А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Будни рэкетиров или Кристина" (страница 38)

   Плафон горел так тускло, словно устал на ровне с полковником. Половина цифр на пульте управления отсутствовала, большая часть кнопок была изувечена до неузнаваемости. Обуглена, раздавлена, или выломана.
   Если стальная решетка защитила плафон освещения, то динамик, предназначенный для экстренной связи, пал жертвой вандалов. Легко было предположить, что в лифте побывал кровный враг диспетчера, по какой-то причине решивший начать вендетту с казни переговорного устройства. Из дыры с зазубренными краями торчали обрывки проводов.
   – Вены за такое вскрывать, – вздохнул Украинский, и вышел на лестничную клетку. Его дверь была крайней слева.
   Едва полковник переступил порог, как в нос ударила удивительная комбинация двух очень приятных домашних запахов: хорошего шампуня и сытного ужина. В ванной журчала вода, из кухни доносилось потрескивание масла на огне. Там что-то жарилось. Потянув носом, Украинский решил, что, предположительно, мясо с картофелем.
   – Лида, – сказал Сергей Михайлович двери в ванную, – у тебя горит чего-то. – Параллельно он сбросил туфли и повесил промокший плащ на вешалку. – Лида?
   – Я здесь, – она выглянула из кухни. Лицо раскраснелось, на животе красовался передник, кое-где заляпанный маслом.
   – А в ванной кто?
   – Совсем уже, – жена посмотрела на полковника с усталым осуждением, – дочка наша. Ты ее, случайно, не забыл?
   – Зачем ты так?
   – А как? – Лида уставила руки в боки. – Ты же обещался нас из больницы забрать.
   – Ох, – Украинский потер лоб, – что-то я совсем забегался.
   – Раздевайся, – бросила она на ходу, – плащ на плечики повесь. Он же мокрый до нитки. Завтра будет жеваным. На улице что, дождь?
   – Ветер, – буркнул Сергей Михайлович, неожиданно вспомнив бородатый анекдот про незадачливого поручика, отлучившегося с бала на улицу по малой нужде.
   Сергей Михайлович было двинулся к ванной, чтоб поприветствовать доченьку через дверь, но, не успел и рта открыть, как в прихожей зазвенел телефон. Выругавшись про себя, Украинский снял трубку.
   – Слушаю.
   – Сергей Михайлович, – позвал взволнованный голос оперативника, оставленного приглядывать за Растопиро.
   «Черт бы вас всех побрал! Что там опять стряслось?! Ни днем, ни ночью покоя нет». – Слушаю тебя, Богдан.
   – Объект из парадного вышел. Волочет что-то тяжелое. В мешке, кажется. По размерам похоже на труп.
   Украинский не посвящал оперативников в подробности, известные только майору Торбе и Следователю с Близнецом. Остальные выполняли приказы, и точка. Поскольку все трое посвященных в детали на данный момент отдыхали, возникли определенные сложности. Впрочем, пока не принципиальные.
   – Куда направляется?
   – Пока не ясно, товарищ полковник. Вдоль дома пошел. Под самыми окнами держится. Какие наши действия, Сергей Михайлович?
   Украинский слегка запаниковал. Чуть было не распорядился: «Брать, к чертовой матери!», когда вспомнил о гараже Бонасюков. Во дворе, под домом с торца.
   – Следить в оба глаза. – сказал Украинский.
   – Понял, выполняю.
   – Только, гляди, не вспугни.
   Вскоре предположение подтвердилось. Оперативники доложили, что Растопиро с ношей скрылся в гараже.
   – Если надумает выехать, остановить и задержать.
   Потянулись тревожные минуты ожидания. Пятнадцать минут истекло. Потом еще десять. Не выдержав, Украинский сам связался с подчиненными.
   – Без изменений, товарищ полковник. Объект сидит в гараже. Ворота плотно закрыты. Свет через щели пробивается. Только слабый какой-то. Из подвала, видать.
   «Вон оно что», – подумал Сергей Михайлович, и ему расхотелось ужинать. Даже доченьку, выпорхнувшую из ванной, он обнял как-то рассеянно. Из головы не шла Кристина. Или то, что от нее осталось.
   Света с Лидой отправились смотреть телевизор. Украинский остался на кухне. К ужину он почти не притронулся.
   Выходя, Светка озабоченно посмотрела на отца:
   – Пап, что-то не так?
   – Все так, – успокоил ее полковник. – Просто умаялся немного.
   – Покушай. А-то голова болеть будет.
   – Да, да, доченька.
   Поколебавшись, Украинский связался с майором Торбой. Сначала трубку долго не брали, потом ее все-таки снял майор.
   – Да, бля? Я слушаю? – голос был настолько пьяным, что Сергей Михайлович благоразумно повесил трубку. В таком состоянии толку от Торбы было немного. Оставались Следователь с Близнецом. Насколько слыхал Украинский, капитан Журба накануне отвез жену в роддом. Подробностей Сергей Михайлович не знал. «Должен быть дома», – предположил он, накручивая номер Журбы. Ему ответили длинные гудки. Либо Следователь отсутствовал, либо вырубил телефон. Украинский позвонил Ещешину, но и тот, как назло, исчез.
   – Вот, черт, – выругался полковник. У него не осталось выбора. – Черт бы вас всех побрал.
   Квартира потихоньку затихла. Светка, чмокнув «любимого папочку» в щеку, – «Фу, колючий», – удалилась в свою комнату. По пути дочка сладко зевала. С учетом кислоты и последовавших операций со стороны выглядело не очень. Но, только не для Сергея Михайловича. Родные дети, самые красивые. Разве это не так?
   Лида в спальне потушила большой свет, оставив гореть ночник на тумбочке. Сергей Михайлович дежурил у телефона. Даже надел туфли и накинул свитер, готовый, по первому же сигналу, лично ехать на Оболонь. «Не привыкать, дырки собой затыкать». Около двух по полуночи на связь вышел Богдан.
   – Товарищ полковник? Клиент возвращается обратно. С пустыми руками. В подъезд зашел… В квартиру подымается… Все, кажется, в квартире.
   «Похоронил, значит…»
   – Докладывай, если что. – Распорядился Сергей Михайлович. Прошагал к холодильнику, плеснул с полстакана водки. Осушил залпом, немного посидел в молчании, пока не прилег прямо на уголке. Через четверть часа он уже крепко спал.

   декабрь 2002 – ноябрь 2004
   конец третьей книги
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация