А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дурной глаз" (страница 1)

   Саймон Грин
   Дурной глаз

   Меня зовут Джон Тейлор. Я добился того, что мое имя внушает уважение и страх. Оно же всю жизнь делает меня мишенью.
   Я работаю частным детективом в мире, где боги и чудовища вполне реальны. Темная Сторона: тайное больное магическое сердце Лондона. Место, где сбываются мечты, хочешь ты этого или не хочешь. Попасть сюда нелегко, а найти путь обратно бывает еще труднее.
   Я могу отыскать что угодно, могу разгадать любую тайну. Но я не могу раскрыть темных и смертельно опасных загадок моего собственного прошлого.
   Мое имя Джон Тейлор. Если я вам нужен – вы либо уже попали в беду, либо скоро попадете.

   ГЛАВА 1
   ПСИХОНАВТЫ

   Божественное, равно как и богохульное, на Темной Стороне встречается на каждом шагу. И все же я рекомендую держаться подальше от аукционов, если только вы не обладаете исключительно выносливым желудком и стальными нервами. Я и сам воздерживаюсь, несмотря на мои немалые, по общему мнению, возможности. Каждый раз получаешь контейнер хлама в нагрузку к нужной вещи. Однажды мне случайно достался карманный чертенок, и несколько месяцев за мной повсюду следовала плейбоевская девушка-«зайка», невидимая для всех, кроме меня. Весело, но беспокойно.
   Так или иначе, если ты занимаешься частными расследованиями на Темной Стороне – в тайном магическом сердце Лондона, где боги и чудовища ходят по одним и тем же улицам, а подчас посещают одни и те же сеансы групповой психотерапии, – ты регулярно попадаешь в ситуации столь же опасные, сколь и причудливые.
   В тот раз старший аукционист Дворца аукционов нанял меня присматривать за покупателями, так как на торги выставлялся некий исключительно ценный предмет. Обычное дело, ничего особенного. Мне стоило задуматься сразу: «ничего особенного» – это не про мою жизнь.
   Я пришел пораньше, чтобы ознакомиться с обстановкой. Последний раз я был здесь несколько лет назад. Потом я покинул Темную Сторону в изрядной спешке и с пулей в спине, а теперь вернулся – не вполне триумфально и не слишком охотно…
   Швейцар меня сразу невзлюбил и попытался остановить. Когда я представился, он побледнел и освободил проход. Хорошая или, еще вернее, скверная репутация часто открывает дорогу туда, куда вы и с батальоном солдат не пробьетесь.
   Ожидающая меня дама-аукционист нервно расхаживала взад и вперед. Она ринулась мне навстречу, из конца в конец огромного пустого зала. Лукреция Грейв – низкорослая, плотная, со свирепым бульдожьим лицом, седыми волосами, туго стянутыми на затылке, и моноклем в темном птичьем глазу, одетая в старомодный костюм, – кажется, вполне могла и сама за себя постоять. Она одарила меня скудной улыбкой и очень крепким рукопожатием. Глядя на меня так, будто я виноват во всем, что уже произошло и еще произойдет, она приступила прямо к делу:
   – Ты очень кстати, Тейлор, старина. С тех пор как мне отгрузили эту мерзость, я не чувствую себя в безопасности. Давно у меня не бывало столько проблем. Конечно, наш девиз: на торги выставляется все, что можно найти, поймать и втащить в дверь… И все же есть вещи, которые не стоят затраченных сил. Как свинью стричь – визгу много, а шерсти мало. Никогда не взялась бы за эту дрянь, если б не комиссионные. Как собачьи бега, ну, ты сам знаешь: стоит проклятой скотине услышать, что ты поставил на нее хорошие деньги, как у нее тут же начинает шалить сердце или болеть спина… Но все равно имей в виду, родной: эта штука уйдет за очень большие деньги! – Лукреция Грейв поморщилась и громко фыркнула: – В такие дни я ужасно тоскую по «Кристи». Как там было хорошо, как спокойно работать! Я бы вернулась, не раздумывая ни секунды, да боюсь, меня до сих пор разыскивает полиция.
   Я уже собрался было спросить вежливо, но твердо, когда мы наконец перейдем к делу, как меня отвлек целый отряд игрушечных медведей шести футов ростом. Медведи заносили в зал предметы, выставленные на торги, негромко переговариваясь хриплыми голосами. Мягкие, сильные лапы идеально подходили для такой работы. Осторожно и бережно медведи помещали каждый предмет в отдельную витрину. Плюшевые звери выглядели довольно потрепанными; проходя мимо Лукреции Грейв, некоторые ворчали, что пора создать профсоюз.
   – Надо проверить, все ли стоит правильно, – объявила Лукреция. – Медведи, конечно, стараются, но в голове-то у них опилки… Классический менеджмент: экономят, на чем только можно. Ты осмотрись пока, дружок, привыкни к месту… И ради всего святого, ничего не трогай!
   Лукреция Грейв устремилась к витринам, как буксир под парами, воспитывать медведей. Я промолчал, так как не был еще готов связать ее, бросить на пол, сесть сверху и сидеть, пока не получу ответов на свои вопросы. Да и ни к чему мне увлекаться на самом деле…
   Я осмотрелся. Дворец аукционов построили в тринадцатом веке как амбар для хранения церковной десятины, и с тех пор он не слишком изменился. Серые стены были сложены из хорошо пригнанных каменных блоков, скрепленных скорее мастерством каменщика, чем раствором, а вверху красовались голые стропила, теряющиеся в полумраке под коньком крыши. Окна походили на бойницы, а пол представлял собой некрашеные доски, присыпанные опилками. Неуютное помещение освещали голые лампы дневного света: сюда приходят по делу, а не для того, чтобы любоваться интерьером. Во Дворце аукционов излишества ни к чему.
   Я прошелся по рядам дешевых деревянных стульев, развернутых в сторону стола аукциониста, затем обратил свое внимание на витрины. Обычная мешанина: предметы знаменитые и предметы с дурной славой, сомнительной ценности и неустановленного происхождения. На Темной Стороне можно приобрести что угодно на любой вкус, но при ближайшем рассмотрении покупка может оказаться вовсе не тем, о чем вы думали. Можно купить счастье, а можно и смерть – расстояние между ними здесь короче воробьиного носа. И что бы вы ни приобрели, вещь может взять судьбу в свои руки и улизнуть…
   Первой была выставлена на торги массивная бедренная кость, заявленная как орудие, которым Каин убил Авеля. К мослу прилагалась справка, выписанная когда-то в древнем городе Енохе. На Темной Стороне, впрочем, не рекомендуется слепо доверять таким документам.
   Далее шли три мальтийских сокола (осторожнее, покупатель!), бронзовая голова Джона Кеннеди, обладающая, как принято считать, даром пророчества, перо Нострадамуса, скальпель барона Франкенштейна, лаковая шкатулка с пеплом Жанны д’Арк и стойка для зонтиков из ноги снежного человека. Остальное представляло интерес лишь для заядлого коллекционера. Я, во всяком случае, не стал бы загромождать подобным хламом свое жилище.
   Я больше не покупаю магических объектов. С ними одни проблемы: то батарейки сядут в самый неподходящий момент, то сам вырубишься при произнесении стартового заклинания, и никогда под рукой нет инструкции. Слишком много проблем. К тому же со временем выясняется, что эти спецсредства обращаются на Темной Стороне уже давно и обзавелись собственной репутацией. Как и я сам.
   Я остановился перед высоким зеркалом в роскошной серебряной раме. Называлось оно «зеркалом Дориана Грея» – понимайте как хотите. Отражение мне в общем понравилось: высокий интересный брюнет в длинном белом пальто, которое, пожалуй, пора бы почистить. Нельзя сказать, что не похож на частного детектива. Вид немного усталый, правда, и будто пылью присыпан, ну так на то и Темная Сторона… Здешняя жизнь никому даром не дается. Я обычно расследую дела, за которые другим хватает здравого смысла не браться, и мне это нравится. Во-первых, у меня есть дар находить вещи независимо от того, хотят они быть найденными или нет; во-вторых, я люблю докапываться до истины; наконец, я упрям. Я не отступаю даже тогда, когда любой обладатель даже самой ничтожной крупицы здравого смысла уже давно растворился бы за горизонтом.
   Мой отец спился до смерти, после того как узнал, что моя мать не принадлежит к роду человеческому. Никто не знает, кто она такая на самом деле, но у каждого обитателя Темной Стороны есть собственное мнение. Поэтому одни считают меня Антихристом, другие – наследником престола. К тому же ко мне подсылали убийц, когда я был еще ребенком. Об этих своих врагах я до сих пор ничего не знаю.
   Сейчас, однако, не время думать о таких вещах.
   Лукреция Грейв вернулась, громко стуча каблуками по доскам пола. Монокль она зачем-то переставила в другой глаз. Возможно, мне следовало что-то сказать, но я подумал и промолчал. Некоторые разговоры, знаете, заведомо бесполезны. Лукреция продолжила, словно мы и не прерывались:
   – К нам регулярно поступают очень разнообразные вещи, родной, порою весьма странные и для здешних мест. Как-то один бедолага попробовал выставить свою душу, но мы не приняли… Не он первый, не он последний, все плачут и богохульствуют, я этого добра навидалась достаточно. Собственность – проклятие мыслящего человека… Теперь о деле, Джон. Дворец, конечно же, имеет мощную магическую защиту от пожара, кражи, подмены и нежелательных внешних воздействий, она никогда не отключается. Дворец также является нейтральной территорией, это гарантируют власти и признает даже Коллекционер (который представляет собой по-настоящему тяжелый случай). В свое время кто только не пытался прибрать к рукам Дворец. В итоге власти всех разогнали и теперь сами следят, чтобы игра шла по правилам. Так что у нас не должно быть проблем…
   – Но?..
   – Но сегодня на торги выставлено нечто уникальное даже для нас. Потому-то ты и здесь, старина. Возможны самые неприятные сюрпризы. В случае чего кричи: «Держи вора!» и действуй по своему усмотрению. И не рассчитывай на мою помощь: я буду на пути к ближайшему выходу. О медведях тоже забудь, у них опилки не только в голове – храбрости там не больше, чем мозгов… Если же предотвратить кражу не удастся, ты сможешь применить свой знаменитый дар: выяснить, куда вор…
   – А почему вы пригласили именно меня? – спросил я с искренним интересом.
   – Наша страховая компания потребовала, чтобы специально для этого случая мы усилили охрану. Ты – лучше всех… в пределах наших финансовых возможностей.
   Я все еще пытался найти достойный ответ, когда к нам приблизилась знакомая фигура. Деливеранс Уайлд, модный консультант и гламурный гуру при эльфийском Дворе Унсили – высокая, блистательная, ядовитая, с вечной сигаретой, без которой ее никто никогда не видел. Тем, кто изредка осмеливался ей возражать, она для начала пускала дым в лицо. Сегодня ее иссиня-черную кожу пикантно оттенял элегантный бледно-лиловый костюм, царственную голову увенчивал вихрь сиреневых перьев. Я с изумлением глянул на этот наряд, но Деливеранс, как всегда, ударила первой:
   – Не показывай свое невежество, дорогой. Сиреневый – цвет сезона, нравится это кому-то или нет.
   Она приняла хорошо отработанную непринужденную позу, откинув голову так, чтобы я мог как следует разглядеть высокие скулы и чувственный рот. Деливеранс Уайлд смотрела на мир как на подиум. Сейчас, однако, она избегала встречаться со мной взглядом, да и рука с сигаретой казалась не такой твердой, как обычно. О чем она беспокоится? Возможно, ее тревожит встреча со мной. Многие действительно чувствуют себя при этом не в своей тарелке: репутация, знаете ли…
   Но Деливеранс Уайлд явно интересовалась не мной и не Лукрецией Грейв. Она оглядывалась по сторонам, нервно дымя сигаретой.
   – Терпеть не могу Темную Сторону! – объявила она. – Здесь все так пошло, так грубо, так безнадежно вульгарно! То ли дело эльфы… Они очаровательно поверхностны и чарующе непосредственны!
   «Ну конечно, это ты знаешь», – подумал я, но счел за благо промолчать.
   Деливеранс, случалось, гасила сигареты о некоторых умников.
   – Никогда не пришла бы сюда, – беспощадно продолжала она, – если бы не показы мод и не нужда в сигаретах. – Деливеранс посмотрела мне прямо в глаза: – Хорошо, что ты здесь, Джон. Мне приятно видеть, что Дворец аукционов относится к сегодняшним торгам с должной ответственностью. Видишь ли, тут нечто совершенно особенное. Мне случилось раздобыть…
   Лукреция Грейв громко фыркнула:
   – Кто бы спорил, душенька. Уникальная, бесценная вещь, да только опаснее гремучей змеи. Я всегда говорила: некоторые предметы лучше не трогать совсем, а если уж никак нельзя иначе – разве что пошевелить издалека длинной палкой…
   – Может быть, кто-нибудь наконец просветит идиота? – спросил я, и что-то в моем голосе заставило их обратиться ко мне серьезно. Деливеранс глубоко затянулась в последний раз, бросила окурок на пол и растерла ногой. Под свирепым взглядом Лукреции Грейв она немедленно прикурила следующую сигарету и начала свой рассказ:
   – В кои-то веки мне повезло, сладкий. Я наткнулась на свой маленький приз случайно, когда искала нечто совсем другое, но разве не так оно всегда и бывает? Я путешествовала в поисках какой-нибудь диковины для моих эльфов. Капризный и требовательный народец эти эльфы, как всем известно. Так я оказалась в Токио, где придумали замечательную вещь: вулканы-бонсай. Все как в жизни: регулярные извержения с вулканическими бомбами и настоящей лавой! Увы, пока я добралась до места, от фирмы осталась только большая дымящаяся дыра в земле. Я бы могла сказать им, что «Взрыв удовольствия!» – неподходящий девиз для предприятия… С горя я отправилась в Китай и там нашла… вот это.
   Театральным жестом она указала на одну из небольших витрин. Столбик пепла сорвался с забытой сигареты и рассыпался по стеклу. Пока Деливеранс, бормоча под нос проклятия, смахивала пепел с витрины, я присмотрелся к экспонату. За стеклом неподвижно парила бабочка. Не большая и не маленькая, не слишком нарядная – самая что ни на есть обыкновенная бабочка, на мой взгляд. Парила она, правда, красиво – распахнув замершие на бесконечный миг крылья, окруженная слабым мерцанием стасис-поля. Окаменела в остановившемся мгновении, как муха в янтаре. Я обернулся к Деливеранс; та заговорила раньше, чем я успел вопросительно поднять брови.
   – Редкая штука, но вовсе не то, что ты думаешь. Придется начать издалека, поэтому слушай внимательно. Согласно теории хаоса, взмах крыльев бабочки над Китаем приводит к урагану в Америке, так как все в этом мире взаимосвязано. Надо лишь определить и изловить эту самую бабочку… У меня как раз получилось. Вот она – маленькая нарушительница спокойствия. Дивный, уникальный объект, который я рассчитываю продать по столь же дивной, уникальной цене. Коллекционер просто позеленеет от зависти!
   (Между ней и Коллекционером что-то когда-то было, и ничем хорошим это не кончилось. Никто и не ждал хорошего, но попробуй давать советы дикой кошке…)
   – В этой теории бабочки вообще-то нет ничего нового, – самым академическим тоном объявила Лукреция Грейв.
   Аукционисты всегда разговаривают как недоучившиеся аспиранты. Насколько мне известно, большинству из них и впрямь не удалась научная карьера.
   – У древних римлян были жрецы, называемые авгурами, – продолжала Лукреция, – они предсказывали будущее по полету птиц.
   – Они также имели привычку потрошить коз, – скривилась Деливеранс Уайлд, – и обвинять в предательстве тех, на кого указывала козья печенка. Еще они устраивали себе хроническое отравление свинцом: нашли подходящий материал для водопроводных труб…
   – Давайте попробуем сделать над собой героическое усилие и вернемся к нашим баранам, – попросил я. – История про бабочку не более чем метафора, не правда ли? Бабочка как таковая не существует?..
   Деливеранс одарила меня презрительной улыбкой:
   – На Темной Стороне метафоры реализуются, мой милый. Здесь любой символ может достичь воплощения. Поэтому счастливчик, которому сегодня достанется наша бабочка, сможет в дальнейшем найти всех подобных бабочек, а потом… Про принцип домино слыхал? Он научится предсказывать, а то и формировать будущее в целом. Возможности поистине безграничны! В теории, по крайней мере. Ох, как я разбогатею! Можешь не сомневаться, Джон!
   – Тогда почему ты так спешишь от нее избавиться? – спросил я.
   Деливеранс разыграла пантомиму на тему «Почему же вокруг меня одни дураки, лишенные воображения?», после чего снизошла до ответа:
   – Джон, милый. Я не настолько глупа, чтобы держать эту бомбу при себе – или мне придется воевать со всеми, кому она приглянулась. И то будут очень серьезные игроки, а мои эльфы, как всегда, с достоинством устранятся, неблагодарные мелкие пакостники. Нет, аукцион на нейтральной территории – вот самый верный способ извлечь максимальную прибыль из моей маленькой красавицы! – Она послала витрине воздушный поцелуй. – Я заберу деньги, вернусь ко Двору Унсили и носу не покажу обратно, пока стрельба окончательно не прекратится.
   Я мрачно кивнул:
   – Вот именно. И ты не одна такая умная. Кто бы мне объяснил, почему власти до сих пор не вмешались и не конфисковали злосчастное насекомое? Уокер обыкновенно не одобряет столь очевидных угроз его драгоценному статус-кво.
   – Уокер может сколько угодно тешить себя мыслью, что он здесь самый главный, – возразила Деливеранс, – но власти всегда понимали: свободное предпринимательство превыше всего!
   – Филистеры! – отрезала Лукреция Грейв, свирепо полируя монокль.
   – Или, возможно, власти не уверены в подлинности бабочки? – рассудил я.
   – Не бери в голову, дорогой, – промурлыкала Деливеранс и выпустила безупречное кольцо табачного дыма.
   Тем временем покупатели начали просачиваться в зал, и кто-то уже ссорился из-за мест в первом ряду. Я вежливо откланялся, решив прогуляться по периметру помещения. Публика бурлила. Лица в основном ничем не примечательные: агенты – представители серьезных людей – и обычные зеваки, думающие перехватить чего-нибудь по дешевке. Некоторые явно пришли посмотреть, как делается история, кто из сильных мира сего купит бабочку. Мест на всех не хватило, народ подпирал стенки и толпился в проходах. Медведи, ворча, стали вносить дополнительные стулья. (Раздачей глянцевых буклетов занимались люди – похоже, звери считали, что такое занятие ниже их достоинства.) Толпа шумела пока еще дружелюбно; многие тянули шеи, пытаясь разглядеть бабочку или оценить расклад сил в зале. Лукреция Грейв заняла свое место и взмахом молотка призвала к тишине. Деливеранс Уайлд гордо выпрямилась подле своей витрины, а я поудобнее устроился в дальнем углу, внимательно наблюдая за публикой.
   Все замерли, когда в зал ввалился гигантский снежный человек восьми футов росту. Под косматой грязно-белой шерстью переливались стальные мускулы. Чудовище угрожающе оглядело толпу, схватило подставку для зонтиков (из ноги такого же снежного человека, если вы помните) и, громко топая, удалилось. Никто не стал вмешиваться. Когда стало ясно, что этому существу ничего больше не надо, аукцион наконец начался.
   Предметы попроще ушли с молотка довольно быстро: всем не терпелось добраться до самого главного. Я сосредоточился на более или менее выдающихся лицах. Джеки Шейденфрейд, разумеется, был здесь. Вот он, в самой середине зала, – толстая потная свинья с кривой улыбкой и слезящимися глазами. Джеки – наркоман, подсевший на чужие эмоции; он смакует и впитывает бурлящие вокруг чувства. Сразу по приходе он представился и долго – слишком долго – жал мне руку. Одет он был замечательно: гестаповская форма, черная кожа и серебряные знаки отличия, а на шее же сверкает звезда Давида. Отличная находка: конфликтующие символы порождают желанные эмоции. Чтобы защитить себя от физического их выражения, Джеки нигде не появлялся без гигантского добермана, выкрашенного в розовый цвет.
   А вот и Сандра Шанс – консультирующий некромант. Эта вошла как к себе домой, согнала какого-то бедолагу с места в первом ряду, и никто не посмел возражать. Впрочем, она всегда так. Сандра довела высокомерие до степени искусства. Высокая, стройная, с нездорово бледным угловатым лицом под копной рыжих волос, в качестве одежды она обходилась лишь кляксами алого латекса, посаженными как попало на ее тело. (К жидкому латексу, говорят, подмешивали святую воду и другие средства защиты.) В проколотых бровях, губах и других местах блестит сталь – в таком количестве, что во время грозы я бы поостерегся подходить к ней слишком близко. В кармашках на широком кожаном поясе, украшенном символами друидов, принадлежности ее ремесла: могильная земля, высушенная кровь, глаза тритонов и лягушачьи лапки – обычный набор. В холодных глазах светится быстрый ум, на губах играет ядовитая улыбка… Моя старая знакомая.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация