А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Юлиана – мама из будущего" (страница 23)

   – Попробуй вести дневник или опиши свои предыдущие путешествия. Не так просто тебе будет держать себя в руках в состоянии полной неизвестности. Ещё неизвестно кому из нас будет труднее. И не превращайся в Квазимодо, мон шер ами!
   Сандро обещал, что попробует последовать моим советам.
   * * *
   Пора было будить профессора.
   Пока экипируемся, выслушиваю последние напутствия Сандро:
   – Помни, Ана, самое дорогое на этом свете это жизнь. Если что-то не будет получаться – брось. Главное – береги себя… и его, – продолжил он, помолчав.
   Я была очень тронута и, расцеловав его, уверила, что у нас обоих всё будет хорошо.
   Открыв плиту, выпуская нас на поверхность, Сандро помахал рукой и скрылся в бункере.
   Мы спустились с холма и очутились на обочине широкого шоссе, по которому неслись машины. Снега, практически не было, грязноватая кашица летела с колёс. Помахав рукой, Вацлав остановил нужный нам автобус и, с комфортом расположившись на мягком диванчике, мы полетели вперёд. Не прошло и часа, как леса по обоим сторонам шоссе закончились и начались предместья большого города. Вацлав тормознул автобус в нужном месте и, нырнув в арку и пройдя через дворик, мы уже входили в подъезд 3-этажного дома. Поднявшись на 2-ой этаж, профессор позвонил в дверь одной из квартир.
   Высокая, статная блондинка открывает дверь и, увидев нас, почти сползает вдоль двери, шепча «Матка Бозка».
   Мы с профессором, подхватив Илонку (так её зовут, как выяснилось позже) входим в квартиру.

   Глава 18. Новая Эра

Я сделал выбор!
   Уже заканчивался октябрь, а маму не выписывали. Надежда договорилась о продолжении реабилитационного периода в московской клинике, так как врачи не советовали перевозить маму в Питер. Она была ещё слаба. Случай у мамы был сложный, но оказывается весьма интересный для профессуры медицинской академии. Смешно сказать, но в этом плане нам повезло. За продление реабилитационного периода с нас даже денег не взяли, а наблюдали маму несколько московских специалистов. Отец продолжал работать в той же фирме уже на месте человека, находящегося на больничном. С жильём ему тоже повезло. Первые две недели он жил в ужасных условиях, снимая комнату в «гадюшнике» Так он называл место своего обитания. Хозяева двухкомнатной квартиры муж и жена – хронические алкоголики, одну комнату сдавали внаем. Обстановка была тяжёлая. Иногда утром страшно было выйти из своей комнаты, можно было буквально вляпаться во что-нибудь. То есть просто наступить на кого-нибудь или что-нибудь. Это всё отец мне рассказал позже. Но через две недели он съехал из этих апартаментов. У его бывшего сослуживца, который, кстати, предлагал отцу остановиться у него, тёща уехала на Украину, чтобы помочь младшей дочери, у которой родился третий ребёнок. Квартира осталась пустой. Москвичи не любят оставлять свои квартиры без присмотра, и отец оказался просто подарком на этот случай. Он оплачивал только коммуналки, электричество и телефон. Правда квартира была на Юго-Западной, но это уже мелочи. Всё, что в черте города – это удача.
   В общем, после уже далеко не романтической встречи с Мариной воскресная семейная идиллия меня пугала. Я не собирался рассказывать Ане о том, что произошло, и в то же время не был уверен, что смогу беззаботно изображать любящего молодожёна. Поэтому поездка в Москву к маме была очень кстати. Тем более что я давно собирался, и Аня меня всячески подталкивала к этому. В воскресенье рано утром я был в поезде на Москву с обратным билетом на ночной экспресс.
   Маму я просто не узнал. Такой она была худой и бледной. И это прошёл почти месяц после операции. А как она обрадовалась моему приезду! Еле удержали её в лежачем положении. Ей как будто хотелось выпрыгнуть из постели и пойти на кухню мне что-нибудь приготовить.
   Мама всё время ахала, как я похудел, и не понятно было, кто кого навещает в больнице. Я успокаивал её как мог. Объяснял, что питаемся хорошо, что просто я устроился ещё и подрабатывать сторожем, но это временно, пока друг в отпуске. Уж больно деньги хорошие. Не мог же я ей про стриптиз рассказать, если даже сторожем ей не понравилось.
   В общем, у мамы я провёл часа три. На квартиру к отцу не поехали. До поезда побродили по Москве. Я давно здесь не был. Да, столица меняется не по дням, а по часам – это верно.
   Посмотрел рынок звукозаписей. От Питерского мало чем отличается. За пару часов до поезда пошли поужинать в ресторанчике у Ленинградского вокзала. Тут отец рассказал мне о своих мытарствах в «гадюшнике» С чувством юмора у него всё в порядке, поэтому я просто падал от смеха, когда он изображал своих благодетелей, то есть хозяев квартиры.
   Перед расставанием он меня обнял и попросил не торопиться с женитьбой, дождаться их с мамой возвращения. Я чистосердечно признался, что жениться пока не собираюсь. Мне показалось, что это признание тоже отца не порадовало. В общем, не поймёшь, что они хотят. Мой поезд на Питер отходил около полуночи, и я проводил отца до метро, пока оно ещё работало. Через полчаса я занял своё место в вагоне. Вагон был полупустой, чему я был страшно рад. Терпеть не могу душещипательных бесед с попутчиками, тем более в ночном поезде. В купе нас было двое. Мой сосед по купе пожилой мужчина, пожелав мне спокойной ночи, быстро захрапел. Что касается меня – я долго не мог уснуть. Мысли роем крутились в молей голове и события последних дней вставали у меня перед глазами.
   Если представить мою жизнь, как огромную спокойно текущую реку, то за последнее время, она разделилась на два русла. Одно продолжает прежнее направление, а другое течёт слегка под уклон, и течение в нём стало если не стремительным, то более быстрым.
   С началом работы в клубе, моя жизнь изменилась. У меня появилось больше денег, поклонницы, я даже приобрёл кое-какую известность. Плюс в моей жизни появилась красивая женщина, которая меня хочет и которую, если честно, хочу я. Я вспомнил гримёрку. Маринино тело, стоны, запах её волос и наше отражение в зеркалах. И мне ужасно захотелось, чтобы она сейчас была здесь в купе со мной. Я представил себе, как я её медленно раздеваю, и чуть не застонал в голос от пробуждающегося желания. Нет. Это просто наваждение какое-то. А хотел бы я жениться на Марине? Ну, уж нет, «No way» как говорят американцы. Ни в коем случае!
   А чем плоха вторая часть моей жизни? Мне хорошо с Анютой. Спокойно, у нас много общего и в сексе мы не плохие партнёры Если Марина делает со мной всё что хочет, то я, то же самое, делаю с Анютой. И в том и в другом есть своя прелесть. Если бы я и хотел жениться, то уж конечно на Анюте. Но дело в том, что жениться я пока не собираюсь. Мне только-только перевалило за двадцать. Ане ещё нет и двадцати. Рановато обзаводиться семьёй. Я ещё не определился в жизни. Анюта тоже учится. А когда вернуться родители нам и жить будет негде. Жить вчетвером в нашей квартире – это, конечно не подарок. Так, что скоро нашей семейной идиллии придёт конец. С другой стороны я получу относительную свободу. Мне будет проще встречаться с Мариной.
   Нет, в гримёрке – это был первый и последний раз! С меня хватит. Я не собираюсь делать публичной свою частную жизнь, и трахаться под охраной Лёвы. Но у Марины есть своя квартира. Боже мой, о чём я думаю! Заблудился в трёх соснах. Вернее в двух женщинах и ищу способ удержать обеих.
   «Ай да Пушкин, ай да сукин сын» Правда, интонация должна быть не восторженная, а с укоризной и фамилия «Колосов», а не «Пушкин» Я всё-таки заснул, и снились мне и Аня, и Марина, только почему-то наоборот. Аня приходила в мою гримёрку, а с Мариной мы устроили оргию в моей квартире. Потом приехали родители, и я объявил, что женюсь. Мама дёргала меня за рукав, чтобы я одумался. На самом деле это проводница пыталась меня разбудить. Мы подъезжали к Питеру. Я облегчённо вздохнул, сообразив, что на Марине жениться не придётся.
   В общем, умывшись, я решил придерживаться светлой стороны жизни и, отказавшись от журавля в небе довольствоваться синицей в руке. Тем более что синичка моя – просто замечательная. Она наверняка приготовила мне завтрак, а вечером снова увидимся дома. Я уже соскучился. На работу я успеваю. Разумеется, «основную» свою работу я бросать не собирался, хотя в клубе мог бы получать в разы больше.
   Деньги, конечно не зло, но и не единственная цель в жизни. И не мог я так огорчить своих родителей. Особенно сейчас, когда мама в таком состоянии. Надо определиться с приоритетами. Семья, верность, надёжные тылы – это дорогого стоит.
   В этот день на работе я был просто в ударе. Продал очень много «недвижимости» (так мы называем залежавшийся товар) и новинок тоже изрядное количество. Бежал домой сломя голову, чтобы подольше побыть с Анютой и был страшно рад, что мне не надо в этот день идти в клуб. Во вторник я не увидел Марину в зале и опять обрадовался, но в четверг она уже была. Несколько раз давала мне знаки, чтобы я подошёл к её столику, но я делал вид, что не замечаю. После окончания Шоу, она ждала меня на выходе.
   – Почему ты ко мне не подошёл? Тебе что-то не понравилось?
   – Марина, если ты помнишь, я на работе. И мне хорошо платят за эту работу.
   – А сейчас ещё лучше, не правда ли?
   Она помолчала.
   – Ты хочешь ещё таких заработков, как в прошлое воскресенье?
   Теперь молчал я. Я думал, как ответить, чтобы не обидеть её.
   – Знаешь, у меня не получается расплачиваться за эту твою помощь.
   – Очень даже получается, – нервно рассмеялась Марина.
   – Нет, я так не могу.
   – Только не говори, что ты меня не хочешь. После того, что произошло – не поверю.
   – Разве всё в этой жизни определяется тем, что хочешь или не хочешь? Я хочу больше, чем могу получить. Ты, вероятно тоже. Но это невозможно.
   – Я слышала, ты знаешь английский, так вот даже консервативные англичане говорят «Whatever your desire, if you want it enough, you can make it happen».
   – Если чего-то очень хочешь – всегда можешь этого добиться. А что если я хочу двух женщин сразу, – решил я разрядить обстановку.
   – Я, лично, не возражаю. Твоей серой мышке – со мной не тягаться. Когда-нибудь ты это поймешь тоже.
   Такого поворота событий я не ожидал. Поэтому молчал довольно долго. Нет, не то чтобы я не знал, что ответить, я просто понимал, что нельзя эту женщину злить. В ней чувствовалась какая-то скрытая угроза моей спокойной доселе жизни.
   – Видишь ли, Марина. Я тебе говорил, что раздваиваться не умею. Я чертовски дерьмово себя чувствовал, после нашей последней встречи, хотя всё было отлично (вовремя успел я вставить) А потерять Анюту я не хочу. Она мне дорога. Может быть, тебя это удивляет, но поверь, это так.
   – Меня это не удивляет, а заводит. Запретный плод всегда слаще. Ты и сам это уже понял.
   Дальше я не стал спорить, чтобы не поссориться окончательно. Пусть последнее слово останется за ней.
   – Слушай, поехали по домам. Я уже замёрз. Да и ты тоже не для прогулки одета.
   – Да, конечно, поезжай. Я жду Матвея. Он меня отвезёт.
   Если это был ход, то он оказался верным. Мне было неприятно упоминание о Матвее. Но в такси я себя успокоил. Нельзя быть собакой на сене. Если я уезжаю к Ане, почему она не может быть с другим мужчиной. Всё логично. Опять пришло сообщение на мобильник, и я даже знал от кого:

«Ты любишь, ты притворствовать умеешь, –
Когда, в толпе, украдкой от людей,
Моя нога касается твоей –
Ты мне ответ даёшь и не краснеешь!»

   Я рассмеялся. Ну, чертовка. Всегда в тему и теперь я точно знаю, что шпарит на память. Надо будет узнать автора. Не сама же она это сочиняет. Но, всё равно я вздохнул с облегчением, самый трудный разговор состоялся. И я всё попытался объяснить, не обидев даму. «Ай да, Пушкин, ай да сукин сын!» Теперь уже с авторской интонацией. Я был ужасно доволен сам собой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация