А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Налоговые споры. Оценка доказательств в суде" (страница 34)

   Глава III
   ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ВИДОВ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПРИ ДОКАЗЫВАНИИ ПО НАЛОГОВЫМ СПОРАМ

   § 1. Общие требования ко всем видам доказательств

   1.1. Относимость и допустимость, фальсификация доказательств

   Нормы о доказательствах общего характера содержатся в административном праве и иных отраслях материального права по причине отсутствия соответствующей процессуальной отрасли права (например, административного процессуального права)[357].
   Правда, с принятием АПК РФ 2002 г. отчасти данный пробел восполнен положениями разд. III «Производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений». Однако понятия доказательств, средств доказывания регулируются нормами гл. 7 АПК РФ «Доказательства и доказывание», общими для всех категорий споров, а не только налоговых. Вместе с тем предмет доказывания, оценка доказательств наряду с гл. 7 регулируются и разд. III АПК РФ.
   В связи с отсутствием соответствующей отрасли процессуального права в настоящее время суду невозможно обойтись без обращения к нормам Налогового кодекса РФ, носящим процессуальный характер.
   Наиболее часто в арбитражном суде рассматриваются дела, возникающие из налоговых правоотношений, об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) налоговых органов, а также о взыскании обязательных платежей и санкций.
   В соответствии с ч. 4 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) налоговых органов арбитражный суд должен установить их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, наличие полномочий у налогового органа на принятие того или иного акта, совершение действия, а также установить, нарушают ли оспариваемый акт, решение, действие (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
   Частью 5 ст. 200 и частью 4 ст. 215 АПК РФ на налоговый орган возложена обязанность доказывания соответствия оспариваемого акта, решения, действия (бездействия) законодательству, наличия у налогового органа надлежащих полномочий, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения действий (бездействия), взыскания обязательных платежей и санкций.
   Вместе с тем в гл. 14 части первой НК РФ содержится целый ряд норм права, посвященных участию свидетеля в налоговой проверке, осмотру, истребованию и выемке документов и предметов, проведению экспертизы; в гл. 19 – норм права, устанавливающих право и порядок обжалования актов налоговых органов и действий или бездействия их должностных лиц. В части второй НК РФ закреплены особенности определения налоговой базы по отдельным видам налогов.
   В делах рассматриваемой категории используются те же средства доказывания, что и в исковом производстве. Вместе с тем письменные доказательства являются основным способом доказывания. В качестве вещественных доказательств могут выступать только документы бухгалтерского и налогового учета, имеющие следы подчисток или исправлений. Показания свидетелей и судебная экспертиза используются крайне редко[358].
   По общему правилу, не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 3 ст. 64 АПК РФ 2002 г.).
   По спорам, вытекающим из налоговых правоотношений, особое значение имеет законность способа получения доказательств, представляемых налоговыми органами, в силу того что эти доказательства представляются контролирующими государственными органами и они должны быть положены в основу вывода о правомерности привлечения лица к ответственности.
   Так, Федеральный арбитражный суд Уральского округа, оставляя без изменения решение суда первой инстанции и отказывая в признании незаконным решения инспекции, исходил из следующего. Судом установлено, что инспекцией допущено нарушение производства по делу о налоговом правонарушении (уведомление о рассмотрении материалов проверки получено предпринимателем после назначенного срока; материалы проверки рассмотрены в более поздние сроки без дополнительного извещения предпринимателя). Однако оценив характер допущенного нарушения, суд не признал указанное нарушение существенным нарушением прав предпринимателя и обстоятельством, влекущим безусловное признание оспариваемого решения недействительным.
   Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ Постановлением от 12 февраля 2008 г. отменил состоявшиеся судебные акты и признал незаконным решение инспекции, указав, что в соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ необеспечение лицу, в отношении которого проводится налоговая проверка, возможности участвовать в процессе рассмотрения ее материалов лично и (или) через своего представителя, является основанием для признания решения инспекции незаконным[359].
   Анализ названного Постановления суда показывает, что судом проведена параллель между понятием допустимости доказательств, как оно определено в ч. 3 ст. 64 АПК РФ, и понятием допустимости доказательств, приведенным в ст. 68 АПК РФ.
   Действительно, в общепринятом смысле понятие допустимости доказательств дано в ст. 68 АПК РФ: обстоятельства дела, которые согласно закону или иным нормативным правовым актам должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.
   Процессуальная новелла, закрепленная ч. 3 ст. 64 АПК РФ, воспроизводит ч. 2 ст. 50 Конституции РФ. Это позволяет заключить, что полученные с нарушением федеральных законов сведения вообще нельзя именовать доказательствами. Квалификация любого материала как доказательственного предполагает его последующую проверку и оценку.
   Противоправно собранная информация такой обработке подвергаться не должна[360].
   Как видим, с введением новеллы, закрепленной в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, понятие допустимости доказательств расширилось. Обстоятельства дела, подтвержденные доказательствами, полученными с нарушением федерального закона, не могут считаться установленными, и, следовательно, такие доказательства не могут признаваться допустимыми.
   Отличие судебных доказательств от несудебных определяется тем, что доказательства судебные имеют сугубо процессуальную форму, называемую средствами доказывания: письменные, вещественные доказательства, показания свидетелей и т. д. И приобретает содержание доказательства свою процессуальную форму, только в случае если оно получено в предусмотренном АПК и другими федеральными законами порядке, о чем сказано в ч. 1 ст. 64 АПК РФ. Не будут соблюдены установленные законом правила – доказательство не приобретает статус судебного[361].
   Если судья признает следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в его ходе, признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ, т. е. лишаются доказательственной силы[362]. Данное правило в литературе со ссылкой на американскую доктрину называют «плоды отравленного дерева»[363].
   Хотя приведенное суждение сделано применительно к допустимости доказательств в уголовном процессе, оно вполне востребованно в рамках настоящей работы, поскольку опирается на правило общего характера о недопустимости использования в судебном процессе «плодов отравленного дерева».
   Исследуя вопрос о допустимости доказательств при разрешении налоговых споров, нельзя не остановиться на вопросе относимости доказательств, которая предполагает, что арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу (ч. 1 ст. 67 АПК РФ 2002 г.).
   При раскрытии этой темы невозможно обойтись без широкого привлечения судебно-арбитражной практика!.
   Согласно ранее действовавшей редакции п. 2 ст. 4 НК РФ Министерство РФ по налогам и сборам, Министерство финансов РФ, Государственный таможенный комитет РФ, органы государственных внебюджетных фондов издавали обязательные для своих подразделений приказы, инструкции и методические указания по вопросам, связанным с налогообложением и сборами, которые не относятся к актам законодательства о налогах и сборах.
   Министерство РФ по налогам и сборам, его управления широко использовали предоставленные им данной нормой полномочия, издавая различные методические рекомендации и письма по вопросам применения налогового законодательства. Это приводило к тому, что при разрешении конкретного спора налоговые инспекции со ссылкой на указанные разъяснения вышестоящих налоговых органов требовали от налогоплательщиков представления сначала им, а затем и в суд при возникновении спора разного рода документов в подтверждение уплаты налогов либо пользования льготным нал огоо бложением.
   Так, по делу Федерального арбитражного суда Московского округл № КА-А40/7060-01 ООО обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции об обязании вынести решение об освобождении общества от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с начислением и уплатой налога на добавленную стоимость на 12 последовательных календарных месяцев начиная с 1 апреля 2001 г.
   Решением от 2 августа 2001 г., оставленным без изменения постановлением от 4 октября 2001 г. апелляционной инстанции. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования ООО, представившего инспекции все необходимые для получения соответствующего освобождения документы.
   Законность судебных актов была проверена в связи с кассационной жалобой инспекции, в которой налоговый орган ссылался на то, что обществом представлены не все документы, установленные приказами МНС России от 20 декабря 2000 г. № БГ-3-03/447 и от 29 января 2001 г. № БГ-3-03/23.
   В соответствии си. 1, 3,4 ст. 145 НК РФ в редакции, действовавшей в спорный период, организации и индивидуальные предприниматели имеют право на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога, если за три предшествующих последовательных календарных месяца сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций или индивидуальных предпринимателей без учета НДС и налога с продаж не превысила в совокупности 1 млн руб. Лица, претендующие на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, должны представить соответствующее письменное заявление и документы, подтверждающие право на такое освобождение, в налоговый орган по месту своего учета. Форма заявления на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика утверждается Министерством РФ по налогам и сборам.
   Из текста Закона следует, что налогоплательщик, претендующий на освобождение от исполнения соответствующих обязанностей, должен обосновать, в частности, размер суммы НДС, уплаченной своим поставщикам, а также суммы НДС, включенной в цену реализации товара. Такими документами могут быть, в частности, платежные поручения либо счета-фактуры.
   Судом первой и апелляционной инстанций установлено, что названные документы, а также декларации обществом в налоговый орган были представлены.
   При наличии незаверенных копий части документов инспекция имела возможность с 18 апреля 2001 г. (дата подачи заявления налогоплательщика) до момента принятия судом решения от 2 августа 2001 г. проверить представленные налогоплательщиком сведения.
   Налоговый орган ссылался на то, что обществом в нарушение вышеназванных приказов МНС России не представлена справка налогового органа об отсутствии задолженности по налогам и сборам. Между тем законом не предусмотрена обязанность налогоплательщика представлять такую справку при подаче заявления об освобождении от исполнения обязанностей налогоплательщика.
   Законом МНС России предоставлено право лишь на утверждение формы соответствующего заявления, но не на установление исчерпывающего перечня документов, которые подтверждают обоснованность такого заявления.
   При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось[364].
   Здесь же следует отметить, что впоследствии положения приказа МНС России от 29 января 2001 г. № БГ-3-03/23 были признаны не соответствующими закону Федеральным арбитражным судом Московского округа[365].
   Таким образом, только законом либо соответствующим закону нормативным правовым актом могут устанавливаться доказательства, которые признаются судом относимыми к настоящему спору.
   Ни письма налоговых органов, прошедшие государственную регистрацию, но не отвечающие требованиям закона, ни тем более их письма, не прошедшие такой регистрации, не могут расширить перечень документов, которые требуются от налогоплательщика по закону для обоснования правильности исчисления налоговой базы и применения налоговых льгот.
   Налоговые органы, требуя от налогоплательщиков дополнительные документы, как правило, ссылаются на подп. 1 п. 1 ст. 31 НК РФ, регулирующий права налоговых органов. Между тем и данная норма права предоставляет налоговому органу право требовать от налогоплательщика или налогового агента не любые доказательства, а лишь документы по формам, установленным государственными органами и органами местного самоуправления, служащие основаниями для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов, а также документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов.
   Сведения о фактах, содержащиеся в документе, оцениваются субъектом доказывания с учетом того, насколько данный документ самостоятельно или в совокупности с другими документами способен (способны) установить обстоятельства, имеющие значение для дела. Кроме того, оценка доказательства с точки зрения относимости состоит в выяснении его связи с обстоятельствами дела и другими доказательствами. Доказательство признается относящимся к делу, если оно само по себе или в совокупности с другими доказательствами подтверждает, опровергает или ставит под сомнение вывод о существовании обстоятельств, составляющих предмет доказывания[366].
   Следовательно, относимость документов, выступающих в качестве доказательств, проявляется и в наличии их связи с другими доказательствами по делу – протоколами осмотра, обыска, выемки, допроса, актами ревизий и документальных проверок, заключением эксперта, вещественными доказательствами и др.
   Определяя относимость того или иного документа к доказываемому факту, следователь обязан проанализировать, существует ли между содержанием документа – самостоятельного доказательства или содержанием, внешним видом, местом обнаружения документа – вещественного доказательства и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, объективная связь, являющаяся одним из проявлений философского закона всеобщей связи и взаимозависимости явлений природы и общества, и нет ли здесь случайного совпадения[367], имея в виду, что «…вездесущая гипотеза случайности является альтернативой к любому другому виду объяснения»[368].
   Оценка доказательств не является этапом, логически завершающим процесс доказывания. Она осуществляется на протяжении всей доказательственной деятельности, т. е. собирание и проверка доказательств постоянно сопровождаются их оценкой. Кроме того, на наш взгляд, оценка документов, но не доказательств (поскольку они пока таковыми еще не являются) с точки зрения относимости их к делу производится следователем (иным субъектом доказывания) и до собирания последних. Приступая к расследованию налогового преступления, следователь, опираясь на личный опыт расследования дел данной категории, может заранее определить, какие документы могут иметь отношение к данному делу.
   Только целенаправленный подход к определению относимости документов к искомому факту позволяет следователю при производстве следственных и иных процессуальных действий отделять все документы, имеющие непосредственное значение для расследуемого дела, от посторонних, не имеющих отношения к нему[369].
   Вместе с тем Д.В. Зеленский отмечал, что связанные с допустимостью другие характеристики доказательств, в частности относимость, устанавливаются в ходе уголовного процесса, но после того, как доказательство допущено в сферу уголовного судопроизводства. Допустимость является первым и необходимым условием функционирования доказательства в судопроизводстве, его обязательной характеристикой. Недопустимые доказательства не могут быть относимыми, вернее, сам процесс определения последних становится беспредметным[370].
   Таким образом, суд, являясь, как и следователь по уголовному делу, субъектом доказывания по налоговому спору, прежде чем перейти к установлению допустимости того или иного доказательства, выявляет его относимость к рассматриваемому делу. Более того, приступая к разрешению спора, судья может заранее определить, какие документы могут иметь отношение к данному делу, не растрачивая внимания на документы, не имеющие к нему отношения.
   Важным является также вывод Д. Б. Игнатьева о том, что относимость документов, выступающих в качестве доказательств, проявляется и в наличии их связи с другими доказательствами по делу. Следовательно, суд, решая вопрос об относимости того или иного доказательства, не только определяет это свойство доказательства как присущее одному этому доказательству, но и отыскивает его связь с другими доказательствами.
   Практическое значение правила относимости заключается в том, чтобы избежать обременения дела не имеющими к нему отношения сведениями, т. е. сведениями, которые не находятся в логической связи с доказываемыми фактами. Правило относимости направлено на обеспечение разрешения дела с наименьшими затратами времени и сил.
   М. К. Треушников отмечает, что «относимость доказательств – мера, определяющая вовлечение в гражданский процесс по конкретному делу только нужных и достаточных доказательств»[371].
   И.Н. Лукьянова[372] отмечает, что называть доказательствами сведения, которые не отвечают правилу относимости, не совсем корректно. Статья 64 АПК РФ 2002 г. определяет доказательства по делу как сведения, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Таким образом, сведения, которые не могут подтвердить наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, не могут называться доказательствами в рассматриваемом деле, т. е. не приобретают статуса судебного доказательства. Сведения, не отвечающие правилу относимости, не могут использоваться в качестве судебных доказательств в рассматриваемом деле, так как они не имеют логической связи с обстоятельствами дела, т. е. не являются даже логическими доказательствами обстоятельств дела. Суд вправе отвергнуть не относимые к делу сведения и отказать в их рассмотрении.
   Анализ ст. 67 АПК РФ 2002 г. позволяет сделать вывод, что норма об относимости доказательств адресована арбитражному суду: «Арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу». Арбитражный суд решает вопрос о том, являются ли сведения относимыми и принимаются ли они в качестве судебных доказательств.
   А.К. Сергун считает, что в ст. 53 ГПК РСФСР 1964 г. было установлено «право суда отобрать только относящиеся к делу доказательства»[373]. Представляется, что действия по оценке сведений с точки зрения относимости составляют обязанность арбитражного суда. Арбитражный суд обязан оценивать представляемые сторонами сведения с точки зрения их относимости. Оценивая таким образом сведения, суд руководствуется собственным усмотрением. Решение вопроса об относимости представленных сторонами сведений к рассматриваемому делу принимается судом на основании логической деятельности, которая не может быть урегулирована процессуальным законом.
   Невозможно установить точные условия, когда сведения можно считать относимыми.
   Поэтому суд по собственному усмотрению вправе признать сведения относимыми или не относимыми; вопрос об относимости разрешается судом при рассмотрении ходатайства о приобщении доказательств к материалам дела. Признав сведения относимыми, суд обязан принять эти сведения в качестве судебных доказательств. Доказательства, которые приложены к исковому заявлению или отзыву на иск, оцениваются судом с точки зрения относимости на стадии подготовки к судебному заседанию после формирования предмета доказывания. Так как задачами подготовки дела к судебному разбирательству в соответствии с ч. 1 ст. 133 АПК РФ 2002 г. является определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, и оказание лицам, участвующим в деле, содействия в представлении необходимых доказательств, оценка относимости доказательств в основном осуществляется именно на этой стадии, в том числе во время предварительного заседания. При уточнении предмета доказывания может быть изменена оценка относимости доказательств. Гели же суд признает сведения не имеющими отношения к делу, он обязан не принимать их в качестве доказательств. Таким образом, оценка представляемых сторонами сведений с точки зрения их относимости является обязанностью арбитражного суда, а не правом[374].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация