А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иной 1941. От границы до Ленинграда" (страница 23)

   Использование немцами в обороне плацдарма у Ивановского советской стороной не отмечалось. Видимо, танкисты 6-й танковой дивизии по опыту Расейняя достаточно трезво оценивали свои возможности в столкновении с КВ. До 21 июля было подбито всего два танка, классифицированных как «заводов Шкода легкий танк с 1 пушкой 37-мм и 2 пулеметами». По этому описанию легко узнать танк 35(t). Обе машины стали трофеем ЛОГ – их вытащили с поля боя и эвакуировали в тыл.
   Всего за период с 15 по 20 июля полк ЛКБТКУКС потерял 15 БТ, 9 Т-26, 6 Т-34, 9 КВ и 1 бронемашину[286]. Было эвакуировано для последующего ремонта 11 машин – немцы не ошибались относительно стремления советской стороны вытаскивать подбитую технику. Соответственно 2-я ДНО до 20 июля потеряла 1164 человек, в том числе 156 человек убитыми и 310 пропавшими без вести[287]. Как мы видим, данные по пропавшим без вести действительно были откорректированы в сторону уменьшения по сравнению с предыдущим донесением. Обстановка стабилизировалась, и люди возвращались в свои части. Ленинградское пехотное училище им. С. М. Кирова под Сабском потеряло до 20 июля 341 человека, в том числе 73 человека убитыми и 48 пропавшими без вести. Учитывая интенсивность боев за плацдармы, потери ополченцев и курсантов следует оценить как умеренные. 1-я танковая дивизия с 14 по 20 июля 1941 г. потеряла 262 человек а, в том числе 80 человек убитыми и пропавшими без вести[288]. Потери сравнимые, хотя нужно учитывать, что немецкая дивизия несла потери также от ударов с воздуха, в донесениях эти потери никак не вычленяются.
   Последний аккорд в боях за плацдарм у Ивановского и Поречья прозвучал в ночь на 21 июля. В очередной атаке танковым полком ЛКБТКУКС было потеряно и оставлено на поле боя 3 танка КВ, 4 танка Т-26 и 1 танк БТ-7. После этой атаки бои здесь надолго затихли. До 31 июля потери 2-й ДНО с началом боев возросли незначительно и составили 1452 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести.
   Обычно вскоре за захватом немцами плацдармов на какой-либо реке следовало их «вскрытие». Немецкие танки взламывали оборону на периметре плацдарма и вновь наматывали на гусеницы километры дорог. 4-я танковая группа уже демонстрировала это в случае с Двинском, Екабпилсом и Островом. О немедленном «вскрытии» плацдармов XXXXI корпуса не было и речи. Позднее генерал-полковник Рейнгардт писал: «Стало очевидным, что продолжить наступление немедленно не представляется возможным. Для начала предстояло привести в порядок систему дорог, чтобы обеспечить поступление на передовую предметов снабжения и пополнений. Все это заняло бы несколько дней»[289].
   Однако в целом настроение в штабе группы армий «Север» в тот момент было если не благодушное, то скорее оптимистичное. Расхождение двух моторизованных корпусов танковой группы «веером» не считалось проблемой. Командование рассчитывало восстановить локтевую связь корпусов Рейнгардта и Манштейна за счет наступления вдоль шоссе Псков – Ленинград через Лугу 269-й пехотной дивизии. Она должна была уже 16 июля перейти в наступление от Заполья на северо-восток. Согласно докладу начальника штаба ГА «Север» тем самым предполагалось решить две задачи:
   «1) обеспечение связи между XXXXI АК и LVI AK;
   2) очистка непроходимого для танков лесисто-болотистого района по обеим сторонам большой дороги, который может стать источником опасности для внутренних крыльев LVI и XXXXI корпусов»[290].
   Однако наступление немецкой пехоты на Лугу было встречено танковыми контратаками 24-й танковой дивизии. «Сшивания» флангов двух моторизованных корпусов не произошло.
   В итоге «несколько дней», о которых писал Рейнгардт, превратились в недели ожидания. 19 июля Гитлером была подписана Директива № 33, которая фактически означала смену стратегии «Барбароссы». Относительно северного участка советско-германского фронта в ней было сказано:
   «Продвижение в направлении Ленинграда возобновить лишь после того, как 18-я армия войдет в соприкосновение с 4-й танковой группой, а ее восточный фланг будет обеспечен силами 16-й армии»[291].

   Командующий 4-й танковой группой Гепнер за работой в своем штабе

   Повинуясь этой директиве, фон Лееб приостановил наступление 4-й танковой группы. На плацдармах на Луге XXXXI корпусу предстояло провести почти три недели. Первое соединение 18-й армии – 1-я пехотная дивизия XXXVIII корпуса – вышло к Ивановскому 23 июля и приняло часть сектора обороны 6-й танковой дивизии. Передовые части остальных дивизий XXXVIII корпуса вышли в низовья Луги в районе Кингисеппа 27 июля 1941 г.
   Пауль Карелл в своей книге, ставшей одним из самых известных западных исследований событий на советско-германском фронте, с нескрываемой досадой писал: «Когда Гудериан оказался в аналогичной ситуации на Днепре перед Смоленском, генерал-фельдмаршалы фон Клюге и фон Бок позволили ему действовать так, как он считал нужным. Вероятно, если бы на месте Лееба находились все те же Клюге и Бок, они дали бы Рейнгардту возможность ударить на Ленинград. Но Лееб не был фон Боком. По всей видимости, он обдумывал идею предоставления «зеленого света» Гёпнеру и пытался добиться от Главного командования отмены приказа «все силы на правый фланг», но в действительности не сделал первого и не добился второго. Так в течение недель продолжалось роковое перетягивание каната. Это время позволило русским наскрести войска и стянуть их на позиции перед плацдармами, созданными солдатами Рейнгардта на берегу Луги»[292].
   Наступление 2-й и 3-й танковых групп в середине июля 1941 г. действительно является хорошим примером, с которым можно сравнить действия войск группы армий «Север». Тогда Гудериан начал наступление с форсированием Днепра, не дожидаясь подхода пехоты группы армий «Центр». Оно было достаточно успешным, моторизованным корпусам 2-й танковой группы удалось форсировать Днепр, прорваться к Смоленску и Ельне. 3-я танковая группа прорвалась к Ярцево, также не дожидаясь подхода пехотных дивизий. Однако положение 4-й танковой группы принципиально отличалось от положения ее собратьев в группе армий «Центр». Корпуса Гудериана и Гота действовали плечом к плечу компактной массой. Группа Гудериана к тому же была более многочисленной: три моторизованных корпуса. В противоположность выстроенной плечом к плечу 2-й танковой группе войска группы Гепнера были разбросаны на большом пространстве и не имели локтевой связи друг с другом. В этих условиях наступление в стиле Гудериана, не дожидаясь подхода пехоты, было бы безумием.
   Также нельзя не отметить, что на группу армий «Север» в наибольшей степени влияло воронкообразное расширение Восточного фронта, вынуждавшее разбрасывать войска на огромной территории. При этом разная подвижность войск вынуждала одних ждать, а других – догонять. В ЖБД ГА «Север» уже 15 июля было прямо сказано: «Правый фланг танковой группы начинает наступать только тогда, когда части 18-й армии (I AK) обеспечат прикрытие глубокого фланга танковой группы в районе восточнее Порхова»[293].

   Командующий 8-й армией генерал-майор И. М. Любовцев

   Танкисты при этом, безусловно, рвались в бой. Рейнгардт в своем дневнике писал: «Вновь и вновь наш корпус требовал скорейшего возобновления атаки и просил передать нам какие-нибудь дополнительные части, хотя бы из корпуса Манштейна, особенно учитывая тот факт, что они все равно застряли на месте. Но все было напрасно»[294].

   Командующий 8-й армией генерал-лейтенант П. С. Пшенников(снимок 1930-х годов)

   В переговорах, которые состоялись 24 июля между начальником штаба группы армий «Север» генералом Бреннеке и Паулюсом, последним было высказано предложение рокировать корпус Рейнгардта на правый фланг 4-й танковой группы. Это предложение не встретило поддержки у командования группы армий «Север». Запись переговоров гласит:
   «Что касается положения XXXXI корпуса, то ген. Паулюс поставил еще раз вопрос, нет ли возможности эту дивизии вытащить и направить назад на правый фланг танковой группы или сменить их в боях 1-й пд. Генерал Бреннеке возразил, что произвести такую смену желаемым образом, согласно сообщению генерал-полковника Гёпнера, который сегодня в первой половине дня побывал в расположении XXXXI корпуса, невозможно по условиям местности. Кроме того, это было бы и психологически неправильно – войска, с боем захватившие эту территорию, отводить назад. XXXXI корпус желает сам довести эту битву до конца, он в состоянии сделать это собственными силами и хотел бы выступить, желательно, уже завтра. Главнокомандующий [группой армий «Север». – А.И.] это, однако, запретил, поскольку сперва должны быть подтянуты пехотные силы»[295].
   «Правильная идея» фюрера поддержки у командования группы армий «Север» не получила. На тех же переговорах Бреннеке и Паулюса было сказано следующее: «По вопросу о приказанном главнокомандующим сухопутными силами наступлении в северо-восточном направлении на правом фланге танковой группы, ген. Бреннеке доложил о следующих намерениях командующего танковой группой. Командующий танковой группой считает, после еще одного подробнейшего изучения местности на направлении Новгород – Любань, эту местность непригодной для своих главных сил. Он намерен, по достижении линии Новгород – Любань – Нарва – исходного рубежа для атаки на Ленинград, наносить удар примерно вдоль дороги Луга – Ленинград силами LVI корпуса. На Новгород будут задействованы для начала I AK, а позднее и X АК»[296]. Любопытно отметить, что именно на направлении Новгород – Любань вскоре будет задействован переданный из группы армий «Центр» XXXIX моторизованный корпус.
   Как мы видим, единство мнений относительно планов прорыва на Ленинград у командования группы армий «Север» и Верховного командования отсутствовало. Это приводило к половинчатости принимаемых решений. С одной стороны, под Кингисепп не стягивались главные силы 4-й танковой группы – Верховное командование настаивало на акценте на правом фланге. С другой стороны, командиры снизу не желали отказываться от идеи быстрого броска на Ленинград на кингисеппском направлении.
   Немцы не зря сетовали на потерю времени. В то время, пока немецкие танковые дивизии сидели, вцепившись зубами в клочки земли на Луге, далеко в тылу Лужского рубежа формировались новые дивизии, которые могли уплотнить фронт на периметре плацдармов. Первые контрмеры на дальнюю перспективу были приняты советским командованием еще до захвата группой Рауса плацдарма в Поречье. Помимо формировавшихся по инициативе партийных органов нескольких ополченческих соединений, армейское руководство занялось формированием обычных стрелковых дивизий. По приказам штаба ЛВО от 10 июля формировались две стрелковые дивизии – 272-я и 281-я. Для обоих соединений предусматривался штат № 04/400 и № 04/418 (без гаубичного артполка) в численности 13 249 человек. Не были забыты и противотанковые средства. По приказу штаба ЛВО от 8 июля формировалась 14-я артиллерийская противотанковая бригада. Ее вооружение составляли 76-мм пушки. Первый бой бригада приняла уже 21 июля на участке пехотного училища им. Кирова.
   С началом боев на Лужском рубеже уже принятые меры были дополнены несколькими ходами на ближнюю перспективу. В день захвата плацдарма в адрес Ворошилова была направлена Директива Ставки № 00329, в которой Жуков первым делом приказал: «Танковую дивизию из района Кандалакши перебросить под Ленинград немедленно». Если до войны советское командование могло позволить себе роскошь прикрытия Кандалакши самостоятельным мехсоединением, то перед лицом стоявших под Нарвой немецких танков 1-я танковая дивизия стала ценнейшим резервом для войск на Лужском рубеже. Она перевозилась по железной дороге и сосредотачивалась в районе Красногвардейска.
   Вторая рекомендация Жукова касалась тактики. Он приказал: «Всем стрелковым дивизиям, действующим на таллинском, лужском, новгородском и старо-русском направлениях, немедленно придать по 3–5 танков КВ для усиления их устойчивости. При недостатке КВ дать танки Т-34 с последующей заменой на КВ»[297]. Надо сказать, что Северо-Западное направление в какой-то мере было первым, где была предложена эта мера по усилению стрелковых дивизий танками. Буквально на следующий день на свет появилась директива Ставки об использовании опыта войны, адресованная уже всем фронтам, в которой указывалось:
   «Опыт войны показал, что стрелковым дивизиям трудно отражать действия танковых частей противника, не имея хотя бы небольшого количества танков в своем распоряжении. Не может быть сомнения, что наши стрелковые дивизии сражались бы лучше и были более боеспособны, если бы они имели в своем распоряжении хотя бы роту средних или даже малых танков. Ставка считает, что обязательно следовало бы по мере возможности придать нашей стрелковой дивизии по крайней мере роту средних или малых танков и при возможности взвод КВ (три штуки)»[298].
   В сущности, эти соображения несколько опережали время. В 1944–1945 гг. в немецких пехотных дивизиях штатно присутствовали самоходные установки «Штурмгешюц». Задачей САУ было усиление противотанковых возможностей соединений, постепенно их заменяли на упрощенные и более дешевые «Хетцеры». В июле 1942 г. под Сталинградом и в июле 1943 г. под Курском советские стрелковые дивизии в обороне получали танковые батальоны. В некоторых советских стрелковых дивизиях в заключительный период войны присутствовали дивизионы САУ СУ-76, причем именно в качестве замены противотанкового дивизиона. Однако реализуемость этой меры в 1941 г. была сомнительной, как ввиду сложностей с техническим обслуживанием танков, так и с низкой квалификацией рядовых командиров соединений в вопросах применения танков.
   В целом директива Ставки об обеспечении стрелковых дивизий осталась благим пожеланием. Однако под Ленинградом эти идеи были реализованы на практике. Более того, на Северном фронте творчески развили указание Ставки. Первоначально батальоны танков планировалось включить в состав 10, 11, 125, 48, 90, 111, 118 и 235-й стрелковых дивизий, т. е. не только соединения ЛОГ, но и вновь переданные из состава Северо-Западного фронта.
   По приказу штаба ЛОГ предполагалось во всех соединениях группы создать танковые батальоны в составе роты танков КВ и роты импровизированных бронеавтомобилей – полуброневиков. Для формирования этих батальонов 118-й стрелковой дивизии, горно-стрелковой бригаде, 1-й и 2-й ДНО выделялось по три танка КВ, пять бронемашин БА-10 и пять полуброневиков. Последние были детищем инженеров Ижорского завода, разработавшим проект бронировки грузовиков ГАЗ-АА и ЗИС-5. Броневыми листами толщиной 6—10 мм полностью защищались кабина и двигатель автомашин, а еще два листа ставились вдоль бортов внутри кузова. Ограниченность броневой защиты объясняет наименование «полуброневики». Вооружение полуброневиков составляли 7,62-мм пулеметы ДП или ДТ, установленные в амбразуре в лобовом листе, и пулеметы ДШК, «максима» или ДА на зенитных станках, установленных в кузове. Иногда в кузове устанавливались 45-мм пушки или даже 20-мм автоматические пушки ШВАК на импровизированных станках.
   Благодаря опоре на промышленную базу Ленинграда планы формирования танковых батальонов на Северном фронте не остались на бумаге. По состоянию на 27 июля во 2-й и 4-й ДНО и 191-й стрелковой дивизии насчитывалось 79 бронеавтомобилей, большей частью полуброневики.
   Приостановка немецкого наступления дала время на восстановление потрепанных соединений и усиление обороны. 90-я стрелковая дивизия, получив пополнение, уже 22 июля выступила для смены училища им. Кирова на позициях на Луге. Под Кингисепп, закончив формирование, прибыла 4-я ДНО.
   Однако положение советских войск на Лужском рубеже улучшилось лишь в сравнении с совершенно безнадежной обстановкой времен начала формирования ЛОГ. Основной проблемой была малочисленность потрепанных в боях соединений, которыми была усилена ЛОГ. В 118, 90, 111 и 235-й стрелковых дивизиях имелось лишь по 3000 человек. 4-я ДНО на 5 августа насчитывала всего 4200 человек. Ситуация усугублялась недостатком артиллерии: в 118-й дивизии оставалась всего дюжина 45-мм орудий, в 111-й дивизии – четыре 45-мм орудия и пять полковых орудий, в 235-й дивизии– шесть 45-мм орудий и восемь 76-мм полковых орудий.
   23 июля оборонявшиеся на Лужском рубеже войска были разделены на три сектора обороны: Кингисеппский, Лужский и Восточный. Штаб Лужской оперативной группы расформировывался. Три сектора обороны непосредственно подчинялись Северному фронту. В состав Кингисеппского сектора вошли 90, 191 и 118-я стрелковые дивизии, 2-я ДНО, Кингисеппский УР, пехотное училище и бригада ПТО. В состав Лужского сектора вошли: один полк 3-й ДНО, 111, 177 и 235-я стрелковые дивизии, 24-я танковая дивизия, артполк АКУКС, два пулеметно-артиллерийских батальона и стрелково-пулеметное училище. Восточный сектор объединил 1-ю ДНО, горно-стрелковую бригаду и два пулеметно-артиллерийских батальона.
   В то время как советские войска на Лужском рубеже лихорадочно совершенствовали оборону, в Берлине было принято решение о резком усилении группы армий «Север». В дополнении к Директиве № 33, подписанном Гитлером 23 июля 1941 г., санкционировалась передача 3-й танковой группы в подчинение фон Лееба. В дополнении к директиве было сказано:
   «Получив в свое подчинение 3-ю танковую группу, группа армий «Север» будет в состоянии выделить для наступления на Ленинград крупные пехотные силы и избежать израсходования подвижных соединений во фронтальных атаках на труднопроходимой местности»[299].
   Это решение, как и решение о приостановке наступления 4-й танковой группы, стало определяющим для развития событий под Ленинградом в августе и начале сентября 1941 г. Его нельзя было ни предугадать, ни вскрыть средствами разведки (будем реалистами).
   Эстония. Здесь самое время остановиться, оставить на время стабилизировавшийся фронт на Лужском рубеже и вернуться к многострадальной 8-й армии. Именно в тот момент, когда интенсивность боев за плацдармы на Луге снизилась, боевые действия в Эстонии резко активизировались.
   Мы оставили 8-ю армию в тот момент, когда она отходила с рубежа Западной Двины в Эстонию. В свое время Ф. И. Кузнецов предлагал сдать Эстонию без боя ради того, чтобы сократить фронт и занять более надежные позиции на старой границе. Однако удержание приобретенной в 1940 г. республики обеспечивало базу и простор действиям флота в Финском заливе и на морских коммуникациях Германии со Швецией и Финляндией. Кроме того, Эстония нависала над левым флангом немецкой группировки, наступавшей на Ленинград и Новгород через Псков и Остров. Сдача Эстонии без боя лишала советскую сторону этих важных преимуществ. Кроме того, захват Эстонии выводил группу армий Север под Нарву на кратчайшие пути к Ленинграду.
   В тот момент, когда на Северный фронт была возложена ответственность за оборону Лужского рубежа, 8-я армия была оставлена в подчинении Северо-Западного фронта. Выше уже упоминался этот эпизод. Штаб только что созданного Северо-Западного направления попытался ликвидировать эту несуразность и передал 8-ю армию в подчинение Северного фронта. 13 июля Жуков одернул командование направления, приказывая отменить приказ о передаче 8-й армии. Одновременно приказывалось ее усилить и активизировать действия армии с целью «оттянуть на нее часть сил с псковско-ленинградского направления».
   Однако уже 14 июля Жуков сменил гнев на милость и в очередной директиве Ставки в адрес Ворошилова сделал приписку: «Ваш приказ о передаче 8-й армии и 41-го ск в подчинение Северному фронту утверждается, но Ставка запрещает такие приказы отдавать без предварительной санкции Ставки»[300]. Скорее всего такая смена настроения была связана с началом боев на Лужском рубеже. Вероятно ранее Генштаб еще лелеял надежду сшить фланги Северо-Западного фронта. После начала боев на подступах к городу Луга и прорыва немецких танков к низовьям реки Луги об этом уже не было и речи.
   Согласно оперативной Директиве штаба фронта № 3029 от 14.7.41 года, 8-я армия получила задачу «не допустить дальнейшего продвижения немецких войск в глубь Эстонии, уничтожая их перед передним краем обороны». В таком виде задачу вновь приобретенной штабом М. М. Попова армии трудно назвать словом «активизировать». Тем не менее 8-я армия уже успела произвести впечатление на противника и заявить о себе как об активном противнике. Это удалось сделать за счет ввода в бой 16-й стрелковой дивизии полковника Я. А. Паничкина, до этого занятой на противодесантной обороне побережья. Она была укомплектована практически по штату и в сравнении с другими советскими соединениями в Эстонии представляла собой серьезную силу. Именно она была использована для контрудара по немецкой пехоте, наступавшей вдоль побережья от Пярну на Марьямаа. Также был энергично контратакован и понес большие потери немецкий передовой отряд, ворвавшийся 12 июля в Тарту (Дерпт).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация