А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Врачебная тайна" (страница 15)

   – Вы так считаете? – Алла вскинулась, замолчала ненадолго, быстро прокрутила его версию в уме.
   – Да, я так считаю! Деньги нужны всем и всегда. За редким исключением, конечно. – Зайцев со вздохом признал, что таким исключением не является. – В пользу моей версии еще говорит тот факт, что звонивший каким-то образом узнал ваш новый номер телефона. А он был известен не многим. Только хорошо знающим вас людям. В пользу моей версии говорит и тот факт, что за Геральдом вашим никто не следил. Ни раньше, ни теперь.
   – А эта девушка?
   – А-аа, бросьте. – Он небрежно катнул по столу карандаш, выпятил валиком нижнюю губу. – Он мог просто заставить вас таким образом ревновать. Внимания-то в последние дни ему маловато уделяете, так?
   – Да, первый раз вчера только встретились.
   – И как разговор зашел о слежке? Вы наверняка поделились с ним своими страхами, сказали, что вам звонят, угрожают?
   – Да. Поделилась.
   – Ну! А он тут же начал тянуть одеяло на себя. Вот он, мол, я тоже перед тобой такой же несчастный. Я его, конечно, не знаю, но вы как сами считаете, мог он подобным образом заставить себя жалеть?
   – Мог, – с легким сердцем согласилась Алла, допила кофе, медленно поднялась, глянула с вызовом. – Не проводите меня?
   Тут так вовремя зазвонил телефон, что Зайцев едва не прослезился. Ну, не хотелось ему, невзирая на всю ее соблазнительную внешность, тереться о ее грудь в тесном дверном проеме, как давеча. И Сашкину понимающую макушку, склонившуюся над столом, наблюдать при этом не хотелось.
   – Минутку, – кивнул он ей и схватился за мобильник, не успев рассмотреть, кто звонит.
   Звонила Света.
   – Привет, – пробормотала она испуганно и почему-то шепотом. – Говорить можешь?
   – Ну… Да, да, могу.
   Он весело прощально покивал Алле Ивановне, надеясь, что та уже скроется за дверью, но она неожиданно притормозила и уставилась на него вопросительно, поигрывая тонким кожаным пояском от шубы.
   – Извини, – тоже шепотом произнес Зайцев в телефон. – Мы разве не договорили, Алла Ивановна?
   – Договорили – да, договорились – нет, – чуть холоднее, чем прежде, произнесла королева.
   – Договорились? До чего?
   Зайцев осерчал, быстро подсчитав в уме. Ну да, все верно. Ее деньги, выплаченные, он уже отработал. Он добросовестно везде следовал за ней несколько дней после ее второго сюда визита. Никого не обнаружил. Деньги отработал. Что еще? Он, между прочим, сегодня свое личное время на нее тратил совершенно бесплатно, хотя и не должен был.
   – Вы собираетесь дальше на меня работать? – Ее брови снова выгнулись дугой. – Или нет, Алексей… Сергеевич?
   – А есть необходимость? Я не понимаю. Мне кажется, что мы все выяснили с вами.
   Зайцев запсиховал. Расходовать попусту время ему сейчас нельзя, даже за деньги нельзя. У него Светка на руках. Сидит взаперти, на улицу выйти боится. Могут запросто арестовать. А тут эта мадам со своими надуманными проблемами.
   – Слежку за вами организовал ваш муж, он умер, – начал перечислять терпеливый Зайцев, хотя зубы поскрипывали. – Следить за вами больше незачем.
   – Но следят же!
   – Это не факт. Это ваше предположение, основанное на анонимном звонке, Алла Ивановна. – Зайцев скорчил укоризненную гримасу, скосил глаза на телефон, зажатый в руке. – Звонить мог кто угодно! Начиная от соседей, заканчивая вашими подчиненными.
   – Но я хочу, чтобы вы на меня работали, или я плачу вам не такие деньги?!
   Голос красавицы зазвенел на высокой ноте, истерично высокой. И Зайцеву сделалось стыдно. Личные сердечные посылы могли стоить ему неудач в бизнесе. Так нельзя.
   – Извините, бога ради, извините. – Он отключил телефон, пообещав шепотом Свете перезвонить позднее, и поспешил с клиенткой в приемную.
   Саша оформила документы в два счета. С улыбкой пододвинула их Босовой на подпись.
   – На вас теперь распространяется скидка, – не переставая улыбаться, зажурчала Сашка.
   И тут же завиляла попкой к холодильнику, достала бутылку прохладной минералки, налила в высокий стакан, предложила клиентке. Та неожиданно выпила целый стакан. Жарко, наверное, было в такой длинной шубе, очень жарко. Но снять ее заранее значило лишить себя удовольствия подергать сыщика за интимные струны. Пришлось попотеть.
   – Вы теперь у нас в числе постоянных клиентов, – все рассыпалась Сашка, забегая то с одного, то с другого бока Аллы Ивановны.
   – Тьфу-тьфу-тьфу! – неистово обмахнула себя крестом красавица. – Упаси бог от таких скидок.
   – То есть? – Сашка неуверенно улыбалась, переводя взгляд с напряженного лица клиентки на застывшее маской Зайцева.
   – Чем больше ваша скидка, милочка, тем больше, стало быть, в моей жизни неприятностей. Но этот договор подпишу, надеюсь, что в последний раз. – Она подмахнула бумаги, обернулась к Зайцеву: – Когда ждать результатов, Алексей Сергеевич?
   Он с маетой глянул на Сашку, та закивала с пониманием.
   – Я вам сразу же позвоню, Алла Ивановна. Сразу, как будет результат. – И догадливая умненькая девочка Сашка принялась настойчиво теснить Аллу Ивановну к выходу.
   Вернулась она через пару минут. Допила ледяную минералку прямо из горлышка, вытерла ротик и выдохнула:
   – Уф-фф, нет клиентов – плохо, и таких не дай бог! Как я поняла, у дамы паранойя? – Она швырнула пустую бутылку в мусорку у двери, не промахнулась и довольно ухмыльнулась. – Хочет, чтобы вы нашли, кто следит за ней? А за ней никто не следит?
   – Может, да, может, нет.
   Зайцев досадливо слушал телефон, Света не отвечала. Он набрал домашний. Результат был тем же. Улыбчивая собака трубку снимать еще не научилась, пошутил Зайцев про себя.
   – Ой! – пискнула Сашка, примостила свою аккуратную попку на стол и уставилась на него вопросительно. Ясно, ждала объяснений.
   – Там все очень запутано в ее истории, Санек, – признался нехотя Зайцев и потрепал ее по макушке. – Глубоко лезть – увязнешь. Да и людей, каких не нужно, можно потянуть. Поверхностно…
   – Поверхностно ничего не выходит, да? Я правильно поняла? – она жадно ловила его слова, теша себя надеждой, что когда-нибудь и сама сможет распутывать сложные замысловатые жизненные истории.
   – Правильно, Санек, – не стал отрицать Зайцев. – Покатался я за ней несколько дней, походил. Она в магазин, я за ней. Ну, никого! Никого, кто мог бы быть похож по описаниям на ее преследователя.
   А про себя добавил, что и Гарика со Светой он не видел в эскорте Аллы Ивановны.
   – Может, она врет? – предположила смелая Санька.
   – А смысл?
   – Ну, как же, Алексей Сергеевич! Ей же надо было от мужа всеми правдами и неправдами избавиться. Вон она даже причины его смерти расследовать не хочет. Он ей мешал!
   – Мешал, – рассеянно согласился Зайцев и снова набрал по очереди Сашкин мобильный телефон и свой домашний – безрезультатно.
   – Вот он мешал ей, мешал, да и надоел окончательно. Она взяла и заказала его! – Глаза помощницы горели азартом, щеки покраснели. – А чтобы от себя подозрения отвести, она придумала эту историю со слежкой. И его приплела, будто он все это дело организовал. А ему-то зачем? Если я правильно поняла, покойный знал о ее романе?
   – Будто так. – Зайцев сел рядом с Сашкой, ткнул ее легонько локтем в бок. – И что дальше?
   – А дальше… – Она сощурила глаза, покосилась на Зайцева. – А дальше она выдумывает, что и за ним будто кто-то следил. И будто это один и тот же человек за ними обоими ходит. Так?
   – Ну да. К чему ты клонишь-то, не пойму?
   – А к тому, Алексей Сергеевич, что все это она выдумала! Вот переехал кто-то ее мужа, это ведь убийство, невооруженным глазом видно, что убийство, и она тут как тут. Ой, за нами следили, следили, и вон что с мужем моим приключилось. А теперь моя очередь! Слежка, мол, не прекращается. Все продолжается. При этом у нее нет ни единого доказательства, ни единого подозреваемого. Ни единого! И у вас нет!
   – И у меня нет, – согласно кивнул Зайцев.
   И тут же про себя подумал, что у него-то как раз и есть подозреваемые. И не один, а целых два. И одного он сейчас прячет у себя дома. Из сентиментальных всяческих соображений. И еще вопрос – правильно ли он делает? Вот чего она не отвечает на его звонки, а?! Сначала позвонила, теперь не отвечает. Да, она почему-то говорила с ним шепотом? Почему? Может, к нему кто в дверь позвонил? А она испугалась? Хотела совета спросить, а он из-за этой напыщенной крали поговорить с ней не сумел. Чертов блин, блин!!!
   Так…
   А кто к нему в дверь мог позвонить в это время? Не почтальон так уж точно. Всю почту по доверенности получает за него консьерж. Да он и адрес свой обычно офисный указывает.
   Кто тогда? Толик? Мог! Запросто мог! Как узнать? Позвонить? И что сказать? Привет, привет, ты не был у меня? Откуда узнал, если не открыл? Так это… Собака рассказала.
   Нет, Каверин – воробей стреляный, такой же, как и он сам. С ним заход требовался осторожный, из-за угла.
   – Набери мне Тольку и соедини с моим кабинетом, – попросил он Сашу и пошел к себе.
   – Рабочий, домашний?
   – Начнем с рабочего.
   Он дождался, пока Сашка переведет звонок на него, поднял трубку и через минуту выслушивал нытье Толькиного коллеги о том, что тот обнаглел совершенно, забросил всю отчетность. Мотается по городу, оперативник хренов.
   – Слышал, Заяц, он жениться собрался? – спросил у него Толькин коллега, закончив ныть.
   – Слышал.
   Зайцев устремил взгляд за окно, где метался ледяной ветер, поднимая с земли скудную снежную крупу и швыряя ее в стекло с сухим неприятным шелестом.
   Значит, Толика на месте нет. Стало быть, он запросто мог наведаться посреди дня. И мог в дверь названивать. И даже молотить по ней ногами, если углядел в дверном глазке свет из зайцевской прихожей. Его было видно с лестничной клетки. Вот почему Света шептала. Вопрос теперь – открыла она или нет?
   Если да, то куда подевалась. И если нет – то куда подевалась?
   – А слышал, что он ее отбил у кого-то?
   – Отбил? – встрепенулся Алексей. – Нет, этого не слышал. Как это отбил? У кого?
   – Вот тут молчит, как партизан. Скалит зубы, придурок, и молчит. Так, только сболтнул как-то, что подобрал свою будущую жену у чужого подъезда с чемоданами. Как тебе наш холостяк закоренелый, а?
   – Н-да-аа, красавец.
   И вот тут на Зайцева начало вдруг снисходить озарение. Да такое, что стало душно в просторном красивом кабинете с великолепной вентиляционной системой. Он отдельные деньги заплатил за вентиляцию. И так умельцы сделали, что не всегда в жару приходилось кондиционер включать. А тут воздуха вдруг хватать перестало.
   – Слушай, Коль, да он просто ловелас какой-то, Каверин-то наш! – фальшиво рассмеялся Алексей в трубку и спросил: – Как зовут нареченную-то, не хвалился?
   – Как же, как же! У нее очень красивое и, главное, редкое имя, – заржал коллега Каверина Коля, заряжаясь возможностью потрепаться и ничего не делать. – Любовью кличут нашу избранницу. Любовь! Толян говорит, что это символично.
   – Что символично? – скрипнул зубами Зайцев, а другая рука уже тискала мобильник, листая записную книжку в нем.
   Где тут знакомый номерок-то? Ага, вот он! Сейчас звякнем, уточним кое-что. То, например, у чьего подъезда он ее подобрал с чемоданами? Уж не у его ли?
   – Толян говорит, что искал любовь и нашел Любовь в квадрате!
   – Ох, ох, каламбурист-то наш что заворачивает. Любит, стало быть, Любовь свою?
   – О-оо, еще как! Он ее любит, ревнует по-черному. Караулит, как коршун. – Коля снова оглушительно заржал. – Слышь, Заяц, тут пацаны болтали, что он ей даже по телефону говорить лишний раз не велит.
   О как! А он ждал звонка! До второго пришествия прождал бы. Ну разве знал он, что на страже его лучший верный друг? Нет, конечно! Как он тогда сказал-то?..
   Не такой мужик, как Зайцев, Любочке нужен? Или ему не такая женщина, как Любочка? Что-то типа того, что-то типа того. Что ей нужен жесткий, волевой, сильный. Это он, стало быть, в тот раз про себя так?
   Сволочь! Зайцев отчетливо скрипнул зубами.
   – Что ты сказал, Леш?
   – Нет, ничего. Значит, не знаешь, где он может быть сейчас? – Его палец как раз завис над кнопкой вызова, Любочкин номер нашелся, осталось нажать. – Дома?
   – О, это вряд ли. Нас тут из-за этого наезда рвут на части.
   – Которого?
   – Ну, где докторишка крякнулся. Под ДТП не удалось представить. Умышленное прокурорские требуют. Прикинь, Леш, родне по хрену, жена даже заявление писать отказалась. А нас рвут!
   – И он по этому делу по городу лазает? – снова заныло сердце за Светку, даже вероломство Любочки и друга отошло на второй план.
   – Да, конкретно по этому. А толку? Тачку не нашли, хозяина тачки тоже. Свидетелей будто и много, а инфы – ноль. Вот он злой как черт и шныряет.
   – Понял.
   Зайцев быстро скомкал разговор и простился со словоохотливым коллегой Каверина. Провел растопыренной ладонью по лицу, тряхнул головой и тут же нажал вызов.
   Ответили не сразу. Сначала Зайцеву пришлось выслушать два куплета и припев глупой песенки про милого, единственного и родного. Он свирепел, но слушал. Потом ему ответили, но не Любочка.
   – Позвонил все-таки, – недобро хмыкнул ему в ухо друг Толик Каверин. – Че не сразу? Че так долго ждал?
   – Ну ты… Ну ты…
   Непонятная обида на Толика раздирала Зайцеву душу. Ему хотелось не только орать и оскорблять его, хотелось дать ему в морду. И не потому, что дико было жаль Любочки, вовсе нет. Он же осознавал, что у них нет будущего. Просто друзья так не поступают, вот! Он мог, должен был сказать ему, что подобрал Любочку возле его подъезда и отвез к себе домой. Или где он ее подобрал, черт побери!!!
   А он не сказал.
   – Жж-жених, мать твою! – вместо ругательства выдавил из себя Алексей. Подумал и добавил: – Жж-жених, тоже мне!
   А Каверин вдруг заржал.
   – Че ты ржешь, вот че ты ржешь, скотина??? – заорал на него Зайцев. – Ты знаешь кто?!
   – И сам не гам, и другому не дам, так, что ли, Леха? – спокойно, без обиды, закончил свой смех Каверин. – Чего злишься-то? Она же не нужна была тебе.
   – Много ты знаешь! – вскинулся Алексей, но злость вдруг стала утихать, как залитый ливнем костер.
   – Знаю, конечно.
   – Откуда?
   – От тебя и знаю. Сам же говорил, что не хочешь ее в своем доме, я не прав?
   – Ты вот чего сейчас, а?! – заорал на него Зайцев, представив, как Толька сидит сейчас в кухне своей напротив Любочки и хает его. – Ты вот так со мной, а она слушает, да?
   – Нет, не да, – передразнил его Толик. – Она не слушает. Она дома.
   – А ты где?
   – А я у тебя дома, – со вкрадчивой нежностью обронил друг.
   – У меня?! Ага… Дома?
   Думай, думай, думай! Что он там делает? Как он там оказался? Светка где? Почему молчат оба телефона?
   Ничего не придумалось. В душе только замерло, и все.
   – Ну, может, и не в доме самом, а рядом. Но у тебя. Правда, я теперь переехал от дома твоего, – внес поправку зловредный друг и с преувеличенным спокойствием поинтересовался: – У тебя кто-то гостит, Леш?
   – У меня?! С чего ты взял? – от фальшивого изумления Алексей аж засипел.
   – Да так… Я позвонил, за дверью кто-то возится, а не открывает.
   – А-аа, так это собака, – обрадовался Леша. – Как же она тебе откроет, дружище ты мой верный?
   – Ага… Оно конечно. Дверь открыть собаке не под силу, – послушно поддакнул друг. – Свет там в прихожей включить, выключить – это всегда пожалуйста. А открыть – нет, мы не можем. Хороший пес у тебя, Заяц.
   – Хороший, – буркнул Леша и покраснел.
   Стало стыдно перед другом за ложь. Очень стыдно. Никогда в общем деле не разделяло их ничто. Никогда! А тут женщины, и сразу две. И вынудили их эти женщины врать друг другу.
   – Ага! А потом вдруг взял и вышел из подъезда пес твой, брат. Правда, почему-то он на Светлану Свиридову был дико похож. Не знаешь почему?
   – Не знаю. И что? А у тебя что, вошло в привычку моих женщин караулить возле моего подъезда?
   – Ага! Твоя все же Свиридова-то?
   Леша не услышал, угадал, как друг руки потирает.
   – Я так и думал!
   – Что ты думал?
   – Что у тебя снова чуффства… – намеренно корежа чистое и искреннее, произнес Каверин. – Как надолго?
   – Не твое дело!
   – Согласен. Твои симпатии – не мое дело. Но… – и тут тон Толика сделался резким и противным. – Но до тех пор, пока эти симпатии не проходят подозреваемыми по делу о гибели человека.
   – Основания?! Факты?! Что у тебя на нее?!
   И он чуть не брякнул другу по сложившейся годами привычке, что вот лично он фактами располагает, и то не склонен обвинять Свету. И что торопиться не следует с выводами. А думать нужно долго над всем этим, чтобы размотать этот хитрый клубок, в котором и погибшая сестра Светы, и совершенно посторонняя ей женщина, и погибший доктор, и жена его с любовником.
   Кого он упустил? Ах да! Гарик, сбежавший с места преступления. Света, оглушенная всем на нее свалившимся. Кто еще? Ну, с большой натяжкой можно рассмотреть кандидатуру тщедушного низкорослого наблюдателя, от преследований которого сходит с ума красивая вдова.
   Но Зайцев ничего этого не сказал.
   – У меня на нее ничего, кроме осторожного заявления свидетелей о том, что парень, убивший доктора, приехал с девушкой. Девушка незадолго до преступления вылезла из машины и вошла в кафе.
   – Кто это такой глазастый? – скривился Зайцев и за сердце схватился, вот и все, а думал – пронесет.
   – Сразу несколько человек, брат. И они узнают ее, если очную ставку устроить. Так-то… – в голосе Каверина не было больше издевки, а было простое человеческое сочувствие.
   Вспомнил все-таки, мерзавец, что друзья они.
   – Щас она где, Толян? Телефон не отвечает, – пожаловался Зайцев и цыкнул на Сашку, которая просунула нос в дверную щель и нагло подслушивала.
   – Я потерял ее, – пожаловался Толик. – То ли навыки теряю от старости, то ли любовь голову вскружила.
   – Любовь, любовь, – съязвил Алексей и отечески добавил: – Она, проклятая, знаешь, что с нами делает?
   – Теперь знаю. – Каверин вздохнул. – Можешь ерничать, сколько угодно, но я правда ее люблю.
   – Любашу?
   – Ее, кого еще. – Каверин снова вздохнул. – Ты ведь не зол на меня за нее, нет?
   – За нее – нет. За тебя – да, – подумав, честно признался Зайцев. – Мог бы и рассказать. Все тайком, все молча, про кошек каких-то гнул.
   – Ты ведь тоже не откровенничал особо, дружище, – с облегчением рассмеялся Толик. – Спрятал у себя в доме свидетеля и молчишь.
   – Если бы свидетеля, а то…
   – Ладно. Давай двигай домой. Я под твоими окнами и правда сижу в машине, жду, что она появится. Потерял я ее. Ну, хоть ты появись, что ли!
   – У меня рабочий день в разгаре, – напомнил Зайцев с издевкой.
   – Я тебя умоляю! У тебя Шурка в офисе посидит. Давай, давай, Заяц, двигай домой, а то у меня пиво в багажнике замерзнет. Ящик целый, между прочим. Заодно и поговорим. Ну? Ждать тебя?
   – Жди.
   Толик отключился, и почти одновременно с этим Алексею на телефон пришло сообщение: «Со мной все в порядке, вернулись родители, я под домашним арестом, перезвоню. Света».
   Вот, собственно, и все. На этом его участие в ее судьбе и закончилось. Деловитый отчим дядя Коля, посадивший Свету под домашний арест, окружит теперь ее адвокатами, начнет стряпать фальшивые алиби, договариваться с кем только возможно. И уж точно Зайцева, который старше падчерицы почти на двадцать лет, близко к ней не подпустит в том самом смысле, конечно. Они ведь с дядей Колей-то поди ровесники.
   Так-то…
   – Так-то, брат Анатолий, – пьяно глянул Зайцев сквозь пивной высокий бокал на друга. – Старой любви как будто и не было, а новую как будто и потерял.
   – Ты меня, конечно, Леха, прости, но твоя беда в том, что любить ты не умеешь. – Толик дотянулся через стол до друга, тряхнул за плечо. – Они ведь любят, когда их любят.
   – А-аа, это я помню! – пьяно гыкнул Зайцев и сделал глубокий глоток, тут же начав цитировать того самого таксиста, что вез его от дома Любочки. – Чтобы каждый раз, как в первый раз, да?
   – Ну… Этого никто обещать никому не может, жизнь длинна. Но для начала любая баба должна знать, что она любима. Должна знать! Мало того, она должна быть в этом уверена!
   Толик подхватил из стеклянного глубокого блюда щепоть чипсов с луком и сыром, швырнул в широко раскрытый рот, начал хрустеть.
   – Лоб, что ли, расшибить, чтобы она в этом была уверена, да? – скривился Алексей и нанизал на вилку тонкую полоску ветчины.
   – Для начала, для начала, – с набитым ртом забубнил Толик, нацелив в него поблескивающий жирно палец в чипсовых крошках, – для начала ей нужно об этом просто сказать.
   – Просто? Сказать? Что, так вот просто сказать, и все?
   – Да, просто сказать. А потом время от времени напоминать ей об этом, чтобы помнила.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация