А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Врачебная тайна" (страница 19)

   Он, конечно же, знал, что станет делать. Сейчас наденет шапку, застегнется до верха, натянет перчатки и, оставив Сашку в машине, пойдет искать улицу Цветную с домом номер тринадцать. Ее он ни под каким видом тащить по сугробам не собирается. Вырядилась тоже в замшевые сапожки на каблучках, самая обувь по тракторной колее блуждать в темноте в двадцатиградусный мороз.
   – Ладно. Станешь сидеть здесь. – Он надвинул шапку пониже и взялся за дверную ручку.
   – Как здесь?! – Сашка вцепилась в его рукав. – Я… Я боюсь! Скоро стемнеет!
   – Идти ты тоже не сможешь, милая девушка. До этой улицы Цветной, может быть, километр или больше.
   – Нет, я смотрела карту в компьютере, она сразу в начале поселка, чуть левее вывески. Но… – она виновато потупила взгляд. – Идти я точно не смогу.
   – Поэтому сидишь тут и ждешь меня, идет?
   Она вдруг всхлипнула, уронив подбородок на грудь. И снова едва слышно повторила:
   – Я боюсь! Скоро стемнеет!
   – Тогда вот что… – Он выдернул у нее из рук сумочку, порылся без стеснения в ней, нащупал ее телефон и уже через минуту набирал номер Валентина. – Алло? Нет, это не Александра. Это ее босс. Послушайте, Валентин, тут такое дело…
   Как ни фыркала на него Сашка, как ни цыкала, Зайцев вызвал Валентина в занесенный по самые крыши поселок. К слову, тот очень обрадовался, что может быть полезен.
   – Алексей Сергеевич! Он же меня тут… Он же меня тут, пока вас не будет, домогаться станет! – взвизгнула она в бушующий снегопад, когда Зайцев уже сделал пару шагов от машины. – Он же меня тут…
   – Делов-то, Сашок, – хихикнул Зайцев, пряча щеки в меховой воротник. – Делов-то на разок.
   – Дурак!!! – раздалось ему в спину.
   И Зайцев потом всю дорогу гадал, кому это она адресовала: ему или Валентину, который всегда готов был ей помочь, но не всегда безвозмездно? И чего на парня взъелась, размышлял он, утопая в снегу по колено. Парень как парень. Симпатичным ему показался. Правда, увидал он его мельком. Но того, что увидал, оказалось достаточно – вполне симпатичный.
   Разборчивая очень, Сашка эта. А присмотрелась бы внимательнее к Валентину-то. Вон он как стремительно готов ей броситься на помощь. И в снег, и в стужу готов лететь из города к черту на кулички.
   Улица Цветная нашлась там, где и предсказывала Сашка, – левее указателя. И сторона попалась нечетная, так кстати. Но дом номер тринадцать утопал в темноте.
   – Чертовщина, блин! – выругался Зайцев и осмотрелся.
   Ни следа от ветхого забора к крыльцу, ни намека на след. Если и выезжал кто-то или выходил, то метель постаралась и все следы попрятала. Он обошел забор по кругу, дом стоял особнячком, и соседей поблизости не было. Ни единого намека на присутствие человека в одноэтажном пятистенке с тремя окнами. Сарай был, большой, почти размером с дом, гараж скорее, но и он оказался заперт. Даже от забора Зайцев рассмотрел огромный амбарный замок на больших широченных воротах.
   Он повернул влево от дома и от ветра, просадившего его до костей. Там, в следующем доме номер пятнадцать, полыхали ярким светом все четыре окна. И тени мелькали на опущенных шторах. Значит, есть жизнь-то есть.
   – Здрассте, – еле разлепил посиневшие от холода губы Алексей и тут же полез за удостоверением. – Я вот – детектив я.
   – Здравствуйте, – с достоинством кивнула ему молодая женщина. – Очень приятно, а я вот учительница. И муж мой учитель.
   Муж угадывался за приоткрытой дверью теплого коридора. Зайцев видел носки его домашних клетчатых тапок.
   – Что хотели, детектив? – спросил уже муж, забрав из его рук удостоверение и внимательно его прочитав, в коридор они его все же впустили со стылого крыльца. – Как вас? Алексей Сергеевич?
   – Так точно, Алексей Сергеевич. – Губы плясали от холода, пальцы рук одеревенели, и удостоверение в карман он убрал с третьей лишь попытки. – Поговорить хотел насчет ваших соседей. Я к ним вообще-то ехал.
   – На машине? – подозрительно сощурился муж-учитель в клетчатых тапках. – А чего промерзли так?
   – Так машина наверху осталась. К вам сюда только на вездеходе и можно. Нижнее Поле, блин…
   – Не ругайтесь, – сморщила лицо учительница-жена. Оглянулась вопросительно на мужа, тот пожал плечами. Тогда она распахнула дверь в комнату и пригласила: – Входите, чего на пороге говорить.
   В комнате было тепло, уютно. Полы были застелены пушистым ярко-оранжевым ковром. На окнах такие же солнечные шторы. Мягкая мебель коричневой велюровой обивки. Гора игрушек на одном из кресел. На втором кресле стояла картонная коробка с новогодними игрушками. Где-то в других комнатах прятался малыш, может, и не один, судя по разномастным возрастным игрушкам. И слышен был невероятный запах новогодней ели. Где-то возле нее, видимо, и находились дети.
   Здорово! Зайцев осмотрелся с завистливой тоской. Он бы тоже так согласен был – тепло, уютно, жена, дети, пахнет мясом или котлетами, только что пожаренными, елку готовятся наряжать. Жена-учительница недавно из душа, волосы еще влажные. Муж-учитель, по всей видимости, на кухне хлопотал, у него через плечо клетчатое кухонное полотенце.
   – Что вы хотели? – снова повторила женщина, уселась на коричневый велюровый диван и ему предложила сесть в кресло, муж успел снять коробку с новогодними игрушками и задвинуть ее в угол.
   Зайцев с благодарностью сел, не расстегивая куртки. Продрог так, что до сих пор не мог согреться, даже в этом милом уютном теплом доме.
   – Меня интересует ваша соседка – Зосимова Альбина Витальевна. Мне необходимо задать ей несколько вопросов.
   – По поводу? – встрял муж, присаживаясь к жене поближе на подлокотник и пристраивая ладони у нее на плечах.
   – Ее машина, номерные знаки… – Зайцев зачитал по бумажке и тут же приврал: – Была засвечена в нехорошей истории.
   – Неудивительно! – воскликнула женщина и слегка потрепала мужа по колену, когда он сжал ей плечи. – Альбина всегда в нехороших историях светится с машиной или без! Такое уж у нее жизненное кредо, Алексей Сергеевич. Все и всему вопреки. Что за характер!!!
   – Как мне разыскать ее? Следов никаких нет. Она давно отсутствует?
   – Да нет. Еще вчера суета у нее была, гульба какая-то. И утром они еще были. Рано, рано. Потом вернулись, потом снова уехали.
   – Они?! Кто они? – Зайцев поднялся с кресла. – Она не одна живет? А по регистрации…
   – Я вас умоляю! – махнула рукой в его сторону учительница. – Какая регистрация?! О чем вы?! У нее полный дом всегда каких-то странных людей!
   – Да, да, люди, машины, – поддакнул муж в клетчатых тапках и с полотенцем через плечо.
   – Простите ради бога! Нельзя ли подробнее насчет людей и машины?! – взмолился Зайцев, про себя гадая, добрался или нет Валентин до Сашки. На улице совсем почти стемнело, а та трусит теперь безбожно, а телефон его мобильный в этой яме не брал.
   – Так мы не знакомились, о чем вы?! – с нервным хохотком отозвалась женщина. – Да и не следим за ней! Кого она привозит, кого увозит! Эта девица… Одни проблемы с ней! Недавно прикатила со своим ухажером на джипе, повалила забор у соседей, идиотка!
   – Какой друг?! Что за джип?! Прошу вас, уважаемые, вспомните хоть что-то, это очень-очень важно! И соседи… Они могут помочь?
   – Это вряд ли, – подумав, сжала губы в тонкую линию учительница. – Они зимой здесь почти не живут, летние жители, понимаете?
   – Да, да.
   Ох, как хотелось сейчас Зайцеву схватить эту парочку и потрясти как следует. Ну, чего жилы-то из него тянут, чего?! Окопались тут в своем теплом велюровом уюте и понять не хотят, насколько важным может быть каждое их слово!
   – Так вот они еще даже и не знают, что Альбина им этим джипом повалила забор. Парень ее из машины выскочил, приладил кое-как, какой-то проволокой примотал, а толку? Он же все равно повалится. А что касается машины… – Она подняла голову на мужа, вопросительно поиграла бровями, тот подал какой-то одним им понятный знак в ответ. – Что касается машины, то рассмотреть номера мы не смогли, да и не старались. Большая темная машина. Джип.
   – Понятно… Сегодня они на нем уезжали?
   – Да, на нем.
   – А вернулись?
   – Ой, вот не заметили, – быстро ответила женщина. – Джипа я точно не видела. А что они дома, угадала по открытой двери входной. У Альбины вечно проблемы с входным замком.
   – Значит, на чем вернулись, не видели?
   – Нет, – поспешным хором ответили муж и жена.
   Зайцев прикусил губу, ясно, ничего они не скажут какому-то детективу неавторитетному, он и надавить не сможет, полномочий нет.
   – А кто был за рулем? Не рассмотрели тоже? – улыбнулся он с пониманием.
   – Ну почему же, рассмотрели как раз. Парень ее был за рулем, – ответил муж с полотенцем, подбодренный ее кивком. – Она с лета с ним живет. Сначала тихо было, потом чуть не через день шашлыки, компании, потом снова тихо. Потом вот эта неприятная история с джипом и соседским забором… Понимаете, они ведь приедут летом и спросят, а что сказать? Видели и не предотвратили? Но ведь не под колеса же кидаться, так?
   – К тому же Альбина эта… – Учительница пожевала губами, съежившимися в тонкую линию. – Исходит от нее какая-то опасность. Все как-то не так у нее…
   – А как вы поняли? Вы же вроде не общаетесь? – удивленно вскинулся Зайцев и подмигнул в сторону дверной притолоки, оттуда за ним наблюдали две пары озорных детских глаз.
   – Ой, да был у нас летом один неудачный опыт, – по примеру жены сморщил лицо муж-учитель. – Пригласили мы ее с парнем к нам на пироги.
   – И что? – Зайцев снова подмигнул детям по очереди обоими глазами, те прыснули.
   – А ничего! Поначалу все шло неплохо, потом Альбинка заскучала, сбегала за водкой, напилась, начала нести всякий вздор.
   – Например?
   – Ну, называла своего парня богатеньким Буратино, тот злился, парень будто бы из хорошей семьи, воспитанный. Ей не понравилось, что он ее все время одергивал. Она начала орать, сквернословить, что бросит его, если он что-то там не решит.
   – А что парень из хорошей семьи должен был решить? – Зайцев лихорадочно соображал.
   А вдруг, вдруг это Игорь?! Быков Игорь, которого все ищут вместе с его пропавшей машиной? А что? Почему ему было не спрятаться в этой глухомани? А потом еще и Светку здесь не спрятать? Но куда они теперь подевались оба? Машину-то они бросили.
   – Да что-то про наследство она лопотала. – Муж и жена, как по команде, сморщили лица, переглянулись и со вздохом поднялись с дивана, давая понять, что разговор окончен.
   – А приметы парня? Как он выглядел? И имя? Как она его называла? Вы не могли бы…
   – Сейчас. – Она подтолкнула мужа к высокому книжному шкафу, забитому книгами и общими тетрадями. – Найди альбом.
   Через минуту она протягивала Зайцеву фотографию:
   – Вот, это общий снимок, мы решили сфотографироваться, еще когда Альбина водкой не подкрепилась. Но тут хорошо видно и ее, и его. Кстати, имени его мы не знаем. Она все время называла его то Буратино, то малыш, то еще какой-то ерундой, типа киса, рыба. Вот, взгляните…
   До своей машины он домчался стайером, несмотря на то, что дорога шла в гору. Валентин приехал, и они с Сашкой сидели на заднем сиденье его машины и пили что-то из металлического термоса.
   – Кофе будете, Алексей Сергеевич? – любезно предложил Валентин. – Как успехи?
   – Да, да, все замечательно. – Он рассеянно хлопал себя по карманам, пытаясь отыскать мобильник. – Сашка, мне никто на твой телефон не звонил?
   – А? – Она тряхнула несуществующими локонами, глянула на него потемневшими, ошалевшими какими-то глазами. – Каверин… Каверин, кажется, звонил.
   – И что хотел? – Мобильник нашелся и тут же зашелся истошными сообщениями о пропущенных звонках.
   – Мне не сказал. – Сашка попыталась выбраться из машины друга, но запуталась в подоле спущенной до пояса шубы. – Ой, кажется, я опьянела…
   – Кофе, говоришь!!! – зыркнул на Валентина Зайцев и неодобрительно покачал головой. – Башку оторву за девчонку! И сам за рулем!
   – Да вы что, Алексей Сергеевич! – тот клятвенно сложил руки на груди. – Я ни капли. А Сашенька пила кофе с грамулькой коньячка. Чтобы согреться, чтобы расслабиться. Она очень переживала… за вас.
   Стоять на пронзительном ветру на самом верху, наверное, было холодно, но влезать в машину Зайцев не стал. Снег лупил по лицу, забивался за воротник, но он почти ничего не чувствовал. В его кармане сейчас лежала фотография, которую ему любезно позволили забрать с собой супруги. Вдруг это имеет значение, а?! Вдруг?!
   – Да! – заорал в ухо Каверин. – Какого черта недоступен, баран?!
   – Я же сказал тебе, что поеду пробивать номер.
   – Пробил?
   – Ну!
   – С результатом?
   – Кажется… Кажется…
   – Тебе кажется, а я… Короче, Заяц, у меня две новости для тебя.
   – Плохая и очень плохая?! – Он сразу осип и замерз и полез в машину, проклиная и ругая погоду и друга, который, кажется, взял за правило лишать его надежды.
   – Нет, брат. У меня новость нормальная и чуть получше, хотя, не знаю, как судить, – произнес Каверин со вздохом.
   – Ну! Чего мямлишь?! – заорал на него Алексей и завел машину, в лицо тут же подул теплый воздух, Сашка – умница, прогревала тут двигатель без него. – Говори, Каверин!
   – В милицию явился знаешь кто? Не знаешь!
   – Точно по башке получишь, – скрипнул зубами Зайцев.
   Откинулся на сиденье и прикрыл глаза, мельтешение белых точек в свете фар просто сводило с ума.
   – В милицию явился Быков Игорь!
   – Да ладно!!!
   – Точно тебе говорю.
   – И с чем он явился? С чистосердечным признанием?
   В желудке противно екнуло, когда он представил, в каком невыгодном свете теперь может выглядеть Светлана Свиридова. На нее же теперь можно все валить! Ее-то нет! А где она?! Хороший вопрос.
   – Он явился с заявлением о нападении на него. А также с двусторонним воспалением легких. И заживающим легким обморожением. – Каверин вдруг замолчал, потом начал перед кем-то оправдываться, козыряя без конца какому-то генералу, а потом шепнул в трубку: – Короче, дуй ко мне в отдел, сам увидишь, что к чему.
   Легко сказать «дуй»! Видимость метров десять, не больше. На дорогах заносы, а машин-то меньше не стало. Короче, двигались они черепашьим шагом, а не ехали. Спасибо Валентину, позволено было под его прикрытием немного похулиганить. Иначе к утру не добрались бы.
   – Вас подождать? – высунул голову из своей машины Валентин.
   Сашка дремала на переднем сиденье рядом с ним и не казалась при этом сердитой или недовольной.
   – Не нужно, думаю. Отвези ее домой, – кивком указал ему на Сашку Зайцев. – И смотри у меня!
   Он погрозил парню пальцем, снова поймав себя на мысли, что тот ему вполне нравится. Чего Сашка выкобенивается?
   – Да ни в жисть! – закивал Валентин с открытой улыбкой. – Сашок для меня – это святое!
   Они уехали, а Зайцев, заперев машину, пошел в отдел, в котором когда-то проработал не одну пятилетку.
   – Я к Каверину, – доложил он молодому незнакомому сержанту в дежурке. – Он меня ждет.
   – Вы – Зайцев?
   – Так точно. – Алексей успел кивнуть и пожать руки не одному сотруднику, встретили нормально, было приятно. – Он у себя?
   – Да, проходите. Второй этаж…
   – Да знаю я! – На второй этаж он взлетел в три прыжка, кажется. Ворвался в кабинет к другу. – Здорово, Толян!
   – Здрасьте, господин Зайцев, – кисло улыбнулся Каверин и кивком указал на грузную сгорбившуюся фигуру Светкиного соседа посреди кабинета, восседающую на стуле. – Чудеса такие излагает, жутко слушать!
   – А давай вместе послушаем, может, не так жутко будет.
   Алексей стянул куртку, повесил ее рядом с каверинской, сел к окошку напротив Игоря, глянул на него внимательно. Выглядел тот ужасно. Серое лицо, сизые губы, под глазами черные полукружья. И дышал парень тяжело, с присвистом.
   – Что с вами случилось, Игорь? – сочувственно поинтересовался Зайцев, сразу сообразив, что сегодня утром не он был за рулем собственного джипа, не сумел бы он, сил бы не хватило, едва на стуле держится. – Что за чудеса вы рассказываете гражданину начальнику?
   – Никаких чудес! – огрызнулся он, глянул на Зайцева и сразу узнал. – Вы приходили тогда к Светлане? Вы, вы, точно. Она вам рассказала, что мы за этими докторами следим?
   – И рассказывать было не нужно, я план ваших мероприятий сам видел, на столе разложенный.
   Зайцев переглянулся с другом, дав понять, что, если этот надломленный бугай станет сейчас Светку чернить, он ему точно в зубы даст. Хотя это и незаконно.
   – Так вот знать должны были, что все, чем мы занимались, так это сбором информации. Ничего более! А сегодня утром читаю газету и что узнаю?! – Игорь с клекотом вздохнул и тут же закашлялся. – Простите… Меня из больницы не отпускали, сбежал я. Но Светкин телефон вне зоны, не знаю, что и думать. Родителям позвонил, они говорят, менты приходили. На работе та же картина, говорят, чего натворил?! Подробно, мол, твоей жизнью ребята в погонах интересуются. А я вообще ни сном ни духом.
   Начинается! Зайцев напряг колени, готовясь по первому зову сердца дать этому козлу в зубы.
   – А кто же и сном и духом, Светлана? – не выдержал он, опередил немного.
   – Да она-то тут при чем?! Она вообще святой человечек! – завопил сквозь надсадный кашель Игорь, и Зайцев едва не расплакался. – У нее даже злости не было такой жесткой, знаете, печаль одна. Печаль и слезы. А вы… Вы не знаете, где она? Почему ее телефон…
   – Не знаю! – Алексей вытянул вперед руку, дотянулся до большущего свитера, повисшего на плечах больного парня, тряхнул несильно. – Давай все по порядку, а! Терпение-то у меня не железное.
   Каверин в разговор не лез. Сидел, игрался с мобильником. Алексей подозревал, что тот переписку с Любашей затеял, больно уж морда довольная была у друга. Сальная и довольная. Совсем не под ситуацию.
   – Ладно… Короче, в тот день, когда этого педиатра убили, за рулем меня не было. А Светки вообще в машине не было, ушла она покушать.
   – Ага! За рулем тебя не было, а в машине?
   – В машине я был… наверное.
   – Как это?! За рулем не было, а в машине был, да еще наверное. Игорек, ты чего-то пургу несешь, не кажется?!
   – Нет. Не кажется. – Он поправил сдвинутый Зайцевым с плеча большущий свитер, попытался облокотиться на спинку стула, но тут же сморщился и согнулся пополам. – Сволочи! Все здоровье отняли, сволочи!.. Короче, Светка когда ушла, дверь с моей стороны у машины открывается и…
   Он замолчал, зажмурившись. Зайцев торопить не стал. Пусть отдышится, еще помрет чего доброго, вообще тогда ничего не узнают.
   – Короче, дверь с моей стороны открывается, и девушка такая маленькая, хорошенькая с улыбкой ко мне – не подвезете? – Игорь осторожно выдохнул, потянул из кармана штанов носовой платок и вытер вспотевший от слабости лоб. – Честно? Я растерялся. Место такое было выбрано нами, что не видно ни с дороги, ни от домов. А тут вдруг девица подвезти просит. Я даже сказать ничего не успел, она наклоняется ко мне с улыбкой и к шее мне что-то быстро так, не успел даже пикнуть, приставила, и треск. И все!
   – Что – все?
   Треск мог быть от электрошокера, подумал Зайцев. Но девица перевалить парня с водительского сиденья на соседнее не смогла бы, сил не хватило бы. Да и действовать надо было быстро, очень быстро. Их могли увидеть, могла вернуться Света.
   – Они меня спихнули в сторону соседнего сиденья, и я на пол почти свалился, машина просторная, я как раз там уместился.
   – Они?! Кто они?! И как ты… ты что, был в сознании?!
   – Да слышал все, только шевельнуться не мог и глаза открыть. Она, может, не рассчитала дозу на мою комплекцию. Спешила очень. Но голоса слышал отчетливо: парень и девка. Двое голосов было. Короче, он сел за руль, она сзади диктовала. Потом поехали, быстро поехали, потом что-то – треск, удар, я еще башкой тоже ударился об дверь, но почти не почувствовал боли. Тупо все как-то. Потом я отключился или укачало меня. Очнулся, когда они меня из машины начали выпихивать. Дверь открыли и с водительского сиденья ногами выталкивали. Кто конкретно – не скажу. Но боль уже чувствовать начал.
   – И куда они тебя выпихнули?
   Зайцев вскочил, подлетел к вешалке, достал фотографию, которую ему позволила забрать с собой учительская пара, положил ее на стол картинкой вниз, снова усаживаясь на место у окна.
   – Куда выпихнули-то?! А в поле где-то. Просто в снегу оставили, и все! Убивать не стали, все спешили куда-то. Девка еще смеялась, повторяла все время, что он – я то есть – окочурится уже через полчаса. Короче, выпихнули в поле на снег и уехали.
   – А ты?
   – А что я?! Как видите, не окочурился! – Парень попытался улыбнуться, но снова сморщился от боли в груди. – Но худо мне. Хорошо, что жив остался!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация