А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Налоговые споры. Оценка доказательств в суде" (страница 31)

   Данный вывод следует из того, что арбитражный суд по налоговым спорам является субъектом доказывания, играющим значительно более активную роль в процессе доказывания, чем суд, разрешающий спор, вытекающий из гражданско-правовых отношений. На суде, разрешающем налоговый спор, лежит обязанность по доказыванию, и в силу этой обязанности суд на стадии рассмотрения дела в первой и апелляционной инстанциях должен сам проявить инициативу в выяснении наличия оснований для заявления по ст. 161 АПК РФ. Невыполнение этой обязанности означает, что судебные акты содержат выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, и это является основанием для отмены судебных актов по ч. 1 ст. 288 АПК РФ.
   Вместе с тем, Президиум ВАС РФ занял противоположную позицию, о чем свидетельствует Постановление от 16 декабря 2008 г.
   По данному делу решением Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2007 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 января 2008 г., удовлетворено заявление общества с ограниченной ответственностью о признании недействительными решений Инспекции ФНС России от 6 июля 2007 г. № 88 и № 89.
   Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 5 июня 2008 г. состоявшиеся судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы лишь на том основании, что инспекция обратилась в суд кассационной инстанции с заявлением о фальсификации доказательств в отношении счетов-фактур, выставленных контрагентами общества.
   Отменяя постановление суда кассационной инстанции, Президиум ВАС РФ указал, что арбитражный суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по оценке и исследованию фактических обстоятельств дела, выявленных в ходе его рассмотрения по существу, а также по исследованию ранее не представлявшихся доказательств. В связи с этим заявление о фальсификации доказательств, поданное участвующим в деле лицом только на стадии кассационного производства, не может быть удовлетворено судом кассационной инстанции, а обращение в арбитражный суд с таким заявлением – служить основанием для изменения или отмены судебных актов первой и апелляционной инстанций, предусмотренным ст. 288 АПК РФ.
   В соответствии со ст. 309 и п. 2 ч. 2 ст. 311 АПК РФ фальсификация доказательства, установленная вступившим в законную силу приговором суда, является основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу[339].
   Однако, невозможность игнорировать заявление о фальсификации доказательств в суде кассационной инстанции диктуется действием в арбитражном процессе принципа материальной истины, в связи с чем суд кассационной инстанции не вправе уклониться от принятия такого заявления, поскольку оно коренным образом меняет всю картину установленных по делу обстоятельств и перераспределяет бремя доказывания между субъектами доказывания. Статья 161 АПК РФ содержит существенное препятствие для заявления о фальсификации доказательств в суде кассационной инстанции, так как согласно ч. 2 ст. 161 АПК РФ результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательств арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания, в то время как в кассационной инстанции протокол судебного заседания не ведется.
   Это не означает, что суд кассационной инстанции не вправе принимать заявление о фальсификации доказательств, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 161 АПК РФ в протоколе судебного заседания отражается не сам факт подачи подобного заявления, а результаты его рассмотрения. Получив такое заявление, суд кассационной инстанции должен отменить судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направить дело на новое рассмотрение в соответствующую инстанцию на основании п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ[340].
   Правильность такого подхода подтверждается положениями ч. 2 ст. 287 АПК РФ о том, что арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства.
   Если суд кассационной инстанции будет самостоятельно рассматривать заявление о фальсификации доказательств, он выйдет за пределы рассмотрения дела, очерченные законодателем для суда кассационной инстанции в ч. 2 ст. 287 АПК РФ.
   Перспектива рассмотрения заявления о фальсификации доказательств может означать необходимость установления новых обстоятельств по делу, которые не были отражены в решении или постановлении судов первой и апелляционной инстанций.
   Приняв заявление о фальсификации доказательств, отменив судебные акты судов нижестоящих инстанций и передав дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции, не нарушая принципа материальной истины, останется в пределах, установленных АПК РФ для судов кассационной инстанции. Более того, принятие кассационной инстанцией заявления о фальсификации доказательств является не только правом, но и обязанностью кассационного суда, поскольку одной из задач судопроизводства в арбитражных судах в силу п. 4 ст. 2 АПК РФ является укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, и именно проверка законности решений, постановлений, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, является одной из функций суда кассационной инстанции.
   В случае если кассационный суд отклонит ходатайство о принятии заявления о фальсификации доказательств, следует признать, что судом кассационной инстанции не выполнена задача по укреплению законности, стоящая перед арбитражным судом, и функция, свойственная собственно кассационному суду, – проверка законности судебных актов.
   Между тем, правовая позиция, изложенная в вышеназванном Постановлении Президиума ВАС РФ от 16 декабря 2008 г., свидетельствует о дальнейшем отходе арбитражного суда от следования принципам материальной истины и постепенном переходе к соблюдению истины формальной.
   Заявление о фальсификации доказательства в силу ст. 161 АПК РФ может быть обусловлено не только приговором суда общей юрисдикции, поскольку арбитражный суд для проверки такого заявления может исключить оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; назначить экспертизу; истребовать другие доказательства; принять иные меры.
   Анализ ч. 2, 4, 5 ст. 164 АПК РФ позволяет прийти к выводу, что в суде кассационной инстанции не применяются правила, установленные для суда первой инстанции относительно права сторон выступать в прениях и с репликами, когда стороны обосновывают свою позицию ссылками на обстоятельства по делу и доказательства.
   Сущность этих стадий процесса напрямую связана с рассмотрением дела по существу, в то время как основной задачей кассационного суда исходя из положений ч. 1 ст. 286 АПК РФ является проверка законности судебных актов суда первой и апелляционной инстанций.
   В то же время проведенный в настоящей работе анализ рассмотрения дела в судах различных проверяющих инстанций показал, что вряд ли можно говорить о наличии в них доказывания лишь в проверочной форме, как полагает И.В. Решетникова[341]. Даже в суде кассационной инстанции возможна самостоятельная оценка доказательств при определенных обстоятельствах.
   Так, по делу № КА-А40/11149-03, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Московского округа, общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к налоговой инспекции о признании недействительным ее решения от 1 апреля 2003 г. № 3 о привлечении общества к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, а также о перечислении налога на имущество за 2002 г.
   Решением от 2 июля 2003 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 23 сентября 2003 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования общества, имеющего право пользоваться льготным налогообложением как предприятие, в котором инвалиды составляют не менее 50 % от общего числа работников.
   Законность судебных актов проверена в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции, в которой налоговый орган ссылался на неправильный подсчет доли работающих в обществе инвалидов.
   Согласно п. «и» ст. 4 действовавшего в спорный период Закона РФ «О налоге на имущество предприятий» данным налогом не облагается имущество общественных организаций инвалидов, а также других предприятий, учреждений и организаций, в которых инвалиды составляют не менее 50 % от общего числа работников.
   МНС России утвердило Методические рекомендации для использования в практической работе при осуществлении контроля за правомерностью использования налогоплательщиками льгот по налогу на имущество предприятий (приложение к письму МНС России от 11 марта 2001 г. № ВТ-6-04/197@), в соответствии с п. 13 которых под общим числом работников понимается среднесписочная численность работников организации, исчисленная за тот же период, за который составляется расчет налога на имущество предприятий, при этом перерасчет по налогу за предыдущие отчетные периоды не производится.
   Обществом в материалы дела представлены табели учета использования рабочего времени за спорный период, расчет среднесписочной численности работников общества, составленный им в соответствии с требованиями Инструкции, утвержденной постановлением Госкомстата России от 7 декабря 1998 г. № 121, из которого следует, что обществом соблюдено условие о доле инвалидов, необходимое для использования налоговой льготы.
   В то же время ни в оспариваемом решении Инспекции от 14 мая 2003 г. № 13, ни в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций налоговым органом не приведено конкретного расчета среднесписочной численности работников общества в соответствии с требованиями МНС России, который бы подтвердил довод Инспекции о том, что число инвалидов составило менее 50 % от общего числа работников.
   Инспекция утверждала, что бухгалтер Н.Ю. Нестерова была зачислена в штат общества в ноябре 2002 г., что в соответствии с п. 13 Методических рекомендаций исключает перерасчет налога за предыдущие отчетные периоды 2002 г.
   Доводы налогового органа о том, что судом не удовлетворены его ходатайства об истребовании дополнительных документов, не соответствовали протоколам судебных заседаний.
   Кроме того, на момент рассмотрения дела в апелляционной инстанции 23 сентября 2003 г. в инспекции имелись письма Управления социальной защиты населения р-на «Преображенское» Восточного административного округа г. Москвы от 16 июля 2003 г. № 1943/01 и Департамента социальной защиты населения Администрации Владимирской области от 1 сентября 2003 г. № ДСЗН 13-830, которые налоговый орган представил только в суд кассационной инстанции.
   Из протокола от 23 сентября 2003 г. апелляционной инстанции видно, что представитель инспекции в судебном заседании отказался от заявления о фальсификации штатного расписания общества, в связи с чем суд кассационной инстанции не принял во внимание утверждение налогового органа в кассационной жалобе о фиктивности основания требований общества.
   Поскольку трудовые соглашения с инвалидами H.H. Наквасиной и С.А. Пряхиным не признаны в установленном порядке недействительными, нельзя принять во внимание ссылку инспекции на то, что данные работника! являясь инвалидами, не могли исполнять трудовые обязанности. Сведений о возбуждении соответствующего уголовного дела не имеется. По этой же причине не принята во внимание ссылка на то, что в настоящее время указанные лица проживают вне г. Москвы.
   Из вышеуказанного письма Управления социальной защиты населения р-на «Преображенское» Восточного административного округл г. Москвы № 1943/01 следовало, что пенсионное дело С. А. Пряхина направлено по месту жительства из г. Москвы с 1 декабря 2002 г., в связи с чем на основании п. 13 Методических рекомендаций перерасчет по налогу за предыдущие отчетные периоды 2002 г. не производится.
   Письмо Департамента социальной защиты населения Администрации Владимирской области № ДСЗН 13-830 вообще не содержало даты выезда H.H. Наквасиной в 2002 г. во Владимирскую область. При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось[342].
   Вынесенное по этому делу постановление ФАС МО показывает пути разрешения ряда проблем судом кассационной инстанции.
   Во-первых, при рассмотрении дел суд кассационной инстанции, установив, что судом первой и апелляционной инстанций, по существу, правильно разрешен налоговый спор, принял и самостоятельно оценил представленные налоговым органом дополнительные доказательства – письма Управления социальной защиты населения и Департамента социальной защиты населения, которые лишь расширили доказательственную базу в подтверждение правильности выводов суда первой и апелляционной инстанций относительно наличия в штате организации числа работающих инвалидов. Тем самым суд кассационной инстанции, соблюдая принцип процессуальной экономии, не отправил дело на новое рассмотрение, для того чтобы суд нижестоящей инстанции повторил свое решение, лишь расширив доказательственную базу. Вместе с тем суд кассационной инстанции развеял все сомнения налоговой инспекции относительно возможности переоценки обстоятельств по делу с учетом дополнительно представленных доказательств.
   Во-вторых, суд кассационной инстанции не принял во внимание утверждение налогового органа о фиктивности основания требований общества, поскольку в нижестоящей инстанции налоговый орган не только не принял мер, предусмотренных ст. 161 АПК РФ, но и отказался в апелляционной инстанции от заявления о фальсификации штатного расписания организации. Таким образом, если сторона по делу безмотивно отказывается от сделанного в суде первой и апелляционной инстанций заявления о фальсификации доказательств, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для проявления активности и направления дела на новое рассмотрение в случае такого заявления в кассации, поскольку судом нижестоящей инстанции уже были приняты меры для проверки доказательств в соответствии со ст. 161 АПК РФ, однако сама сторона, сделавшая такое заявление, отказалась от доведения предусмотренных законом мер до логического конца.
   В-третьих, суд кассационной инстанции учел, что налогоплательщик исполнил свою обязанность по доказыванию права на налоговую льготу путем составления обоснованного расчета среднесписочной численности работников общества, в то время как налоговый орган не составил контррасчета и тем самым не выполнил свою обязанность по опровержению права налогоплательщика применить льготное налогообложение.
   Как и материальное право, процессуальное законодательство предусматривает баланс частного и общественного интересов, что должно находить отражение в нормах, закрепляющих пределы кассационного пересмотра и соответствующие полномочия кассационной инстанции[343].
   АПК РФ 2002 г. введена новая норма о признании стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, последствием чего является освобождение другой стороны от необходимости доказывания таких обстоятельств (ч. 3 ст. 70 АПК РФ).
   Имеются случаи, когда сторона по делу в суде первой инстанции пользуется полномочием, предоставленным ч. 3 ст. 70 АПК РФ, признавая то или иное обстоятельство, освобождая другую сторону от необходимости доказывания этого обстоятельства, что заносится в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями сторон. Однако при обжаловании судебного акта первой инстанции сторона, ранее признававшая данное обстоятельство, уже в суде кассационной инстанции начинает его оспаривать. Так, по делу, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Московского округл[344], кассационная инстанция указала следующее.
   Закрытое акционерное общество «Квинтер Люкс» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением, с учетом изменения требований о признании незаконным решения налоговой не пеки и и об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в размере 192 158 руб. за ноябрь 2001 г., об обязании Инспекции возместить обществу налог на добавленную стоимость в размере 192 158 руб. за ноябрь 2001 г. в связи с экспортом товара и об обязании возместить проценты в размере 27 126 руб. 30 коп., начисленные на сумму НДС в связи с нарушением Инспекцией установленного п. 4 ст. 176 НК РФ срока возмещения НДС за ноябрь 2001 г.
   Решением от 22 апреля 2003 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования общества в полном объеме, поскольку налогоплательщик подтвердил обоснованность применения налоговой ставки 0 % по налогу на добавленную стоимость за ноябрь 2001 г. в установленном ст. 165 НК РФ порядке, в связи с чем имеет право на возмещение из бюджета указанной суммы в соответствии со ст. 176 НК РФ и процентов, начисленных на подлежащую возврату сумму НДС.
   Постановлением апелляционной инстанции от 1 июля 2003 г. Арбитражный суд г. Москвы отменил решение от 22 апреля 2003 г. в части возмещения процентов в размере 27 126 руб. 30 коп.
   Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган просил решение и постановление апелляционной инстанции в части обязания инспекции возместить НДС в размере 198 158 руб. отменить, поскольку на момент принятия оспариваемого решения налогового органа обществом в инспекцию представлены не все документы, предусмотренные ст. 165 НК РФ. Кроме того, в представленных документах, в том числе счете-фактуре, имеются несоответствия в указанных в них сведениях.
   Налоговый орган считал, что представленный налогоплательщиком счет-фактура от 1 ноября 2001 г. № 20 не соответствует требованиям подп. 4 п. 5 ст. 169 НК РФ, поскольку в счете-фактуре указан адрес поставщика – ЗАО «Региональная промышленная компания», отличный от указанного в договоре адреса ЗАО «Региональная промышленная компания», также в счете-фактуре нет номера платежно-расчетного документа при имеющейся предоплате по договору поставки. Кроме того, инспекция в кассационной жалобе возражала против размера заявленной в соответствии со счетом-фактурой к возмещению суммы НДС.
   Между тем из материалов дела следовало, что налоговому органу представлены документы, подтверждающие приобретение товара у ЗАО «Региональная торгово-промышленная компания» по договору от 7 сентября 2001 г. № 3, оплату товара, в том числе НДС, за рассматриваемый период в размере 192 158 руб.
   В связи с наличием возражений инспекции по сумме НДС, заявленной к возмещению за рассматриваемый период, и в целях исключения повторного предъявления одних и тех же сумм НДС к возмещению за разные периоды судом первой инстанции назначена сверка сторонами сумм НДС, уплаченных ЗАО «Квинтер Люкс» поставщику.
   Как следовало из протокола судебного заседания от 22 апреля 2003 г., представитель инспекции пояснил, что с учетом представленных обществом в налоговый орган документов и объяснений сумма НДС, указанная в декларации за ноябрь 2001 г., подтверждена в полном объеме.
   В соответствии с ч. 3, 4 ст. 70 АПК РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств. Доводы инспекции относительно счета-фактуры не приняты судом кассационной инстанции. При таких обстоятельствах оснований к отмене или изменению судебных актов не имелось.
   Таким образом, суд кассационной инстанции отказался от переоценки обстоятельств уплаты суммы НДС налогоплательщиком, поскольку эти обстоятельства были признаны инспекцией в суде первой инстанции. При этом суд кассационной инстанции сослался не только на ч. 3 ст. 70 АПК РФ, но и на ч. 4 ст. 70 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд не принимает признание стороной обстоятельств, если располагает доказательствами, дающими основание полагать, что признание такой стороной указанных обстоятельств совершено в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения. Таким образом, если сторона в суде кассационной инстанции заявит о том, что признание ею обстоятельств совершено под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения, или кассационная инстанция установит, что признание обстоятельств совершено в целях сокрытия определенных фактов, суд кассационной инстанции не должен принимать признание стороной соответствующих обстоятельств, в связи с чем на сторону, с которой было снято бремя доказывания фактом признания обстоятельств, вновь переходит бремя доказывания указанных обстоятельств. Если это невозможно в суде кассационной инстанции в силу пределов полномочий, установленных для рассмотрения дела в данной инстанции, окружной суд передает дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, отменив решение суда первой инстанции.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация