А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 38)

   Дэвид закрыл глаза.
   – Я понял, сэр. Больше я вас не подведу.
   – Докажите это, коммандер. Доставьте женщину на «Нептун».
   – Считайте, что мы уже в пути.
   – Очень хорошо, – послышалось на другом конце линии, и директор отключил связь.
   Дэвид еще несколько секунд держал трубку в руке, потом с силой брякнул ее на аппарат спецсвязи.
   – Скотина! – еле слышно пробормотал он.
   В отдалении послышалось гулкое «чак-чак-чак» вертолетных лопастей. Вертушка прибыла раньше, чем он ожидал. Дэвид надел куртку, открыл дверь и вышел под дождь. Заметив командира, Рольф повернулся в его сторону.
   – Приведите сюда женщину, – приказал Дэвид.
   – Я думаю, она все еще без сознания.
   – Тогда принесите ее! Мы эвакуируемся.
   Дэвид посмотрел, как его заместитель рысью направился выполнять приказ, а сам, уперев кулаки в бока, стал думать: а может, он обошелся с этой бабой чересчур грубо, выместив на ней свою злость после того, как смылся Киркланд? Но он больше не позволит, чтобы его подвели – ни он сам, ни его люди, ни эта женщина!
   В дверном проеме появился Рольф. Он тащил пленницу, перекинув ее через плечо. Ливень, похоже, привел ее в чувство. Она пошевелилась и приподняла голову. Ее левый глаз затек, а из носа и разбитой губы сочилась кровь. Убедившись в том, что женщина жива, Дэвид отвернулся.
   «Нет, я не был слишком груб», – подумал он.

   3 часа 22 минуты
   Авианосец США «Гибралтар»,
   пролив Лусон
   Полоска воды между Тайванем и Филиппинами была забита военными кораблями. Орудия многих из них то и дело изрыгали огонь.
   Адмирал Хьюстон следил за ходом сражения сквозь зеленоватые окна капитанского мостика. Дым, затянувший небо над заливом, превратил день в вечер.
   Этим утром «Гибралтар» присоединился к ударной группе, состоящей из «Джона С. Стенниса» – авианосца класса «Нимиц» – и эскадры эсминцев.
   Китайцы напали сразу же после прибытия «Гибралтара». Их самолеты обрушили на корабли в проливе ураган ракетных залпов, а в ответ с корабельных палуб загрохотали зенитные установки «Си Спэрроу». Несколько китайских самолетов взорвались в воздухе и огненными потоками низверглись в океан. На помощь летчикам пришли китайские военные корабли, издалека атаковавшие американский флот ракетными ударами.
   Война на море не стихала ни на миг. Южнее пылал американский эсминец «Джефферсон-Сити», и с его борта уже эвакуировали команду. С «Гибралтара», словно стая шершней, в воздух поднялась группа вертолетов противолодочной обороны, чтобы внести свой вклад в защиту порученного их заботам участка.
   Стоявший рядом с адмиралом капитан Бреннинг выкрикивал команды.
   Хьюстон с горечью наблюдал это кошмарное зрелище. Противоборствующие стороны буквально рвали друг друга на части. И ради чего?
   Надрывно прозвучал сигнал тревоги. Противоракетная система «Фаланга», установленная в передней части корабельных надстроек, развернула свою автоматическую пушку с 25-миллиметровыми стволами и открыла огонь, выстреливая по пятьдесят зарядов в секунду. В двух тысячах ярдов над авианосцем огненным шаром взорвалась метившая в «Гибралтар» ракета.
   Младшие командиры выкрикивали приказы, на палубу раскаленным дождем посыпались обломки ракеты, стуча по бронированным панелям «Гибралтара». Корабль пережил ракетное нападение с минимальными потерями.
   – Смотрите, сэр! – окликнул Хьюстона один из находившихся на мостике офицеров.
   Китайские ракеты поразили два противолодочных вертолета, и они, разваливаясь на куски, рухнули в воду. Одновременно с этим опять загрохотали пушки «Фаланги», сбив еще несколько ракет, летевших в корму «Гибралтара». По палубе корабля вновь застучали осколки.
   – Капитан, нужно трубить отбой, – проговорил капитан Бреннинг. – Для вертолетов тут слишком жарко.
   Хьюстон сжал кулаки, но кивнул.
   – Прикажите очистить взлетную палубу.
   Как только его приказ передали по цепочке, адмирал повернулся в сторону «Джефферсона», оплакивая в душе ненужную гибель столь многих моряков. Пожар на эсминце разгорелся еще сильнее, чем прежде. Вокруг тонущего гиганта виднелись пятнышки спасательных шлюпок. А затем из кормы корабля вырвался огромный огненный шар, и она сразу ушла под воду. Шлюпки, находившиеся поблизости, разлетелись в стороны, словно щепки. Нос эсминца задрался в небо, и корабль стал вертикально погружаться в воду, подобный тонущему, но остающемуся на посту моряку.
   Не в силах больше видеть это, адмирал отвернулся.
   – Сэр! – закричал молоденький лейтенант, сидевший у радара слежения. – С севера приближаются ракеты! На экране – не меньше тридцати сигналов!
   Капитан «Гибралтара» вновь принялся выкрикивать команды, а Хьюстон, переборов себя, опять повернулся к окну, чтобы досмотреть последние кадры гибели «Джефферсона». Он знал предел возможностей корабельной обороны «Гибралтара» и стал беззвучно молиться за корабль и его команду.
   И в этот момент в корму авианосца ударила первая ракета.

   18 часов 32 минуты
   По пути на глубоководную
   станцию «Нептун»
   Карен находилась на борту вертолета «Морской жеребец». За иллюминатором проплывал безжизненный и однообразный морской пейзаж. Ее лицо болело от побоев, а во рту стоял вкус крови. За сегодняшний день ее уже дважды рвало.
   Напротив нее развалился Спенглер, он закрыл глаза и негромко посапывал. В соседних креслах, пристегнувшись ремнями безопасности, сидели трое его людей. Краем глаза Карен заметила, что заместитель Спенглера не отрываясь смотрит на нее. Она, в свою очередь, посмотрела на него, и тот отвел взгляд в сторону. Однако пленница все же успела заметить в его глазах оттенок стыда.
   После этого Карен вновь стала смотреть в иллюминатор, размышляя над тем, что ждет ее впереди. Эти люди могут бить или даже пытать ее, но она не намерена сдаваться. До последнего вздоха она будет делать все, чтобы одержать верх над Спенглером и его сворой.
   В изнеможении она прижалась лбом к холодному стеклу. Несмотря на все ужасы прошедшего дня, больше всего ее терзала мысль о Джеке. Привязанная к койке, она слышала приглушенные взрывы и ощущала, как бросает из стороны в сторону катер.
   Закрыв глаза, она вспомнила боль, мелькнувшую в глазах Джека перед тем, как он выпрыгнул в дверь ее темницы. Удалось ли ему уцелеть? И в этот момент Карен дала себе безмолвное обещание: она выживет хотя бы для того, чтобы узнать ответ на этот вопрос.

   19 часов 08 минут
   Спасательное судно «Фатом»,
   северное побережье острова Понпеи
   Джек стоял во главе стола в лаборатории Роберта. По обе стороны расселись члены его команды и присоединившиеся к ним Миюки и Мваху. Эти двое поднялись на борт всего несколько часов назад.
   Полиция допросила обоих, но поскольку их невиновность была очевидна, они были отпущены. Казалось, что начальник полиции мечтает о том, чтобы они поскорее убрались восвояси, нежели хочет всерьез разобраться в том, кто на самом деле виновен в ночной стрельбе и похищении человека. Джек подозревал вмешательство во всю эту историю чьей-то невидимой, но могущественной руки.
   В конечном итоге полицейские свалили всю вину на неведомых морских пиратов. Полицейский генерал пообещал продолжать поиски исчезнувшей женщины-антрополога, но Джек понимал, что это – чистой воды вранье. Стоит им выйти за дверь, как дело будет закрыто.
   – Что же мы будем делать теперь? – спросил Чарли.
   Поморщившись от боли в грудной клетке, Джек наклонился, с усилием поднял стоявший у его ног рюкзак Карен и вывалил его содержимое на стол. Хрустальная звезда гулко ударилась о столешницу, а рядом с ней упала книга в платиновом переплете, которую они взяли из гробницы.
   – Нам нужны ответы! – яростно проговорил он и толкнул книгу по направлению к Миюки. – Для начала нужно перевести это.
   Миюки раскрыла книгу. Джек уже знал, что в ней было, поскольку успел просмотреть ее. Страницы книги представляли собой тончайшие листы платины, покрытые иероглифическими письменами.
   – Мы с Габриелем немедленно займемся этим, – ответила японка.
   Она закрыла книгу, и над ней склонился Мваху.
   – Камвау, – сказал он, прикоснувшись к одному знаку на обложке. – Я знаю слово. Опасность. Отец научил.
   – Вот так удивил! – саркастически откликнулся Кендалл Макмиллан, чем привлек к себе внимание всех присутствующих.
   Чуть раньше Джек предлагал нервному счетоводу остаться на Понпеи, но тот отказался, заявив: «После всего, что тут произошло, я скорее дам себя повесить, чем останусь на этом чертовом острове!»
   Вновь обратив внимание к книге, Джек сказал:
   – Мваху, если ты знаешь некоторые символы этого языка, помоги Миюки разобраться в том, что здесь написано. – Затем Джек взял хрустальную звезду и передал ее Чарли. – Я хочу, чтобы ты проанализировал ее свойства и способности.
   Гидрогеолог улыбнулся, жадно пожирая артефакт глазами.
   – Джордж! – Джек повернулся к седовласому историку. – Тебя я попрошу продолжить изыскания относительно судов, пропавших в Драконовом треугольнике. А вдруг ты наткнешься еще на какие-нибудь подсказки?
   Тот кивнул.
   – Я уже работаю над несколькими версиями.
   Сердито нахмурившись, вновь заговорил Кендалл Макмиллан:
   – Каким образом все это поможет нам вытащить наши задницы из огня? Мы что, так и будем торчать в этом проклятом богом месте? Почему бы нам просто не смыться отсюда?
   – Потому что нам некуда смываться. Они не оставят нас в покое. Единственный путь к спасению – выяснить истинные причины гибели борта номер один. – Джек оперся о стол сжатыми кулаками. – Катастрофа президентского самолета является ядром, сутью происходящего, вокруг нее крутится все остальное. Не спрашивайте, откуда я знаю это! Поверьте мне на слово.
   Слово взяла Лиза, сидевшая за дальним концом стола.
   – В словах Кендалла есть свой резон, – заговорила она. – Чем мы займемся помимо научных изысканий? Куда направимся?
   – Туда, где все началось. На место катастрофы.
   Лиза удивленно наморщила лоб.
   – Но почему? Зачем? Этот район охраняется военными. Нам и близко подойти не дадут.
   Когда Джек ответил, в голосе его прозвучала сталь:
   – Потому что если Дэвид сейчас куда-то и направляется, то именно туда.

   18
   Темная материя

   8 августа, 1 час 15 минут
   Ситуационная комната Белого дома
   Лоренс Нейф выслушивал доклады каждого из членов Объединенного комитета начальников штабов. Новости были из рук вон плохие. Китайский флот и авиация одерживали верх над американскими силами в заливе.
   Из-за стола поднялся начальник штаба ВМФ.
   – После произошедших землетрясений военно-морские базы страны на Западном побережье до сих пор не до конца справились с разрушениями, что отрицательным образом сказывается на их боеспособности и возможности влиять на ход военных действий в Тихоокеанском регионе. Из Индийского океана уже выдвинулась вторая ударная группа во главе с авианосцем «Авраам Линкольн», но путь до зоны военных действий займет у них не менее трех дней.
   – Что вы хотите этим сказать? – устало и раздраженно спросил Нейф.
   Вместо командующего ответил начальник корпуса морской пехоты Хэнк Райли:
   – Мы сражаемся в этой войне одной рукой, сэр, в то время как другая – связана. Наши каналы снабжения, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Гонолулу после удара цунами до сих пор находится под трехметровым слоем воды, его военно-воздушные базы…
   – Все это я уже слышал от начштаба военно-воздушных сил, – с кислой миной проговорил Нейф. – Мне нужны ответы, варианты, предложения…
   Поднялся председатель комитета генерал Хикман.
   – Есть один вариант, который мы еще не рассматривали, – сказал он.
   – И что же это за вариант?
   – Как правильно подметил мой коллега, мы пока воюем одной рукой, но это можно изменить.
   Нейф выпрямился в кресле. Это было именно то, что он хотел слышать: конкретные предложения, а не жалобы на многочисленные трудности.
   – Что вы предлагаете?
   – Ограниченный ответный ядерный удар.
   По Ситуационной комнате пробежал встревоженный шепот. Нейф сжал руками колени. Сегодня днем он уже обсуждал такую возможность с Николасом Разиковым. Попытавшись совладать с охватившим его волнением, он спросил:
   – У вас есть соответствующий план?
   Генерал кивнул.
   – Решительный прорыв блокады. Полномасштабный ответ на агрессию. Уничтожение исключительно военных целей.
   Глаза Нейфа сузились.
   – Продолжайте! – приказал он.
   – С подводных лодок класса «Огайо» ракетами «Трайдент-2» мы наносим удары по трем важнейшим зонам. – На светящейся карте генерал указал предполагаемые цели. – Это позволит прорвать блокаду. Китайцы будут вынуждены отступить. Но главное, они поймут, насколько решительно мы настроены в том, что касается защиты наших интересов в данном регионе.
   Нейф бросил быстрый взгляд на Николаса Разикова. Директор ЦРУ предлагал ему аналогичный сценарий. Видимо, его влияние и умение манипулировать людьми помогли ему сделать своими союзниками и представителей военной верхушки. Нейф придал своему лицу выражение глубокой задумчивости, изображая патриция, озабоченного судьбой отечества.
   – Ядерный ответ… – Он покачал головой. – Сегодняшний день, когда китайцы вынудили нас пойти на такой шаг, станет черным днем календаря!
   – Совершенно верно, сэр, – согласился генерал, склонив голову.
   Нейф вздохнул и развел руками, словно капитулируя перед лицом суровой необходимости.
   – Но я, увы, не вижу иного пути… Немедленно приступайте к выполнению. – Выдержав приличествующую случаю паузу, он поднялся из кресла. – И да простит нас Господь!
   Завершив таким образом ночное совещание, Нейф повернулся и вышел из комнаты, сопровождаемый агентами Секретной службы. Через несколько секунд его догнал Николас Разиков. Наградив его легкой улыбкой, Нейф негромко проговорил:
   – Отлично сработано, Ник! Браво!

   11 часов 15 минут
   Спасательное судно «Фатом»,
   Океания
   Лиза нашла Джека на носу судна. Он стоял, опершись на поручень, и смотрел в океан. Пепельно-серое небо было затянуто пеленой плаксивых облаков, сквозь которую не могло пробиться даже полуденное солнце. Джек был в своих обычных красных плавках и расстегнутой рубашке. Рядом, прижавшись к ноге хозяина, сидел Элвис. Одной рукой Джек легонько поглаживал шерсть на макушке пса. Лиза не смогла не улыбнуться при виде этой идиллической сценки, которой можно было бы иллюстрировать детские рассказы о преданности и дружбе.
   – Джек? – окликнула его Лиза.
   Джек резко повернулся, поморщился от боли и прикоснулся к эластичной повязке на груди.
   – Что?
   Лиза подошла, встала рядом с ним и тоже оперлась на поручень. Момент блаженного одиночества закончился. Элвис тоже понял это, отошел от Джека и улегся поодаль.
   Некоторое время Лиза молча смотрела на воду, а затем спросила:
   – Скажи, Джек, почему мы все это делаем?
   – Ты о чем?
   Лиза повернулась к Джеку и оперлась о поручень бедром.
   – Кристалл – у нас. Миюки говорит, что она вот-вот сумеет расшифровать надписи. Почему бы нам не залечь на дно, покуда мы не найдем все необходимые ответы, а потом отослать всю историю в «Нью-Йорк таймс»?
   Джек ухватился за поручень обеими руками и крепко сжал его.
   – Если мы поступим так, как ты предлагаешь, Дженнифер умрет раньше, чем в киосках появится первый номер газеты.
   Лиза молчала и испытующе смотрела на Джека, выжидая, заметит ли он собственную оговорку. Он не заметил и продолжал смотреть на океан. Тогда Лиза переспросила:
   – Дженнифер?
   – Что?
   – Ты сказал, что Дженнифер умрет.
   Джек наконец посмотрел в ее сторону. Его лицо превратилось в маску боли и стыда.
   – Ты меня поняла, – пробормотал он, махнув рукой, словно это ничего не значило.
   Лиза взяла его руку.
   – Она – не Дженнифер.
   – Знаю! – огрызнулся Джек.
   Он хотел отвернуться, но Лиза удержала его.
   – Поговори со мной, Джек!
   Джек вздохнул, но его плечи оставались напряжены.
   – Карен грозит опасность, и виноват в этом я. Я… убежал и оставил ее одну с этим сумасшедшим.
   – Ты объяснил почему. Карен была права. Если бы ты остался, убили бы вас обоих. А если Карен и впрямь такая сильная, как ты говоришь, то она будет жить.
   – Лишь до тех пор, пока она нужна этим подонкам. – Джек отвел глаза в сторону. – Я должен попытаться спасти ее. Я не могу все время убегать.
   Лиза легонько дотронулась до его плеча.
   – Джек, все то время, которое я тебя знаю, ты только и делаешь, что убегаешь. От Дженнифер, от гибели шаттла, от собственного прошлого. Что же мешает тебе поступить точно так же сейчас? Что эта женщина значит для тебя?
   – Я… Я не знаю. – Голова Джека поникла, а его невидящий взгляд устремился на воду за бортом. Через некоторое время он снова посмотрел на Лизу. – Но я обязательно узнаю это.
   Лиза обняла его за талию.
   – Это все, что я хотела от тебя услышать.
   Она положила голову ему на плечо. Ей было очень, очень грустно. В кои-то веки Джек приоткрыл свою душу для женщины, и… ею оказалась не она!
   Джек обнял Лизу за плечи, притянул к себе и, словно почувствовав ее печаль, тихо проговорил:
   – Мне очень жаль…
   – А мне – нет. Честное слово. Но, Джек, – улыбнулась Лиза, – подходящее же ты выбрал время, чтобы влюбиться!
   Он улыбнулся в ответ и поцеловал ее в лоб. Они так и стояли, обнявшись, до тех пор, пока их не позвал Мваху.
   – Что, – откликнулся Джек, высвобождаясь из рук Лизы, – она перевела?
   Мваху закивал головой.
   – Идем!
   Джек пошел за смуглокожим островитянином, а Лиза двинулась следом за ним.
   Миюки со своим компьютером расположилась за длинным столом Роберта. Повсюду были разбросаны компьютерные распечатки, исписанные листы бумаги и грязные кофейные чашки. Когда японка подняла голову, оторвавшись от очередной записи, на лице ее была написана тревога.
   – Ну что, – спросил Джек, – у тебя получилось?
   Она кивнула и разгладила лежавшую перед ней бумагу.
   – Точнее было бы сказать, у Габриеля получилось, – ответила она. – Но решающую роль сыграла помощь Мваху. Его умение сопоставлять символы с определенным контекстом помогло Габриелю составить полный словарь языка. Он перевел все: и книгу из склепа, и надпись на колонне, и даже текст, обнаруженный нами в пирамиде Чатана.
   – Потрясающе! И о чем там говорится?
   – Надписи на колонне – это главным образом молитвы, обращенные к богам просьбы о хорошем урожае, изобилии и прочих подобных вещах. – Миюки взяла один из листков и стала читать: – «Пусть взойдет солнце над пустыми полями и сделает их изобильными… Пусть чрева жен наших отяжелеют от потомства нашего – столь же обильного, сколь море – рыбой…»
   – Пока не очень интересно, – хмыкнул Джек.
   – Дальше – интереснее. Две другие записи описывают одно и то же древнее событие – некий катаклизм.
   Джек взял со стола платиновую книгу.
   – Карен предполагала нечто в этом роде. Она говорила о затерянном континенте, ушедшем под воду в результате какой-то катастрофы.
   – И была права!
   Джек повертел в руках книгу.
   – О чем здесь говорится?
   Миюки помрачнела.
   – Похоже, это дневник Хорон-ко.
   – Нашего древнего учителя, – вставил Мваху.
   Миюки кивнула.
   – Он описывает, как его народ, племя мореходов, когда-то – десять или двенадцать лет назад – рыбачил и путешествовал по всему Тихому океану. Хотя они, несомненно, являлись кочевым народом, у них все же была своя родина – огромный континент посередине океана. Они жили в маленьких прибрежных селах и городах. Однажды охотник, ходивший на промысел в глубь континента, вернувшись домой, принес «кусочек магии солнца» – волшебный камень, который горел и переливался. Хорон-ко подробно рассказывает о том, как этот дар богов научил его народ заставлять камни летать по воздуху.
   – Кристалл! – воскликнул Джек.
   – Точно! Затем они нашли и другие кристаллы, причем в одном и том же месте, в глубине их континента. Люди вырезали из них фигурки богов и орудия.
   – Что там говорится о свойствах кристаллов?
   – Подожди, – вмешалась Лиза. – Я думаю, Чарли тоже должен услышать это.
   – Правильно, – кивнул Джек, – зови ребят. Это должны слышать все.
   Меньше чем через пять минут команда «Фатома» вновь собралась в лаборатории Роберта. Когда все расселись, Лиза кивнула Миюки:
   – Продолжай.
   Миюки вкратце пересказала то, что уже слышали Джек и Лиза, а затем стала рассказывать дальше.
   – Эти кристаллы изменили жизнь народа Хорон-ко. У них появилась возможность строить великолепные города и храмы в любом месте, где захочется. По мере того как происходило расселение, люди научились строить сложные шахты, чтобы добывать больше кристаллов, а однажды они наткнулись на то, что можно назвать кристаллической жилой, которая залегала внутри холма. Почти пятнадцать лет у них ушло на то, чтобы срыть весь холм, после чего на поверхности остался кристаллический шпиль.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация