А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 32)

   – Он такой большой!
   Карен согласно кивнула. Впереди оставалось еще несколько поворотов, после которых дорога упиралась в край города.
   – Это еще одна загадка, – сказала она. – Почему город такой большой? Для того чтобы поселение такого размера функционировало нормально, необходимо население в десять раз большее того количества людей, которые сегодня обитают на острове.
   – Еще одно доказательство в пользу существования затерянного континента?
   – Вполне возможно. – Карен остановила джип в тени мангрового дерева у входа в город и заглушила двигатель, а затем обернулась к Мваху: – Ты говорил, что это место – священное для твоего народа. Прежде чем мы войдем туда, я хочу знать почему.
   Глядя в открытое окно, Мваху некоторое время молчал, а когда заговорил, речь его текла медленно, словно причиняя ему боль.
   – Это последний дом нашего древнего учителя Хорон-ко. Он пришел сюда, чтобы умереть.
   – Когда это было? Как давно?
   Мваху повернулся к Карен и Джеку.
   – Давно. Очень давно.
   – Но почему он пришел сюда? – спросила Карен.
   – Потому что его дома не стало.
   – Его собственного дома?
   Казалось, что Мваху очень не хочется отвечать. Голос его превратился в шепот.
   – Он пришел сюда из Катуа-Пейди.
   Услышав этот ответ, Карен тихонько ойкнула.
   – В чем дело? – озадаченно спросил Джек.
   – Согласно древнему мифу, Катуа-Пейди – это страна, из которой сюда пришли братья-волшебники. Те самые, которые помогали строить Нан-Мадол.
   Джек наморщил лоб.
   – Он полагает, что этот учитель был одним из этих двоих?
   – Похоже на то. – Карен снова обернулась к Мваху. – Чему учил Хорон-ко твоих предков?
   – Разному. Больше всего учил защищать старые места. Рассказал, где они есть. Это передавалось от отца к сыну. Другим говорить запрещено. Он говорил, никто не должен открывать сердце старого места.
   Договорив, Мваху осуждающе посмотрел на Карен. Проигнорировав этот молчаливый упрек, она задумалась.
   – Тайная секта, призванная охранять бесчисленные мегалитические руины Тихого океана… А приказал ей это делать последний из обитателей затерянного континента.
   Она снова повернулась к Мваху.
   – Ты сказал, что Хорон-ко умер здесь?
   Мваху кивнул.
   – И похоронен он тоже здесь?
   Мваху снова кивнул и повернулся к залитым водой руинам Нан-Мадола.
   – Я отведу вас туда, – сказал он, – но до заката нужно покинуть это место.
   – Почему? – спросил Джек.
   – Это одно из суеверий, которыми окружены руины, – пояснила Карен. – Легенда гласит, что тот, кто останется в руинах на ночь, умрет.
   – Час от часу не легче! – пробормотала с заднего сиденья Миюки, глядя на клонящееся к горизонту солнце.
   – Но это всего лишь миф! – попыталась успокоить товарищей Карен, и все взгляды тут же устремились на Мваху.
   Островитянин отрицательно покачал головой.

   17 часов 45 минут
   Глубоководная станция «Нептун»,
   Океания
   Фердинанд Кортес сидел на пассажирском месте рассчитанного на двух человек глубоководного исследовательского аппарата «Аргус». Пилот, находившийся впереди, в отдельной кабине, завел мини-подлодку во впускной шлюз станции и поднял вверх большие пальцы, показывая, что все в порядке. Люк под ними закрылся, и началась откачка воды из шлюза.
   В течение пяти минут, которые занял этот процесс, Фердинанд смотрел, как опускается уровень воды за прозрачным колпаком его кабины. Смотрел и улыбался. После того как пять лет назад умерла его жена, он направил все свои силы на проект «Нептун», и вот наконец настал момент торжества. Глубоководная научная станция готова и введена в строй. Этот успех по праву должна была разделить с ним Мария.
   – Мы сделали это, Мария! – прошептал он, оглядываясь вокруг. – Мы все-таки сделали это!
   После того как центральный компьютер поднял давление в шлюзе до нужного уровня, на стене загорелась зеленая лампа, сигнализируя о том, что из подлодки можно выйти. Фердинанд нажал на кнопку открывания кабины. Послышалось тихое шипение, и прозрачный купол плавно отошел от корпуса. Ученый улыбнулся. Все работало идеально.
   Откинув купол, он выбрался из кабины, захватив с собой сумку. Пилот остался в своей кабине. Ему предстояло перевезти на «Нептун» с поверхности еще четырех членов научной экспедиции.
   Оказавшись вне подводной лодки, Фердинанд глубоко вдохнул. Воздух был спертым, но это не беда. Система кондиционирования быстро справится с этим. Помахав на прощание пилоту, он подошел к двери, открыл три замка и вышел из шлюза. За дверью Кортеса уже ждал с широкой улыбкой на лице Джон Конрад, его друг и коллега.
   – Ну вот мы и оказались в этой чертовой бездне! – сказал он.
   Фердинанд улыбнулся и похлопал товарища по плечу.
   – В таком случае не устроить ли нам небольшую экскурсию?
   Не то чтобы Кортесу необходимо было поближе познакомиться со станцией. «Нептун» построили по его проекту, и он знал здесь каждый закуток, каждый выключатель, каждую заклепку. Просто ему хотелось снова и снова наслаждаться моментом своего торжества.
   Джон взял его сумку и закинул ее себе за плечо.
   – Пошли, – сказал он, – все уже ждут, – и первым двинулся к лестнице.
   Когда Джон поднялся по ней, люк над его головой, среагировав на датчики движения, открылся, а после того, как оба мужчины оказались на втором уровне, закрылся за ними. Здесь было автоматизировано каждое действие, и все это было направлено на обеспечение максимальной безопасности. Все секции были изолированы друг от друга, и люки открывались лишь тогда, когда на лестнице между ними оказывался кто-то из членов экипажа. В случае возникновения экстренной ситуации или сбоя в работе системы жизнеобеспечения люки автоматически блокировались.
   Выбравшись из люка, Фердинанд с гордостью оглядел свои владения. На втором уровне располагались лаборатории: климатическая, биологическая, геологическая, медицинская и даже археологическая. Здесь же находился и крохотный медицинский пункт. Выше, на третьем уровне, размещались спальные отсеки, кают-компания, комната отдыха и ванная.
   Фердинанд никак не мог согнать улыбку с лица. Наконец-то «Нептун» готов к работе, и на нем уже появились первые обитатели! Кортес заглядывал в лаборатории и принимал поздравления работавших там ученых. Он улыбался, раскланивался и продолжал идти к собственной епархии – геофизической лаборатории. Джон шел рядом с ним.
   – Не можешь и минуты отдохнуть? – спросил он.
   – Нам не до отдыха, – ответил Кортес, – особенно сейчас, когда зануда Спенглер куда-то убрался. Он не давал мне спокойно жить с момента нашего появления здесь. Теперь, когда мы хотя бы ненадолго отделались от этого засранца, нужно воспользоваться представившейся нам возможностью.
   Фердинанд сел на привинченный к полу стул перед гладкой консолью, нажал на кнопку, и металлическая поверхность разделилась на две равные части, которые раздвинулись и беззвучно убрались в боковые продольные пазы, открыв взгляду ученого целый набор компьютеров, мониторов и прочих электронных устройств.
   – «Персей» – около кристаллической колонны? – спросил он.
   – Да. Лейтенант Брентли находится там около часа и уже начинает нервничать. Он даже собирался самостоятельно взять образец материала, мы его едва отговорили.
   – Правильно сделали! Я должен сам наблюдать за этой операцией.
   – Аудиосвязь с Брентли – по четвертому каналу, видеоизображение подается на третий.
   Фердинанд активировал соответствующие каналы и вывел изображение на центральный монитор.
   – «Персей», говорит «Нептун». Вы меня слышите?
   – Да, «Нептун», – откликнулся лейтенант Брентли, – слышу вас четко. Охлаждаю двигатели.
   Фердинанд отрегулировал видеоизображение на экране и удивился его четкости. Мини-субмарина находилась примерно в десяти ярдах от кристаллической колонны, граненая поверхность которой заполнила теперь весь экран. На гладких гранях отчетливо виднелись странные серебристые письмена.
   – Вы сняли на видео всю колонну?
   – Да, все отснято и записано. Готов приступить к отбору образца.
   В голосе пилота подлодки слышалось возбуждение.
   – Я ценю ваше терпение, лейтенант. Мы тоже готовы, поэтому давайте начинать. Постарайтесь взять образец материала таким образом, чтобы не повредить надписи.
   – Есть, сэр. Я хорошо изучил колонну. На ее верхней части надписей нет. Взять образец оттуда?
   – Да, это было бы великолепно!
   Фердинанд наблюдал за тем, как «Персей» начал по спирали подниматься к верхней оконечности сорокаметровой колонны.
   – Я попытаюсь взять кусочек материала с самого кончика обелиска, – раздался голос пилота.
   По мере того как подлодка приближалась к колонне, в динамиках все более назойливо слышалось шипение помех.
   – Будьте осторожны!
   Видеоизображение тоже стало ухудшаться, по экрану побежали волны, возник так называемый эффект белого шума.
   – Осторожнее! – снова предупредил Кортес. – Мы не знаем, насколько хрупок этот шпиль.
   В ответ послышалось всего несколько разрозненных слов, прерываемых шумом помех:
   – Странно… дрожит… не слышу…
   Джон прикоснулся к плечу Фердинанда.
   – Вероятно, связи мешает излучение кристалла. Помнишь, о них сообщал в своих отчетах пилот субмарины того спасательного судна?
   Фердинанд кивнул. При мысли о том, что сделает с ним Спенглер, если с военной подлодкой что-нибудь случится, по его коже пробежал холодок.
   Титановый манипулятор потянулся к верхушке колонны, намереваясь отколоть от нее кусок кристалла. Все происходило как в замедленной съемке.
   – Первое в истории человечества подводное обрезание, – пробормотал Джон.
   Фердинанд пропустил шутку друга мимо ушей. Он почти не дышал.
   Клешня манипулятора сомкнулась на конце кристаллического шпиля, и из динамиков неожиданно отчетливо послышался голос Брентли:
   – По-моему, у меня…
   Видеоизображение замерло, словно кто-то при воспроизведении записи нажал на кнопку паузы. Ученые недоуменно переглянулись. Фердинанд постучал по экрану. На долю секунды ему показалось, что подлодка на нем исчезла и тут же вновь появилась. Так же внезапно видеоизображение на экране ожило, и голос Брентли договорил незаконченную фразу:
   – …получилось.
   Субмарина дала задний ход и стала пятиться от колонны. В ее титановой клешне был зажат обломок кристалла.
   – У него получилось! – ликуя, произнес Фердинанд.
   – И черт с ними, с глюками! – со счастливым видом добавил Джон.
   Помещение огласили радостные вопли других ученых, наблюдавших за происходящим, но они разом умолкли после того, как станция начала содрогаться. Захлопали двери, с полок посыпалось оборудование.
   – Землетрясение! – крикнул Джон.
   Из других лабораторий тоже послышались испуганные вопли. По стеклу монитора разбежалась паутина трещин, и изображение «Персея» пропало.
   Джон метнулся к иллюминатору.
   – Если разойдутся швы…
   Фердинанд осознавал степень угрозы. Давление на глубине шестисот метров составляло полтонны на квадратный дюйм. Стоит появиться хоть одной трещине на корпусе, это будет означать мгновенный конец.
   Взвыли сирены тревоги, повсюду замигали красные лампы, предупреждающие об опасности.
   – Всем перейти на третий уровень! – прокричал Фердинанд. – Приготовиться к эвакуации!
   Один из гидробиологов подбежал к ним и почти повис на руках Джона.
   – Межсекционные люки заблокированы! Я не могу открыть их вручную!
   Фердинанд выругался. В случае аварии система безопасности действительно предусматривала автоматическое блокирование переходов с одного уровня на другой, но механизм ручного открывания должен был работать!
   Пол под ними качался, основное освещение отключилось, и от аварийных огней все вокруг окрасилось в кроваво-красный свет.
   – О боже! – воскликнул Джон.
   Он все так же стоял, прильнув лицом к иллюминатору.
   – Что там такое? – спросил Фердинанд, подойдя к соседнему иллюминатору.
   Его сознание не сразу сумело переварить то, что открылось его взгляду. Чаща лавовых столбов по соседству со станцией колыхалась, словно от порывов сильного ветра, а в отдалении поднималось огненное зарево – в океанском дне появлялись трещины, в которых клокотала кипящая магма. Но не этим пугающим зрелищем было вызвано восклицание Джона.
   Дно возле кристаллической колонны разверзлось, и глубокая трещина зигзагами приближалась к «Нептуну».
   – Только не это…
   Времени на эвакуацию не оставалось.
   Остальные ученые тоже встали у иллюминаторов. В лаборатории повисло тяжелое молчание. Кто-то стал шепотом молиться.
   Дело всей его жизни погибало, и Фердинанд не мог ничего сделать. Теперь его судьба находилась в руках Господа. Закрыв глаза, он уперся лбом в холодное стекло иллюминатора. Своими необдуманными действиями он погубил столько людей! Отдавшись терзавшему его чувству неизбывной вины, Кортес тем не менее ощутил, что грохот стал тише да и колебания уменьшились.
   Фердинанд поднял голову и оглянулся. На него с неуверенной улыбкой смотрел Джон.
   – Оно… закончилось?
   Кортес посмотрел в иллюминатор. Трещина остановилась буквально в метре от опоры «Нептуна». Станцию встряхнул еще один удар, а затем все прекратилось.
   – Мы были на волосок от гибели, – проговорил Джон.
   Фердинанд молча кивнул.
   Шипение помех прекратилось, и из динамиков раздался голос Брентли:
   – Нептун», «Нептун»! У вас там все в порядке?
   Фердинанд кинулся к радиопередатчику, внутренне ликуя оттого, что «Персей» счастливо пережил землетрясение.
   – Все нормально, «Персей». Просто слегка тряхнуло.
   – Рад слышать. Я передам это известие на поверхность.
   – Спасибо, «Персей».
   Фердинанд плюхнулся на стул и повернулся к Джону.
   – Будем надеяться, что это не повторится.
   – О да, – кивнул Джон, – а то у меня не хватит чистых подштанников.
   Фердинанд слабо улыбнулся. Его сердце колотилось, как у пойманной птицы, а в голове билась только одна мысль: «Пронесло!»

   18 часов 22 минуты
   Руины Нан-Мадола, юго-восточное
   побережье острова Понпеи
   – Казелили! – Темнокожий лодочник, широко улыбаясь, приветствовал Карен на диалекте Понпеи. Невысокий, с широкой грудью, он был одет в мешковатые шорты, доходившие ему до шишковатых коленей. За его спиной раскинулись руины Нан-Мадола и его рукотворные каналы, соединяющиеся с морем. – Ла иромви?
   – У нас все отлично, – ответила Карен, слегка склонив голову. – Менлау. Спасибо. Я звонила сегодня с просьбой взять напрокат одну из ваших плоскодонок.
   Мужчина закивал головой.
   – Ага! Ученые! Ага! У меня есть лучше, чем плоскодонка. – Он повернулся и повел приезжих к базальтовой пристани, к которой были привязаны два каноэ. – Много лучше. Меньше. Плавают быстрее.
   Расхваливая свои каноэ, человечек для наглядности неистово размахивал руками, жестами показывая, на что они способны.
   Карен с сомнением посмотрела на видавшие виды фибергласовые посудины. На них не то что в море выходить, а по узким каналам-то плавать было страшно. Однако выбирать не приходилось, и она согласилась:
   – Хорошо, мы их берем.
   Улыбка лодочника сделалась еще шире.
   – Есть карта, – сообщил он. – Два американских доллара.
   Карен мотнула головой.
   – Карта у меня уже есть.
   – Могу быть гидом, – не отставал лодочник. – Семь американских долларов в час. Все покажу, все расскажу.
   – Обойдемся, – бездушно отрезала Карен. – У нас свой гид есть. – Она кивнула на Мваху.
   Лодочник погрустнел и махнул рукой в сторону причала.
   – Этот парень настоящий капиталист, – пробормотал Джек, шагая рядом с Карен.
   Когда они подошли к каноэ, к ним присоединилась Миюки. Посмотрев на вечернее солнце, она сказала:
   – Давайте поторопимся. У нас в запасе не так много времени.
   Карен вздохнула. Миюки явно попала под пагубное влияние предрассудков и восприняла мрачное пророчество Мваху всерьез.
   – Миюки, ты считаешься блестящим компьютерным специалистом! С каких пор ты стала верить в призраки?
   – У меня от этого места мурашки по коже бегут, – поежилась Миюки.
   Над их головами пролетела пара питающихся фруктами летучих мышей. В отдалении заунывно кричала какая-то птица.
   – Здесь как-то жутко, – добавила японка.
   Карен подтянула за веревку одно из каноэ.
   – Ты права только в одном. Нам нужно спешить. Почему бы вам с Мваху не сесть в эту лодку? А мы с Джеком поплывем на второй.
   Миюки послушно забралась в каноэ, которое придерживал Мваху. Затем островитянин ловко запрыгнул следом.
   – Ты действительно приведешь нас к могиле вашего древнего учителя? – спросила Карен, обратившись к Мваху.
   Тот молча качнул головой.
   Довольная и таким ответом, Карен повернулась ко второму каноэ. Джек уже сидел на корме. Она осторожно ступила в лодку и взяла шест.
   – Все готовы?
   В ответ послышалось согласное мычание.
   – Тогда – в путь!
   Карен оттолкнулась шестом, и каноэ плавно заскользило от причала. Первым двигалось каноэ с Миюки и Мваху. Оно уже проплыло под базальтовой аркой, за которой начинались руины. Древний город открылся их взглядам во всей своей красе. Каналы драгоценной оправой обрамляли высокие дворцы, приземистые мавзолеи, просторные залы, миниатюрные дворцы и обычные дома. В сочетании с зарослями мангровых деревьев и вьющимися по стенам лианами все это создавало ощущение запутанного лабиринта.
   Карен молча отталкивалась шестом, а Джек, сидя на руле, умело управлял лодкой. Они плыли по той части Нан-Мадола, которая была известна под названием Центральный город. Каналы здесь были меньше метра в ширину, их берега сделаны из плотно пригнанных друг к другу базальтовых плит. Джек тщательно повторял все повороты, которые делала лодка, управляемая Мваху.
   – У тебя неплохо получается, – заметила Карен, когда Джек аккуратно провел каноэ под свесившейся над каналом плетью лианы с веселенькими белыми цветками. – Навыки «морских котиков»?
   Джек засмеялся.
   – Нет, эти навыки приобретены за годы плавания на лодке по рекам Теннесси. Это все равно что ездить на велосипеде. Разучиться невозможно.
   Отвернувшись, Карен спрятала улыбку. Он уже смеется, и это хорошо!
   Каноэ продолжали скользить по воде, делая повороты, которые, казалось, никогда не кончатся, оказываясь то в тени, то на солнце. Некоторые каналы до такой степени заросли буйной тропической растительностью, что сложно было обходиться без мачете. И на протяжении всего пути их окружал базальт, посверкивая кристаллическими вкраплениями в лучах предзакатного солнца. Стены с редкими оконными и дверными проемами возвышались на тридцать футов в высоту.
   Наконец каналы стали шире. Справа возник особенно большой остров с исполинским базальтовым сооружением, крепостные стены которого взметнулись на сорок футов в вышину. Некоторые дверные проемы сохранились, другие обрушились.
   – Нан-Дувас, – сказала Карен, указывая на эту махину, – главная крепость города.
   – Какая огромная! – поразился Джек.
   Их каноэ проплыло сквозь еще одни базальтовые ворота, возле которых, словно часовой, возвышался гигантский камень. Кивнув в ту сторону, Карен пояснила:
   – Это один из входов в систему подземных тоннелей. Ее еще никогда до конца не исследовали, но тем не менее считают вершиной инженерного искусства. Один из тоннелей ведет на запад, к островку Даронг, в центре которого стоит холм, а на нем – рукотворное озеро. На дне этого озера находится вход в другой тоннель, ведущий к краю рифа. Он, однако, предназначен не для людей, а для рыбы, которая приплывает по нему во внутреннее озеро.
   – Впечатляет!
   Джек пошевелил шестом и направил каноэ прочь от крепости – в ту сторону, куда плыла лодка Мваху. Они проплывали над кораллами, в которых мелькали разноцветные рыбы и шевелили щупальцами анемоны. Отсюда была видна внушительная дамба из базальтовых столбов и блоков. Вдоль нее возвышались более высокие каменные колонны – молчаливые стражи, глядящие в океан. Время от времени в стене попадались бреши – ворота в море.
   Проплыв вдоль длинной стены, каноэ вновь очутились в лабиринте узких каналов. Заросли вдоль берегов одного из них были усыпаны мелкими розово-голубыми цветками. Карен сделала глубокий вдох и ощутила запах жимолости. В этот момент ее внимание привлек звонкий шлепок.
   – Пчелы! – сообщил Джек.
   Карен улыбнулась.
   – Не дразни их, и они тебя не тронут.
   Ей вдруг показалось, что что-то ползет по ее руке, и от неожиданности она взвизгнула и едва не вскочила на ноги. Выяснилось, что это Джек щекочет ее длинным сухим стеблем.
   – Очень смешно! – сухо сказала она, испытывая неловкость за свою не в меру бурную реакцию.
   Джек с невинным видом поднял глаза к небу.
   Карен сидела не шевелясь, положив шест на колени. Она не сердилась, а, наоборот, радовалась тому, что Джек вышел из психологического ступора. Он снова заговорил, на сей раз более серьезно:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация