучения. Но теперь изменилось и это указание!
   – Что вы имеете в виду?
   – Предварительные пробы грунта показали, что колонна представляет собой не что иное, как отросток другого, куда более крупного кристаллического образования. Пока мы не сумели даже примерно определить его размер и глубину залегания. Обычные сканирующие технологии пасуют перед этой чертовой штукой! Нам известно лишь, что она огромна. Как только сообщение об этом открытии достигло Вашингтона, прежние приказы были изменены. – Глаза ученого расширились, и он заговорщическим тоном добавил: – Теперь от нас требуют выковырять из дна не только колонну, а всю эту структуру!
   – И как же вы собираетесь это сделать?
   Кортес указал в сторону иллюминатора, предлагая Карен взглянуть, что она и сделала. На океанском дне все так же шевелились фигуры в скафандрах.
   – Кто эти люди?
   – Военные взрывотехники. Они намерены взорвать верхний слой дна и потом попытаться извлечь тело кристалла.
   Карен охватила паника.
   – Когда они начнут?
   – Завтра.
   Она повернулась к ученому.
   – Но обелиск, письмена…
   Вид у ученого был подавленный.
   – Знаю. Я пытался предостеречь их. Весь этот район геологически нестабилен. У нас тут и без того постоянно ощущаются толчки, а два дня назад было довольно серьезное землетрясение. Но меня никто не слушал. Вот почему, вне зависимости от того, в качестве кого вы здесь оказались, я рад, что вы с нами. Если бы мы узнали, что написано на колонне, возможно, это помогло бы укоротить руки правительственным чиновникам, а мы смогли бы выиграть дополнительное время для наших собственных исследований.
   Карен претила мысль о том, чтобы помогать похитителям, но перспектива уничтожения древнего артефакта была еще более невыносима. Отойдя от иллюминатора, она повернулась к Кортесу и спросила:
   – А что, если я подскажу вам направление, в котором следует двигаться, чтобы расшифровать надпись?
   Брови ученого взлетели от удивления.
   – Но, – добавила Карен, – для этого мы должны доверять друг другу.
   Кортес с готовностью кивнул.
   – В таком случае, – сказала Карен, – мне понадобится компьютер и те исследовательские материалы, связанные с неизвестным языком, которые вам уже удалось получить.
   Кортес жестом пригласил ее следовать за собой и, понизив голос, сказал:
   – Рик – наш археолог. Он находится на поверхности, но я могу попросить его передать имеющиеся у нас данные на свободный компьютерный терминал.
   – Хорошо, тогда приступим к работе.
   Пока они с Кортесом бродили по лабораториям в поисках незанятого компьютера, Карен лихорадочно размышляла. Главным сейчас было обмануть этого доверчивого с виду человека.
   – Если вы предоставите мне выход в Интернет, я покажу вам то, что удалось выяснить нам.

   18 часов 45 минут
   Спасательное судно «Фатом»,
   Океания
   Джек постучал в дверь лаборатории Чарли. Геолога в течение всего дня не видел никто, кроме Джорджа Клейна, но потом и сам историк закрылся в библиотеке. Эти двое явно разрабатывали сообща какой-то план, но какой именно, не знал никто, и Джек стал терять терпение.
   – Кто там? – хрипло откликнулся Чарли.
   – Это Джек! Открывай!
   Послышалась возня, а затем дверь приоткрылась.
   Не дожидаясь приглашения, Джек толкнул дверь и вошел. То, что он увидел, потрясло его. Обычно Чарли поддерживал в своей лаборатории образцовый порядок, теперь же здесь царил форменный кавардак. Стол у стены был заставлен приборами и лабораторным оборудованием, а в центре этого хаоса в зажимном приспособлении из нержавеющей стали находилась хрустальная звезда. На мониторе компьютера были высвечены какие-то невообразимые таблицы и графики. Чтобы пройти в центр комнаты, Джеку пришлось переступать через кипы научных журналов и бюллетеней. Некоторые – видимо, вырванные из них же – статьи были прикреплены канцелярскими кнопками к стене.
   Здесь словно пронесся ураган, а Чарли выглядел так, будто побывал в его эпицентре: вокруг глаз залегли круги, губы потрескались. Его мешковатые шорты были измяты, рубашка пропиталась потом.
   Заметив, что штепсель вентилятора выдернут из розетки, Джек воткнул его обратно и включил на полную мощность.
   – Господи, Чарли, чем ты здесь занят?
   Геолог пригладил всклокоченные волосы рукой.
   – Экспериментами! А ты что подумал?
   Сбросив со стула какую-то научную макулатуру, он присел на краешек.
   – Ты хотя бы спал с тех пор, как я дал тебе эту штуку? – спросил Джек.
   – Разве тут заснешь? Это поразительно! Ничего похожего на это вещество еще никогда не находили, и я готов в этом поклясться! Как только я не пытался его исследовать – и спектрометром, и протонным магнитометром, и методом рентгенографического анализа! И что ты думаешь? Ему все нипочем! Он попросту не поддается исследованию. Я до сих пор не знаю его атомный вес, удельный вес, валентность. Мне даже не удалось расплавить эту заразу! – Чарли постучал по крышке лабораторной печи.
   – Выходит, ты не знаешь, что это такое? – спросил Джек, опершись о рабочий стол.
   – Да есть кое-какие мысли… – Чарли прикусил губу. – Но, видишь ли, это лишь наметки, предположения.
   – Валяй выкладывай! – милостиво разрешил Джек. – Я доверяю твоей интуиции.
   Чарли обвел взглядом лабораторию.
   – С чего же начать?
   – Может, с самого начала?
   – Как скажешь. Итак, сначала был Большой взрыв…
   – Нет, – вскинул руку Джек, – так далеко в прошлое удаляться не будем.
   – Но именно тогда все и началось!
   Глаза Джека удивленно округлились.
   – Услышав твой рассказ о том, какое действие этот кристалл оказывает на базальт, я задумался и попытался достичь того же самого эффекта с другими минералами. Что я только не перепробовал: гранит, обсидиан, песчаник… Ни хрена! Подавай ему только базальт!
   – Почему?
   – Вот и я задался тем же вопросом. Ведь что такое базальт? Это затвердевшая магма. Он богат не только призматическими кристаллами, но и железом. Богат настолько, что способен обладать магнетическими свойствами.
   – Правда?
   – Ты помнишь странное явление, когда металлические обломки борта номер один оказались намагничены? То же самое происходит с базальтом, когда он вступает в тесный контакт с активизировавшимся кристаллом. Черпая энергию из света, кристалл способен вырабатывать странную магнетическую энергию.
   – Каким же образом эти магнетические фокусы способны изменять массу камня?
   – Масса не меняется. Меняется только его вес.
   – Ты меня совсем запутал!
   Чарли задумчиво почесал в затылке.
   – Ты был в космосе.
   – Ну и что?
   – В космическом пространстве ты ничего не весишь, правильно?
   – Да.
   – Но ведь твоя масса никуда не делась! Только гравитация придает той или иной массе тот или иной вес. Чем сильнее гравитация, тем больше весит предмет.
   – Ага, это понятно.
   – Значит, верно и обратное утверждение: чем слабее гравитация, тем меньше весит предмет.
   В голове у Джека начало проясняться.
   – Выходит, кристалл меняет не массу предмета, а воздействие на него гравитации?
   – Точно! Он заставляет намагниченный базальт весить меньше.
   – Но каким образом?
   Чарли кинул Джеку кусок базальта, и тот поймал его.
   – Ты хоть знаешь, что такое гравитация?
   – Конечно! Гравитация – это… Ну, как его… В общем… Ладно, ученая задница, объясни сам, что это такое!
   – Согласно единой теории поля гравитация представляет собой всего лишь частоту.
   – Вроде тех, на которых работают радиостанции?
   – Очень похоже. Частота гравитации Земли определена уровнем в тысячу двенадцать герц – это в диапазоне между частотой коротких радиоволн и инфракрасным излучением. Если заставить предмет резонировать на той же частоте, он потеряет вес.
   – И кристалл на это способен?
   – Да, кристалл испускает такую энергию. Он намагничивает железную составляющую базальта, что заставляет структуру кристалла резонировать. Вибрируя на частоте земной гравитации, камень теряет вес.
   – Ты узнал все это за одну ночь?
   – Нет. Я узнал это после первого часа экспериментов с кристаллом. Это оказалось самым простым. Труднее было определить, что за энергию испускает кристалл.
   Чарли устало усмехнулся.
   – Но ты все же выяснил это?
   – Есть кое-какие мысли, – повторил Чарли.
   – Хватит темнить! Рассказывай.
   – Вот-вот – темнить. Правильно ты сказал. Это темная энергия.
   Джек обреченно вздохнул, не сомневаясь, что сейчас последует еще одна лекция, и спросил:
   – Что такое темная энергия?
   – Это сила, существование которой угадал и сообщил о нем в журнале «Физическое обозрение» специалист по космологии Майкл Тернер. – Чарли постучал пальцем по одной из пришпиленных к стене страничек. – После Большого взрыва Вселенная произошла из единой точки, так называемой точки сингулярности, и стала распространяться во всех направлениях. Сторонники этой теории утверждают, что Вселенная продолжает расширяться и сегодня. Однако последние результаты наблюдений за сверхновыми звездами далеких галактик позволили предположить, что скорость расширения Вселенной растет.
   – Не понимаю.
   – Вселенная расширяется значительно быстрее, чем ей предписывает общепринятая теория: ее как бы распирает некая сила, о природе которой почти ничего не известно. Ее назвали темной энергией. Эта странная сила противостоит гравитационному притяжению материи и тем самым позволяет Вселенной расширяться.
   – То есть ты полагаешь, что сила, исходящая из кристалла, и есть та самая темная энергия?
   Чарли пожевал губами.
   – Над доказательством этой теории я и работаю в данный момент. Но эта же теория может объяснить сущность кристалла. Темная энергия неразрывно связана еще с одним физическим феноменом – темной материей.
   Джек закатил глаза и мучительно застонал.
   Чарли хихикнул.
   – Что ты видишь, когда смотришь в ночное небо?
   – А что я могу там увидеть, булочку с маком? Звезды, конечно.
   – Вот именно, мой друг! Это то, что астрономы называют светлой материей, то, что мы можем видеть. Но видимого вещества недостаточно для того, чтобы объяснить движение галактик и расширение Вселенной. Согласно вычислениям физиков, на один грамм светлой материи приходится девять граммов темной материи. Невидимой.
   – Темная материя… – повторил Джек, словно пробуя эти слова на вкус.
   – Да-да, – покивал Чарли. – Нам уже многое известно о так называемой скрытой или ненаблюдаемой массе. Это черные дыры, темные туманности, черные карлики. Но при том, что ненаблюдаемая форма материи превышает девяносто процентов всей массы во Вселенной, физики предполагают, что истинный ее источник может оказаться совершенно неожиданным.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация