А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Юлиана – мама из будущего" (страница 15)

   – Ну, ещё бы, ты не вспомнила про Пиковую даму. Это ещё один шанс попасть в твой любимый Питер, но сейчас надо завершить Верди и Пуччини для первого сборника «Жемчужины итальянской оперы». А если смотреть шире – работы не на один год.
   Так ты даёшь согласие? Если да, то это будет включено в твой контракт на обучение и нагрузка будет гораздо больше, чем у обычных проводников. Тебе придётся осваивать технику съёмки новейшей аппаратурой и работу в паре с другим оператором. В общем, не спеши, подумай. Я оставляю тебя на полчаса. Сюда принесут кофе с пирожными, я знаю, ты – сладкоежка. Вот образцы контрактов просмотри. Один стандартный, а второй на случай твоего согласия работать в моём проекте.
   И, обрати внимание, по этому договору тебе придётся ещё учить французский. Я планирую тебе съёмки Парижа для «Травиаты» и «Богемы».
   С этими словами он вышел из маленькой «королевской оперы», оставив меня одну.
   Как хорошо, что он это сделал. Мне необходимо собраться с мыслями. Я ни секунды не сомневалась в том, что подпишу контракт с участием в его проекте, но как это увязать с моими планами на ближайший год? О таких возможностях, как мне предложил Мартин, я и мечтать не могла. Но я же собралась рожать! А может быть и правда просто сделать операцию? И все проблемы позади, впереди одни ясные перспективы: любимая работа, большие деньги и даже возможность попасть в элиту годам так к 45.
   И что? Ради чего всё это? Нет, я хочу этого ребёнка. Я хочу, чтобы частичка меня продолжилась в новой жизни. Я его уже люблю. А такое чувство мне не было знакомо до сих пор. Рожать я буду, но контракт тоже подписываю. Я знаю, у меня есть ангел хранитель – он мне всегда помогает!
   Мартин вернулся, когда я доедала третье и последнее пирожное. Я даже не заметила, как умяла их одно за другим (представляю, как возмутиться Дора. Но, теперь я к ней отношусь с меньшим уважением. Мою беременность она всё-таки прошляпила).
   Было видно, что Мартин удовлетворён принятым мной решением.
   – Но у меня тоже есть условие, – сказала я прежде, чем мы спустились в офис. Выражение лица Мартина говорило «Ну, девочка, ты даёшь!», но я спокойно продолжала: – Я хочу, чтобы в стажёрских полётах моим наставником или сопровождающим был Сандро.
   Глаза у Мартина округлились, и он покачал головой:
   – Вот уж не думал, что ты способна запасть на такого как Сандро.
   – Вы правы, меня не интересуют мужики, у которых даже в мозгах – сперматозоиды. Вернее, они интересуют меня недолго, но Сандро мне необходим в поездках. Мы с ним хорошо понимаем друг друга. Он доверяет мне, а я доверяю ему. Он мне нужен для моих планов!
   – Юлиана, осторожно насчёт всяких самостоятельных планов в поездке. Твоя новая работа может закончиться, не успев начаться. Я знаю это по личному опыту.
   – Вы знали, что у меня есть дело в прошлом и всё-таки решили мне помочь. Не волнуйтесь, я вас не подведу. Никакого криминала я не планирую. Так вы мне гарантируете Сандро, как сопровождающего?
   – Он уже не мой курсант. Но я постараюсь сделать всё возможное.
   – Тогда включим его в пункт договора. Я видела там имя моего куратора указано.
   – Тогда подписание договора придётся отложить, пока я не утрясу этот вопрос.
   – Нет-нет. Подписываем сегодня. Я вам верю на слово. Что-то мне подсказывает, что я вам нужна, не меньше, чем вы мне.

   Глава 12. Новая Эра

Дебют (или лучше Надежда)
   Наконец-то я взялся вести дневник.
   Во-первых, Эни постоянно пыталась меня уговорить на это. По её словам, ведение дневника помогает упорядочить свои мысли и учит хорошему литературному языку. Кроме того – копиться жизненный опыт, который всегда может пригодиться.
   Во-вторых, достало грузить Анюту своими проблемами, а бумага, говорят, всё стерпит.
   Итак, в последнее время я начал побаиваться выходных, а всё самое плохое случилось в среду, сразу после того вечера, когда я бесславно удрал от Ильи из клуба «Глория». Маму «скорая» увезла прямо с работы. Её доставили в специальную клинику, куда предварительно позвонил главврач госпиталя, где она работала. Примчавшемуся с работы отцу объяснили, что приступ ей сняли уколами, но положение серьёзное – требуется полное обследование. Отец тут же съездил домой и привёз результаты обследования в московской клинике с заключением врачей. Просматривая все полученные документы, врач принявший маму помрачнел.
   – Вас, видимо, поставили в известность о необходимости срочной операции, – обратился он к отцу.
   – Да, конечно, я в курсе, – отец поник.
   – Что же вы тянете? Уже идёт вторая неделя после заключения, положение явно ухудшается. Тянуть нельзя, вас же предупреждали! Вы знаете, что такую операцию делают только в Москве или за рубежом?
   – Знаю. – Отец опустил голову ещё ниже и сжал руки в кулаки.
   – Я даже знаю, сколько она стоит. Поэтому и протянули.
   – Понятно. – Доктор вздохнул и склонил голову к бумагам. – Всё, чем мы можем вам помочь – это поддержать её в более-менее нормальном состоянии, пока вы найдёте деньги. Это не больше 5–7 дней. И то, мы идём навстречу, так как, она – наша коллега и за неё просил главврач госпиталя. Решайте вопрос. Пока, до свидания. Ваша жена сейчас спит, вам лучше поехать домой. Силы ещё пригодятся, – он встал из-за стола, давая понять, что разговор окончен. Вот почему в конце дня отец зашёл за мной на работу. Я хотел сразу ехать к маме в больницу, но он меня удержал.
   – Нам надо решать вопрос – где брать деньги, – сказал он. Я вернулся к шефу и отпросился на завтра, чтобы оформить кредит. Процент был очень большой, но деньги выдавали сразу. Домой я с отцом не поехал. Отправился в «Глорию» к Илье.
   Деньги сразу не выдали. Не хватало кое-каких справок. Получить нужную сумму мы должны были в понедельник. С клиникой в Москве отец созвонился, и маму там ждали во вторник. Перевозить её должна была машина скорой помощи. А в субботу в 12 ночи был мой первый выход на помост. Откуда только у меня силы взялись!
   После работы все последние вечера Илья работал со мной по 3–4 часа индивидуально, а в субботу днём я уже репетировал с тремя другими парнями. Правда у каждого из нас была своя «сольная» партия, если можно так выразиться. В мой первый вечер я не должен был выходить в зал и идти на контакт с клиентками клуба.
   А все вечера после репетиций я наблюдал, как это делают другие ребята. Иногда я еле сдерживал смех. Не все посетительницы знали, что в этом клубе ночной стриптиз. Иногда дама, оставшаяся одна за столиком, была просто шокирована, когда танцующий в серебряных или золотых плавках парень подходил и пытался доставить ей удовольствие, то прижимаясь к ней спиной в ритме танца, то приседая у её ног, поглаживая ей колени.
   Был и такой случай. Димка, мой коллега по подиуму уселся на колени к одной из толстых дамочек, оставшихся в гордом одиночестве за столиком, она ахнула, вскочила на ноги, и бедный Димочка загремел на пол. Ему помогли подняться охранники, а тут же неизвестно откуда появившийся муж или спонсор дамы, срочно засунул ему в его серебряные плавки зелёную стодолларовую банкноту. Даже, если Диман и получил «производственную» травму, «больничный» ему оплатили сполна и сиюминутно. В общем, оказалось, что надо быть ещё и психологом, чтобы не попасть в такую ситуацию. Но инструктаж говорил именно о том, что в первую очередь ублажать дам, оставшихся в одиночестве за столиком.
   Я решил для себя, что буду внимательней наблюдать за реакцией посетительницы, до того, как плюхнуться к ней на колени. А, в общем-то, было полно женщин, которые сами рвались к подиуму и танцевали в экстазе, повторяя движения своих любимцев. Эти были завсегдатаями клуба. У каждого из стриптизёров имелись свои фанатки. Я ужасно боялся первого выхода, хотя Илья предупредил, что дебютанты пользуются особым спросом. Часто, даже незаслуженно. И в первый выход бывает очень много чаевых. С танцами у меня получалось неплохо. Хуже было с раздеванием. Илья постоянно ругал меня за отсутствие артистизма и сексуальности в движениях при снятии очередной детали туалета.
   – Загадочней, загадочней, – кричал он. – Не показывай всё сразу. Расстегнул верхние пуговицы брюк, приспустил штаны, а потом как бы передумал. И так далее, завлекай, завлекай! Ну что, ты женский стриптиз не видел? Она ещё не разделась, а её уже все хотят. Когда разденется, может, и желание всё пропадет… а вот пока раздевается. Вот и ты также заводи их!
   Спал я эти дни не больше 5 часов в сутки. К маме ездил в обеденный перерыв. И вот пришла суббота. Я волновался, как юная дебютантка. Говорят, все артисты волнуются, выходя на сцену, но я ещё и боялся, что меня увидит кто-нибудь из знакомых. Успокаивал себя тем, что вероятность мала, так как клуб очень дорогой. Освоить искусство «сексуально снимать штаны» в ритме танца за три дня я так и не смог, поэтому было решено для первого выхода применить упрощённый вариант.
   Мой «концертный костюм» состоял из серебряных спортивных штанов кроя «шаровары» с кнопками по бокам по всей длине штанины. А волосы были стянуты серебряным обручем. В общем, что-то среднее между «корсаром» и «Шамаханской царицей» из «Золотого петушка». Зато кнопки по бокам я расстёгивал лихо, в одну секунду протаскивая серебряные шароварчики между ногами. И оставался в плавках, размахивая в воздухе снятой одеждой. В зал, слава богу, штаны не бросались, и я удалялся со сцены лунной походкой Майкла Джексона, левой рукой крутя своё серебряное одеяние, а правую – держа на том самом месте, где обычно держит король попсы.
   Успех был оглушительный! Шквал аплодисментов сопровождал моё исчезновение с помоста. Дальше события развернулись совершенно неожиданным образом.
   В этот вечер был «заказ» на Лёву, известным под именем Лайэн. Сейчас поясню, что значит «заказ». Бывает так, что какая – нибудь компания или персона устраивает сюрприз – дарит своей подруге стриптиз-шоу. При этом ублажать даму должен конкретно указанный стриптизёр. Заказ оплачивается клубу заранее и 25 % получает, тот, кого выбрали. Лайэн был самым популярным в нашем шоу, а заказ на него самым дорогим. Так вот, в этот вечер гуляла какая-то крутая компания и поздравляли, видимо, богатую даму, если работал Лёва. Я последний покидал сцену, в то время как ребята работали в зале.
   В раздевалке я был один и не успел ещё снять грим с лица и влезть в свои джинсы, когда дверь открылась, и ввалился сердитый Лев, то есть Лайэн.
   – Ну, ты, малый, силён, – кинул он, падая на стул перед зеркалом. – Моя гостья требует тебя.
   – Как меня? – опешил я.
   – Вот так, молодой да ранний! Да, ладно, мне всё оплатили, даже «неустойку» или «отступные». Так что вали. Не стесняйся!
   – Ну, уж нет! – возмутился я. – Это мы не проходили, это нам не задавали. Никуда я не пойду!
   – Остынь, малый. Мы можем отказаться от приглашений домой, но от приглашений подойти к столику не имеем права. Тебе разрешили одеться и ждут за средним столиком справа у стены прямо перед помостом. Так что вперёд и с песней! Тётка вроде ничего – с чувством юмора. Давай, давай. Иди, не дрейфь. Удачи, дебютант!
   Я надел джинсы, кроссовки и тенниску. Куртку оставил в раздевалке. При выходе столкнулся с Анютой. Она была в смене. Специально поменялась, чтобы остаться на мой первый выход, и урвала минутку, чтобы меня поздравить. Она повисла у меня на шее: – Андрюха! Молодец! Справился.
   – Не то слово, – я поцеловал Анюту. – Иду в зал по требованию клиентов, – сказал я не очень весёлым голосом и вздохнул.
   – Вот это да! – удивилась Анюта. – Растёшь на глазах. Может сейчас взять автограф? Потом будет не подойти.
   – Ань, да ладно, мне не так весело, как тебе.
   – А что, станешь знаменитым – напишу мемуары, что спала с тобой бесплатно. Может, тоже разбогатею!
   – Да ладно тебе, – я рассмеялся. Опять она мне подняла настроение. Мой «талисманчик». Я поцеловал её ещё раз и пошёл в зал.
   Идя по залу, я отыскивал глазами столик, который мне назвал Лёва, когда увидел, что мне машут рукой, приглашая подойти. Похоже, что столик был тот самый, а дама мне показалась знакомой.
   – Здравствуй, Андрей, не узнаёшь? – Улыбалась она. – Присаживайся, я всех своих отправила в бильярдную. Надеюсь, они ещё в состоянии кием по шарикам попадать. Нам надо поговорить.
   Слава богу, я вспомнил – это была Надежда, подруга Эни, с которой я возвращался из Лондона. А вот отчество я не помнил.
   – Надежда… Надежда…
   – Николаевна, – подсказала она.
   – Ну да, конечно, Надежда Николаевна. Извините.
   – Да ладно, за что извинять – то, ты меня не обидел. Выпить хочешь? За моё здоровье. У меня сегодня день рождения. Полтинник стукнул. Вот подруги мне сюрприз сделали. Мужской стриптиз подарили.
   – Спасибо – не могу. На работе не положено. Я ещё контракт не подписал. Сегодня у меня пробный выход, но порядки нарушать не хочу. Мне очень нужна эта работа.
   – Слушай, Андрюш, так это что, призвание у тебя такое? Получается неплохо. Я даже не поняла, что ты новичок. Бабы просветили. Они здесь частенько бывают. А сейчас думают, что я на тебя запала, – она рассмеялась.
   Было видно, что приняла она уже изрядно. Бутылка коньяка была почти пуста, но какая это была по счёту и сколько человек принимали в ней участия, догадаться было невозможно.
   – Да нет, какое призвание, шутите. Мне просто очень нужны деньги. Пытаюсь здесь подработать. Хотя танцевать люблю. А вот всё остальное. Придётся привыкать. Надежда стала серьёзней.
   – Так, так, так. Вот с этого момента поподробнее, пожалуйста. Деньги нужны всем и всегда, но этот заработок довольно тяжёл, для такого парня, как ты. Так?
   – Знаете, Надежда Николаевна, это не ресторанный разговор, – я встал из-за стола.
   – Если вы не возражаете, я, пожалуй, пойду домой. Утром мне на свою постоянную работу. Я оттуда не увольнялся, пока. Вы уж извините.
   – Да что ты извиняешься каждые пять минут, как китайский болванчик. Не ресторанный – так пошли, выйдем на улицу. Я чувствую, что-то стряслось. У меня нюх на такие дела. Одевайся. Я подожду тебя в фойе, – она тоже встала из-за столика.
   Высокая, хорошо сложенная, в чёрном трикотажном платье на бретельках с лифом, усыпанным стразами. Со спинки стула взяла пиджак, лацканы которого тоже были в мелких стразах. Это была двойка и, похоже, из дорогого бутика. Ну, на 50 она явно не тянула. Выглядела гораздо моложе. Я не стал упираться. Спорить мне не хотелось, хотя я не понимал, о чём мы будем говорить. Когда я вернулся за курткой в нашу раздевалку, Лёва был уже одет, и собирался уходить.
   – Ты что так быстро? Разочаровал гостью? Я так и думал, ты для неё слишком прост. Бабы сами не знают, что хотят, – победоносно завершил он.
   – Ладно, Лёва успокойся! Это подруга моей матери.
   – Опа! Вот это попал! А мать-то знает, где ты работаешь?
   – Смотря, какая мать, – чуть было не сказал я. Но вовремя одумался.
   – Нет, не знает. Иду договариваться с её подругой, чтоб не заложила.
   – Вот это да! Далеко пойдёшь Андрон!
   – Оставь, это вовсе не то, о чём ты думаешь!
   – А откуда ты знаешь, о чём я думаю, – крикнул он вслед, но я уже вышел и прикрыл дверь.
   Надежда ждала в вестибюле уже одетая в красивое кашемировое пальто цвета топлёного молока.
   – Пошли в мою машину, поговорим, – сказала она.
   Мы вышли на улицу. Её машиной оказалась серебристая «Ауди» с довольно просторным салоном.
   – Ну, что, Андрей, рассказывай. Я вовсе не пьяна, и уже выкурила сигарету, которая меня быстро в чувство приводит. Что-то с Линой или с Павлом?
   Я был потрясён её проницательностью.
   – Почему с ними? – спросил я просто, чтобы собраться с мыслями.
   – Ну, ты на больного не похож. Карточный долг я тоже отметаю, зная тебя и твою семью. Что же остаётся? Кроме того, я видела недавно Лину. Она выглядит неважно.
   – А Эни вы давно видели последний раз? У вас есть её адрес? – Я сам не ожидал от себя такого вопроса, а уж Надежда и подавно. Глаза у неё округлились.
   – А почему ты спрашиваешь?
   – Потому, что она единственная, кто сможет нам сейчас реально помочь, а мы не знаем, где её найти.
   – Если я тебе скажу, что я тоже не знаю, ты мне всё равно не поверишь. Но это действительно так. А вот насчёт «помочь», расскажи мне подробно в чём дело. Я перед Эни в долгу. Она меня когда-то очень выручила. Можно сказать спасла. Теперь, видимо, моя очередь. Ты ей не чужой. Значит и мне тоже. Колись!
   Не знаю сам, как это получилось, я не собирался ничего рассказывать Надежде, но рассказал ей абсолютно всё. Про мамин диагноз, про Скорую, про наши с отцом планы – брать кредит. Пока я рассказывал. Надежда курила.
   – Ясно, – сказала она, потушив сигарету в пепельнице, когда я замолчал.
   – Какая сумма нужна?
   – 10 тысяч евро. 7 на операцию и 3 на реабилитационный период.
   – Такую сумму надо заказывать заранее. Ну да, ладно. Найдём ходы. В общем так. Никакого кредита в этой вашей конторе «ООО» вы не берёте. Вы не понимаете, с чем связываетесь. Вы должны будете выплатить раза в три больше, чем берёте. Деньги будут во вторник утром. Мы с Эни потом разберёмся. Я поеду с Линой в Москву. Устрою её сама. Павел только с вами герой. Всю жизнь живёт своими воспоминаниями об Афгане, а в настоящей жизни профан. Я знаю – он меня не переносит. Ничего. Потерпит пару дней. Сейчас я тебя отвезу домой, только с девчонками попрощаюсь. Нехорошо получилось, они мне устроили сюрприз, а я смылась ничего не сказав, – с этими словами она вышла из машины.
   «Как она поведёт?» – ужаснулся я про себя, но оказалось, что недооценил Надежду. Из клуба она вышла с одним из наших охранников, в обязанности которого входила и доставка домой погулявших клиентов. Разумеется, за дополнительную плату.
   Вот так всё получилось. Сейчас мама в Москве. Надежда звонила, что всё в порядке отец останется до операции. Я опять дома один. Вернее не один, а с Анютой. Пока отца нет, мы поживём у нас. Это просто чудо, что Анюта придумала этот стриптиз, что я не струсил, а решился попробовать, и что Надежда оказалась там в эту субботу. Есть счастье в жизни. Теперь только бы операция прошла благополучно!
   Кстати, – что делать со стриптизом я ещё не решил. Илья меня уговаривает, хотя бы на 3 дня в неделю. Пожалуй, соглашусь. Деньги всё равно надо будет возвращать.
   Перечитал первые страницы своего дневника. Совсем не плохо. Может, Анюта права, мне в литературный податься? Мне даже понравилось писать. Наверное, это гены. Что-то у меня есть от моей мамочки – писательницы Анны Лакпол. Или Эни Поллак. Что правильней выясню при встрече.
   Хорошо, что я Надежде не сказал, что всё знаю. Как это я удержался – сам удивляюсь. А в дневнике я, пожалуй, прибавлю несколько страниц с более ранними событиями. Начну с того момента, когда я обнаружил письмо в компьютере. Попробую описать все свои ощущения. Может пригодиться когда-нибудь.
   Да и из приезда родителей может получиться клёвая сцена. Ну, всё, меня понесло. У меня новое хобби. А на сегодня всё. Пока-пока.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация