А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двойная тень" (страница 1)

   Антон Грановский
   Двойная тень

   Люди с двойственным восприятием подобны тому, кто лижет мед с лезвия бритвы.
Н. К. Ринпоче

   Глава 1

   1

   Перед огромным панорамным иллюминатором челнока «Малая Земля» сидели двое. Первый – широкоплечий, светловолосый мужчина в хаори военного образца, с лицом грубым и обветренным. На поясе у него висел клинок-танто с серебряной змейкой на гарде, свидетельствующей о том, что владелец клинка лейтенант. Серебристо-серый цвет его хаори говорил о принадлежности к отряду космодесантников.
   Второй мужчина был худощав, темноволос и носил очки, вновь вошедшие в моду лет десять назад. Хаори его было такого же серебристо-серого цвета, что и у лейтенанта, но висело оно на очкарике бесформенным мешком. На гарде его ножа не было ни змейки, ни молнии, ни креста, зато там поблескивала буковка «С» – сокращение от слова «стажер».
   Темноволосый очкарик был моложе своего спутника лет на десять.
   – Простите, лейтенант, вы что-то сказали? – рассеянно проговорил стажер. – Я немного отвлекся.
   – Я спросил: что ты знаешь о событиях на Земле? – повторил лейтенант свой вопрос.
   Стажер пожал плечами:
   – Полагаю, то же, что и все. Четыреста лет назад вся поверхность Земли затянулась серой мантией, состоящей из самовоспроизводящейся наноматерии. Наноматерия уничтожила леса, поля и города, не оставив ничего. Человечество эвакуировалось на две планеты – Соло-Рекс и Гею-Регину. Все это время люди вели наблюдение за Землей, но ничего нового не происходило. А несколько лет назад серая мантия пришла в движение. На поверхности Земли стали образовываться объекты, похожие на деревья и дома. Вначале наблюдатели подумали, что выдают желаемое за действительное, но вскоре убедились, что серая мантия пытается воспроизвести земной ландшафт – таким, каким он был четыреста лет назад. Правда, делает она это не слишком умело, да и состоят объекты исключительно из наноматерии. Других материалов на Земле просто нет. В позапрошлом году серая мантия вдруг прекратила работу по восстановлению ландшафта Земли и разрушила все Оазисы. При этом погибли около трехсот колонистов. Никто не знает, почему это произошло. Выживших колонистов эвакуировали. Земля затянулась белым туманом, под прикрытием которого на планете снова стало что-то происходить. Уже два года никто не знает, что теперь представляет собой Земля. Люди не суются на Землю, предпочитая наблюдать за ней издалека.
   – Это все?
   Стажер снял очки, протер их краем хаори и снова водрузил на нос.
   – Раз в месяц на Землю спускается исследовательский беспилотник, – сказал он. – Однако передаваемые им данные не доходят до орбитальных станций. Туман, затянувший Землю, экранирует сигналы любого вида.
   Лейтенант прищурил колючие глаза:
   – И где ты все это прочел?
   – В книге профессора Мацухиро Соболева «Земля: Колыбель человечества». А что? Я что-то неверно пересказал?
   Верзила-лейтенант усмехнулся, блеснув полоской крепких полиметаллических зубов.
   – Ты сказал, что туман действует как экран.
   – Верно. Разве это не так?
   – Так. Но часть информации, посылаемой с беспилотников, все же доходит. За два года, собирая ее по крохам, Военному Совету удалось узнать о Земле довольно много. Серая мантия не прекратила работу над воссозданием ландшафта Земли. Она перешла на следующий уровень.
   – То есть?
   – Последние два года серая мантия не просто воссоздает уничтоженные земные объекты. Она пытается воссоздать саму структуру материалов. Она хочет, чтобы «деревья» были деревьями, «камни» – камнями, «вода» – водой и так далее. Она стремится быть точной, понимаешь?
   – То есть теперь она имитирует не только форму, но и содержание?
   Лейтенант усмехнулся:
   – Можно сказать и так.
   – Выходит, туман – это что-то вроде ткани, которой художник прикрывает незавершенную картину от посторонних глаз?
   Лейтенант озадаченно нахмурился – метафора стажера была ему не слишком ясна.
   – Туман состоит из взвеси, в которую входят частицы наноматерии, воды и углекислоты, – доверительно объяснил он. – Поэтому не рекомендую тебе выходить из челнока без шлема. Кроме того, информация, которую ты только что услышал – секретна. На обратном пути ты дашь подписку о неразглашении. Иначе тебя никогда не выпустят за орбиту Земли, и ты больше никогда не увидишь мамочку.
   – Моя мама умерла, когда я был школьником, – сказал стажер.
   – Сочувствую.
   Стажер надолго задумался. Наконец, он вновь поправил свои псевдоантикварные очки и осторожно спросил:
   – А какова истинная цель нашей миссии, господин лейтенант?
   Лейтенант покосился на него насмешливым взглядом.
   – Наконец-то сообразил. Мы не будем брать пробы атмосферы, барражируя над планетой. Мы спустимся на саму планету.
   Стажер открыл рот – казалось, он лишился дара речи.
   – Мы… спустимся на Землю?
   Лейтенант кивнул:
   – Да.
   – Зачем?
   – Несколько месяцев назад, окончательно систематизировав и проанализировав данные, полученные с беспилотников, Военный Совет разрешил высадку на Землю. За это время на ее поверхности побывало уже шесть исследовательских челноков. Седьмой челнок, «Сирена», высадился три дня назад, и связь с ним тут же прервалась.
   – Почему вы так спокойно об этом говорите? – спросил стажер.
   – Мы знаем, что они целы, – пояснил лейтенант. – Радар видит их всех. Они все время перемещаются, но не отходят далеко от «Сирены». Видимо, у ребят какие-то технические неполадки. Военный Совет действует согласно утвержденной инструкции, а инструкция гласит, что в подобных случаях за пропавшим экипажем высылается спасательная группа в полном составе.
   – Понимаю. – Стажер взял себя в руки. – Но при чем тут я? Я ведь всего лишь метеоролог.
   Лейтенант посмотрел на худощавое лицо стажера и отчеканил:
   – Видишь ли, парень, Военный Совет обязан выполнить условия Ультиматума Накамуры. А это значит, что в команде спасателей должен быть один штатский наблюдатель, которого определяет компьютер путем случайной жеребьевки.
   Стажер выглядел не просто растерянным, а совершенно обескураженным.
   – Значит, я…
   – Ты здесь не потому, что закончил училище с отличием и был поощрен стажировкой на орбите Земли. Тебя выбрал компьютер из двадцати пяти миллионов жителей страны. Воспринимай это как везение, старик.
   Парень молчал. Лейтенант закурил синтсигарету, посмотрел на своего молодого спутника сквозь завесу дыма и смягчившимся голосом произнес:
   – Серая мантия учится. На прошлой неделе она три раза пыталась воссоздать район бывшего Санкт-Петербурга, называемый Васильевским островом, и все три раза снова уничтожала его.
   – Ее не удовлетворил результат работы? – уточнил стажер.
   Лейтенант прищурил светлые, холодные глаза:
   – Не стоит говорить о серой мантии, словно о живом существе, парень. Эту ошибку допускают все новички.
   – Но в книге Мацухиро Соболева…
   – Забудь о Соболеве. Этот «яйцеголовый» ни разу не спускался на Землю, вся его книга написана с чужих слов.
   – А вы? – Стажер робким движением поправил очки. – Сколько раз вы приземлялись на планету, господин лейтенант?
   – Четыре раза, – последовал ответ.
   – А сколько человек в нашей спасательной группе?
   – Пятеро. С тобой – шестеро.
   – Эти пятеро, они…
   – Бойцы отряда «Мангуст». Такие же, как я.
   Парень невесело усмехнулся:
   – Это обнадеживает.
   Лейтенант улыбнулся и легонько хлопнул парня по плечу огромной лапищей:
   – Ты под надежной защитой, старина! Быстро спустимся, быстро доберемся до челнока, быстро проясним ситуацию, затем подхватим парней с «Сирены» и доставим их на орбитальную станцию. Уложимся в пару часов.
   – Послушать вас, так это не спасательная операция, а просто прогулка.
   – Так и есть.
   Стажер нахмурился.
   – Где это произойдет? – спросил он.
   – Что?
   – Где мы высадимся?
   – В районе, о котором я тебе говорил.
   – На Васильевском острове?
   Лейтенант кивнул:
   – Да.
   – А если он опять исчезнет?
   – Районы не исчезают бесследно. Дома и деревья остаются, но теряют детализацию, цвета и становятся… хрупкими, что ли. Выглядит это не так страшно, как звучит.
   – Не так страшно?
   – Да. В реальности все намного страшнее.
   Лейтенант опять засмеялся.
   – Ладно, не переживай! Кстати, вон она – твоя разлюбимая Земля! Сейчас ее хорошо видно!
   Стажер приник к иллюминатору, с любопытством разглядывая огромную туманную планету, к которой они стремительно приближались.
   – Волнуешься? – спросил лейтенант.
   – Есть немного, – ответил стажер.
   – Там тебе будет на что посмотреть. У поверхности Земли туман не очень плотный. В хорошую погоду он не плотнее легкой серой дымки. Через минуту состыкуемся с орбитальной станцией, а оттуда уже двинем на Землю – всей командой.

   2

   Четверо бойцов отряда «Мангуст» были так сильно похожи на лейтенанта, что казались его родными братьями – все рослые, мускулистые, с бесстрастными, обветренными лицами. У каждого на коленях лежал плазменный автомат, а на поясе висела целая гирлянда трансфотонных гранат ограниченного радиуса поражения.
   Одеты они были в боевой камуфляж, поверх которого поблескивали бронежилеты. Лейтенант тоже сменил свое хаори на камуфляж и бронежилет.
   Стажер посмотрел на крепкие кисти рук «мангустов», потом перевел взгляд на свои – худые, с длинными пальцами и нежной, словно у девушки, кожей. Сравнение было не в его пользу, и от этого стажеру стало еще больше не по себе.
   Впрочем, никто из «мангустов» на стажера не смотрел. Для них он был чем-то вроде бесполезной, никчемной и неинтересной вещицы, непонятно каким образом оказавшейся в челноке.
   – Снижаемся, – сказал командир группы, сорокалетний майор с квадратным подбородком и холодными глазами. – Через пять минут будем вытряхиваться.
   – Видимость по-прежнему нулевая, – равнодушным голосом проронил один из «мангустов».
   – Внизу будет получше, – пообещал майор. – Хотя и ненамного.
   Стажер нервно облизнул губы. Майор посмотрел на него и произнес строгим, сухим голосом:
   – Держись за нашими спинами и не высовывайся.
   – Хорошо, – сказал стажер.
   – Не «хорошо», а «так точно».
   – Так точно.
   Наконец, челнок приземлился. При посадке его тряхнуло так, что стажер едва не потерял очки, но никто из «мангустов» и бровью не повел.
   – Выгружаемся, – сказал майор.
   Он прошел к выходной двери и с лязгом отворил ее. Внутрь хлынул влажный, холодный воздух.
   Стажер покидал челнок последним, руку ему никто не подал, и он едва не свалился с подножки, не разглядев ее в густом тумане.
   – Командир, сегодня туман плотнее, чем обычно, – заметил один из «мангустов».
   – Ничего, не заблудимся, – отозвался майор. Он поднял левую руку и взглянул на экран навигатора. – Нам нужно пройти всего пятьсот метров.
   Туман слегка рассеялся. Неподалеку холодный ветер поднял вверх столб пыли и унес эту серую взвесь к многоэтажным домам с зияющими черными окнами.
   – Вперед, бойцы! – скомандовал майор.
   «Мангусты» подняли автоматы и двинулись вперед. Стажер зашагал за ними, с опаской поглядывая на клочки белого тумана, сквозь которые виднелись огромные темные дома, похожие на остовы затонувших кораблей. Метров через двести командир приказал остановиться. Посмотрел на экран навигатора и распорядился:
   – Надеть туман-очки!
   Бойцы достали из пристегнутых к ремням сумок очки на вакуумных присосках и прижали их к глазам. Стажер поступил так же. Туман-очки, пшикнув воздухом, плотно прикрепились к его коже, поверх обычных очков. Туман перед глазами тут же рассеялся, и стажер ахнул от открывшегося ему зрелища городской улицы. Все объекты вокруг испускали легкий голубоватый свет, но были контрастны и видны во всех деталях.
   – Транслирую карту! – сказал майор.
   Он поднес палец к навигатору и нажал на кнопку.
   В тот же миг стажер увидел в поле своего зрения, но где-то сбоку, слева, маленькую карту, а на ней – несколько светящихся точек.
   – Красные точки – это экипаж «Сирены»? – спросил он.
   – Да, – ответил кто-то из «мангустов».
   – Двигаемся дальше! – приказал майор и зашагал вперед.
   Оставшиеся триста метров прошли молча. Стажер плелся позади отряда, с изумлением глядя по сторонам. Изредка дома вокруг теряли четкость. По ним словно бы пробегала легкая дрожь, и тогда они выпадали из фокуса, но спустя секунду или две «картинка» восстанавливалась.
   В серой полумгле, омываемой серебристым светом солнца, влажно поблескивал круглым боком челнок «Сирена». Он стоял возле небольшого строения с буквой «М» на фасаде. («Метро, – вспомнил стажер. – Подземный туннель, по которому двигались вагоны с людьми».) Стальная дверь челнока была распахнута настежь.
   Майор дал знак остановиться.
   – Командир, тут какая-то чертовщина, – сказал кто-то.
   – Вижу, – отозвался майор.
   – Что случилось? – тихо спросил стажер у лейтенанта.
   – Если верить навигатору, парни с «Сирены» должны сейчас стоять рядом с нами. Ты их видишь?
   – Нет, – ответил стажер.
   – Я тоже.
   Майор снова двинулся вперед. Остановился перед челноком, провел пальцем по черной полоске пыли, поднес пальцы к лицу и внимательно их осмотрел.
   – Не нравится мне это, – сказал он. Обернулся и коротко приказал: – Первый, Второй, обойдите челнок слева! Остальные – за мной!
   Двое «мангустов» отделились от группы и стали осторожно огибать челнок с левой стороны. Остальные двинулись за майором, огибая челнок справа. Стажер заметил, что в лицах и фигурах бойцов что-то изменилось, движения их стали более четкими, походка – более упругой и пружинистой. Слова майора заставили их мобилизоваться.
   Сам стажер тоже почувствовал волнение. Он интуитивно понимал, что ситуация вышла из-под контроля и теперь следует ожидать чего угодно.
   Где-то в отдалении громыхнул раскат грома. С неба стал накрапывать дождь. Капли, падающие на лицо стажеру, были холодные, почти ледяные.
   Вдруг «мангусты» остановились, так резко, что стажер едва не налетел на спину бойца, шедшего впереди. Майор дал знак – бойцы вскинули автоматы, нацелив их на что-то. Сперва стажер не понял, что происходит, но затем увидел того, на кого были обращены дула автоматов.
   Прямо перед отрядом, спиной к бойцам, сидел на земле человек в серебристом плаще космодесантника. На плече у него тускло светилась золотая командирская нашивка, а от непромокаемого плаща, по которому барабанили капли дождя, поднимался кверху легкий сизый парок.
   – Командир Нагата! – громко окликнул его майор. – Вы слышите меня?
   Человек не шелохнулся.
   – Командир Нагата, я – майор Сивцев! – снова громко проговорил командир. – Если вы слышите меня – отзовитесь и повернитесь ко мне лицом!
   Человек на земле пошевелился. Он стал медленно подниматься на ноги. Широкий плащ скрывал его движения, и у стажера возникло ощущение, что командир «Сирены» просто левитирует, поднимаясь в воздух без помощи ног. Наконец, командир Нагата выпрямился в полный рост и медленно повернулся.
   То, что увидели «мангусты», заставило их попятиться. Лицо командира Нагаты было абсолютно белым, а на месте глаз и открытого рта виднелись шевелящиеся пятна, похожие на клубки черных насекомых.
   Дальнейшее произошло с такой молниеносной быстротой, что никто из бойцов не успел отреагировать. ПсевдоНагата шагнул к майору, вскинул руки и обхватил ладонями его виски. Большие пальцы рук монстра вонзились майору в глазницы, выдавив стекла туман-очков. И в ту же секунду рядом с каждым из «мангустов», словно поднявшись из земли или шагнув из невидимого измерения, возникла высокая фигура в таком же серебристом плаще, как был у псевдоНагаты. Четыре пары рук взметнулись к шлемам бойцов, четыре пары больших пальцев с хрустом раздавили их очки.
   Стажер, стоявший за спинами «мангустов», успел увидеть, как из раскрытых ртов членов экипажа «Сирены» вырвались клубки серого дыма с искрящимися в них точками, похожими на роящихся насекомых, но чем это все закончится, он смотреть не стал. Резко развернувшись, стажер бросился бежать. Он бежал так быстро, как не бегал никогда в жизни, и слышал за спиной шум преследования, но не оборачивался, понимая, что одно потерянное мгновение может стоить ему жизни.
   Пробежав мимо «Сирены», он побежал дальше.
   «Еще немного! Господи, еще немного!» – билось у него в голове.
   Впереди замаячил спасательный челнок.
   «Еще чуть-чуть! Боже, помоги мне! Последний рывок!»
   И тут что-то вонзилось ему в шею десятком ледяных игл, он споткнулся и упал на землю. Попытался подняться, но перед глазами ярко вспыхнуло, затылок и шею обдало жаром, а позади раздался крик – столь пронзительный и громкий, что его не могло издать ни одно живое существо.
   Стажер приник лицом к земле, но тут же снова поднял голову. Он увидел, что возле спасательного челнока кто-то стоит. Фигура была слишком невысокая, чтобы принадлежать бойцу-«мангусту», но слишком четкая, чтобы быть призраком. В руках у таинственного незнакомца стажер разглядел оружие, похожее на штурмовую винтовку.
   Тут за спиной у стажера что-то заверещало и заскрежетало – совсем близко, слишком близко, и на лбу у него выступила холодная испарина.
   «Не оглядывайся! – приказал себе стажер. – Только не оглядывайся!»
   Он привстал на колено.
   «Еще рывок!»
   И вдруг не выдержал – оглянулся. От увиденного глаза его вылезли из орбит, а волосы на голове встали дыбом…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация