А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 20)


   16 часов 24 минуты
   Университет Рюкю,
   префектура Окинава, Япония
   Карен и Миюки работали бок о бок за длинным полукруглым компьютерным столом. На одном из мониторов отражалась запутанная цепочка, по которой их рабочая станция пыталась выйти во Всемирную сеть. Наконец в активном окне появился логотип университета Торонто.
   – У тебя получилось! – радостно воскликнула Карен.
   – Это у Габриеля получилось, – поправила подругу Миюки.
   – Плевать у кого, главное, что получилось!
   На протяжении всего дня они пытались выйти во внешний мир через Интернет, но этому мешали постоянные отключения электроэнергии, сбои телефонной связи и перегруженность Сети по всему Тихоокеанскому региону. Не спасали даже почти сверхъестественные способности Габриеля. Однако все же ему это удалось, и теперь, подключившись к Всемирной паутине, женщины могли продолжить свои изыскания относительно того, что же им все-таки удалось обнаружить в руинах Чатана.
   – Теперь мы что-нибудь отыщем! – с оптимизмом в голосе проговорила Карен, берясь за компьютерную мышку.
   Узнав о необычных свойствах хрустальной звезды, она уговорила Миюки держать это в тайне до тех пор, пока они не узнают что-то более определенное относительно древнего языка. Миюки не спорила. Они обе были слишком удивлены и напуганы своим открытием. В результате артефакт был заперт в лабораторный сейф Миюки.
   Карен вошла на сайт факультета антропологии университета Торонто. Введя в поле поиска «ронго-ронго», она обнаружила шесть сайтов. Карен работала быстро, опасаясь, что и без того нестабильная связь в любой момент может прерваться. Первым делом она вызвала ссылку, озаглавленную «Жезл из Сантьяго». Из предыдущих исследований ей было известно, что так назывался один из двадцати пяти уцелевших артефактов с острова Пасхи.
   На экране возникло изображение длинной деревянной палки, на поверхности которой в несколько рядов были вырезаны маленькие иероглифы. Под фотографией находилось увеличенное изображение этих символов. Карен еще укрупнила их. Некоторые были похожи на те, что они с Миюки нашли в «звездном зале», как они стали называть между собой зал в подводном тоннеле.
   – Необходимо сравнить эти значки с нашими, – сказала она.
   – Сделано, – отрапортовал бестелесный голос Габриеля.
   Экран соседнего монитора разделился на две равные части: слева возникло изображение иероглифов с жезла из Сантьяго, в правой – письмена из звездного зала. Компьютерная программа как бы пролистывала знаки, сравнивая их друг с другом. Поначалу совпадений не было. Письмена были похожи, но не одинаковы. Затем пролистывание прекратилось, и в каждой из двух частей экрана появилось по одному иероглифу, выделенному красным цветом.
   – Они выглядят практически одинаково! – выдохнула Миюки.
   Карен смотрела на экран нахмурившись. Она еще не была вполне убеждена.
   – Это может быть простым совпадением. Много ли существует способов нарисовать морскую звезду? Габриель, – заговорила она громче, – можно ли найти другие совпадения?
   – Уже нашел, – ответила программа.
   Пара странных знаков уменьшилась в размерах. Теперь на каждой половине монитора высветилось по тридцать иероглифов, словно зеркальное отражение повторяющих друг друга: человечки, странные существа, геометрические фигуры. Те, что находились слева, были идентичны тем, что были справа.
   – Я полагаю, это уже нечто большее, нежели простое совпадение, – мягко заметила Миюки.
   – Да, – согласилась Карен, – тут уж не поспоришь.
   – Добавляю эту базу данных к предыдущей, – объявил Габриель. – По моим оценкам, язык состоит из примерно ста двадцати базовых иероглифов, которые в различных вариантах образуют от тысячи двухсот до двух тысяч составных. При наличии большего объема информации я мог бы приступить к переводу.
   Карен едва не задохнулась от изумления, смешанного с восторгом.
   – Не могу в это поверить! – заговорила она, глядя на Миюки округлившимися глазами. – Если Габриель прав, звездный зал может стать Розеттским камнем[10] для этого языка, ключом к вековой загадке! – Карен вновь повернулась к монитору. – Габриель, сейчас я перенаправлю тебя на дополнительные образцы ронгоронго.
   Карен вернулась к главному окну и стала вызывать на экран другие артефакты острова Пасхи: Резную табличку, дощечку Мамари, Большую и Малую Вашингтонские дощечки, весло, дощечку из Сантьяго, Аруку Куренга и Малую Санкт-Петербургскую дощечку.
   Закончив, Карен выпрямилась и повернулась к Миюки.
   – На сайте Торонто представлены только эти девять артефактов. Может Габриель поискать на сайтах других университетов? Если бы мы могли добавить в базу данных иероглифы с шестнадцати оставшихся артефактов…
   – У нас появился бы шанс расшифровать язык, – закончила за нее Миюки. – Габриель, ты можешь провести поиск по всей Сети?
   – Разумеется, профессор Накано. Начинаю немедленно.
   – Ты понимаешь, что это означает? – спросила Карен, ухватив подругу за рукав. И тут же ответила на собственный вопрос: – Ученые столетиями пытались перевести ронгоронго. Они стремились узнать, сколько ему лет, откуда он пришел, кто подарил его островитянам. Наконец-то может вернуться вся утраченная история этой части мира!
   – Не теряй голову, Карен. Не обнадеживай саму себя, – предостерегла подругу Миюки.
   – Я этого не делаю, – солгала та, – но открыть новый источник языка ронгоронго в противоположной части Тихого океана… Одно только это станет поводом для появления несчетного числа статей в журналах всего мира! Ученые по-новому взглянут на этот регион. А сколько еще можно найти в Чатане! Мы ведь только чуть-чуть поскребли по поверхности! Мы должны…
   Внезапно из настенного динамика послышался сигнал тревоги. От неожиданности Карен подпрыгнула.
   – В чем дело? – спросила она.
   – Сигнализация. Кто-то проник в мой кабинет, – сказала Миюки и поднялась со стула.
   Карен также вскочила на ноги.
   – Хрустальная звезда!
   Миюки взяла ее за локоть.
   – Охранники на выходе займутся этим.
   Карен стряхнула руку подруги и направилась к выходу. Ее мысли метались. Любой ценой необходимо сохранить этот ключ к многовековой загадке! Она расстегнула белый халат и вытащила из кобуры пистолет. К счастью, полиция Чатана не обнаружила его во время инцидента на руинах. После того приключения Карен не расставалась с оружием ни на минуту.
   Миюки вышла следом за ней в лабораторный предбанник.
   – Оставь это охране! – умоляющим голосом повторяла она.
   – Лифты не работают. К тому времени, когда охранники поднимутся сюда, воры уже скроются. А я не могу позволить им забрать артефакт, он слишком ценен.
   Не сомневаясь в своем превосходном стрелковом мастерстве, Карен приоткрыла дверь, ведущую в коридор, выглянула и посмотрела в сторону кабинета Миюки. Стеклянная дверь кабинета была разбита и открыта нараспашку. Карен прислушалась, но завывание сирены заглушало все остальные звуки.
   Сделав глубокий вдох, она вышла в коридор и стала красться вдоль стены по направлению к открытому кабинету. Миюки двинулась следом за ней. Карен посмотрела на подругу страшным взглядом, но та только махнула на нее рукой.
   С пистолетом на изготовку Карен скользила вдоль стены. В кабинете мелькнула какая-то тень, затем внутри зажегся фонарик. Судя по всему, звук сигнализации нисколько не напугал взломщика. Стук сердца отдавался у Карен в ушах. Она сглотнула комок и двинулась дальше.
   Дойдя до дверного проема, она остановилась. Изнутри доносились голоса двух спорящих мужчин, но Карен не могла разобрать, на каком языке они разговаривают. Послышался треск, словно сломалось что-то деревянное. Карен крепче сжала рукоять пистолета, задержала дыхание и прыгнула вперед.
   – Стоять! – крикнула она.
   Двое мужчин уставились на нее выпученными от неожиданности глазами. Судя по темной коже, они были выходцами с южных островов Тихого океана. Один из них держал в руках фомку, которой, судя по всему, только что вскрыл письменный стол Миюки, у другого был пистолет. Он поднял оружие в направлении Карен.
   Карен выстрелила. Это был предупредительный выстрел, и от стены прямо позади головы вооруженного мужчины отлетел большой кусок штукатурки. Вор застыл на месте.
   – Брось оружие, или ты покойник! – прокричала Карен.
   Она не знала, понимает ли ее противник, но одного выстрела оказалось достаточно, чтобы языковой барьер рухнул. Взломщик немного помедлил, а затем с мрачным выражением на смуглом лице отшвырнул в сторону пистолет. Второй бросил фомку.
   В крови Карен бушевал адреналин, все ее чувства были обострены. Боковым зрением она увидела, что кабинет Миюки буквально разгромлен. За считаные минуты грабители успели перевернуть здесь все вверх дном. С огромным облегчением Карен заметила, что стенной сейф, спрятанный за докторским дипломом Миюки, остался незамеченным.
   – Поднять руки! – приказала она, шевельнув стволом пистолета.
   Мужчины повиновались, но Карен свое оружие не опустила. С минуты на минуту должны были появиться охранники из службы безопасности университета, и Карен оставалось лишь сдать им взломщиков с рук на руки.
   Карен взглянула на руки своих пленников, и в груди у нее сперло дыхание. В тусклом свете были отчетливо видны две татуировки в виде изогнутой кольцом змеи.
   Это они! Мародеры из пирамид!
   Мысли в ее голове путались, и поэтому она слишком поздно осознала скрытую опасность. В пирамидах нападавших было трое, теперь же перед ней стояли лишь двое. Где же третий?
   Справа от себя она услышала резкий выдох Миюки и обернулась. Японка остановилась в тени у двери и смотрела куда-то мимо нее. Проследив за взглядом подруги, Карен увидела третьего. Он стоял в коридоре, направив на нее ствол винтовки. Они все предусмотрели.
   Грянул оглушительный выстрел. Но ни Карен, ни Миюки уже не было там, где они только что находились. Они успели прыгнуть сквозь разбитую дверь и очутились внутри разгромленного кабинета. Пуля расщепила деревянный наличник двери.
   Один из взломщиков, стоявших до этого с поднятыми руками, метнулся к брошенному им же пистолету. Карен выстрелила, и из его кисти брызнула кровь. Коротко взвыв, он отлетел от лежащего на полу оружия и прижал окровавленную руку к груди.
   Карен прыгнула и очутилась в глубине комнаты, чтобы взять на прицел и этих двоих, и дверь в кабинет.
   Оставшийся по-прежнему держал руки поднятыми, но делать это его заставлял отнюдь не страх. В его странном спокойствии было даже что-то пугающее, хотя он явно не представлял собой угрозы. Попятившись к стене, мужчина толкнул ногой своего раненого товарища, пролаял что-то на непонятном языке, и тот пополз на четвереньках по направлению к двери.
   Ствол пистолета Карен неотступно следовал за ним. Стрелять она не собиралась. Если они решили уйти, так скатертью дорожка. Возможно, на выходе их прихватит охрана университета. Ей было не по себе оттого, что второй смуглолицый не сводил с нее взгляда, в котором читалась все та же невозмутимость – совершенно не соответствующая моменту.
   А затем в дверном проеме появился третий, с винтовкой в руках. Но прежде чем он успел навести ее на Карен, его товарищ отвел ствол в сторону. Затем он посмотрел на Карен и Миюки и быстро заговорил по-японски, после чего все трое удалились.
   Карен не опустила пистолет даже после того, как их шаги затихли в отдалении.
   – Что он сказал? – спросила она Миюки.
   – Он сказал, что мы сами не знаем, что открыли. – Миюки с испугом посмотрела на стенной шкаф, потом перевела взгляд обратно на Карен. – Это, сказал он, проклятие, которое падет на всех нас.

   22 часа 34 минуты
   Авианосец США «Гибралтар»,
   к северо-западу
   от атолла Эневак, Океания
   Стараясь держаться в тени, Дэвид Спенглер вел свою команду по палубе. Шторм к ночи еще усилился. Орудийными залпами грохотали раскаты грома, молнии то и дело прорезали черное небо, на долю секунды превращая ночь в день, волны били в борт авианосца, иногда взметая пену и брызги даже выше палубы.
   Вечером, после ужина, большинство сухопутных сотрудников НСБТ покинули рабочие места у обломков самолета и разошлись по своим каютам, жалуясь на морскую болезнь, вызванную непрекращающимся штормом. Кроме того, Дэвид объявил, что в ангаре находиться небезопасно, поскольку корабль раскачивается, а тяжелые фрагменты самолета не закреплены, и приказал очистить ангар до тех пор, пока шторм не уляжется. Дознаватели НСБТ – с зелеными лицами и держась за животы – не спорили. Затем Дэвид расставил своих людей на всех входах и выходах ангара.
   После того как опустилась ночь, а шторм усилился, Дэвид решил, что настало время действовать. И теперь они шли к назначенной цели. Прищурившись, чтобы лучше видеть в темноте, Дэвид заметил двоих мужчин у входа в тоннель. Один из них помахал в воздухе фонариком, давая понять, что все в порядке.
   Пригнув голову под струями дождя, Дэвид поспешил вперед, прижимая к груди квадратный ящик.
   Рядом, уверенно шагая по скользкой палубе, шли еще трое мужчин с сумками на плечах.
   Дэвид скользнул во вход в тоннель и задержался возле двух охранявших его бойцов.
   – Все чисто? – спросил он.
   – Да, сэр, – доложил его заместитель. – Последний из них ушел около часа назад.
   Дэвид удовлетворенно кивнул и повернулся к остальным.
   – Вы знаете, что делать. Действуйте осторожно. Хендел и Рольф – со мной!
   Двое, которых он назвал, подхватили сумки с оборудованием, Дэвид взял свой контейнер и направился в тоннель.
   Темнота вокруг них сгущалась. Освещение здесь не было предусмотрено. Остановившись на пару секунд, Дэвид надел на голову прибор ночного видения и включил ультрафиолетовый фонарь. Из темноты, окрашенные в фиолетово-белые оттенки, выплыли груды неразобранных обломков. Он махнул рукой, делая двум другим знак следовать за ним, и пошел вперед по центральному проходу временного склада, где хранились поднятые со дна обломки борта номер один. Никто не проронил ни звука.
   Боковые проходы были пронумерованы. Водя фонарем по сторонам, Дэвид нашел знак с цифрой 22. Он помедлил, но никаких признаков посторонних не обнаружил. Раскаты грома и шум дождя заглушали даже их собственные шаги.
   Дэвид искал то, что ему было нужно, еще с минуту, а стоявшие рядом мужчины светили ему своими ультрафиолетовыми фонарями. Наконец он остановился напротив огромного самолетного двигателя производства корпорации «Дженерал электрик». Если не считать нескольких вмятин, он выглядел целым. Теперь Дэвид знал, где он находится, и двинулся вбок. Вскоре появилась цель его поисков – ящик, обозначенный большой меткой «1-А». В нем лежали мелкие предметы, поднятые со дна в первый день спасательной операции.
   Он кивнул своим людям.
   Хендел и Рольф натянули резиновые хирургические перчатки, чтобы не оставлять отпечатки пальцев. Они работали быстро и ловко, не тратя впустую ни одного движения. Рольф вынул из сумки маленькую фомку и приоткрыл крышку ящика. Грегор Хендел присел на корточки и подключил провода таймера и детонатор к заряду из четырех кусков пластида С-4, способному разнести все в радиусе нескольких ярдов.
   Дэвид тоже сел на корточки, поставил на пол контейнер, который принес с собой, и открыл защелки.
   – Я готов, сэр, – раздался рядом голос Грегора.
   Дэвид кивнул и открыл контейнер, внутри которого находился самый главный предмет, на который он возлагал все свои надежды, – жадеитовая голова китайского воина.
   Даже через окуляры ночного видения можно было оценить, какая тонкая проделана работа, и Дэвид горделиво улыбнулся. Эту часть плана он считал блестящей, причем идея вызрела именно в его голове. Дэвид заказал этот предмет в тот день, когда состоялось первое погружение к обломкам самолета, и это была точная копия жадеитовой головы, поднятой со дна Джеком Киркландом. Увидев ее, Дэвид тут же пересмотрел свой первоначальный план, и за столь счастливый поворот событий следовало поблагодарить Киркланда.
   Он отвинтил ухо воина, под которым обнаружился потайной отсек, и передал голову своему эксперту по электронике. Грегор ловко поместил в углубление заряд, затем проверил все контакты и соединения, а Рольф, находившийся здесь же, уложил оригинал фрагмента статуи в свой контейнер.
   Дэвид взглянул на часы. Прошла всего одна минута.
   – Мне нужно больше света, – прошипел Грегор, склонившись над фальшивой жадеитовой головой. – Электроника косоглазых – настоящее дерьмо. Приходится по пять раз перепроверять контакты.
   Дэвид кивнул Рольфу. Тот достал фонарик и стал светить Грегору. Дэвид снял прибор ночного видения.
   Пальцы Грегора проворно бегали по разным узлам взрывного устройства. Таймер и детонатор только на прошлой неделе были похищены у китайца, промышляющего торговлей оружием на черном рынке. Отличный способ создать ложный след!
   Наконец, с облегчением вздохнув, Грегор распрямился и протянул голову-бомбу Дэвиду.
   – Готово! – сказал он.
   Дэвид взял ее и привинтил ухо на место.
   – Идем! – приказал он, поднимаясь на ноги, но, стоило ему шагнуть к коробке, из темноты послышался незнакомый голос:
   – Кто здесь?
   Дэвид и его люди замерли. Рольф выключил фонарик, однако в ту же секунду в нескольких метрах от них, в отсеке электроники, зажегся другой.
   – Покажитесь, или я вызову службы безопасности.
   Дэвид лихорадочно соображал. Он узнал голос и негромко выругался. Это был Эдвин Уэйнтрауб, главный дознаватель НСБТ. Но ведь ангар должен быть пустым! Наклонившись к Рольфу, Дэвид прошептал:
   – Утихомирь его. Но не калечь.
   Рольф кивнул и скользнул куда-то вбок, растаяв в темноте.
   Дэвид моментально внес коррективы в свои планы. Именно этот талант позволил ему стать одним из лучших войсковых командиров. Реальная жизнь редко идет в соответствии с заранее разработанными планами. Для успешного выполнения миссии план должен быть гибким, чтобы его можно было изменить в любой непредвиденной ситуации. Как сейчас…
   Дэвид встал и крикнул:
   – Спокойно, Уэйнтрауб! Это же я!
   – Коммандер Спенглер? – переспросил толстяк уже без страха в голосе.
   – Я зашел удостовериться перед сном в том, что здесь все в порядке. А вы что тут делаете?
   – А я тут прикорнул на раскладушке. Мой компьютер анализирует информацию, и я хочу дождаться, пока он закончит.
   – Вам не стоит находиться здесь в такой шторм.
   – Тут все защищено. Никакой опасности нет.
   «Это ты так думаешь!» – промелькнуло в голове у Дэвида. Он знал, что Рольф сейчас уже находится на позиции, и поднял голос, чтобы отвлечь на себя внимание Уэйнтрауба.
   – Хорошо. Раз у вас тут все в порядке, я удаляюсь. Если возникнут какие-то проблемы, помните: охранники будут находиться на своих постах до утра.
   – Спасибо. Но со мной ничего… Эй, кто тут…
   Дэвид услышал стук упавшего тела и поморщился. Неаккуратная работа. Обычно у Рольфа получалось гораздо тише.
   – Готово! – крикнул Рольф.
   – Я отправляю Хендела тебе на подмогу. Тащите этот мешок с дерьмом сюда.
   Грегор выпрямился. На его лице читалось удивление, но он привык не обсуждать приказы и не задавать лишних вопросов. Дэвид махнул ему рукой, показывая: «Вперед!» – и Хендел тоже исчез в темноте.
   Пока они отсутствовали, Дэвид положил жадеитовую голову на пол и собрал их инструменты. Эту неожиданную и досадную помеху можно обернуть себе на пользу. Изначально он планировал подорвать заряд завтра, во время рабочего дня. Несколько человек, скорее всего, погибнут, но эту цену Дэвид был готов заплатить. Теперь же он вновь пересмотрел свой план.
   За шумом дождя послышались шаги. Дэвид повернулся и увидел двух своих подчиненных, которые втаскивали в проход 22 Уэйнтрауба в полубессознательном состоянии. Его запястья и щиколотки были стянуты пластиковыми путами, рот заклеен липкой лентой. Толстяк стонал и слабо сопротивлялся, еще не придя в себя от неожиданного нападения.
   – Бросайте его здесь, – приказал Дэвид.
   Бойцы опустили пленника на палубу.
   – Простите, сэр, – принялся извиняться Рольф, – я поскользнулся на какой-то грязи, и он заметил меня раньше, чем я успел заткнуть ему глотку.
   – Неаккуратная, грязная работа – куда ни глянь, – жестко ответил Дэвид. – Уэйнтрауба здесь вообще не должно было быть.
   – Его раскладушка стояла за целой стеной из обломков, а монитор компьютера был выключен. В темноте…
   – Я не желаю слышать никаких оправданий!
   Дэвид повернулся к обездвиженному дознавателю, который уже полностью пришел в себя. Под правым ухом толстяка – там, куда его ударил Рольф, – вздулась огромная шишка, из которой текла струйка крови. Уэйнтрауб смотрел на Дэвида взглядом, в котором горели злость и презрение.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация