А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 28)

   14
   В бегах

   5 августа, 9 часов 15 минут
   Место крушения борта номер один,
   Океания
   Дэвид Спенглер, распластавшись в прозрачном коконе «Персея», обогнул стальную опорную базу глубоководной исследовательской станции. Каждая из четырех легированных опор была надежно закреплена на грунте с помощью трехметровых металлических спиц. Ни одна из них не дала слабину, когда на опорную плиту водрузили первую секцию четырехтонной станции.
   – Отсюда все выглядит нормально, – сообщил техник с борта «Мэгги Чуэст», видевший то же самое, что и Дэвид, но только на экране монитора. – А как вам кажется?
   Дэвид продолжил осмотр. Внешне станция напоминала огромный, двенадцати метров в диаметре, пончик, уложенный на приподнятое блюдо. Дэвид провел «Персей» между опорами, вертя головой в разные стороны. Нужно было убедиться в том, что конструкция легла на опору должным образом, не покосившись и без зазоров.
   – Все в порядке, – передал он наверх. – Соединение идеальное. Сейчас отцеплю лебедочные тросы.
   Дэвид вывел субмарину из-под станции и направил ее к четырем толстым тросам, с помощью которых станцию спустили под воду и установили на платформе.
   – В этом нет необходимости, коммандер. Для этого есть роботы, и они делали это уже тысячу раз. Вы просто проследите за ними и подстрахуете в случае чего.
   Дэвид смотрел, как два приземистых радиоуправляемых робота деловито поползли вперед, вздымая со дна облачка ила. Техники прозвали эту парочку Хьюи и Дьюи[12]. Именно они выполняли операцию по монтажу первой секции.
   Завтра предполагалось спустить и смонтировать одну над другой две оставшиеся секции, а затем выкачать из них воду. Внутри лаборатории должно было поддерживаться давление в одну атмосферу – такое же, как на поверхности, чтобы ученые могли подниматься и спускаться на собственном глубоководном аппарате без остановок для декомпрессии.
   Пока все шло хорошо. Дэвид не мог не отдать должное ученому-мексиканцу, руководителю научной экспедиции. Неугомонный Кортес выполнял свои обязанности образцово. «Может, стоит в награду бросить ему косточку?» – подумал Дэвид. Со вчерашнего дня ученый не отставал от Дэвида все с той же просьбой – поближе рассмотреть кристаллическую колонну. Пожалуй, он заслужил эту маленькую награду.
   Описав вокруг станции последний круг, Дэвид направил субмарину по расширяющейся спирали.
   Примерно в пятидесяти ярдах отсюда находилось кладбище борта номер один. Среди лавовых труб до сих пор лежало множество обломков, а в отдалении виднелись плоские вершины подводных гор. Более негостеприимное место на планете было трудно представить.
   Дэвид увеличил скорость и направил «Персей» в сторону места падения самолета. В центре прогалины, проделанной обломками, возвышался кристаллический обелиск. Дэвид обогнул его, стараясь держаться подальше, поскольку опасался тех странных свойств, которые продемонстрировала эта штуковина во время погружений Джека Киркланда. Находясь на расстоянии в десять ярдов, можно было примерно определить размеры образования. Верхушка колонны терялась в чернильной темноте наверху.
   Зависнув рядом с колонной, Дэвид направил на нее лучи прожекторов. Ее многогранная поверхность, казалось, поглощала свет, а затем, десятикратно усилив, отдавала обратно. Чудо, настоящее чудо! А если босс Дэвида прав, то это еще и самый мощный в мире источник энергии.
   Используя сенсорную панель видеоустройства, Дэвид увеличил изображение кристаллической поверхности, и на мониторе возникли ряды аккуратных значков – маленьких фигурок и геометрических символов, поблескивающих серебром. Это действительно были письмена!
   – Черт бы тебя побрал, Киркланд! – пробормотал Дэвид.
   – Что-нибудь случилось, сэр? – осведомился техник с «Мэгги Чуэст».
   – Ничего. Продолжайте наблюдать за работами на станции, – сердито буркнул Дэвид и выключил передающее устройство. Ему было необходимо подумать.
   Джек Киркланд не упомянул о письменах ни в одном из своих отчетов, а он находился достаточно близко от колонны и не мог не видеть их. Серебристые символы буквально светились на кристаллической поверхности. Почему же он умолчал о них? Что он задумал? Дэвид крепко ухватился за рычаги управления. Какие еще секреты хранит Джек Киркланд? Сама подозрительность, Дэвид должен был это выяснить.
   Прикоснувшись к сенсорной панели, он активировал закрытый канал связи, соединявший его с подчиненными. Заместитель Дэвида ответил сразу:
   – Слушаю, сэр.
   – Рольф, возможно, у нас новая проблема. Мне необходимо знать, с кем вел переговоры «Фатом» с момента своего прибытия в этот район.
   – Но мы не прослушивали переговоры судна.
   – Я знаю! Но это всего лишь корабль! Телефонные переговоры с него могли вестись только через спутник, а спутниковую связь можно отследить. Мы не узнаем, что именно он говорил, но я хочу знать, с кем он говорил.
   – Ясно, сэр. Я сейчас же прикажу Джеффрису заняться этим.
   – А я немедленно поднимаюсь на поверхность и к тому времени, когда «Персей» окажется на палубе, ожидаю услышать ответ.
   – Есть, коммандер!
   Джек отключил закрытый канал и переключился на связь с техником, сообщив ему, что всплывает раньше назначенного срока.
   – Передайте Брентли, чтобы был готов, – жестко закончил он. – Пусть заканчивает нянчиться с роботами.
   Не дожидаясь ответа, Дэвид отключил радио и продул кингстоны. Взвыв двигателями, «Персей» рванулся вверх.
   Что же задумал Киркланд?

   9 часов 42 минуты
   Побережье острова Йонагуни
   Щурясь от лучей висящего над восточным горизонтом солнца, Джек стоял за штурвалом узкого девятнадцатифутового «Бостонского китобоя». Он сбавил скорость, и теперь суденышко медленно скользило в направлении берега.
   – Чтоб я сдох! – не сдержавшись, выпалил он. Однако воображение Джека поразил не убогий вид выстроившихся вдоль береговой линии дешевых гостиниц и ресторанчиков, а две ступенчатые пирамиды, возвышавшиеся из морских волн чуть дальше.
   – Удивительно, не правда ли? – спросила Карен.
   Позади пирамид виднелись базальтовые колонны, остроконечные обелиски, дома без крыш и источенные временем статуи. Древний город тянулся до самого горизонта и таял в туманной дымке.
   – Удивительно? – переспросил Джек. – И это все, на что хватает вашего словарного запаса? Вы описывали мне все это, но увидеть такое собственными глазами… – Не находя слов, Джек умолк и восхищенно рассматривал открывшуюся его взгляду картину. – Да, сюда стоило приехать! – сказал он наконец.
   – А я вам что говорила!
   Карен стояла, повернув порозовевшее от ветра лицо к берегу, и ветер шевелил ее короткие волосы. Лодка пританцовывала на волнах, и на кожу женщины падали соленые брызги.
   Джек с удовольствием рассматривал Карен краем глаза. В порту Наха он провел целый час, остервенело торгуясь, чтобы взять напрокат какую-нибудь лодку. В связи с вторжением Китая на Тайвань все американские военные базы были приведены в состояние повышенной боеготовности, что повлекло за собой полную дезорганизацию морского движения. В результате Джеку пришлось выложить немыслимую сумму за то, чтобы на целый день зафрахтовать это суденышко. Хорошо еще, фирма по прокату согласилась принять его карточку «Американ экспресс». Однако теперь, глядя на Карен, он думал, что это путешествие определенно стоило таких затрат.
   Когда они приблизились к первой пирамиде, Джек выключил мотор. Карен села на свое сиденье.
   – Как можно, видя этот город, не поверить в то, что острова населял когда-то некий доисторический народ! – воскликнула она и, указав на руины, продолжила: – Это построили не ранние полинезийцы, а какой-то другой, гораздо более древний народ. И это, и все остальные мегалитические сооружения, которыми изобилует бассейн Тихого океана: искусственный архипелаг Нан-Мадол, гигантский дольмен в Тонга, камни Латтэ на Гуаме…
   – Если этот древний народ обладал столь выдающимися навыками, куда же он подевался?
   Карен задумалась, глаза ее подернулись дымкой.
   – Не знаю. Возможно, произошел какой-то глобальный катаклизм. Мой прадед изучал письменные памятники майя и верил в то, что когда-то посередине Тихого океана существовал большой континент. Он называл его Му.
   – Ваш прадед?
   – Да, полковник Чёрчуорд, – улыбнулась Карен. – Я уже упоминала о нем. В научных кругах он считался, гм, несколько эксцентричным человеком.
   – Ах да! Как же я мог забыть! – закатил глаза Джек.
   Карен шутливо погрозила ему кулачком.
   – Вне зависимости от причуд моего предка легенды о потерянном континенте существуют на всех тихоокеанских островах, да и не только здесь. Индейцы Центральной Америки называли населявший его народ виракоча, на Мальдивских островах он получил название редин, что в переводе означает «древний народ», полинезийцы говорят о вакеа, древнем учителе, приплывшем на огромном корабле с большими парусами и могучими гребцами. Слишком много похожих легенд, чтобы от них можно было отмахнуться. А теперь еще и это – утонувший город, вновь поднявшийся из воды.
   – Но это всего лишь город, а не целый континент.
   Карен покачала головой.
   – Двенадцать тысяч лет назад уровень моря был на триста футов ниже, чем сейчас. Многие районы, находящиеся сейчас под водой, тогда могли быть сушей.
   – И все равно это не объясняет исчезновения целого континента, – продолжал упираться Джек. – Даже если бы сейчас он находился на глубине в триста футов, мы все равно знали бы о его существовании.
   – Я не думаю, что континент исчез с лица земли только из-за того, что поднялся уровень воды в океане. Взгляните на город. Землетрясение подняло часть прибрежной линии, а гряда Алеутских островов одновременно с этим опустилась на дно. Таких примеров – сколько угодно. Одни острова появляются, другие – исчезают.
   – Значит, по-вашему, континент потрясла некая грандиозная природная катастрофа, в результате которой он ушел под воду?
   – Именно так! Кроме того, нам известно, что двенадцать тысяч лет назад действительно произошло какое-то грандиозное стихийное бедствие, вызвавшее изменения климата, причем случилось это внезапно. Не зря же в вечной мерзлоте и сейчас находят мамонтов, которые замерзли стоя, и в пасти и желудках у них сохранилась трава. В одночасье замерзли даже распустившиеся цветы. Одна из существующих теорий утверждает, что произошла серия катастрофических извержений вулканов. В результате поднявшиеся в воздух массы вулканического пепла и дыма привели к возникновению того, что сегодня мы называем «эффектом ядерной зимы». Почему нельзя предположить, что те же самые катаклизмы привели к гибели этого континента?
   Слушая Карен, Джек вспомнил кристаллическую колонну на глубине в шестьсот футов. Могла ли и она когда-то находиться на суше, на затерянном континенте? Это казалось невероятным, и все же…
   Карен посмотрела на него и смутилась.
   – Извините, я, похоже, совсем вас заболтала. Но всю прошлую неделю я копалась в книгах и исторических текстах, а озвучить собственные теории иногда бывает полезно.
   – Вы отлично справились с домашним заданием, – улыбнулся Джек.
   – Я пытаюсь идти по стопам своего прадеда, чтобы выяснить, в чем он был прав, а в чем заблуждался. Возможно, он был сумасшедшим, но ответ на этот вопрос – положительный или отрицательный – мы получим только после того, как расшифруем древний язык.
   В ее голосе Джеку послышалась неуверенность. Ему хотелось обнять Карен, обнадежить, и, чтобы не поддаться этому искушению, он еще крепче вцепился руками в штурвал. Лучший способ помочь профессору Грейс – это раскрыть тайну, не дающую ей покоя.
   Лодка вплыла в пространство между двумя пирамидами, а Джек пытался и так и эдак сложить в уме теории Карен. Затерянный континент, утонувший во время древнего катаклизма, древняя раса мореходов, обладающая непостижимыми способностями, и в центре всего этого – невиданный доселе кристалл. Чем усерднее он пытался убедить себя в том, что это невозможно, тем больше ему казалось, что Карен находится на верном пути. И все же один вопрос по-прежнему оставался без ответа: какое отношение все это имеет к крушению борта номер один?
   Этого Джек не знал, зато знал другое: Карен находится ближе всех остальных к разгадке этой тайны. Поэтому сейчас он будет следовать в ее фарватере.
   Внезапно раздавшийся над их головами рев заглушил шум лодочного мотора. Они посмотрели вверх и увидели приближающийся треугольник истребителя F-14 «Томкэт», поднявшегося, судя по всему, с одной из американских военных баз.
   – Похоже, война разгорается нешуточная, – нахмурившись, произнесла Карен.

   11 часов 45 минут
   Спасательное судно «Мэгги Чуэст»,
   Океания
   Дэвид вихрем ворвался в каюту. При его появлении ожидавшие его двое мужчин вскочили словно ужаленные. Это были Кен Рольф, заместитель Дэвида, и Хэнк Джеффрис, главный специалист «Омеги» по средствам связи. Стол в каюте был завален различными коммуникационными приспособлениями. Тут были два спутниковых телефона, монитор системы глобального позиционирования, а также два лэптопа с модемами.
   – Что вам удалось узнать? – спросил он.
   Рольф, заметно нервничая, сглотнул.
   – Сэр, мы отследили звонки, сделанные с борта «Фатома». – Мужчина взял со стола лист бумаги и стал читать: – Звонили в Первый кредитный банк Сан-Диего – раз, в частный дом, расположенный в предместьях Филадельфии, – два, в квартиру в Кингстоне, на Ямайке, – три, в офис продаж авиакомпании «Квантас» на атолле Кваджалейн – четыре, и… – Рольф поднял глаза на Дэвида, – несколько раз – в университет Рюкю на Окинаве.
   Дэвид протянул руку, и Рольф передал ему список телефонных звонков.
   – Мы перечислили звонки в соответствии с датой и временем, когда был сделан каждый из них.
   – Отлично! – Дэвид пробежал глазами список. Напротив звонка в университет Рюкю карандашом значилось женское имя: Карен Дж. Грейс. – Известно, кто она такая?
   Рольф кивнул.
   – Мы вышли на интернет-сайт университета и выяснили, что она профессор антропологии из Ванкувера и работает в Японии временно.
   – Какое отношение она имеет к Киркланду? – продолжал сыпать вопросами Дэвид.
   Рольф нервно взглянул на Джеффриса.
   – Мы пытаемся это выяснить, сэр. Первый контакт между университетом и судном Джека Кирклан да датирован днем, когда судно покинуло эту зону.
   – Есть какие-нибудь предположения относительно того, почему Киркланд звонил этой женщине?
   – Мы как раз пытались узнать это, когда вы пришли, сэр. Похоже, первый раз звонили не с «Фатома», а из Японии. Это она звонила ему.
   Дэвид наморщил лоб и бросил листок на стол.
   – Она сама звонила?
   – Да, сэр. Нам это тоже показалось подозрительным, поэтому лейтенант Джеффрис последние полчаса пытался получить доступ к входящей и исходящей электронной почте «Фатома». Пришлось попотеть, но в конце концов нам удалось убедить их компьютер впустить нас. – Рольф развернул один из лэптопов так, чтобы его монитор был виден Дэвиду. – Мы загрузили их электронную почту. В общей сложности стороны обменялись пятью электронными сообщениями.
   Дэвид оперся руками о край стола и наклонился к компьютеру. Рольф тем временем продолжал говорить:
   – Речь во всех посланиях шла о каком-то зашифрованном языке.
   Не сдержавшись, Дэвид грохнул кулаком по столу.
   – Так я и знал! Этот подонок видел письмена!
   Рольф протянул руку, взял компьютерную мышку и кликнул на одном из посланий. На экране открылось окно.
   – Вот эти значки. Видимо, историк, находящийся на борту «Фатома», разместил на нескольких сайтах в Интернете послания, попросив помощи в установлении происхождения этого языка.
   На экране возникли пять непонятных значков, и Дэвид сразу же понял: именно их он видел под водой.
   – Эта профессорша с Окинавы… Она ответила на его запрос?
   – Да, сэр, ответила, сообщив, что располагает другими образцами этого языка, и предложила встретиться.
   – Значит, Киркланд направился к ней! Ублюдок взял след!
   – Это еще не все, сэр.
   Дэвид резко повернулся от компьютерного экрана.
   – Что еще?
   – Лучше сами прочитайте ее ответ.
   Рольф открыл второе электронное сообщение.
   Дэвид снова повернулся к монитору и прочитал текст. Ему стало ясно: женщина знает гораздо больше, чем говорит, но одна деталь особенно привлекла его внимание. Профессорша намекала на какой-то кристалл, который обнаруживал необычные свойства. Он выпрямился.
   – Дьявольщина! В ее руках, по-видимому, часть нашего кристалла!
   – Вот и мы о том же подумали.
   – Если это действительно так, значит, наша операция здесь раскрыта. О кристалле не должен был знать никто! Если он у них действительно есть и Киркланд будет трепаться об этом направо и налево… – Дэвид замолк, не договорив. Скверно, очень скверно! Взмахом руки он приказал своим людям удалиться. – Идите. Мне нужно поговорить с Разиковым.
   – Есть, сэр! – ответил Рольф, и они с товарищем быстро вышли из каюты.
   Оставшись один, Дэвид подошел к койке и достал свой личный телефон шифрованной связи. В Вашингтоне сейчас уже была ночь, но такая информация не могла ждать до утра. Он взял трубку и набрал номер главы ЦРУ. Учитывая тот факт, что отношения между США и Китаем раскалились добела, директор наверняка сидит у себя в кабинете, подумал Дэвид и не ошибся.
   – Разиков слушает.
   – Сэр, это коммандер Спенглер.
   – Я знаю, кто это! – пролаял директор. Даже на таком расстоянии Дэвид слышал усталость в его голосе. – Что тебе надо? У меня тут война вот-вот начнется!
   – Знаю, сэр. Я слежу за новостями.
   Николас Разиков устало вздохнул.
   – На самом деле все гораздо хуже, чем выглядит в новостях. Китайцы пронюхали о намерениях президента добиваться от Конгресса объявления войны, и на Дальнем Востоке царит черт-те что. Китайский военный флот уже блокировал подходы к Тайваню – от острова Батан на юге и дальше, до самого побережья Тайваня.
   Дэвид крепче вцепился в трубку.
   – А наши войска?
   – Авианосец «Джон Стеннис» уже находится в зоне потенциальных военных действий и ожидает приказов. Но при царящей там напряженности ситуация может взорваться сама по себе, раньше чем Вашингтон предпримет какие-то официальные шаги. Как ты сам понимаешь, я по уши в делах, так что не советую тебе беспокоить меня из-за какой-нибудь ерунды.
   – Это не ерунда, сэр. Секретность операции может оказаться нарушена. – Дэвид вкратце пересказал содержание электронной переписки между Кирклан дом и университетом Рюкю. – Если посторонние узнают о свойствах кристалла, мы утратим свое преимущество.
   Усталости в голосе Разикова как не бывало.
   – Ты правильно поступил, поставив меня в известность.
   Дэвид не уставал удивляться способности этого человека мгновенно переключаться с одной важнейшей проблемы на другую. В голове директора ЦРУ уже был готов план.
   – Похоже, дама-профессор знает больше нашего, поэтому я хочу, чтобы ты завербовал ее и переманил на нашу сторону. Но самое главное – конфисковать ее кристалл. Это черный приоритет.
   – Я все понял, сэр.
   На их языке термин «черный приоритет» означал, что миссии присвоен статус первостепенной важности, и в целях ее выполнения группе «Омега» позволялось применять силу вплоть до уничтожения потенциального противника. Приоритета выше этого не существовало.
   – Ты уверен, что все понял правильно, коммандер? Если напряженность на Дальнем Востоке перерастет в войну, нам может понадобиться секретное оружие, равное по своей силе атомному, которое было использовано во Второй мировой войне. А поскольку от Окинавы до возможной линии фронта можно доплюнуть, нельзя допустить, чтобы этот кристалл находился там.
   – Не беспокойтесь, сэр, я все сделаю как надо.
   – Да уж, постарайся.
   Разиков, похоже, собирался повесить трубку, поэтому Дэвид быстро спросил:
   – А как быть с Джеком Киркландом?
   Разиков снова вздохнул.
   – Я же сказал тебе: этой миссии присвоен «черный приоритет». О том, чем мы заняты, во внешний мир не должно просочиться ни слова. Если понадобится, заставь его умолкнуть навеки.
   Дэвид мрачно улыбнулся.
   – Я уже занимаюсь этим.
   – Не подведи меня, – сказал напоследок Разиков и отключил связь.
   Дэвид медленно повесил трубку и закрыл атташе-кейс. Несколько секунд он сидел, положив руку на его крышку. «Черный приоритет». Эти два слова бились в его висках, он смаковал их.
   Затем Дэвид встал, открыл дверь каюты и приказал своему человеку, дежурившему в коридоре:
   – Вызовите лейтенанта Хендела! И пусть захватит с собой дистанционный пульт взрывателя.
   Когда подчиненный бросился выполнять приказ, Дэвид закрыл дверь и прислонился к ней спиной. Он обрушит на голову Киркланда все муки ада. У него не было сомнений, куда нанести первый удар – в сердце и душу этого человека.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация