А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Юлиана – мама из будущего" (страница 20)

   – Не обращайте внимания мадмуазель. Эдгар вчера разбил скульптуру, над которой работал последние месяцы. Поэтому он не в настроении. Обычно это безобиднейший и добрейший человек.
   – Почему же он её разбил?
   – Муки творчества.
   Попросив разрешения, рассматриваю пейзажи, которыми увешаны стены в мастерской Фрэди. Глазам своим не верю. Это же Сислей!
   – Может быть, вы покажете мне свои работы, чтобы я мог сориентироваться чему я смогу вас научить, – Фрэди явно хотел наладить с нами контакт.
   – К сожалению, наши планы изменились и послезавтра мы уезжаем в Прованс. Если возможно, мы хотели бы приобрести несколько ваших работ, чтобы может быть, копировать манеру, которая нам очень понравилась.
   Строя эту фразу я очень надеялась, что Фрэди поймёт мой далёкий от совершенства французский. Фрэди ответил по-английски.
   – Зачем же копировать мою манеру? Я что, академик? А впрочем, как хотите.
   И, немного помолчав, добавил:
   – Поль сказал, что вы американцы, вас не смущает мой английский, мадмуазель?
   Его английский меня не смущал, и мы быстро поладили. За 500 франков я выбрала 10 небольших пейзажей, в которых было столько света и воздуха!
   Фрэди повеселел и прямо-таки расцвёл от моих комплиментов. Расплатившись, мы откланялись.
   Фрэди вежливо предложил проводить нас, но мы отказались и зря. Битый час мы ходили по Монмартру кругами, но не нашли заведенье Анри. А ведь Поль нас вывел минут за 10. Но всё это было с пользой. Мы наснимали разных двориков, лестниц и просто очень живописных фасадов. Даже набрели на Мельницу – ту самую, которую я часто видела на полотнах импрессионистов. Во дворе её мы поснимали знаменитое кафе. Правда, знаменитым оно станет гораздо позже. Удалось даже запечатлеть ссору двух соседок.
   Когда мы вышли из очередного дворика, то поняли, что мы рядом с гостиницей. Ну и хорошо! До обеда ещё есть время, а отсюда легко найти нужное нам кафе! Мы смогли оставить наши покупки и мольберт, который нам ещё понадобится вечером. Наличных ещё полно. С цепочками я переборщила. Я смогу купить ещё кучу картин! Но Сандро образумил меня – вес они всё-таки имели. Мы договорились с ним ещё на 10.
   Обедали снова у Анри. Хорошо, что кроме очередного жаркого из петуха сегодня у него в меню были мидии. Эта еда нам более привычна. В нашем времени выращивают морские деликатесы. В виде пасты мидии можно заказать даже в соту. Но даже и в дорогих ресторанах их не подают в раковинах. И когда нам принесли целую кастрюльку мидий в приоткрытых раковинах, мы были очень удивлены. Кастрюлька источала такой аромат, что мы сразу же принялись за еду, посмотрев, что за соседними столиками с мидиями расправляются руками, без всяких приборов. Это было очень вкусно! Мы с Сандро даже выпили по бокалу белого сухого вина.
   Подозвав Анри, прошу его посидеть с нами пять минут. Сделав комплимент по поводу мидий, признаюсь, что хочу купить у него несколько картин.
   – Ну, пожалуйста, дорогой мсье Анри! Вам принесут другие.
   Поупиравшись для вида, Анри соглашается. За ту же цену, что в мастерской мне разрешено выбрать 10 картин. Следующий час, испытывая острое наслаждение, выбираю эти картины. Я примерно знала, какие из них будут наиболее ценными, но хотелось и ту и эту. Потом, сказав себе, что они всё равно никогда не будут украшать стены моей соты, я заканчиваю отбор. Упаковав драгоценную добычу и расплатившись с Анри, спускаемся в гостинцу за мольбертом.
   Сегодня мы ещё снимаем съезд публики на вечернее представление в только что открывшемся кабаре «Мулен Руж». Вид подъезда мне не понравился. Ни рекламы, ни иллюминации. Видимо всё это сделают позже. А может нас пустят поработать в фойе? Оставив Сандро на площади, где публика уже подъезжала, я направилась в кассу и за 100 франков получила разрешение поработать внутри без входа в зал.
   Выходя, вижу небольшую толпу, собравшуюся вокруг Сандро. Какая-то девица с воплями вцепилась в куртку моего спутника. Я пробираюсь к Сандро и помогаю ему избавиться от назойливой парижанки. Видимо моя железная хватка, с которой я взяла её руку, несколько охладила пыл, и привела девицу в чувства. Пока она потирала удивлённо свои запястья, мы, не теряя времени, вваливаемся в фойе, под защиту дюжего швейцара. Высоченный, широкоплечий, в красивой форме швейцар без церемоний перекрывает вход противной скандалистке, кинувшийся было за нами. Потом я успокаивала кипевшего от ярости Сандро.
   Оказалось, что: ему понравилась живописно одетая профессионалка, крутящая на пальце ключ от своего рабочего «кабинета» (ну, ещё бы, с его-то инстинктом! Мы же находились в районе красных фонарей, недалеко от площади Пигаль!).
   Он решил снять эту диву. Разумеется, не в прямом смысле этого слова, а всего лишь отснять. Только он установил мольберт, как девица потребовала, чтобы он заплатил ей как натурщице. Сандро возмутился и, показав ей холст, предложил найти на нём её изображение.
   – И тут она меня ущипнула и вцепилась в куртку. Я попытался разжать её руку, а она завизжала и кинулась на меня, как фурия. Тут, как из-под земли, выросли два амбала и ты, спасительница. Выходит я опять твой должник. Не мог же я драться с женщиной!
   – Наверное, те амбалы такие же джентльмены, как ты. Со мной связываться не стали.
   – Хорошо, что всё закончилось без пострадавших, а то вместо кабаре вам пришлось бы провести вечер в полицейском участке, – сказал нам швейцар, видимо наблюдавший всю эту сцену со стороны.
   Согласно кивая, объясняем ему смысл наших входных билетов и устраиваемся в уголке с мольбертом. Публика уже толпиться в проходе. Мы не успеваем запечатлеть всех живописно одетых парижан и парижанок.
   Наши съёмки, когда-нибудь попадут в учебные программы по истории костюма! Очень ярко и разнообразно были одеты не только женщины, но и мужчины. К сожалению, в зале снимать мы не могли. Когда ЖИВЫЕ КАРТИНЫ будут снимать в больших масштабах, кто-нибудь прилетит специально, чтобы запечатлеть само представление.
   Поужинали мы в номере из тюбиков. Перед сном составляем план на завтра. Если оставить для страховки энергию на 30 часов, как это положено по инструкции, завтрашний день и ночь – последние. Выезжать из гостиницы запланировали утром. В Булонском лесу место, которое нам нужно, достаточно пустынное и тихо «провалиться сквозь землю» можно в любое время суток. Посмотрев на походном варианте аппаратуры результаты нашей работы, мы вдоволь посмеялись над ссорой соседок. Фурию, напавшую на Сандро, я тоже оценила по достоинству. Порадовавшись отличным кадрам и в полной уверенности, что мы просто молодцы, быстро засыпаем, чтобы встать завтра рано-рано.
Париж. День 3-ий
   Утром спускаемся к Большим Бульварам. Да, это тот Париж, который стал красивейшим городом мира, и про который говорили «Увидеть и умереть»! Это всё барон Осман префект Парижа, который перестроил все Бульвары, сделав их широкими и красивыми, с домами, сплошь увешанными балкончиками с коваными решётками и мансардами. Это произошло где-то во времена Наполеона. Прохладно, но солнышко нас опять радует.
   Нет времени даже позавтракать в кафе. Сегодня мы должны отснять материал для «Травиаты». Во время увертюры я запланировала виды-символы Парижа, которые все знают. Нет, не Эйфелева башня, конечно. Лучше Нотр-Дам де Пари. А пока надо снять всякие грешные радости жизни на Больших Бульварах.
   У меня осталась ещё довольно большая сумма денег. Поищу духи для Софьи. Сдавать её кулончик не буду. Нет необходимости. Сделаю ей подарок! Пока Сандро снимает нарядные экипажи, подвозящие ранних покупательниц, захожу в самый красивый магазин духов.
   Точно таких, как она показывала – нет. Но я нахожу по запаху очень-очень похожие и, поторговавшись, покупаю их совсем недорого. За ту же цену, что и одну картину! Так что дёшево или дорого это всё понятия относительные. Франки всё равно надо потратить и я сообщаю продавцу, что хочу купить духи и для себя тоже. Продавец – хорошенький, небольшого роста брюнетик ведёт меня к полкам и предлагает мне очень красивую бутылочку. Кстати я читала, что стоимость этих флакончиков составляет чуть ли не половину стоимости духов.
   – Думаю, это вам подойдёт, мадемуазель!
   С духами, упакованными в красивую коробку, выхожу к Сандро.
   На извозчике едем к знаменитому собору Нотр-дам де Пари. Роман Виктора Гюго в нашем времени изучают в школе. История любви Квазимодо к Эсмеральде известна и из различных музыкальных спектаклей. Именно это место каждый из нас воображает себе, произнося слово Париж. Тем не менее, мы волновались. От нас, от качества нашей работы сейчас зависит, как огромное большинство будет представлять этот великий и прекрасный город. Кроме съёмок на площади мы сняли собор с моста, по которому шли в Латинский квартал. Вид с моста необычный. В этот кадр попало сразу несколько шедевров пламенной готики. Это просто чудо! Мы покидаем сердце Парижа, остров Сите. Именно с него начиналась Лютеция, столица кельтского племени.
   Неожиданно налетевший дождь прервал нашу вдохновенную работу. Мгновенно вымокнув, ныряем вглубь Латинского квартала. Находим место в симпатичном ресторанчике на Place St. Michel. Кроме овсянки из тюбиков мы сегодня ещё ничего не ели. Хоть дождь нас и огорчил, но сделал это он очень вовремя! А как я радовалась дождю в Питере. Наверное, парижский дождь ничем не хуже, но он осенний, а мы ещё и голодны.
   Заказываем овощное рагу и телятину под соусом бешамель. Сейчас – почти полдень – это у нас получается ланч. Мы столько уже сделали за это утро, что нам требуется подкрепиться по-серьёзному, тем более что дождь за окном припустил с новой силой. В ресторан, видимо, работает отопление – наша одежда начинает понемногу подсыхать. Как хорошо, что мы надели термокостюмы! Когда тепло в них не очень комфортно, а когда прохладно, или, как сегодня, одежда вымокнет, они защищают ровно настолько насколько нужно.
   Тут нам приносят еду. Как красиво всё это выложено! Просто натюрморт на каждой тарелке. Из овощей успеваем заметить цветную капусту и морковь. Неважно, всё настолько нежное и вкусное, что с тарелок всё мгновенно исчезает.
   Заказываем десерт и просим официанта не торопиться. А пока нам приносят превосходный кофе, и мы чувствуем себя просто избранниками судьбы. Прикидываем с Сандро, каких кадров нам не хватает для «Травиаты». Увертюра там лирическая и очень короткая. Как пригодилась моя привычка включать в соте фоновой музыкой темы из классических опер! Мы, конечно, оперы, которые должны иллюстрировать ещё и изучали отдельно. После кадров Собора нужен подъезд какого-то красивого особняка – поищем! Во 2-м действии сельская идиллия – это мы снимем завтра Булонский лес. Перед 3-м у нас будут экипажи на Больших Бульварах. Самое трудное – это последнее действие. Предположим вступление – это может быть тоже Нотр-дам де Пари. Только крупным планом, чтобы хорошо были видны химеры. Сандро предлагает снять подъём на колокольню.
   – Гениально! Сандро, ты просто молодец. Это будет как символическая борьба за жизнь!
   А вот никакого народного праздника или карнавала мы не застали. А как было бы здорово – там идёт весёлая фоновая музыка. Этот карнавал всегда только слышен, а если бы он был ещё и виден! Придётся делать постановочные сцены.
   Тут к нам подходит наш официант и, с виноватым видом, сообщает, что меренги, которые мы заказали, сегодня неудачные. Он слышал, что мы говорим по-английски и берёт на себя смелость рекомендовать нам попробовать французский крем-брюле, очень удавшийся сегодня.
   Мы с Сандро рассмеялись и согласились. Дело в том, что крем-брюле с карамельной корочкой в нашем времени это очень символический десерт. Фильм «Амели» – это почти такая же классика, как «Ромео и Джульетта». Крем-брюле у нас заказывают влюблённые и, съедая его, вместе загадывают желание. Каждый из нас помнит свою романтическую историю, связанную с этим десертом. Но вот, белые фарфоровые чашечки перед нами. Мы с Сандро, глядя друг другу в глаза, одновременно разбиваем корочку и, съев вкуснейший крем (у нас его делают менее сладким) целуемся. Теперь у нас всё будет хорошо!
   С новыми силами идём к Собору. Наладив контакт со звонарём за несколько франков, снимаем сначала пустую лестницу. Потом я снимаю Сандро, который изо всех сил горбится и хромает, изображая Квазимодо. Потом он снимает меня – вид сзади – уставшая от жизни женщина с трудом поднимается по ступенькам. А теперь – вид спереди – лицо мы сделаем отдельно. А теперь сам огромный медный колокол. Снимаем и сам процесс вместе со звуком – как раз звонарь выполняет свою работу. Очень довольные, но немного опустошённые присаживаемся на скамейку перед собором. Теперь химеры на фасаде Нотр-дам де Пари крупным планом.
   Нам осталось найти что-то похожее на особняк Виолетты. Отправляемся на поиски по ближайшим дворикам. Мы удивились, но в этом районе живут и небогатые горожане.
   Никак не найдём достаточно живописного места, без развешанного на просушку белья!
   И когда успели!
   Дождь кончился недавно, но солнце светит, и стало даже теплее, чем утром. Особняк решаем искать в квартале Сен Жермен. Заодно увидим и Люксембургский сад. Перейдя через мост, снимаем букинистов. Это уже вряд ли пригодится, но уж очень живописны их прилавки.
   Сад превзошёл все наши ожидания. Погода нам благоприятствовала – солнце слепило глаза. Кругом – такая красота! Мраморные статуи французских королев. Лимонно-жёлтая листва плакучих ив, ещё зелёные газоны, лужайки и клумбы с цветами. И, разумеется, дворец Екатерины Медичи. Хотелось снять и то и это! В результате ноги гудят. Мы буквально падаем на скамейку.
   Сандро клюёт носом, и я предлагаю ему положить голову мне на колени. Провожу пальцем по его красивым бровям и тёмной шёлковой бородке. Он целует мою ладошку. Мы совсем как все остальные влюблённые, расположившиеся на других скамейках. Отдохнув немного, покидаем сад. Ныряем в квартал буржуа и находим то, что нам надо. Красивый особняк. Подъезд и лестница украшены коваными из металла деталями, а на веранде огромная клетка с разноцветными райскими птичками. Птичка в клетке! Что-то подозрительно везёт нам сегодня на символы.
   Теперь пора подумать об ужине. Возвращаться на площадь Святого Михаила нет сил. Решаем зайти в ресторанчик в этом дорогом квартале. Не везти же с собой франки домой! Перемещения во времени лучше осуществлять на голодный желудок. Поэтому это наш последний пир. Посоветовавшись с официантом, заказываем фуа-гра. Надо попробовать этот шедевр французской кухни, известный и в наше время. Только у нас, его делают наносинтезаторы. Что там ещё мы не пробовали? Спаржа, артишоки – на гарнир.
   И всё это с соусом из трюфелей. Больше нам негде будет потратить франки, кроме извозчика до гостиницы. За гостиницу мы уже рассчитались, чем весьма удивили хозяина. Видимо, предоплата здесь не принята. За окном быстро стемнело. Ближе к полуночи мы опять заказали крем-брюле и попросили, чтобы нам нашли извозчика. Потом мы целовались всю дорогу, пока ехали до гостиницы.
   В общем, это был наш лучший вечер в Париже. Кстати, Сандро так ни разу и не спросил меня о моей беременности Видимо, он решил, что всё обошлось или предпочёл просто ничего не знать. Я же обещала ему, что его это не коснётся. Думаю, этот вариант его вполне устраивал.
   Мне казалось, что в гостинице мы непременно займёмся любовью. Однако я ошиблась в своих предположениях. Видимо у Сандро синдром. Он, вероятно, не может забыть, к чему привели наши прежние занятия такого рода. Может это и к лучшему, хотя с другой стороны жаль: побывать в Париже, столице любви и не заняться этой самой любовью.
   Как следует, выспавшись, утром выдвигаемся с вещами в Булонский лес. День нашего возвращения был серый и пасмурный, но дождь не испортил наши съёмки прудиков с уточками и бесконечных полянок одна живописней другой. Публики почти не было, и, я думаю, что никто не видел, как мы просто тихо провалились сквозь землю вместе с вещами. До свидания, Париж! Мы ещё встретимся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация