А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свадьба по-английски" (страница 15)

   Глава 22
   20 июня. Инспектор Бакер предпринимает ответный ход

   Инспектор Бакер подкатил к увитому хмелем коттеджу на одной из тихих улиц Хантли. На ухоженной лужайке перед домом прятались среди цветов большие гипсовые гномы, возле маленького бассейна сидела безобразная зеленая лягушка размером с лежащего сенбернара. Вокруг стояла благословенная тишина, слышно было, как над цветами жужжат пчелы, стрекочут в траве кузнечики, и какие-то крошечные безымянные птички шуршат в листве акации. Инспектор Бакер зажмурил глаза и глубоко вдохнул в себя густой пряный воздух, наполненный запахом цветущего жасмина и сирени.
   Полчаса назад он смог наконец избавиться от пышущего энергией и жизнерадостностью старшего инспектора Гейтса. Все утро они проводили в замке следственный эксперимент. Разумеется, лишь среди прислуги и с разрешения маркиза Хантли. Все присутствовавшие в замке в то роковое утро заняли свои места согласно их показаниям. Мать арестованной невесты графа исполняла роль своей дочери. Гости замка просто находились там, где они были в момент убийства. А вот прислуга, все по очереди, делали попытки незамеченными проникнуть в сад и совершить убийство.
   На этот спектакль они потратили часа четыре, не меньше. Результат же, по мнению инспектора Бакера, был почти нулевой. Все, что им удалось узнать, – это то, что убийца, скорее всего, подкрался к жертве со стороны парка или конюшен. Так как в означенный отрезок времени кто-то все время выглядывал из окон замка, и идущие по садовым дорожкам со стороны гостиной попадались на глаза то одной из горничных, то лакеям, которые в то утро, как обычно, наводили чистоту в парадных залах, готовясь к свадебным торжествам, то леди Кэролайн, проходившей через салон второго этажа в свою любимую розовую гостиную. Чем это могло помочь следствию, было пока не ясно. Потому что любой из подозреваемых мог попасть в сад со стороны парка. Для этого им понадобилось бы либо пройти через оранжерею, которая была пристроена к левому крылу замка прямо напротив конюшен и имела выход в сад – она была редко посещаема в это время года, и убийца мог легко пройти и вернуться этим путем, либо пройти через охотничий зал и выйти на северную террасу, выходящую окнами на реку, затем обогнуть дом, оранжерею и войти в сад со стороны реки.
   Это могли легко осуществить практически все обитатели замка.
   Сам лорд Хантли, которого ждал возле Большого зала садовник, заканчивал телефонный разговор с банком в библиотеке, леди Оркни была в это время в павильоне Ундины, стоящем на небольшом холме с видом на реку, леди Бредфорд раскладывала пасьянс в розовой гостиной. Лорд Бредфорд гулял где-то в глубине парка, опять-таки исключительно по собственным его словам. Горничная миледи, Эмми Шортер, прибиралась в хозяйской спальне. Ребекка Сайке чистила в столовой серебро. Третья горничная, Кайли Дайсон, перебирала льняные скатерти в буфетной. Одна из них слушала музыку, воткнув в уши наушники, другая болтала с дружком по телефону. Мисс Пейн, раздав с утра прислуге задания, уехала в Абердин буквально за час-полтора до происшествия, что сразу же повлияло на падение дисциплины в находящемся под ее командованием небольшом коллективе. Лакеи вытирали пыль с рам и полотен в верхней галере и мыли зеркала в парадной гостиной первого этажа. Любой из них мог совершенно незаметно отлучиться на полчаса, и никто бы не заметил его отсутствия. А для совершения убийства им понадобилось гораздо меньше времени. Садовые инструменты были брошены на дорожке так, что их можно было бы заметить из замка. Хотя старший инспектор и согласился с Бакером, что, скорее всего, убийца первоначально не планировал лишать леди Хантли жизни. Вероятно, он обратился к ней с какой-то просьбой, а убийство произошло из-за возникшей неожиданно ссоры.
   Эвелин Ньюпорт и лорд Портланд, как уже говорилось ранее, совершали велосипедную прогулку и могли подойти к саду с любой стороны. Виконт Ирвин играл в курительной на бильярде, курил, болтал по телефону, а вообще он плохо помнит, что именно делал в то утро. Признаться откровенно, этот тип вызывал у инспектора Бакера самые серьезные подозрения. По сведениям инспектора, виконт не вылезал из долгов и всегда остро нуждался в деньгах. Он единственный путался в своих показаниях относительно утра убийства. К тому же куда-то отлучался на несколько дней из замка и вернулся лишь сегодня утром. Когда ему задали в общем-то невинный вопрос о том, куда он уезжал, виконт занервничал, стал коситься на мать и в конце концов как-то неубедительно ответил, что ездил в Сент-Эндрюс играть с приятелями в гольф. Инспектор Гейтс, видимо, тоже заметил подозрительную нервозность виконта и задал вполне обычный вопрос: кто из знакомых лорда Ирвина может это подтвердить? Это вызвало у виконта бурю возмущения, он категорически отказался называть какие-либо имена, сославшись на то, что с него и так довольно, его имя полощет пресса в связи с этим отвратительным происшествием, не хватало еще, чтобы беспокоили его знакомых. И вообще, какое это имеет отношение к следствию? Ведь в отсутствие виконта никаких других убийств не случилось. В этом он был абсолютно прав, и оба полицейских сочли за лучшее оставить пока нервного аристократа в покое и попытаться самостоятельно выяснить, был ли виконт в Сент-Эндрюсе, а если нет, то где он провел эти дни и почему так тщательно скрывает от всех свое местопребывание.
   Кухарку и садовника инспектора по обоюдному согласию со счетов сняли. А вот конюх Смит имел не меньше шансов совершить убийство, чем все остальные. Его в этот день, похоже, вообще никто не видел. Он занимался на конюшне своими делами и мог в любой момент пройти через маленькую боковую калитку в сад, пристукнуть маркизу и спокойно вернуться назад чистить стойла.
   Темная лошадка Грейс Сондерс, о которой так позорно забыл инспектор Бакер, также могла предположительно вернуться в поместье и пристукнуть маркизу.
   По мнению инспектора, время было потеряно зря. Но Гейтс покидал замок, радостно потирая пухлые ладошки. Что именно его так порадовало, оставалось только гадать, поскольку сразу после эксперимента он отбыл на доклад к высокому начальству, а заодно зачем-то собирался заскочить к криминалистам. Что ему там понадобилось, он опять-таки объяснять не стал.
   А потому инспектор Бакер также решил провести свое собственное маленькое расследование, решив не посвящать в него этого толстого задаваку Гейтса. Он постепенно стал приходить к мнению, что все эти небылицы о заслугах старшего инспектора по большей части распускаются им самим.
   Инспектор окинул внимательным неспешным взглядом небольшой двухэтажный коттедж, в котором, по его сведениям, проживали камердинер Тафт и его жена, после чего подошел к дверям и уверенно постучал.
   Через пару минут дверь открыла невысокая приятная дама лет шестидесяти с хвостиком. Подтянутая, строго одетая, с аккуратной короткой стрижкой. Она приветливо улыбнулась, глядя на инспектора спокойными серыми глазами, не выказывая ни удивления, не любопытства.
   Разговорить такую будет не просто, отметил про себя инспектор, дружелюбно улыбаясь в ответ.
   – Миссис Тафт, я полагаю? – Его улыбка демонстрировала весь шарм и обаяние, на какие он только был способен.
   Дама сдержанно кивнула.
   – Инспектор Бакер. Извините, что беспокою, могу я увидеть вашего супруга?
   – Его не бывает дома в такое время, инспектор. Он возвращается из замка не раньше восьми. Иногда там ночует. – На этом миссис Тафт собралась уже было закрыть дверь, так и не предложив инспектору пройти и выпить с ней чашечку чаю.
   Да, она была явно не из числа скучающих домохозяек, обожающих сплетни и живущих лишь тем, что перемывают косточки окружающим.
   – Миссис Тафт, возможно, вы сможете мне помочь, – нерешительно проговорил инспектор, придерживая дверь рукой.
   – Не представляю чем, инспектор. Я была в замке раза четыре за всю свою жизнь и, конечно, незнакома с его обитателями. – Дверь она по-прежнему держала полуприкрытой, готовая в любой момент захлопнуть ее.
   – Миссис Тафт, это не займет много времени, – почти заискивающе улыбнулся инспектор.
   Дама нехотя приоткрыла дверь, впустив его, и проводила в небольшую светлую гостиную.
   Комната была несколько скучновата. В ней было слишком мало безделушек, журналы и газеты не валялись на столиках и креслах, а были аккуратно сложены в специальную подставку. В комнате имелось всего две фотографии и два чахлых цветка на подоконнике. Зато здесь царила почти стерильная чистота. Миссис Тафт села в кресло напротив инспектора, сложив на коленях руки и выпрямив спину. Ее поза не была напряженной, но какой-то неестественно правильной, как у ученицы пансиона в кабинете директора. Впрочем, требовательное выражение ее глаз делало этот образ неуместным.
   «Сухарь, – скорбно констатировал про себя инспектор Бакер. – Нет. Сухарь мужского рода. А это сушка. Нет. Тоже не то, продолжал молча рассматривать хозяйку приунывший инспектор. – Сушка круглая, гладкая, с золотистой поверхностью. А эта больше похожа на сухой диетический хлебец. Тонкий, прямоугольный, с острыми колючими крошками. Как Тафт живет с такой особой?» – Инспектор Бакер с удовольствием вспомнил свою жену. Миссис Бакер скорее напоминала собой рождественский пудинг. У инспектора невольно выделилась слюна, и он вспомнил, что с самого утра ничего не ел.
   Но, бросив взгляд на хозяйку, заметил, как одна бровь миссис Тафт вопросительно поднялась вверх, и с шумом сглотнул слюну.
   – Так чем могу быть полезна, инспектор? – сухо спросила она, по-видимому, не собираясь его ничем угощать.
   Разочарованию инспектора не было предела, но сдаваться он все же не собирался.
   – Миссис Тафт, буду с вами откровенен, мы расследуем крайне сложное и запутанное дело. И нам сейчас важна любая помощь и любая информация, возможно, даже незначительная на первый взгляд. – Он взглянул на каменное изваяние женщины, сидящее, напротив него. – Припомните хорошенько, в день убийства или, возможно, накануне ваш муж не упоминал о чем-нибудь странном или необычном, что имело бы место в замке?
   – Мой муж не обсуждает со мной свою работу, – спокойным, лишенным эмоций голосом ответила миссис Тафт.
   – Неужели он, приходя с работы, никогда не говорит чего-то вроде: «Этот олух Рамзи опять забыл положить дрова в хозяйский камин», или «Эта вертихвостка Эмили только и знает, что стрелять глазами в каждого проходящего мимо парня», или «Запеканка у старухи Сары сегодня подгорела», – с добродушной улыбкой спросил инспектор.
   – Нет.
   – И он никогда вам не рассказывает о самом лорде Хантли и его покойной матери?
   – Я уже ответила вам, инспектор.
   Инспектор встал и, сам себе удивляясь, выкинул совершенно дикую, не подобающую ни его возрасту, ни должности выходку. Он охнул, согнулся, схватился за живот и снова повалился в кресло.
   Его расчет был наивен и прост. Женщина, как существо от природы сердобольное, бросится его жалеть, постарается ему помочь, размякнет, тут-то он ее, голубушку, и поймает!
   – В чем дело, инспектор? – нахмурив ровные четко очерченные брови, строго спросила миссис Тафт.
   – Гастрит! – прокряхтел инспектор, изображая стоическую борьбу с болью.
   – Гм. Сейчас я вызову «Скорую». Вам нужна медицинская помощь. – И она чеканным шагом двинулась к телефону.
   – Нет, нет! – суетливо попытался остановить ее инспектор. – Ничего не надо! Я минутку посижу, и все пройдет! Просто забыл вовремя перекусить. Режим, – вздохнул инспектор, изображая частичное исцеление.
   Миссис Тафт смотрела на него недоверчиво пронизывающим взглядом.
   Выйдя из коттеджа, инспектор Бакер едва не снес голову одному из гипсовых гномов. Но два серых внимательных глаза, следящие за ним из окна гостиной, не позволили ему этого сделать. Тогда он зло выругался и кинулся к своей машине, вызова «Скорой помощи» ему удалось избежать лишь чудом, принеся клятву на Библии в том, что ему действительно полегчало.
   «Вот уж точно два сапога – пара! – подумал о супругах Тафт инспектор, захлопывая дверцу своей машины.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация