А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Налоговые споры. Оценка доказательств в суде" (страница 50)

   За неявку или уклонение от янки без уважительных причин лица, вызываемого по делу о налоговом правонарушении, за неправомерный отказ свидетеля от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний в Налоговом кодексе РФ предусмотрен самостоятельный вид ответственности – взыскание штрафных санкций (ст. 128 НК РФ).
   Почему же при достаточной законодательной (имеется в виду Налоговый кодекс РФ) проработке института свидетелей и наличии немалого количества составов правонарушений, при установлении которых могут быть использованы показания свидетелей, данный вид доказательств ранее практически не использовался сторонами в налоговом споре?
   Можно лишь предположить, что для арбитражного процесса, как это было показано выше, обращение к свидетельским показаниям традиционно не имеет преимущественного значения, а для налогового права данный институт является новым, введенным лишь с принятием Налогового кодекса РФ с 1 января 1999 г.
   Более активное использование этого института налоговыми органами позволит регулировать поведение налогоплательщиков, допускающих нарушения в сфере налоговых правоотношений, в сторону соблюдения ими установленных законом правил.
   Что же касается налогоплательщиков, то, прибегая к свидетельским показаниям, они помогут суду с наибольшей полнотой установить отсутствие неправомерного поведения с их стороны.
   Широкое применение свидетельские показания могут получить в связи со включением в АПК РФ ст. 161 о заявлении о фальсификации доказательств, поскольку для проверки такого заявления арбитражный суд может опросить свидетелей, участвовавших в составлении документов или указанных сторонами.
   Возможность проверки в подобной ситуации с использованием именно свидетельских показаний была предусмотрена Уставом гражданского судопроизводства 1864 г.[534].
   Ниже приводится дело, показывающее возможности применения свидетельских показаний при рассмотрении налогового спора в арбитражном суде.
   ООО «Элвирт» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции об обязании возместить из бюджета налог на добавленную стоимость в сумме 35 681 981 руб. за сентябрь 2002 г.
   Решением от 13 августа 2003 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 16 августа 2004 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования общества на основании ст. 69 АПК РФ.
   Законность судебных актов проверена в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции, в которой налоговый орган ссылался на недобросовестность налогоплательщика.
   Проверкой в суде кассационной инстанции установлено, что судебные акты подлежали отмене с передачей дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы по следующим основаниям.
   Согласно официальной позиции Секретариата Конституционного Суда РФ от 11 октября 2004 г. «Об Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. № 169-0» при обнаружении направленности сделок на уход от налогов, согласованности действий поставщиков и налогоплательщиков, предъявляющих НДС к возмещению, необходимо выявлять, нет ли в поведении налогоплательщика признаков недобросовестного поведения.
   ООО «Элвирт» ссылалось на то, что решением Арбитражного суда г. Москвы от 3 сентября 2003 г. по делу № А40-25729/03-10-302 по иску Инспекции к ООО «Элвирт» и ООО «АСПО-ИНТ» о признании недействительным договора подряда от 1 июля 2002 г. № 2/П установлено, что ООО «АСПО-ИНТ» заключило договор субподряда с ООО «Лотрейк» и договор о совместной деятельности с ООО «Барест», которые фактически производили детские игрушки; на указанное решение суда имеется ссылка в решении и постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа по делу № А40-11497/03-116-176 Арбитражного суда г. Москвы по иску общества к инспекции о признании недействительным ее решения о привлечении общества к налоговой ответственности на основании п. 2 ст. 120 НК РФ.
   В связи с этим суд первой и апелляционной инстанций при разрешении настоящего спора о возмещении НДС пришел к выводу, что данные обстоятельства не доказываются вновь в силу ч. 2 ст. 69 АПК РФ.
   Однако при рассмотрении вышеназванных дел не исследовался вопрос о фактическом производстве игрушек силами субподрядчиков ООО «Лотрейк» и ООО «Барест», в то время как по бухгалтерскому балансу подрядчика ООО «АСПО-ИНТ» на 1 октября 2002 г. у данной организации отсутствуют здания, машины, оборудование, сырье, материалы.
   Вместе с тем суд кассационной инстанции не мог признать обоснованным содержащийся в кассационной жалобе довод о том, что объяснениями А.М. Некрашевича, Е.А. Козловой, данными налоговому органу, подтверждается, что ими не создавались вышеназванные организации.
   В апелляционной и кассационной инстанциях при рассмотрении дела Арбитражного суда г. Москвы № А40-11497/03-116-176 представители инспекции пояснили, что не находят оснований для вызова указанных лиц в арбитражный суд в качестве свидетелей.
   При рассмотрении настоящей кассационной жалобы представитель инспекции также отрицал необходимость вызова А.М. Некрашевича и Е.А. Козловой в качестве свидетелей.
   Вместе с тем в соответствии со ст. 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.
   Согласно п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. В статье 61 ГК РФ перечислены документы, служащие доказательством ликвидации юридического лица. В названных нормах права объяснения каких-либо лиц не перечислены, в то время как вышеуказанные организации зарегистрированы в установленном порядке.
   Решениями Арбитражного суда г. Москвы по делам № А40-7426/03-119-51 и А40-7423/03-17-114 инспекции отказано в удовлетворении исковых требований о признании недействительной регистрации партнеров ООО «Элвирт» – ООО «Уникс-К» и ООО «АСПО-ИНТ». При рассмотрении указанных дел суду представлены объяснения тех же граждан, носящие противоположный характер.
   В связи с этим инспекция для подтверждения своего довода о том, что А.М. Некрашевичем и Е.А. Козловой не создавались ООО «АСПО-ИНТ» и ООО «Уникс-К», не подписывались договоры, заключенные с налогоплательщиком, должна заявить ходатайство о вызове указанных лиц в качестве свидетелей в судебное заседание либо сделать заявление о фальсификации доказательств, которое позволит суду назначить экспертизу имеющихся в деле документов, разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления, исключить оспариваемые доказательства из числа доказательств по делу в соответствии с порядком, установленным ст. 161 АПК РФ.
   Следует признать неправомерным утверждение представителя инспекции, изложенное в заседании суда кассационной инстанции, о том, что допрос свидетелей в судебном заседании не имеет правового значения.
   В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 153 АПК РФ суд в судебном заседании предупреждает свидетелей об уголовной ответственности непосредственно перед их допросом за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, что является гарантией дачи свидетелями правдивых показаний. При опросе лиц налоговыми органами у последних отсутствуют подобные полномочия[535].
   Таким образом, при наличии заявления о фальсификации доказательств обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, могут опровергаться в арбитражном суде свидетельскими показаниями.
   Указанный вывод приобретает особое значение в условиях, когда судебно-арбитражная практика, как было показано в § 2 гл. I настоящей работы, постепенно отходила от признания презумпции добросовестности налогоплательщика, подталкивая суды при отсутствии допроса свидетелей в судебном порядке и заявления о фальсификации доказательств, а только при наличии их опроса в налоговой инспекции приходить к выводу об опровержении обстоятельств, которые согласно закону подтверждаются определенными доказательствами, например когда речь идет о наличии или отсутствии факта регистрации юридического лица.
   Только в суде свидетель предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, налоговый инспектор таких полномочий не имеет, поэтому только допрос свидетеля в суде под страхом привлечения к уголовной ответственности служит надлежащей гарантией получения от него правдивой информации и только такие показания могут служить серьезным опровержением документов, прошедших государственную регистрацию.
   Анализ указанного дела позволяет прийти к выводу, что современным арбитражным процессом воспринята традиция дореволюционного гражданского судопроизводства, позволяющая в ситуации, когда поставлена под сомнение правдивость сведений, содержащихся в письменных доказательствах, прибегать к показаниям свидетелей. Более того, этим показаниям может быть придано решающее значение по сравнению с письменными доказательствами, прошедшими государственную регистрацию (свидетельствами о государственной регистрации юридических лиц), в случае если стороной по делу будет сделано заявление о фальсификации доказательств.
   Вместе с тем у суда не имеется оснований сомневаться в достоверности свидетельских показаний, полученных в ходе расследования уголовного дела, поскольку при этом свидетель также предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний в соответствии со ст. 164 УПК РФ.
   Например, по делу Арбитражного суда г. Москвы № А40-21050/ 04-76-263[536] ООО «ФРУКТОМА» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции от 15 апреля 2004 г. № 120 о привлечении общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, об уплате налога на добавленную стоимость, пени за несвоевременную уплату налога по материалам камеральной проверки налоговой декларации по НДС за январь 2004 г.
   Решением от 24 августа 2004 г. Арбитражного суда г. Москвы, оставленным без изменения постановлением от 6 декабря 2004 г. Девятого арбитражного апелляционного суда, заявление общества отклонено, поскольку им представлены недостоверные доказательства в подтверждение права на налоговый вычет.
   Законность судебных актов проверена в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой ООО «ФРУКТОМА», в которой заявитель ссылался на то, что Инспекцией не доказана его недобросовестность.
   Согласно п. 6 ст. 169 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.
   Как усматривалось из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, счета-фактуры подписаны руководителем продавца – ООО «АСТАРТА» А.В. Тещинским, одновременно подписавшим счета-фактуры и как главный бухгалтер.
   В соответствии с письменным заявлением А.В. Тещинского он не является руководителем и бухгалтером ООО «АСТАРТА» и никакого отношения к данной фирме не имеет.
   Указанное обстоятельство подтверждалось справкой начальника Отдела по налоговым правонарушениям УВД Юго-Восточного административного округа г. Москвы от 15 апреля 2004 г. № 380 и постановлением о производстве выемки следователя 4-го отдела Следственной части СУ при УВД ЮВАО г. Москвы от 27 октября 2004 г. по уголовному делу, возбужденному в отношении неустановленных руководителей ООО «АСТАРТА» по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. Из указанных документов следовало, что в рамках настоящего уголовного дела А.В. Тещинский был допрошен и сообщил, что никогда в названной фирме не работал, никакой финансово-хозяйственной документации не подписывал и не имеет к указанной фирме никакого отношения.
   Оснований сомневаться в указанных сведениях, полученных в рамках расследования уголовного дела, у суда кассационной инстанции не имелось. Ходатайства о вызове А.В. Тещинского в качестве свидетеля в суд первой инстанции общество не заявляло.
   Согласно п. 2 ст. 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
   Как было установлено судами первой и апелляционной инстанций, счета-фактуры, выставленные ООО «АСТАРТА», не подписаны руководителем и главным бухгалтером продавца, поэтому суды обоснованно не приняли их в качестве оснований вычета НДС.
   Одновременно суд кассационной инстанции исходил из ч. 3 ст. 71 АПК РФ, согласно которой доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.
   В данном случае счета-фактуры не отвечали требованиям достоверности доказательств.
   Суд кассационной инстанции посчитал также основанным на материалах дела вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что бухгалтерским балансом ООО «АСТАРТА» на 1 января 2004 г. не подтверждается наличие у организации склада либо его аренда, в то время как по договору купли-продажи от 23 октября 2003 г. № 031023, заключенному ООО «АСТАРТА» в качестве продавца с ООО «ФРУКТОМА» (покупатель), приемка товара осуществляется на складе продавца.
   Указанные обстоятельства позволили судам прийти к обоснованному выводу об отсутствии у общества достоверных доказательств, подтверждающих его право на применение налоговых вычетов.
   При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось.
   Безусловно, сам факт допроса лица в качестве свидетеля органами внутренних дел в рамках расследования уголовного дела не лишает суд права получить у данного лица свидетельские показания в заседании арбитражного суда. Однако анализ указанного арбитражного дела показывает, что при отсутствии ходатайства налогоплательщика о вызове необходимого лица в суд в качестве свидетеля и при наличии сведений о его допросе при расследовании уголовного дела бремя доказывания переходит с суда на налогоплательщика, который не проявил должной активности при опровержении доказательств, представленных налоговым органом в подтверждение ненадлежащего оформления счетов-фактур.
   Проявление судом инициативы в вызове свидетеля в данной ситуации представляется излишним, нарушающим баланс частных и публичных интересов действием, «игрой на поле» налогоплательщика, не проявившего должной активности в процессе доказывания по налоговому спору.
   Анализ судебно-арбитражной практики последнего времени показывает увеличивающееся значение свидетельских показаний при разрешении налоговых споров.
   Это вызвано тем, что фактически налоговые органы при проведении проверок исходят из презумпции недобросовестности налогоплательщика. Об этом свидетельствует судебно-арбитражная практика по спорам, касающимся возмещения налога на добавленную стоимость, когда налоговые органы, отказывая налогоплательщикам в возмещении налога, ссылаются на их недобросовестность. Массовый характер таких ссылок подтверждает, что налоговые органы в своей деятельности руководствуются презумпцией недобросовестности налогоплательщика.
   При этом налоговые органы признают, что налогоплательщики представляют полный пакет документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ, а именно: внешнеторговый контракт, выписку банка, подтверждающую фактическое поступление выручки от иностранного покупателя, грузовую таможенную декларацию, транспортные, товаросопроводительные документы. Однако налоговые органы ссылаются лишь на формальное соблюдение налогоплательщиками требований налогового законодательства, которые представляют документы, не отражающие реально совершаемые операции.
   Например, налоговые органы утверждают, что внешнеторговый контракт со стороны налогоплательщика подписан неизвестным лицом, поскольку руководитель налогоплательщика при проведении налоговой проверки дал объяснения о регистрации организации на его имя по утерянному паспорту. С одной стороны, суд, руководствуясь ст. 68 АПК РФ о допустимости доказательств, может отклонить довод налогового органа, сославшись на то, что, пока учредительные документы организации не признаны в установленном порядке недействительными, внешнеторговый контракт считается подписанным надлежащим лицом. С другой стороны, суд, дабы исключить формальный подход к разрешению спора и необоснованное получение денежных средств из бюджета недобросовестным налогоплательщиком, вправе допросить руководителя организации в качестве свидетеля, руководствуясь ч. 2 ст. 88 АПК РФ.
   Объяснения, данные им при проведении налоговой проверки, без предупреждения об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, не могут считаться допустимыми доказательствами подписания договора ненадлежащим лицом.
   Показания лица, данные в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля, приобретают иную доказательную силу, поскольку в соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 153 АПК РФ суд предупреждает свидетелей непосредственно перед их допросом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний; судебная процедура гарантирует устранение давления на свидетеля представителями сторон, что не исключено при получении объяснений налоговым инспектором при проведении им налоговой проверки.
   Налоговые органы при разрешении споров в арбитражных судах зачастую ссылаются на объяснения работников налогоплательщиков, их должностных лиц, полученные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.
   В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 13 марта 1992 г. № 2506-1 «Об оперативно-розыскной деятельности» (с посл. изм. и доп.) (далее – Закон об ОРД) оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то законом, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. В статье 6 данного Закона предусмотрены следующие оперативно-розыскные мероприятия: опрос граждан; наведение справок; сбор образцов для сравнительного исследования; проверочная закупка;
   исследование предметов и документов; наблюдение; отождествление личности; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи; оперативное внедрение; контролируемая поставка; оперативный эксперимент.
   По делам о налоговых преступлениях основаниями проведения оперативно-розыскных мероприятий являются: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, содержащем признаки налогового преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших (если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела), лицах, скрывающихся от суда или уклоняющихся от уголовного наказания; поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве; запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации; запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами России.
   В соответствии с ч. 1 ст. 10 Закона об ОРД результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.
   Процессуальные действия являются единственными способами собирания документов-доказательств, и закон среди них не упоминает оперативно-розыскные мероприятия. Как правильно отмечает И. Демидов, «не устанавливая порядок производства оперативно-розыскных действий, процессуальный закон тем самым не признает их самостоятельными способами собирания доказательств, первоначальным этапом процессуального доказывания»[537].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [50] 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация