А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иной 1941. От границы до Ленинграда" (страница 24)

   Немецкий историк В. Хаупт писал: «Вражеское сопротивление становилось яростнее и жестче. Немецким солдатам приходилось разминировать огромные минные поля, заграждения на дорогах и все чаще искать укрытий от штурмовой авиации. Поддержка авиацией оказалась невозможной, так как свои эскадрильи бомбардировщиков применялись исключительно перед 4-й танковой группой».
   Остающаяся в Эстонии боеспособная группировка советских войск вызывала беспокойство у немецкого Верховного командования. В Директиве № 33 от 19 июля указывалось: «При этом группа армий «Север» должна стремиться предотвратить отход на Ленинград советских частей, продолжающих действовать в Эстонии»[301]. Как мы видим, германское командование стремилось не столько избежать контрударов, сколько опасалось вывоза из Эстонии морем боеспособных частей Красной армии для защиты Ленинграда.
   Это было еще раз подчеркнуто в дополнении к Директиве № 33, в котором прямо указывалось: «Силы противника, все еще действующие в Эстонии, должны быть уничтожены. При этом необходимо не допустить их погрузку на суда и прорыв через Нарву в направлении Ленинграда»[302]. При этом в составе германских войск в Прибалтике уже не было I армейского корпуса, направленного под Сольцы. Именно под ударами этого корпуса войска 8-й армии отступали к Риге. Теперь соотношение сил изменилось, что не могло не сказаться на темпах вытеснения Красной армии из Эстонии. В ЖБД ГА «Север» 10 июля отмечалось: «Перед фронтом XXVI АК противник оказывает упорное сопротивление»[303].
   Все это заставило Кюхлера увеличить наряд сил для выполнения поставленных командованием задач. Поначалу в Эстонию были направлены XXVI и XXXVIII армейские корпуса (217, 61, 58 и 291-я пехотные дивизии) 18-й армии. К ним вскоре прибавилась 254-я пехотная дивизия. Пять пехотных дивизий были уже весьма серьезным противником для советской 8-й армии. В ее составе в середине июля 1941 г. числились 10-й стрелковый корпус (10-я и 11-я сд и 22-я мсд НКВД), 11-й стрелковый корпус (48-я сд и 125-я сд) и 16-я стрелковая дивизия. Армия оборонялась к тому моменту на фронте 230–250 км.
   16-я стрелковая дивизия, численностью 12 600 человек, была в ее рядах исключением, а не правилом. К тому же она оборонялась на фронте около 45 км. Остальные дивизии могли похвастаться куда меньшей численностью при сравнимом фронте обороны. 10-я стрелковая дивизия (2 600 чел.) – на фронте около 40 км, 22-я дивизия НКВД (2500 чел.) – 10 км, 11-я дивизия (два полка) – 10 км, 125-я дивизия (3150 чел.) – 48 км, 48-я дивизия (3256 чел.) – 26 км. Кроме того, между дивизиями имелись большие разрывы: между 16-й и 10-й дивизиями – до 30 км, 10, 22 и 11-й дивизиями – 25 км, 11-й и 125-й дивизиями – свыше 25 км. Усугублялась ситуация большими потерями артиллерии в ходе Приграничного сражения. Номера этих соединений читателю уже хорошо знакомы по главе о Приграничном сражении. Поэтому не нужно лишний раз объяснять, через что прошли эти дивизии на пути в Эстонию.

   Броня пехоты. Действия немецкой пехоты часто поддерживали САУ StuG III

   14 июля 1941 г. командующий 8-й армией генерал-майор Любовцев направил донесение Военному совету Северного фронта, в котором довольно точно спрогнозировал развитие событий в Эстонии. Любовцев писал: «Особую активность пр-к проявляет в направлении Таллин, Тапа и выход к Чудскому озеру, с целью разгрома и окружения 11 ск и захвата Нарвского перешейка. Фронт, занимаемый армией, равен 230–250 км, что дает возможность вести оборону узлов, устраивать противотанковые заслоны и системой частных контратак, особенно ночью, сдерживать пр-ка в продолжении 5–6 суток, отводя части в крайнем случае на Таллин и Нарвский перешеек»[304].
   Генерал Любовцев просил ускорить пополнение людьми и матчастью. Завершал свой доклад генерал словами: «Если будет признано необходимым драться в окружении, то к этому армия готова»[305]. Одним словом, командование армии достаточно трезво оценивало положение своих войск и перспективы выживания под ударами противника. Нельзя сказать, что 8-я армия вовсе не получала пополнения. Так, 14 июля 10-я стрелковая дивизия получила 4500 человек. Однако до начала очередного немецкого наступления восстановить боеспособность соединений не удалось.
   Тем не менее очередная попытка немецкой пехоты перейти в наступление 18 июля успеха не имела. В Эстонию оправился последний резерв 18-й армии – 93-я пехотная дивизия. До 22 июля немецкие войска в Эстонии вели интенсивную разведку на разных направлениях и подтягивали силы. Советской авиаразведкой было вскрыто сосредоточение крупных сил противника в районе южнее Тюри. Здесь действительно были собраны 61-я и 254-я пехотные дивизии, усиленные 185-м дивизионом штурмовых орудий и артиллерией.
   Штаб группы армий 21 июля приказал командующему 18-й армией: «…22 июля в Северной Эстонии, сковывая расположенного по обе стороны Эмбаха по линии Оберпален – Тургель врага, армия изготовляется к атаке в восточном направлении, чтобы в первую очередь уничтожить врага, дислоцированного севернее Дорпата [Тарту. – А.И.]…». Это означало, что советское командование ошибалось относительно стратегии противника. Генерал Кюхлер предполагал действовать именно так, как предсказывал командарм-8 Любовцев. На первом этапе предполагалось прижать советскую группировку севернее Тарту к Чудскому озеру.
   Наконец, 22 июля две немецкие дивизии перешли в наступление. С воздуха их поддерживал VIII авиакорпус. Один удар наносился в направлении Тюри – Пайде, т. е. на север, а второй – в восточном и северо-восточном направлениях, в обход фланга 11-го стрелкового корпуса. Командование 8-й армии и Северного фронта оценивало направление на Пайду как направление главного удара и в первый же день сражения приняло меры к усилению именно этого направления. В бой была введена самая сильная в армии 16-я стрелковая дивизия. Ее выдвинули навстречу наступающей немецкой пехоте. К 23 июля в район Пайде выдвинулся один полк 16-й дивизии и приступил к перевозке второй полк этой дивизии.

   Командующий 18-й армией генерал Кюхлер

   Однако правильные предположения о характере действий противника еще не означали успеха в противодействии им. Немецкое наступление в направлении побережья Чудского озера привело к резкому ухудшению обстановки. Командующий 8-й армией отдал приказ 11-му стрелковому корпусу отойти, но противник успел упредить этот отход. Для этого был использован импровизированный отряд Бурдаха из подвижных частей пехотных дивизий. Выйдя к исходу 24 июля к побережью Чудского озера южнее города Муствэ, он перерезал пути отхода корпуса Шумилова. Вскоре за передовым отрядом последовали главные силы 254-й пехотной дивизии, захватившие сам Муствэ.
   Замкнув кольцо окружения, немецкие пехотные дивизии начали атаки «котла» с разных направлений. С юга его атаковала вновь прибывшая 93-я пехотная дивизия. В итоге 125-й и 48-й стрелковым дивизиям прорваться на север не удалось, и их разрозненные части укрылись в лесах между реками Муствэ и Омеду. Командованием 8-й армии (с 24 июня ее возглавлял генерал И. М. Любовцев) были организованы деблокирующие контрудары. Но ввиду слабости деблокирующих групп (численностью около полка) и отсутствия эффективной артиллерийской поддержки они успеха не имели.
   Повторить эвакуацию из Гдова по Чудскому озеру уже не представлялось возможным. Ввод в бой в Эстонии ударной авиации позволил немцам расправиться с Чудской военной флотилией. Еще 22 июля ее база в Муствэ была атакована шестеркой Ме-110. В результате все три канонерские лодки получили сильные повреждения. 23 июля были потоплены канонерская лодка «Нарва» и посыльное судно «Уку», на остальных были разбиты все палубные надстройки, повреждены рулевые устройства, борта буквально изрешечены осколками.
   Фон Лееб уже считал долгожданный успех в Эстонии достигнутым. Командование группы армий 25 июля приказало: «…уничтожить окруженные севернее Дорпата [Пярну. – А.И.] вражеские части под прикрытием врага в Северной и Северно-Западной Эстонии и подготовить сосредоточенное наступление XXVI армейского корпуса (61-я и 254-я пехотные дивизии) справа и ХХХXII армейского корпуса (217-я и 291-я пехотные дивизии) на Ревель [Таллинн. – А.И.]!». Также для удобства управления войсками было введено еще одно корпусное управление. Штаб ХХХХII корпуса (ген. инженерных войск Кунце) был 22 июля подчинен командованию 18-й армии и трое суток спустя введен в бой в Эстонии.
   Бои в «котле» у Муствэ стихли 27 июля. Немцами было заявлено о захвате 8794 пленных, 78 орудий и 86 пулеметов. По советским данным, из окружения до 31 июля вышло около 3000 человек. Позднее вступивший в командование 8-й армией генерал-лейтенант Пшенников признавал, что «11-й ск фактически не существует».
   На 1.08.41 фактически вышло из боя личного состава: управление 11-го стрелкового корпуса и корпусные части – 1441 человек, 48-я стрелковая дивизия – 1424 человека, 125-я стрелковая дивизия – 2452 человека[306]. Если вычислить потери в «котле» как разницу между списочной численностью соединений до окружения и числом вышедших, то получаются следующие цифры:
   Управление 11-го ск с корпусными частями – 1283 человека;
   48-й сд – 1064 человека;
   125-й сд – 1215 человек.
   Итого – 3562 человека.
   Это заставляет с определенной долей скепсиса отнестись к немецкой заявке о захвате 8794 пленных. 11-й стрелковый корпус был разгромлен, но он изначально не блистал укомплектованностью. «Котел» у Мустэве был, прямо скажем, не Уманью.
   Штаб Ворошилова потребовал от командования 8-й армии нанести ответный удар. Армии предписывалось «объединить и организовать войска, создать из них ударную группировку районе Педья, усилил ее подаваемым Вам пополнением и решительными действиями 27–28.7.41 в южном и юго-вост. направлениях, фланг и тылы 254 пд немцев, уничтожить ее».
   В качестве пополнения подавались три маршевых батальона по 1000 штыков, батальон морской пехоты, рота танков и эскадрилья штурмовиков. В итоге были с бору по сосенке собраны три ударные группы численностью примерно по два полка каждая. 29 июля они перешли в наступление, но успеха не имели. На следующий день началось новое наступление XXVI армейского корпуса на стыке между 10-м и 11-м стрелковыми корпусами. Создалась угроза расчленения 8-й армии и охвата ее правого фланга.
   В журнале боевых действий Северного фронта за 1 августа имеется красноречивая запись: «Полуокружена 16 сд, пробивающаяся на север, при этом несет большие потери»[307]. Так, в итоге боев конца июля и начала августа понесла большие потери и фактически утратила боеспособность 16-я стрелковая дивизия, с помощью которой 8-я армия ранее успешно отражала натиск противника. Больше никаких внутренних резервов у 8-й армии не было. Для усиления советских войск в Эстонии было решено перебросить из района Котлы пополненную 118-ю стрелковую дивизию и из района Тайцы, Гатчина – вновь сформированную 268-ю стрелковую дивизию. Однако для этого нужно было время, которого остро не хватало. К 3 августа из состава 118-й стрелковой дивизии прибыл один полк.
   Новый командующий 8-й армией генерал П. С. Пшенников попытался перехватить инициативу и контратаковать пробивающуюся к Финскому заливу группировку противника. На 7 августа было запланировано контрнаступление с участием вновь прибывших соединений. Однако последствия поражения у Муствэ фактически еще не были преодолены. Вновь прибывшие дивизии могли лишь восстановить относительную устойчивость фронта. Тем временем пехота 18-й армии продолжала развивать успех, стремясь обойти 118-ю и 268-ю стрелковые дивизии и остатки 11-го стрелкового корпуса с севера, северо-запада и юга. Здесь действовали 254, 291 и 93-я пехотные дивизии. Пшенников принял решение на отвод группировки в районе Раквере на рубеж р. Кунда.
   254-я пехотная дивизия 7 августа у Кунды вышла к Финскому заливу, XXVI армейский корпус 8 августа своими дивизиями развернулся на восток, в направлении Нарвы. Штаб Северного фронта упорно засыпал Пшенникова приказами на активизацию действий и переход в контрнаступление на фланги прорвавшейся к Финскому заливу группировки противника. 10-й стрелковый корпус даже контратаковал 8 августа и продвинулся на восток от 12 до 22 км. Однако силы сторон в тот момент были расположены симметрично: слабой западной группировке 8-й армии под Таллинном противостояли заслоны немецкой пехоты, а усиленной восточной – ударный кулак XXVI армейского корпуса. Поэтому, несмотря на град приказов из штаба фронта о наступлении, в дефиле между Чудским озером и Финским заливом советские войска были вынуждены обороняться.
   Фронт обороны на нарвском направлении составлял около 80 км. Имевшимися в составе восточной группировки 8-й армии силами удерживать его перед лицом достаточно крупных сил пехоты противника (здесь действовали 291-я и 93-я пехотные дивизии) было затруднительно. Части 118-й стрелковой дивизии, еще не закончившие сосредоточение, под угрозой окружения были вынуждены оставить Йыхви и отступать вдоль железной дороги на Нарву. 268-я стрелковая дивизия держалась лучше и отражала атаки противника.
   Также на берегу Финского залива недостаток артиллерии в некоторой степени восполняли корабли Балтийского флота в Нарвском заливе. Первым из Таллинна в Нарвский залив был направлен эсминец «Суровый» в сопровождении малых охотников и под прикрытием истребительной авиации. Эсминец на предельных дальностях нанес ряд артиллерийских ударов по местам подготовки переправ и скоплениям пехоты противника. В дальнейшем артиллерийскую поддержку войскам оказывали также канонерские лодки «Красное Знамя», «Волга», «Москва», «Амгунь». «Волга» была мобилизованной грунтовозной шаландой с двумя 130-мм орудиями. До 13 августа, когда у Кунды заняла позиции 502-я армейская береговая батарея, советские боевые корабли действовали практически без помех.
   Тем временем положение под Таллинном на какое-то время стабилизировалось. Если бы 10-й стрелковый корпус был отрезан от основных сил армии и фронта где-нибудь на Украине или в Белоруссии, он был бы уничтожен в течение нескольких дней. Однако в Таллинне его снабжение обеспечивал флот. С 8 по 19 августа немецкие войска активных действий на таллиннском направлении не вели. Решение судьбы базы флота и оборонявших ее сухопутных сил было отложено на неопределенный срок. Директивой Ставки ВГК от 17 августа руководство обороной Таллинна было возложено на командующего Балтийским флотом вице-адмирала В. Ф. Трибуца с подчинением ему всех сухопутных войск. Командир 10-го стрелкового корпуса генерал-майор И. Ф. Николаев назначался его заместителем по сухопутной обороне.
   Однако нельзя не признать, что оставление 8-й армии в Эстонии оказалось в какой-то мере провидческим и имело далеко идущие последствия. Весьма немногочисленные и потрепанные советские стрелковые части оттянули на себя внушительные силы немецкой пехоты и дважды упоминались в директивах фюрера.
   Если бы соединения 8-й армии отходили через Остров и Псков на Лугу, то они могли повторить судьбу 118-й и 111-й стрелковых дивизий 41-го стрелкового корпуса. Напомню, что они были разгромлены подвижными соединениями 4-й танковой группы и потеряли большую часть своего состава без заметного влияния на оперативную обстановку. Однако вместо этого 8-я армия отходила к Таллинну и Нарве и в полной мере использовала преимущества местности. Скованные ими пехотные дивизии 18-й армии потеряли время и не были использованы для штурма Лужского рубежа.
   Вместе с тем нельзя не признать, что германское командование в данном случае поспешило с ликвидацией всех очагов сопротивления в полосе наступления группы армий «Север». Если бы против 8-й армии был выставлен заслон на линии Пярну – Тарту, то, скорее всего, дело бы ограничилось безуспешным наступлением силами нескольких советских стрелковых полков во фланг немецкой группировке на Лужском направлении. Шести пехотных дивизий для его сдерживания не понадобилось бы. Однако немцы предпочли разбросать свои силы на огромном пространстве от Балтики до Кингисеппа и Луги и потратить кучу времени на выбивание остатков нескольких стрелковых дивизий из Эстонии. К началу августа эта задача так и оставалась невыполненной. Тем временем 4-я танковая группа изготовилась к новому наступлению на Ленинград, практически не получив необходимой пехотной поддержки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация