А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бездна" (страница 15)

   8
   Эндшпиль

   26 июля, 17 часов 45 минут
   К северо-западу от атолла Эневак, Океания
   В своих любимых красных плавках и белом махровом халате, Джек отдыхал в длинном шезлонге на носовой палубе. Его волосы были еще мокрыми после душа, но быстро сохли под лучами теплого послеполуденного солнца. Элвис, его пес, разлегся рядом с шезлонгом.
   Дальше на палубе под солнцем отсвечивали обтекаемые формы «Наутилуса». Роберт дюйм за дюймом обследовал его титановый корпус, а Лиза делала то же самое изнутри. Пока все говорило о том, что подлодка с честью выдержала испытание неведомой ей доселе глубиной. Единственное, что беспокоило Лизу, были непонятные сбои в радиосвязи, поэтому она приступила к тщательной проверке бортового компьютера и коммуникационной системы, пытаясь выявить возможные причины неполадок. Пока ей это не удавалось.
   – Как твоя челюсть?
   Адмирал Хьюстон возлежал в соседнем шезлонге, наслаждаясь кубинской сигарой из неприкосновенного запаса Джека. Свободной рукой он гладил Элвиса между ушей, и пес блаженно подметал палубу хвостом.
   – Бывало и хуже, – откликнулся Джек, прикоснувшись к щеке. На самом деле челюсть все еще ныла.
   Хьюстон выпустил облако душистого дыма и довольным взглядом посмотрел на сигару.
   – Кубинский табак. Я нарушаю столько законов…
   – Но оно того стоит, не так ли?
   – О да! – с воодушевлением ответил адмирал, снова сунув сигару в рот и зажмурившись от удовольствия.
   Помимо адмирала и двух его помощников, посторонних на борту «Фатома» больше не осталось. «Черные ящики» с борта номер один были упакованы и спешно отправлены на «Гибралтар» в сопровождении вооруженной охраны – Дэвида Спенглера и еще нескольких правительственных следователей. Адмирал остался на «Фатоме», приказав поставить его в известность сразу же, как только будут получены первые результаты расшифровки информации с самописцев.
   – Итак, если я правильно понял, встреча старых друзей прошла не совсем гладко? Вы с коммандером Спенглером не сумели забыть старые обиды?
   – А чего вы ожидали? – Джек поудобнее устроился в шезлонге. Сначала «Гибралтар», потом адмирал Хьюстон, а теперь еще Дэвид Спенглер. Более десяти лет он убегал от своего прошлого и в итоге оказался в начале пути. – Ничего не изменилось, – со вздохом проговорил Джек. – Дэвид ненавидел меня еще до катастрофы «Атлантиса». Злился из-за того, что я занял его, как он полагал, место на борту челнока.
   – Ты тут ни при чем. Так решило НАСА.
   – Ага, скажите это Спенглеру! Вечером накануне старта мы с ним так поцапались, что меня едва не отстранили от полета.
   – Я помню. Он узнал, что ты уже целый год встречаешься с его сестрой – с тех пор, как вы познакомились в Центре подготовки астронавтов НАСА. – Адмирал указал кончиком сигары на разбитую губу Джека. – И похоже, он до сих пор тебя не простил.
   Джек покачал головой.
   – Он потерял сестру. Кто может осуждать его за это!
   – Ты можешь. «Атлантис» – не первый челнок, потерпевший катастрофу. Каждый из членов экипажа знал, на какой риск он идет. – Адмирал яростно впился зубами в сигару. – Кроме того, в мистере Спенглере есть нечто такое, что мне никогда не нравилось. Под его холодной, сдержанной внешностью постоянно клокочет ненависть. Неудивительно, что он оказался в ЦРУ, под началом генерала Николаса Разикова. Эти две акулы друг друга стоят.
   Слова адмирала удивили Джека, и это, видимо, отразилось на его лице.
   – Опасайся этого парня, Джек. – Горящий кончик сигары вновь оказался направлен в опухший глаз Джека. – Никогда не поворачивайся к нему спиной и всегда будь начеку, если он где-то поблизости.
   Джек вспомнил ненависть, горевшую в глазах Дэвида, когда тот прошипел: «Ничего еще не кончено, Киркланд!»
   – Если бы только я заметил неполадку несколькими секундами раньше или… крепче держал Дженнифер за руку.
   – Все мы сильны задним умом, Джек, но это не помогает нам время от времени вляпаться в дерьмо. Человек не способен увидеть все пули, летящие в его голову.
   – Когда вы успели стать философом?
   – Возраст дарует мудрость, – ответил адмирал, стряхнув щелчком пушистый пепел сигары.
   С другого конца палубы, высунувшись из кабины «Наутилуса», махала рукой Лиза. Недовольно ворча, Джек приподнялся в шезлонге и крикнул:
   – Что?
   Лиза снова принялась жестами звать его к себе.
   – Ладно, иду!
   Он встал с шезлонга, и адмирал приготовился следовать за ним.
   – А вы отдыхайте, – остановил его Джек. – Я сейчас вернусь.
   Элвис сел на задние лапы и тоже изготовился идти с хозяином.
   – Ты тоже оставайся, – приказал псу Джек. – Лежать!
   С недовольным ворчанием пес снова плюхнулся на палубу. Хьюстон потрепал собаку по боку.
   – Нам, старикам, лучше держаться друг друга.
   Театрально закатив глаза, Джек пересек палубу, спустился по трапу и подошел к «Наутилусу». Лиза уселась в кресло пилота, а Джек склонился над кабиной.
   – Что у тебя стряслось?
   – Взгляни на часы «Наутилуса». – Она указала на циферблат с красными цифрами, указывающими время. Часы выглядели совершенно нормально. – А теперь посмотри на мои часы.
   Джек поглядел на наручные часы Лизы.
   – Бортовые часы отстают на пять минут, – констатировал он. – И что с того?
   – Перед погружением, когда я настраивала биосенсорную программу, я лично установила время – с точностью до миллисекунды.
   – Я все равно не понимаю, из-за чего весь этот шум.
   – После того как ты поднялся на поверхность, я сравнила разницу во времени с показаниями биосенсора. Разница во времени составила как раз пять минут – ровно столько, сколько тебя не было на связи.
   Джек вздернул бровь.
   – Возможно, сбой связи каким-то образом повлиял на часы, возможно, закоротило батарею…
   – Нет, с батареями все в порядке, – пробормотала Лиза и подняла глаза на Джека. – После того как связь прервалась, часы работали нормально?
   Джек задумался.
   – Да, я помню, что посмотрел на них. Все было в порядке. Да, точно, часы работали.
   Лиза встала с кресла.
   – В таком случае я ничего не понимаю. Все системы функционируют безотказно. Джек, может, ты о чем-то забыл мне рассказать?
   Он оглянулся. Адмирал по-прежнему наслаждался сигарой. Во время совещания, состоявшегося после того, как он вернулся на поверхность, Джек упомянул о виденной им кристаллической колонне, но его слова никого особенно не заинтересовали.
   – Та колонна, которую я видел внизу… – заговорил он, понизив голос.
   – Да, она есть на диске, который ты отдал Чарли.
   Джек колебался. Ему не хотелось, чтобы Лиза приняла его за сумасшедшего. Пригладив волосы рукой, он заговорил, тщательно подбирая слова:
   – Откровенно говоря, я сам не понимаю. От этой колонны исходила какая-то странная вибрация. Она вывела из строя компас, и даже я сам ощущал ее в виде легкого покалывания. Как будто по моей коже ползут муравьи.
   Лиза насупилась.
   – Почему ты не рассказал мне об этом раньше?
   – Чтобы не повлиять заранее на твои выводы. Если там что-то не так, я хотел бы, чтобы ты это выяснила сама.
   Щеки Лизы залил румянец.
   – Джек, ты же меня знаешь! На мои выводы невозможно повлиять!
   – Ты права. Извини меня.
   Лиза выбралась из кабины подлодки, посмотрела в сторону адмирала, а затем перевела взгляд обратно на Джека.
   – Чарли и Джордж все еще возятся с этим твоим секретным диском. Пойду к ним, узнаю, удалось ли им что-нибудь выяснить. – Проходя мимо Джека, она укоризненно проговорила: – Ты должен был мне сразу рассказать об этом.
   – Полагаешь, разгадка может крыться в этой колонне?
   Лиза пожала плечами.
   – Не знаю, но это стоит выяснить.
   – Я иду с тобой.
   Из-за хвоста субмарины появился Роберт, их главный гидробиолог.
   – Корпус и швы в полном порядке, Джек, – отрапортовал он. – Если решишь совершить новое погружение, проблем возникнуть не должно.
   Джек рассеянно кивнул.
   – Роберт, не мог бы ты составить компанию адмиралу? В ящике под микроволновкой у меня есть немного бренди.
   – Да, я знаю, где бренди. А что случилось?
   – Как только у нас появится что сообщить, ты первый узнаешь об этом, – пообещала Лиза, метнув сердитый взгляд в сторону Джека, и пошла прочь.
   – Я скоро вернусь! – крикнул Джек адмиралу Хьюстону.
   Тот великодушно отпустил его взмахом сигары.
   Джек нырнул следом за Лизой в люк, ведущий на нижнюю палубу. Все еще дуясь, она шла, прямая как палка. На первой палубе располагалась библиотека, а также лаборатории Роберта и Чарли, ниже находились каюты членов команды.
   Подойдя к лаборатории Чарли, Лиза постучала в дверь.
   – Кто там? – послышался голос гидрогеолога.
   – Лиза и Джек! Открывай!
   После короткой паузы послышался щелчок замка и дверь слегка приоткрылась. В щели показался глаз Чарли.
   – Хотел убедиться, что с вами нет посторонних, – пояснил он, распахивая дверь. Голос гидрогеолога звучал возбужденно. – Входите скорее! Вы должны это увидеть!
   – Что-то нашел? – спросил Джек, входя в комнату.
   – Да, брат, можно и так сказать.
   Лаборатория гидрогеолога была размером примерно с гараж, рассчитанный на одну машину, и каждый квадратный дюйм пространства использовался с максимальной отдачей. На полках и шкафах были расставлены приборы и разнообразное оборудование: компактный станок для распиловки скальных пород, весы, магнитометры и даже целая система исследования керна. Джек не имел понятия, для чего предназначены все эти премудрые штуки. Тут было царство Чарли.
   Имея две докторские степени – в геологии и геофизике, – он мог бы преподавать в любом университете, но предпочел оказаться на судне Джека и заниматься собственными исследованиями. «Не для того я защищал свои диссертации, чтобы протирать штаны в аудиториях университетов, – говорил он Джеку семь лет назад, и глаза его горели от восторга. – Ведь столько всего еще предстоит исследовать. Океанское дно, Джек! Вот где написано прошлое и будущее Земли. Оно лишь дожидается, когда кто-то придет и прочитает его. И это буду я!»
   Теперь, войдя в лабораторию, Джек увидел в глазах Чарли тот же самый восторг. Геолог жестом пригласил их к столу, на котором стояли телевизор и видеомагнитофон. За столом устроился профессор-биолог. Он почти уткнулся в экран носом, на переносице которого сидели очки с толстыми бифокальными линзами.
   – Удивительно! – бормотал он. – Просто удивительно!
   Джек и Лиза встали по обе стороны от него, пытаясь получше разглядеть изображение на экране.
   – Что вы тут обнаружили? – спросил Джек.
   Джордж только теперь заметил присутствие в комнате новых людей. Повернув к Джеку лицо с округлившимися глазами, он безапелляционным тоном заявил:
   – Ты должен снова спуститься туда!
   – Что? Зачем? – не понял Джек.
   – Нужно начать с самого начала, – сказал Чарли.
   Он взял пульт дистанционного управления и стал перематывать запись к началу. Джек увидел, как вершина кристаллической колонны исчезает в толще воды. Затем Чарли остановил перемотку и нажал на кнопку воспроизведения. Обелиск снова – теперь уже медленно – выплыл в центр экрана. В этом месте Чарли остановил запись.
   – Ты был прав, Джек, – заговорил он, – этот кристалл – естественного происхождения. Я неоднократно и очень тщательно просмотрел запись. Анализ сколов и граней говорит о том, что это природное образование.
   – Но что это за кристалл? Кварц?
   Чарли наклонил голову, разглядывая изображение на экране.
   – Нет, не могу сказать. Пока не могу. Но продал бы родного дедушку, чтобы узнать это.
   – Ты полагаешь, это что-то доселе неизвестное?
   Высокий ямаец кивнул. Постучав пальцем по экрану, он уверенно заявил:
   – Таких мест, как это, нет больше нигде на планете.
   Изображение ожило. Подлодка медленно огибала колонну, показывая ее сверкающую поверхность со всех сторон. Видеоизображение было идеально четким и стабильным. Никаких помех, подобных тем, что были на глубине.
   – На такой глубине, да еще при таком бешеном давлении и концентрации соли в воде… кто знает, как могут расти кристаллы!
   Джек присел на табуретку и приблизил лицо к экрану.
   – Ты хочешь сказать, что мы – первые люди, которые видят это кристаллическое образование? – спросил он.
   Чарли громко расхохотался и в восторге хлопнул себя ладонями по ляжкам.
   – Нет, брат, как раз этого я не говорю! Совсем не говорю!
   Он пустил запись в замедленном темпе. Джек смотрел, как вращение колонны замедлилось. Чарли поставил запись на паузу как раз в тот момент, когда ксеноновые прожектора начали отворачиваться от колонны. Джек помнил этот момент. Он тогда решил продолжить поиск самописца, начал разворот и уже не смотрел на колонну. А вот камера – смотрела. Именно тогда и появилось самое интересное.
   Когда свет упал на колонну под определенным углом, на поверхности одной из ее кристаллических граней стали видны некие изъяны.
   – Что это?
   – Доказательство того, что мы не первые, кто видит этот кристалл.
   Чарли укрупнил картинку и отрегулировал ее таким образом, чтобы эти изъяны оказались в центре экрана. Увеличившись в размерах, они превратились в странные значки – слишком правильные и четкие, чтобы быть капризом природы. Хотя изображение стало немного размытым, у Джека не возникло сомнений относительно того, что предстало его взору.
   В этот момент заговорил Джордж. В голосе его звучало благоговение.
   – Это письмена! Какая-то древняя надпись.
   – На такой глубине? – изумленно спросил Джек.
   На кристаллической поверхности были видны ряды крохотных рисунков: животных, деревьев, искривленных человеческих тел, геометрических фигур.
   Джек не мог поверить собственным глазам. Каждый символ был вырезан на идеально гладкой поверхности и заполнен блестящим металлосодержащим веществом.
   Это была древняя надпись на колонне, находящейся на глубине в две тысячи футов.

   Побережье острова Йонагуни,
   префектура Окинава
   Карен с трудом шагала по воде, уровень которой постоянно повышался и теперь доходил ей уже до талии. Фонарик и сумку она держала над головой, чтобы не замочить их, но тяжелая звезда, лежавшая в сумке, неумолимо тянула ее вниз. Когда закончится этот тоннель? Какой он длины? Звук хлещущей воды заполнял узкое пространство спереди и позади них.
   Миюки приходилось еще тяжелее. Она была ниже ростом, и вода доходила ей уже до груди. Было сложно понять, идет миниатюрная японка или плывет.
   Наконец луч фонарика, который держала Карен, уперся в стену, отличавшуюся от стен тоннеля.
   – По-моему, мы дошли до конца, – сообщила она.
   Карен стала двигаться быстрее. Пройдя еще несколько метров, она поняла, что там, где заканчивается тоннель, начинается лестница, ведущая вверх. Точно такая же, как та, по которой они спустились, спасаясь из первой пирамиды. Судя по всему, это был вход во вторую. Касаясь рукой гладкой стены, Карен поднялась на первую ступеньку и, повернувшись, помогла Миюки.
   Пройдя несколько ступенек вверх, они без сил опустились, чтобы передохнуть хотя бы минуту. Карен указала на стены справа и слева. Они были сложены из аккуратно подогнанных друг к другу каменных блоков.
   – Мы находимся выше тоннеля, – сказала она.
   – Значит, мы не утонем? – с надеждой в голосе спросила Миюки. Ее лицо было бледным, черные волосы прилипли ко лбу и щекам.
   – Нет, не утонем, если будем подниматься достаточно быстро. Самое главное – оказаться выше уровня моря.
   Миюки окинула взглядом ступени.
   – Но где мы находимся?
   – Скорее всего, эти ступени ведут в сердце второго Дракона, брата-близнеца той пирамиды, в которую мы вошли.
   Это предположение казалось ей логичным. Проход, по которому они пришли сюда, шел в направлении второй пирамиды, и лавовый тоннель, видимо, соединял два этих сооружения.
   – А выход тут есть?
   – Уверена, что есть, – кивнула Карен, умолчав, правда, о том, что ее тревожило. Выход-то есть наверняка, но вдруг они его не найдут?
   – Тогда пошли! – Миюки вскочила на ноги и потянула за собой Карен. – Сумку теперь я понесу сама.
   Обрадовавшись, что ей больше не надо тащить такую тяжесть, Карен с готовностью сняла сумку с плеча и протянула Миюки, которая едва ее не уронила.
   – Выходит, ты не шутила, сказав, что она чертовски тяжелая, – озадаченно проговорила она, взваливая ношу на плечо.
   – Нет, – покачала головой Карен. – Эта кристаллическая звезда весит не менее десяти кило.
   – Но ведь она такая маленькая!
   Карен только пожала плечами и поднялась на ноги.
   – Еще одна из загадок, которыми так богато это место.
   Вздохнув, она пошла вперед, молясь про себя о том, чтобы им удалось разгадать самую главную загадку: найти выход из этой смертельной ловушки.
   Подъем по лестнице стал сущим мучением для их уставших ног. Женщинам казалось, что они взбираются по веревочной лестнице, и все же они мужественно шли вперед, слишком измученные, чтобы разговаривать.
   Это утомительное восхождение помогло им согреться, но вскоре стало чересчур жарко. Этому способствовало и то, что температура в узком проходе, похоже, повышалась. К тому моменту, когда они добрались почти до самого верха лестницы, Карен казалось, что от ее мокрой одежды идет пар.
   Карен вытерла взмокший лоб и со стоном «Наконец-то!» ввалилась в следующую комнату. Следом за ней, тяжело дыша, туда буквально вползла Миюки.
   Голые стены комнаты не давали никаких подсказок относительно того, где может находиться выход. Женщины беспомощно оглядывались. Тут не было ни украшений, ни надписей.
   Карен пошла вдоль стены.
   – Выключи фонарь, – велела она Миюки, и сама сделала то же самое.
   Их окутала темнота. Плеск прибывающей воды из тоннеля слышался все громче. Округлив глаза, словно сова, Карен высматривала хоть малейшую щелочку в стенах и на потолке – хотя бы малейший намек на выход отсюда, однако темень была непроглядной. По ее подсчетам, солнце сейчас должно было находиться на западной части небосвода.
   Она вытерла пот со лба. Воздух был жарким, и в нем не чувствовалось ни малейшего движения. Ведя рукой по стене, она обошла всю комнату.
   – Ну, нашла что-нибудь? – нетерпеливо спросила Миюки.
   Карен открыла было рот, чтобы ответить, но тут ее ладонь ощутила, что один из камней теплее остальных. Она остановилась и положила вторую ладонь на другой камень. Так и есть, первый был заметно теплее.
   – Возможно, я нащупала ниточку, – сказала Карен и принялась обследовать пальцами необычный камень.
   В кромешной темноте делать это было непросто. Каменные блоки были идеально подогнаны друг к другу. Края камня она нащупала, но между ними не находилось даже малейшей щелочки, в которую просачивался бы свет. Карен задумалась. Ведь должна же быть причина, по которой этот камень отличается от остальных!
   Она включила фонарь, и Миюки тут же подошла к ней, повторив свой вопрос:
   – Нашла что-нибудь?
   Карен с силой надавила на камень. Тот не поддавался. Тогда она отошла на пару шагов, наклонила голову и стала смотреть на него. Камень как камень, ничем не примечательный, примерно пятьдесят на пятьдесят сантиметров.
   – Он теплее остальных, – пояснила она, повернувшись к Миюки, – и, значит, солнце почему-то нагревает его сильнее, чем остальные. Вот только почему?
   – Думаешь, это и есть выход? – спросила Миюки, включив свой фонарик.
   – Надеюсь, – ответила Карен. – Только не знаю, как его открыть.
   «Думай, черт тебя возьми! – твердила она себе. – Думай!»
   Карен закрыла глаза и попыталась восстановить в памяти второго Дракона, в чреве которого они сейчас находились. Он был точной копией первого – за исключением полуразрушенного храма на вершине. Вершина второй пирамиды была пустой. Нет никакой ниточки!
   – О чем ты думаешь? – теребила подругу Миюки.
   Карен открыла глаза.
   – Входом в первую пирамиду был алтарь, – принялась она рассуждать вслух, – а голова змеи оказалась ключом к входу.
   – И что?
   – Задумайся о симметрии. Думай шире. Во время равноденствия главная пирамида Чичен-Ица на полуострове Юкатан отбрасывала тень в виде изогнутого тела змеи, которая соединялась с барельефом змеиной головы в ее основании.
   – Не понимаю.
   Карен продолжала говорить, интуитивно чувствуя, что разгадка – рядом:
   – Голова змеи была входом. После нее мы прошли по длинной лавовой трубе, предположительно являющейся ее телом.
   – Значит, теперь мы находимся в змеином хвосте, – подхватила Миюки.
   – Вот именно. Образно говоря, мы были проглочены змеей, затем прошли через ее живот и теперь оказались там, куда поступают остатки пищеварительного процесса.
   – Короче говоря, в заднице.
   Расхохотаться Карен заставила даже не сама фраза, а убийственная серьезность, с которой Миюки ее произнесла. Отсмеявшись, она снова стала озираться. Впереди нее находился дверной проем, в который они вошли сюда, поднявшись по лестнице, позади – камень, что привлек ее внимание. Между двумя этими точками можно было провести идеально прямую воображаемую линию. Карен положила руку на теплый камень.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация