А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 27)

   Удовлетворенный этим комментарием, Джек согласно кивнул головой.
   – Габриель, классифицируй символы «сорок-а» и «сорок-бэ» в качестве разных иероглифов.
   – Сделано, – ответила бесстрастная машина. – Продолжить ли работу сравнением знаков «сорок один-а» и «сорок один-бэ»?
   Карен застонала.
   – Не знаю, как вы, а я проголодалась, и у меня болят глаза. Как насчет пары часов перерыва на обед?
   – Я бы тоже не отказался перекусить, – сказал Джек. – Последний раз я ел еще в самолете.
   Он потянулся, и Карен отвела глаза в сторону, чтобы не залюбоваться шириной его плеч и тем, как напряглись мышцы на его шее.
   – Я знаю неплохой ресторанчик в паре кварталов отсюда, – поспешно проговорила она. – Там подают лучшую в округе тайскую еду.
   – Звучит соблазнительно, – ответил Джек. – По мне, чем острее, тем лучше.
   – Там есть такие блюда, что вам понадобится огнетушитель, можете мне поверить.
   – Это именно то, что я люблю.
   – Ужинать идите без меня, – огорошила их Миюки. – Я хочу поэкспериментировать с Габриелем.
   – Ты уверена, что не хочешь есть? – осведомилась Карен.
   Миюки кивнула, а когда Джек встал со стула и отвернулся, подмигнула Карен и с хитрой улыбкой сказала:
   – Уверена.
   Карен зарделась. Неужели ее симпатия по отношению к американцу так бросается в глаза? За спиной Джека она показала подруге кулак, но та развеселилась еще больше.
   – Кроме того, – нарочито громко сообщила Миюки, – я совсем недавно была в тайском ресторане, а ты, я знаю, здорово изголодалась.
   Двусмысленность последних слов заставила Карен покраснеть еще больше. Ее лицо приобрело пурпурный оттенок. Она посмотрела на подругу страшными глазами, и в этот момент Джек спросил уже с порога:
   – Может, вам что-нибудь принести, Миюки?
   – Нет, мне не нужно, а вот в Карен вы обязательно что-нибудь впихните, а то еще умрет с голоду…
   – Хватит! – прошипела Карен, благо Джек уже вышел за дверь. – Какая же ты вредная!
   Миюки засмеялась и вернулась к компьютеру.
   – Будет тебе, не изображай из себя скромницу. Действуй! У него нет обручального кольца, значит, он свободен. А ты ему тоже нравишься.
   – Ничего подобного! Он на меня даже не смотрит!
   – Не смотрит только тогда, когда ты можешь это заметить. Вы прямо как два школьника: стоит одному отвернуться, как другой сразу же на него таращится. Да он с тебя глаз не сводит!
   – Неправда!
   Миюки закатила глаза и села на стул перед монитором. Карен, постояв несколько секунд, легонько прикоснулась к плечу подруги.
   – Он на меня смотрел? Правда?
   – Как влюбленный щенок. А теперь проваливай. Дай этому щенку косточку, а меня хотя бы на пару часов оставь в покое.
   – Мы идем всего лишь поужинать.
   – Ха-ха.
   – Мы оба – профессионалы, коллеги, не более того.
   – Ха-ха.
   – Он пробудет здесь всего два дня.
   – Ха-ха.
   Карен вконец смутилась и вихрем вылетела из лаборатории. Уже с порога она услышала заключительное «ха-ха» Миюки.

   22 часа 02 минуты
   Университет Рюкю,
   префектура Окинава, Япония
   Когда они неторопливо, беседуя на ходу, возвращались из ресторанчика «Счастливый таец», Джек вдруг так раскатисто расхохотался, что проходящие мимо низкорослые японцы стали подозрительно коситься на него.
   – Вы, наверное, шутите! Неужели все так и было? Вы сказали председателю Британского антропологического общества, чтобы он вытащил голову из задницы? Это потрясающе!
   Карен передернула плечами.
   – Он довел меня своим упрямством и тупоумием. Что он знает о южных районах Тихого океана?
   Мой прадед путешествовал по островам этого региона еще за несколько десятилетий до того, как этот тип писался в пеленки! По какому праву этот надутый индюк назвал моего предка фантазером, да еще и чокнутым?
   – Уверен, что вы вашим ответом лишь укрепили этого человека в его мнении. Теперь он думает, что все ваше семейство – чокнутые. Неудивительно, что вам пришлось переехать в Японию!
   Карен сердито посмотрела на своего спутника, но Джек видел, что этот гнев напускной.
   – Меня никто не выгонял из Канады. Я сама решила приехать сюда, чтобы проводить исследования. Возможно, гипотеза полковника Чёрчуорда, деда моей матери, относительно существования затонувшего континента действительно была чересчур смелой, но я приехала сюда для того, чтобы поколебать некоторые из догм современной науки относительно этого региона. А теперь, после всего, что мы здесь обнаружили, я начинаю думать, что идеи моего прадеда были не столь уж завиральными.
   – Затонувший континент! – недоверчиво фыркнул Джек.
   – Не будьте таким прожженным скептиком, Джек, задумайтесь над этим. У берегов острова Йонагуни из воды поднялись руины древнего города. Если Габриель ничего не напутал, этот город был построен двенадцать тысяч лет назад. В те времена уровень моря был на триста футов ниже, чем теперь. Кто знает, сколько других, освоенных некогда участков суши и древних городов может скрываться в этих водах! А колонна, которую обнаружили вы сами? Или, по-вашему, древние люди ныряли на глубину в шестьсот футов, чтобы записать на кристаллической колонне свои мысли?
   – Я, признаться, сам не знаю, что думать, но после того, что вы мне сегодня показали, готов поверить во многое из того, что еще вчера счел бы бредом.
   Карен удовлетворенно кивнула.
   – Вам просто необходимо увидеть древний город и пирамиды. Это зрелище убедило бы вас окончательно.
   – Откровенно говоря, я не возражал бы против того, чтобы прокатиться туда.
   – Если у нас будет время, я отвезу вас в то место. Это всего два часа на моторке.
   – Я… Я – с удовольствием. Такое романтическое свидание…
   Повисло неловкое молчание. Они уже находились на территории университета и молча шли, вдыхая запахи цветущей вдоль дорожки лаванды и китайской розы. Но Джек ощущал только аромат жасмина, исходивший от Карен. Почему его так тянуло к этой женщине? Если говорить о формах, то у Лизы они были вдвое соблазнительнее, но страстность, искренность и прямолинейность Карен казались Джеку гораздо привлекательнее.
   Во время ужина он сумел открыть в ней и другие качества. Ее ум был острым как клинок, а в глазах постоянно горел лукавый огонек. Ее хитрая улыбка была одновременно насмешливой и чарующей. Вскоре образ Дженнифер растворился в сознании Джека. Теперь он видел перед собой не ее, а только Карен и ничуть не был разочарован этим.
   – Мы почти пришли, – тихо сказала Карен, нарушив молчание.
   Прозвучала ли в ее голосе нотка сожаления, или Джеку это только почудилось? Что касается его самого, то он жалел о том, что их прогулка закончилась так быстро, и с удовольствием провел бы еще несколько часов наедине с этой чудесной женщиной. Сам того не замечая, он замедлил шаг.
   Карен тоже пошла медленнее. У входа в здание она остановилась и повернулась к нему:
   – Спасибо за ужин. Я прекрасно провела время.
   – Должен же я был хоть как-то отблагодарить вас за то, что вы меня приютили.
   Они стояли очень близко друг к другу, но ни один не пошевелился.
   – Интересно, удалось ли Миюки обнаружить что-нибудь новое? – проговорила Карен и поднялась на первую ступеньку крыльца.
   Теперь ее лицо находилось вровень с лицом Джека. Их взгляды встретились и задержались чуть дольше, чем было необходимо. Джек подался вперед. Это было глупо, по-мальчишески, но… он ничего не мог с собой поделать. Если она отпрянет, это станет вполне понятным ответом.
   Но Карен не отпрянула, лишь опустила веки.
   Джек начал поднимать руки, намереваясь обнять ее, как вдруг от дверей мужской голос пролаял что-то по-японски, и в них ударил луч сильного фонаря. От неожиданности Карен вздрогнула и отступила на шаг назад.
   Мужчина снова обратился к ним, и тогда, щурясь от яркого света, Карен ответила ему на том же языке. Фонарь погас, и в наступившем сумраке Джек увидел, что в дверном проеме стоит один из университетских охранников. Когда страж развернулся и ушел в здание, Джек спросил:
   – Что ему было нужно?
   – Миюки попросила его позвать нас, – ответила Карен. – У нее есть какие-то новости. – Минутный порыв прошел, и в ее голосе вновь звучало знакомое возбуждение от предстоящей работы. – Пошли!
   Джек двинулся следом за ней, испытывая одновременно разочарование и облегчение. Было бы безумием затевать роман с этой женщиной, тем более что через два дня ему предстояло уезжать. Не то чтобы Джек испытывал предубеждение против случайных связей. Хотя сердце его было занято, он оставался полноценным мужчиной со всеми соответствующими потребностями, и во время остановок в том или ином порту ему не составляло труда найти партнершу на ночь. Однако это был не тот случай. От короткой интрижки с Карен ему бы не только не полегчало, а, наоборот, стало бы еще хуже.
   Джек поднялся по ступеням и вошел в дверь. Возможно, для всех будет лучше оставить страсти за порогом этого здания.
   Карен уже стояла в вестибюле и помахала ему рукой, приглашая поторопиться. Двери лифта открылись, и все трое, включая охранника, вошли в кабину. Пока она поднималась, никто не проронил ни слова, словно лишившись дара речи, и стоило дверям открыться, как они увидели Миюки.
   – Получилось! – радостно сообщила она. – Идемте скорее! Мне удалось каталогизировать все иероглифы!
   – Все-все? – недоверчиво переспросила Карен.
   Джек понимал ее удивление. Им потребовались долгие часы, чтобы добраться до сорокового знака, а всего в списке иероглифов, находившихся под вопросом, значилось три сотни. Каким образом японке удалось справиться с этой задачей за столь короткое время?
   Миюки не ответила, но, как только они вошли в лабораторию, указала на экран компьютера, на котором мигали, сменяя друг друга, иероглифы.
   – Габриель перепроверяет базу данных, – пояснила она. – Это может занять около часа, а потом он попробует расшифровать различные надписи.
   Карен ошеломленно потрясла головой.
   – Но как? Как тебе это удалось?
   – Как вам известно, Габриель представляет собой программу искусственного интеллекта и обладает способностью к самообучению. Пока вы ужинали, я просмотрела первые сорок пар иероглифов, вычленила параметры, в соответствии с которыми вы признали их оригинальными, и приказала программе применить их к оставшимся знакам. – Миюки с гордостью улыбнулась. – И у него это получилось! Он научился у вас!
   – Но ведь это всего лишь компьютер! – даже не сказала, а прошептала Карен. Видимо, подумалось Джеку, чтобы не обидеть Габриеля. – Можем ли мы быть уверены в том, что его выводы правильны?
   Недоверие в голосе Карен не только не обидело Миюки, но, наоборот, еще больше раззадорило ее.
   – Можем! Потому что, выполнив это задание, он сумел расширить свое рудиментарное понимание календаря и систему дат этого народа.
   – Что ты имеешь в виду? – все еще скептически спросила Карен. – Что он такого узнал?
   – В тексте скрыто упоминание определенного места в Тихом океане.
   – Какого еще места? Я не понимаю!
   – Пусть Габриель сам объяснит, поскольку, откровенно говоря, я тоже не до конца поняла. – Миюки обернулась, будто предполагая, что их невидимый коллега находится именно там. – Габриель, прокомментируй свои вычисления.
   – Да, профессор Накано. С помощью имеющейся карты звездного неба и опираясь на свое понимание их лунного календаря я обнаружил в тексте упоминание некоего района, расположенного в треугольнике, образованном позициями Луны, Солнца и Полярной звезды.
   Джек был потрясен этим открытием.
   – Как же ты смог узнать это, если еще не можешь перевести письмена? – спросил он.
   Ему ответила Миюки:
   – Тут сплошная астрономия и математика, язык космоса, состоящий из чисел и движения небесных тел. Подобный язык перевести проще всего, поскольку он достаточно стабилен и одинаков для всех культур. Кстати сказать, когда археологи приступили к расшифровке древнеегипетских иероглифов, первое, что им удалось понять, были математические и астрономические обозначения. Здесь, – Миюки показала на мелькающие на мониторе иероглифы, – то же самое.
   – Так что же мы нашли? – нетерпеливо спросила Карен.
   – В тексте, обнаруженном нами в пирамидах, – стала объяснять Миюки, – имеется два упоминания одного и того же места, расположенного в Тихом океане. Габриель, выведи на второй монитор карту и обозначь на ней район, о котором идет речь.
   На маленьком экране возникла карта Тихого океана, а у Джека – ощущение дежавю. Он вспомнил, как сидел вместе со своей командой в каюте «Фатома», когда Джордж рассказал им о загадке Драконова треугольника. Поэтому сейчас он ожидал, что таинственные письмена укажут именно на то место, где находилась кристаллическая колонна. Однако маленькая мигающая точка красного цвета появилась гораздо южнее, почти у самого экватора.
   – Габриель, увеличь изображение в соотношении триста к одному.
   Карта стала укрупняться. Острова, которые секунды назад были едва различимыми, выросли в размерах, и теперь уже можно было прочитать их названия: Сатавал, Чуук, Пулусук, Мортлок. Острова Микронезии. Красная точка располагалась у юго-восточной оконечности одного из них. Это был остров Понпеи, на котором располагалась столица Федеративных Штатов Микронезии.
   Карен выпрямилась на стуле.
   – Габриель, ты можешь еще больше увеличить изображение, чтобы стали видны детали?
   Хотя Джек знал Карен меньше одного дня, он понял: она за что-то зацепилась.
   Другие острова Микронезии стали расплывчатыми и исчезли за границами монитора, а вместо них все его пространство заполнило побережье Понпеи. Стали видны города и более мелкие поселения. Джек подался вперед, пытаясь прочитать название рядом с мигающей красной точкой.
   – Что там написано?
   Карен, напряженная, как натянутая струна, почти не глядя на экран, ответила:
   – Нан-Мадол.
   – Это город? – повернувшись к ней, спросил Джек.
   – Руины, – ответила Карен. – Самые удивительные мегалитические развалины во всем Тихоокеанском регионе. Это девяносто два искусственных острова вдоль побережья, связанные системой каналов. Общая площадь – одиннадцать квадратных миль. Кто построил – неизвестно.
   Джек кивнул в сторону монитора, на котором продолжали сменять друг друга иероглифы, и сказал:
   – Теперь уже известно.
   – Мне нужно знать больше! – буквально взмолилась Карен, дернув Миюки за рукав.
   – Извини, но это пока все, что у меня есть, – ответила японка. – После того как Габриель перепроверит собственные результаты, понадобится как минимум день для того, чтобы начать сколько-нибудь серьезную работу по расшифровке. С учетом добавления новых иероглифов их общее количество перевалило за пять сотен, а число составных приближается к десяти тысячам. Это сложный язык!
   – Сколько же времени это займет? – затаив дыхание, спросила Карен.
   – Загляни завтра вечером, – сказала Миюки. – Возможно – я подчеркиваю: возможно! – к этому времени у меня что-нибудь появится.
   – Целый день! – простонала Карен. – И что же я буду делать все это время?
   Джек понял, что неистощимую энергию женщины-антрополога необходимо перенаправить в какое-нибудь другое русло, и проговорил:
   – А как же ваше обещание?
   Карен непонимающе вздернула брови.
   – Древний город у побережья острова Йонагуни. Вы обещали свозить меня туда.
   Лицо Карен просветлело, но не от того, о чем подумал Джек.
   – Вы правы! Если существует ссылка на руины Нан-Мадола, значит, какие-то ниточки могут скрываться и на Йонагуни. Обследовать его еще раз – это очень хорошая идея!
   – Тем более что теперь у тебя будет куда более достойная компания, нежели я, – добавила Миюки. – Сильный мужчина, который способен тебя защитить.
   Карен взглянула на Джека, словно только что заметила его.
   – Ах да…
   В зеленых глазах женщины Джек прочитал страстное желание окунуться в новую тайну. Он поискал в них что-нибудь еще, но не нашел и понял: с любовью придется повременить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация