А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Налоговые споры. Оценка доказательств в суде" (страница 49)

   Налогоплательщик, с должной заботой относящийся к сохранности документации, в дальнейшем может быть избавлен от судебного разбирательства в связи с постановкой вопроса о восстановлении срока давности по причине непредставления истребованных налоговым органом документов.
   В связи с принятием Конституционным Судом РФ Постановления № 9-П перед судебными органами может встать следующая проблема: налогоплательщик в ряде случаев будет лишен возможности представления документов из-за их утраты. Может ли налоговый орган в этом случае ставить вопрос о восстановлении пропущенного срока давности?
   Представляется, что налоговая инспекция должна будет доказать неправомерность отказа налогоплательщика от представления истребованных документов, например, из-за умышленного их уничтожения или удержания. В противном случае о неправомерности отказа налогоплательщика от представления документов говорить не приходится.
   Впрочем, не исключено, что судебно-арбитражная практика, с учетом перехода от презумпции добросовестности налогоплательщика к ее противоположности, может пойти по пути признания неправомерной утраты документов в любом случае, даже при отсутствии умысла, из одной лишь неосторожности налогоплательщика.

   § 3. Свидетельские показания. Заключение эксперта

   В целом арбитражный процесс отличается стабильной письменной формой, поскольку решающую роль в судьбе заявленного иска играют надлежащим образом оформленные документы. Объяснения, как правило, нужны для разъяснения связи одного документа с другими документами, для изложения итоговой правовой оценки представленных документов.
   Крайне редко возникает возможность опровержения свидетельскими показаниями фактов, зафиксированных в надлежащим образом оформленных документах. Столь же редко при отсутствии документов свидетельские показания могут признаваться достаточными доказательствами по делу[523].
   Свидетельские показания в качестве доказательства по налоговому спору ранее нечасто встречались в судебно-арбитражной практике России. Даже то обстоятельство, что ст. 88 АПК РФ о свидетельских показаниях помещена почти в самом конце гл. 7 «Доказательства и доказывание» АПК РФ, подтверждает то, что законодатель не придает свидетельским показаниям первоочередного значения при рассмотрении арбитражных дел. Это и понятно, так как при разрешении экономических споров, составляющих основной предмет деятельности арбитражных судов, решающее значение имеют письменные доказательства в виде договоров, актов, справок, деловой корреспонденции.
   Некоторые авторы объясняют крайне редкое использование показаний свидетелей тем, что чаще всего в данных делах основанием спора является различное толкование сторонами норм налогового законодательства, на чем стороны строят свои доводы в суде[524].
   Вместе с тем нельзя говорить о том, что свидетельские показания вообще не используются при разрешении налоговых споров. Об этом свидетельствует дело № КА-А40/6751-02 Федерального арбитражного суда Московского округ;! [525].
   Общество с ограниченной ответственностью «ДЖИН 2001» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции о признании недействительным ее решения от 27 марта 2002 г. о привлечении к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 126 НК РФ и уплате 17 950 руб. штрафных санкций.
   Решением от 4 июня 2002 г., оставленным без изменения постановлением от 6 августа 2002 г. апелляционной инстанции, Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования ООО за отсутствием вины в совершении правонарушения, так как общество не получало требование от 18 февраля 2002 г. № 1 о представлении необходимых для проведения выездной налоговой проверки документов не позднее 22 февраля 2002 г.
   Законность судебных актов проверена в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой инспекции, в которой налоговый орган ссылался на отказ руководителя ООО от получения требования от 18 февраля 2002 г. № 1.
   Как усматривалось из материалов дела, в требовании № 1 имелась запись, заверенная администратором ТК «Кондор» P.C. Сурдиным и работником Отдела внутренних дел Люберецкого горисполкома Московской обл. Л.И. Родажневич, о том, что представитель ООО «ДЖИН 2001» от подписи в получении требования отказался.
   Апелляционная инстанция, отвергая указанную запись, ссылалась на то, что из нее не усматривается должности отказавшегося от подписи лица.
   Между тем требование № 1 адресовано ООО «ДЖИН 2001», что предполагает направление требования руководителю общества. Кроме того, при наличии сомнений суд был вправе опросить в качестве свидетелей вышеназванных лиц, в присутствии которых произведен отказ от получения требования.
   Поскольку судом этого процессуального действия произведено не было, судебные акты постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2002 г. были отменены, дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию суда с целью получения свидетельских показаний указанных лиц.
   Даже сам подход арбитражного суда первой и апелляционной инстанций, не попытавшегося выяснить путем опроса свидетелей, действительно ли имел место отказ должностного лица общества от получения требования, свидетельствует о том, что суд вообще не придал правового значения получению доказательств по делу с привлечением свидетельских показаний.
   Однако при новом рассмотрении дела решением от 7 марта 2003 г. исковые требования были удовлетворены, поскольку свидетельскими показаниями не подтверждался факт совершения налогоплательщиком налогового правонарушения.
   Постановлением апелляционной инстанции от 14 мая 2003 г. решение суда первой инстанции отменено, в иске обществу отказано, поскольку протоколом, составленным налоговым инспектором, подтвержден факт отказа руководителя ООО от получения решения о проведении налоговой проверки и требования о представлении документов.
   Законность и обоснованность постановления апелляционной инстанции вновь были проверены в Федеральном арбитражном суде Московского округа в связи с кассационной жалобой ООО «ДЖИН 2001», в которой общество ссылалось на то, что свидетельскими показаниями опровергается факт совершения им налогового правонарушения.
   Суд кассационной инстанции во вновь принятом постановлении по данному делу указал на следующее.
   В соответствии с ч. 2 ст. 289 АПК РФ указания арбитражного суда кассационной инстанции, изложенные в его постановлении об отмене решения, постановления суда первой, апелляционной инстанций обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего данное дело.
   В связи с этим суд первой инстанции правомерно принял решение на основании свидетельских показаний лиц, присутствовавших при вручении руководителю ООО требования о представлении документов, необходимых для проведения налоговой проверки, на что было указано в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округл от 10 октября 2002 г. при направлении дела на новое рассмотрение в первую инстанцию суда.
   Согласно п. 1 ст. 93 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого налогоплательщика, плательщика сбора, налогового агента необходимые для проверки документы. Лицо, которому адресовано требование о представлении документов, обязано направить или выдать их налоговому органу в пятидневный срок.
   Свидетельскими показаниями Н.Б. Кошевовой, младшего оперуполномоченного 8-го отдела Управления по ЦАО УФСНП РФ по г. Москве Д.В. Сорокина подтверждается, что директор общества Р.Б. Зубенко после предъявления соответствующего требования представил папки с документами с предложением их изучения, однако проверяющие отказались от просмотра документов по причине отсутствия условий для этого в помещении магазина.
   В связи с этим нельзя признать соответствующим имеющимся в деле свидетельским показаниям вывод апелляционной инстанции о том, что документы не были представлены налоговому органу.
   В материалах дела имелся договор от 24 мая 2001 г. № 24 и план-схема арендуемой торговой точки, которыми подтверждается наличие в магазине условий для изучения представленных проверяющим документов.
   Согласно п. 6 ст. 108 НК РФ лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.
   В связи с этим сомнения относительно факта отказа руководителя общества в получении соответствующего требования должны в силу закона толковаться в пользу налогоплательщика, поскольку свидетельскими показаниями Н.Б. Кошевовой и Д.В. Сорокина подтверждалось, что в присутствии понятых Р.Б. Зубенко не отказывался от получения требования.
   При таких обстоятельствах Постановление апелляционной инстанции было отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе.
   В самом тексте закона законодатель невольно отдает преимущество письменной форме арбитражного процесса перед устной, когда в ч. 3 ст. 88 АПК РФ закрепляет положение о том, что по предложению суда свидетель может изложить показания, данные устно, в письменной форме, которые приобщаются к материалам дела (хотя устное изложение свидетельских показаний составляет важное условие их непосредственного восприятия судом[526]). По Уставу гражданского судопроизводства 1864 г. свидетель должен был давать показание устно (ст. 398).
   В дореволюционной России свидетельским показаниям в гражданском процессе придавалось несравнимо большее значение, чем в современном арбитражном процессе.
   Об этом свидетельствует даже то обстоятельство, что в АПК РФ 2002 г. этому виду доказательств посвящена всего одна ст. 88 АПК, в то время как в Уставе гражданского судопроизводства 1864 г. – целый ряд статей, в которых тщательно проработан порядок вызова, устранения и допроса свидетелей.
   Если по п. 7 ч. 2 ст. 155 АПК РФ достаточно предупреждения свидетелей об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, то по ст. 395 УГС перед допросом свидетели приводились к присяге по обряду своего вероисповедания. Причем порядок привода к присяге не был определен в УГС.
   Поэтому суд должен был применять по аналогии правила Устава уголовного судопроизводства. Согласно этим правилам свидетели православного исповедания приводились к присяге непременно священником, а прочие свидетели – духовным лицом их вероисповедания; если же такого лица не было в помещении, где заседал суд, то председателем суда. Но в последнем случае тяжущиеся могли настаивать на приглашении духовного лица, если таковое имелось в месте нахождения суда.
   И лишь для лиц, принадлежащих к вероисповеданиям и сектам, не приемлющим присяги, последняя заменялась обещанием показать правду[527].
   Более того, в отличие от современного гражданского процесса дореволюционный гражданский процесс допускал отвод свидетеля со стороны тяжущихся, если они имели основания полагать, что его показание будет пристрастно. В разряд подлежащих отводу лиц равно относились и отлученные от церкви по приговору суда, и лишенные всех прав состояния или права быть свидетелями[528].
   Таким образом, мы видим, что в отличие от современного дореволюционным законодателем возможность выступать свидетелем по гражданскому делу расценивалась не только как обязанность, но и как общественно значимое право.
   Значимость свидетельских показаний в действующем Налоговом суде такой развитой страны мира, как Канада, подтверждается тем, что свидетели приносят присягу (обычно на Библии, а по желанию свидетеля – путем торжественного заявления)[529].
   Впрочем, действующие положения АПК РФ вполне соответствуют судебной практике ведущих стран мира, касающейся свидетельских показаний.
   Так, в деле Максима Юо против Ее Величества Королевы[530] Налоговый суд Канады указал следующее.
   Все позиции ответчика полностью подтверждаются свидетельскими показаниями сотрудников министерства и работников Вильтрока. Все свидетели давали независимые показания в отсутствие других свидетелей. Истец был в курсе того, какие доказательства будут приведены ответчиком.
   В соответствии со ст. 88, 153 АПК РФ суд удаляет из зала судебного заседания явившихся свидетелей до начала их допроса, а лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить свидетель.
   И.В. Решетникова главным отличием объяснений сторон от свидетельских показаний называет заинтересованность первых в исходе дела и юридическую незаинтересованность свидетелей, не являющихся субъектами спорных материально-правовых отношений.
   Вместе с тем не исключается иная заинтересованность свидетеля, поскольку свидетелями могут выступать, например, сослуживцы. Именно поэтому в процедуру допроса свидетеля включается выяснение его отношений со сторонами[531].
   И хотя, как видно, современный законодатель не придает решающего значения свидетельским показаниям в арбитражном процессе, они используются, когда необходимо допросить лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство.
   При разрешении налоговых споров свидетельские показания могут быть использованы, когда налогоплательщиком нарушен срок постановки на учет в налоговом органе (ст. 116 НК РФ), ведется деятельность без постановы! на учет в налоговом органе (ст.117НКРФ). В последнем случае свидетельскими показаниями может устанавливаться срок, в течение которого ведется такая деятельность, поскольку от его продолжительности зависит размер взыскиваемых санкций.
   Свидетельскими показаниями также может быть установлено нарушение налогоплательщиком предусмотренного Налоговым кодексом срока представления в налоговый орган информации об открытии или закрытии им счета в каком-либо банке (ст. 118 НК РФ).
   11 ум кто Vi 2 ст. 23 НК РФ предусмотрена обязанность налогоплательщика в семидневный срок сообщить в налоговый орган об открытии или закрытии счетов. И хотя момент открытия или закрытия счета определяется в договоре банковского счета, т. е.
   подтверждается письменным доказательством, свидетельскими показаниями по таким делам может быть, в частности, подтверждена реальная дата передачи соответствующей документации в налоговую инспекцию, если такая документация не направлялась по почте и сторонами представляются письменные доказательства содержащие различные даты передачи и получения соответствующей информации.
   Равным образом данное рассуждение применимо и к случаям, когда в налоговую инспекцию налогоплательщиком передаются заявление о постановке на учет в налоговом органе (ст. 116 НК РФ), налоговая декларация (ст. 119 НК РФ), документы, а также сведения о налогоплательщике (ст. 126 НК РФ).
   Свидетельскими показаниями может подтверждаться уважительность причин неявки либо уклонения от явки лица, вызываемого по делу о налоговом правонарушении в качестве свидетеля (ст. 128 НК РФ), отказа эксперта, переводчика или специалиста от участия в проведении налоговой проверки (ст. 129 НК РФ).
   Применительно к остальным видам налоговых правонарушений, установленных в гл. 16 НК РФ (грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения – ст. 120, неуплата или неполная уплата сумм налога – ст. 122, невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и (или) перечислению налогов – ст. 123 НК РФ, несоблюдение порядка владения, пользования и (или) распоряжения имуществом – ст. 125), использование свидетельских показаний представляется проблематичным, поскольку доказывание их совершения предполагает наличие письменных доказательств.
   То же представляется верным в отношении нарушений банком обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах (гл. 18 НК РФ).
   Как видно, для значительного числа составов правонарушений предполагается использование такого вида доказательств, как свидетельские показания. Более того, участию свидетеля в мероприятиях по проведению налогового контроля посвящена отдельная ст. 90 НК РФ. Ее наличие в Налоговом кодексе РФ позволяет говорить о наполнении материального закона процессуальными элементами, но не в смысле судебного процесса, а в смысле административной процедуры, которая в настоящее время отсутствует в обобщенном кодифицированном виде в российском законодательстве и которая устанавливала бы общие правила для принятия решений всеми без исключения государственными органами.
   Как следует из ч. 1 ст. 88 АПК РФ, в качестве свидетеля вызывается лицо, которое может подтвердить обстоятельства, имеющие значение для дела.
   Аналогичное требование включено в п. 1 ст. 90 НК РФ, согласно которому в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля.
   В отличие от АПК РФ в НК РФ прописаны ограничения в отношении лиц, которые могут допрашиваться в качестве свидетеля. Не могут допрашиваться в качестве свидетеля лица, которые в силу малолетнего возраста, своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля (подп. 1 п. 2 ст. 90 НК РФ).
   Налоговым кодексом РФ восприняты ограничения, которые традиционно существовали в процессуальном законодательстве России и являлись основаниями к устранению свидетелей судом. К категориям лиц, которые закон не дозволял подвергать допросу, относились дети до 7 лет, глухие, немые, глухонемые, если они не умеют объясняться знаками и неграмотны, душевнобольные, признанные официально умалишенными или находящиеся по распоряжению надлежащей власти на излечении вследствие расстройства умственных способностей[532].
   Согласно подп. 2 п. 2 ст. 90 НК РФ не могут допрашиваться в качестве свидетеля также лица, которые получили информацию, необходимую для проведения налогового контроля, в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей и подобные сведения относятся к профессиональной тайне этих лиц, в частности адвокат, аудитор.
   Подобное ограничение существовало и в УГС. В соответствии с п. 5 ст. 373 тяжущаяся сторона была вправе заявить отвод поверенному противной стороны.
   Показания свидетеля в соответствии с п. 4 ст. 90 НК РФ могут быть получены по месту его пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности не в состоянии явиться в налоговый орган, а по усмотрению должностного лица налогового органа – и в других случаях.
   Аналогичные положения существовали в УГС (п. 4 ст. 386), когда на дому могли допрашиваться свидетели, которые не могли явиться в суд по дряхлости, тяжкой болезни и другим причинам.
   Как видно, нормы ст. 90 НК РФ, будучи включенными в материальный закон, во многом восприняли традиции дореволюционного российского гражданского процесса, что, безусловно, является гарантией соблюдения прав налогоплательщиков при проведении налогового контроля.
   Существующие пробелы в АПК РФ в отношении свидетельских показаний могут быть восполнены применением по аналогии уголовного процессуального законодательства, на возможность чего в гражданском процессе указывал Е.В. Васьковский[533], а также положений ст. 90 НК РФ при разрешении налоговых споров в суде, поскольку эти положения во многом восприняли традиции дореволюционного российского гражданского процесса.
   Следует сказать о том, что в положении свидетеля при проведении налоговой проверки и положении свидетеля при рассмотрении налогового спора в арбитражном суде существует и сходство.
   Показания того и другого заносятся в протокол (п. 1 ст. 90 НК РФ и ч. 1 ст. 155 АПК РФ), и тот и другой предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе (п. 5 ст. 90 НК РФ, п. 5 ч. 2 ст. 155 АПК РФ), и тот и другой несут установленную законом ответственность за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний (ст. 128 НК РФ, п. 5 ч. 2 ст. 155 АПК РФ). Правда, в первом случае ответственность предусмотрена Налоговым кодексом РФ, а во втором – Уголовным.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [49] 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация