А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Налоговые споры. Оценка доказательств в суде" (страница 30)

   Общество «Сиал» 23 октября 2003 г. уплатило ООО «Эпсилон» за топливо 585 000 000 руб., включая налог на добавленную стоимость, за счет беспроцентного займа, полученного от ООО «Паритетъ» по договору от 23 октября 2003 г. № 558/15-ПР, которое, в свою очередь, получило эту сумму от ЗАО «Акционерный коммерческий банк «Транскапиталбанк» по кредитному договору от 23 октября 2003 г. № 1170–2003/к. В тот же день указанная сумма со счета ООО «Эпсилон» вернулась на счет ООО «Паритетъ», а затем на счет Транскапиталбанка.
   Движение денежных средств по счетам названных организаций, являющихся клиентами Транскапиталбанка, в том числе по выдаче кредита и его возврату в течение одного операционного дня, свидетельствует об отсутствии реальных собственных затрат общества «Сиал» на уплату поставщику налога на добавленную стоимость.
   Поскольку ООО «Эпсилон» не являлось производителем товара, инспекцией были проведены встречные проверки, в результате которых установлено, что дизельное топливо приобреталось по цепочке поставщиков: от открытого акционерного общества «Юго-Запад транснефтепродукт» обществу с ограниченной ответственностью «Елстрой», от общества «Елстрой» обществу «Эпсилон», от общества «Эпсилон» обществу «Сиал».
   Как установлено судами, ООО «Эпсилон» передало дизельное топливо обществу «Сиал» за несколько дней до его получения от общества «Елстрой». Общество «Елстрой» получило топливо от общества «Юго-Запад транснефтепродукт» через несколько дней после того, как передало его обществу «Эпсилон». Эти обстоятельства свидетельствуют о создании заявителем видимости приобретения дизельного топлива у общества «Эпсилон».
   При этом ООО «Елстрой» продало обществу «Эпсилон» дизельное топливо за 5851 руб. за тонну, а общество «Эпсилон» обществу «Спал» – за 5852 руб. за тонну. Таким образом, для общества «Эпсилон» доход от реализации топлива составил 1 руб. за тонну, что противоречит экономической цели гражданско-правовой сделки по получению прибыли (с учетом необходимости оплаты труда работников, уплаты страховых взносов и налогов, а также иных расходов, связанных с деятельностью организации).
   Дизельное топливо приобреталось на основании договора товарного кредита (с учетом Соглашения от 1 октября 2003 г. о новации). После совершения расчетов общество «Эпсилон» и общество «Елстрой» ликвидированы, долг общества «Эпсилон» по возврату топлива обществу «Елстрой» и долг общества «Елстрой» по возврату топлива обществу «Юго-Запад нефтепродукт» переведен на общество «Экстра», однако последним возврат топлива не произведен.
   Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что система расчетов между участниками данных отношений, в том числе между обществом «Сиал» и обществом «Эпсилон», а также передача товара по цепочке поставщиков не имеют экономического смысла и предприняты с единственной целью создания видимости хозяйственных операций для обоснования возмещения обществом «Сиал» суммы налога на добавленную стоимость. Следовательно, у судов апелляционной и кассационной инстанций не имелось оснований для отмены решения суда первой инстанции, которое соответствует законодательству и не противоречит сложившейся судебной практике.
   При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты на основании п. 1 ст. 304 АПК РФ подлежали отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права. В данной правовой ситуации суд кассационной инстанции оказался перед выбором: какую оценку имеющихся в деле доказательств предпочесть – которая дана судом первой или судом апелляционной инстанции. Такой выбор кассация делает всегда, используя полномочия, предоставленные ей п. 5 ч. 1 ст. 287 АПК РФ об оставлении в силе одного из ранее принятых по делу решений или постановлений.
   Подобный выбор невозможен без повторной самостоятельной опенки судом кассационной инстанции имеющихся в деле доказательств и установления фактических обстоятельств по делу. Если предположить, что дело рассмотрено только в суде первой инстанции, решение которого незаконно, суд кассационной инстанции при принятии нового решения должен руководствоваться п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, исходя из оценки доказательств и установления фактических обстоятельств судом первой инстанции. Но если дело рассмотрено в обеих инстанциях, которые по-разному установили фактические обстоятельства по делу и различно оценили содержащиеся в деле доказательства, суд кассационной инстанции не вправе произвольно отдавать предпочтение тому или другому судебному акту. Только самостоятельно оценив доказательства по делу и установив значимые для дела обстоятельства, кассационная инстанция сможет установить, какая из приведенных судами обеих инстанций оценок является обоснованной и законной.
   Отсутствие активной позиции суда кассационной инстанции по оценке доказательств в вышеописанном случае, невыполнение им обязанности субъекта доказывания привели к отмене судебного акта, принятого Федеральным арбитражным судом Московского округа.
   И.Г. Арсенов придает особое значение институту доказывания, полагая, что пределы кассационного контроля обоснованности судебных актов заключаются в обязательной проверке правильности определения судом нижестоящей инстанции предмета доказывания – круга обстоятельств, подлежащих установлению для разрешения спора в соответствии с нормами материального права. Без определения предмета доказывания на стадии разрешения спора нельзя правильно применить нормы материального права для урегулирования спорного правоотношения, по существу, становится невозможной защита нарушенного права. Соответственно, суд кассационной инстанции не сможет проверить правильность применения норм материального права, осуществить проверку законности обжалованного судебного акта. Из этого следует, что полномочия арбитражного суда по проверке правильности определения предмета доказывания не ограничены доводами кассационной жалобы. В любом случае обжалования в кассационном порядке судебных актов, принятых по существу спора, такая проверка должна осуществляться полностью[328].
   Как следует из смысла ст. 284 АПК РФ, для суда кассационной инстанции в арбитражном процессе не предусмотрено какого-либо особенного способа взаимодействия с судебными доказательствами. Суд вышестоящей инстанции также должен оценивать доказательства по делу, поскольку иного способа проверки правильности их оценки не существует. Суд кассационной инстанции, оценивая доказательства, должен убедиться в правильности их оценки судом нижестоящей инстанции.
   В состязательном арбитражном процессе в силу ст. 9, 65 АПК РФ обязанность по доказыванию обстоятельств дела возложена на лиц, участвующих в деле, поэтому и в кассационной инстанции согласно ст. 284 АПК РФ действует правило, обязывающее лицо, участвующее в деле, доказать, что какое-то существенное обстоятельство дела установлено неправильно или не доказано. В противном случае отсутствуют основания для реализации полномочий по проверке правильности установления существенных обстоятельств дела, и тогда суд кассационной инстанции принимает обстоятельства дела такими, какими они указаны в обжалованном акте. Соответственно, реализация полномочий кассации по оценке судебных доказательств допускается тогда, когда это необходимо для проверки правильности установления существенных обстоятельств дела.
   Из всего этого следует, что суд кассационной инстанции в арбитражном процессе без соответствующих доводов лиц, участвующих в деле, не может и не должен по своей инициативе проверять правильность установления существенных обстоятельств дела и оценивать имеющиеся в деле судебные доказательства. Только в этом смысле справедливо суждение о том, что суд кассационной инстанции в арбитражном процессе не может переоценивать обстоятельства дела, должен принимать их такими, какими они установлены судом первой или апелляционной инстанции. Если же в кассационной жалобе заявитель оспаривает правильность установления каких-либо обстоятельств дела, суд кассационной инстанции должен проверить эти доводы и оценить правильность установления обстоятельств дела судом первой или апелляционной инстанции[329].
   В § 2 разд. I приводилось дело, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Московского округа[330]. Судом первой инстанции были полно и всесторонне оценены имеющиеся в деле доказательства, правильно установлены обстоятельства, связанные с заключением налогоплательщиком гражданско-правовых договоров, с расчетами по ним, при этом суд первой инстанции сделал выводы об отсутствии в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности и признал недействительным решение налоговой инспекции об отказе в применении налогового вычета по НДС.
   Постановлением № КА-А40/1911-06-П Федеральный арбитражный суд Московского округа, отметив, что судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, тем не менее отменил решение Арбитражного суда г. Москвы, признав налогоплательщика недобросовестным и отклонив его требование о признании решения налогового органа недействительным, не передавая дело на новое рассмотрение. При этом суд кассационной инстанции указал следующее.
   Согласно п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права либо законность решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций повторно проверяется арбитражным судом кассационной инстанции при отсутствии оснований, предусмотренных п. Зч. 1 настоящей статьи.
   Поскольку дело повторно рассматривалось судом кассационной инстанции, при этом судом первой инстанции фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но неправильно применено Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. № 169-0, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отмене решения суда первой инстанции и отклонению заявления общества о признании решения инспекции недействительным. Следует отметить, что хотя суд кассационной инстанции применил п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, сославшись на неправильное применение судом первой инстанции правовой позиции Конституционного Суда РФ о признаках недобросовестности налогоплательщика, изложенной в Определении от 8 апреля 2004 г. № 169-0, однако на самом деле судом кассационной инстанции сделаны выводы о недобросовестности налогоплательщика, прямо противоположные выводам суда первой инстанции о добросовестном поведении налогоплательщика.
   В такой ситуации суд кассационной инстанции должен был руководствоваться п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, согласно которому по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановления суда апелляционной инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, решение, постановление которого отменены или изменены, если выводы, содержащиеся в обжалуемых решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.
   Поскольку дело дважды рассматривалось в суде первой инстанции, повторно поступило в суд кассационной инстанции, направление его в очередной раз в суд первой инстанции означало бы не что иное, как судебную волокиту.
   В связи с этим автор настоящей работы приходит к выводу о необходимости внесения изменений в п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ и установления права суда кассационной инстанции при повторной проверке законности судебного акта на отмену судебного акта суда нижестоящей судебной инстанции и принятие нового судебного акта, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражными судами первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам. Наделение кассационного суда таким полномочием не будет никоим образом означать вмешательства в деятельность нижестоящих инстанций и наделения суда кассационной инстанции не свойственными ему функциями, поскольку в описанной ситуации суд кассационной инстанции самостоятельно не оценивает доказательства по делу и не устанавливает фактических обстоятельств, используя фактический материал, оцененный судами первой и апелляционной инстанций.
   Г. М. Резник, анализируя процедуру оценки судьей доказательств в уголовном процессе, отмечает следующее. Оценивая доказательства с точки зрения их допустимости, судья руководствуется нормами уголовно-процессуального закона, устанавливающими исчерпывающий круг источников доказательств и подробно регламентирующими правила их получения и закрепления. При определении допустимости имеет место подведение признаков, характеризующих процессуальную форму доказательства, под нормы уголовно-процессуального права, т. е. вопрос разрешается путем применения права к факту, а не по внутреннему убеждению субъекта[331].
   Думается, решение о допустимости конкретного доказательства, принятое вышестоящей судебной инстанцией, отменяющей приговор и направляющей дело на новое рассмотрение, должно иметь преюдициально обязывающую силу, если ситуация полностью разъяснена вышестоящей инстанцией, за исключением случаев, когда при новом рассмотрении дела для решения вопроса о допустимости необходимо что-то исследовать[332].
   Право кассационного суда устанавливать фактические обстоятельства по делу, т. е. действовать в полной мере в качестве субъекта доказывания, ограничено в ч. 2 ст. 287 АПК РФ только в том случае, когда дело передается на новое рассмотрение. В отличие от арбитражного суда апелляционной инстанции, который действует как полная апелляция и не вправе передать дело на новое рассмотрение при представлении новых доказательств, арбитражный суд кассационной инстанции представляет собой неполную апелляцию, предполагающую возможность вернуть дело в суд первой или апелляционной инстанции на новое рассмотрение.
   Правильное применение норм материального права, как считает Л.Ф. Лесницкая, возможно только тогда, когда суд применяет норму права не формально, а учитывая все конкретные особенности данного случая, и лишь после выяснения фактической стороны дела можно переходить к юридической квалификации фактических взаимоотношений сторон. Между фактической и правовой сторонами решений существует тесная связь, и, следовательно, она существует и между понятиями незаконности и необоснованности решений. Поскольку сам закон содержит требование обоснованности судебного решения, постольку несоблюдение этого требования означает в то же время и нарушение закона.
   Если незаконность решения понимать в таком широком плане, тогда любое необоснованное решение будет одновременно и незаконным[333].
   Законодатель, следуя по пути максимального сближения функций судов апелляционной и кассационной инстанций при осуществлении ими доказывания, в конечном счете придет к необходимости создания единой апелляционной инстанции в виде либо полной, либо неполной апелляции.
   Судебно-арбитражная практика отвечает также положительно на вопрос о возможности оценки в суде кассационной инстанции дополнительно представленных доказательств, если имеется реальная возможность, не передавая дело на новое рассмотрение, подтвердить принятые по делу судебные акты.
   Так, постановлением от 6 июля 2011 г. Федеральный арбитражный суд Московского округа оставил без изменения решение от 15 ноября 2010 г. Арбитражного суда города Москвы и постановление от 22 февраля 2011 г. Девятого арбитражного апелляционного суда, которыми удовлетворено заявление закрытого акционерного общества о признании частично недействительным решения инспекции ФНС России от 31 декабря 2009 г. о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенного по результатам выездной налоговой проверки за период с 1 января 2006 г. по 31 декабря 2008 г.
   Налоговый орган ссылался на нереальность хозяйственных операций общества и его контрагента – ООО «Гарант Ресурс», недобросовестность данной организации, непроявление заявителем должной осмотрительности при выборе этого контрагента. Инспекция приложила к кассационной жалобе документированную информацию по УФК Новгородской области, сопроводительные письма УФК, сопроводительные письма УВД.
   Суд кассационной инстанции в силу пределов полномочий, предусмотренных ст. 286 АПК РФ, не нашел оснований для приобщения вышеназванных документов к материалам дела.
   Однако из текста постановления Федерального арбитражного суда Московского округа видно, что, несмотря на отказ суда кассационной инстанции приобщить указанные документы к материалам дела, им по результатам обозрения дана оценка, поскольку наряду с имеющимися в деле доказательствами эти документы не опровергали, что работы на объекте УФК Республики Калмыкия были выполнены силами ООО «Ресурс Гарант», в связи с чем налогоплательщик обоснованно включил расходы по работам данного контрагента в расчет налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций и применил налоговые вычеты[334].
   Таким образом, судебная практика свидетельствует о том, что если принятие дополнительных документов лишь восполняет круг доказательств, положенных в основу правильного вывода суда первой и апелляционной инстанций и это представляется очевидным в суде кассационной инстанции, то последняя самостоятельно оценивает указанные документы. В остальных случаях дело подлежит передаче на новое рассмотрение[335]. Такой подход диктуется действием в суде принципа процессуальной экономии, требующего достижения большего результата с возможно меньшей затратой труда, выражением чего является быстрота производства и простота его[336]. Но в первую очередь такой подход определен действием в арбитражном суде принципа материальной истины, который диктует суду максимально полное установление обстоятельств по делу, что невозможно без опенки всех собранных и дополнительно представленных доказательств.
   Однако указанный вывод касается не любого вида доказательств. М.А. Гурвич полагал, что в кассационную инстанцию в качестве новых доказательств могут быть представлены только письменные доказательства, однако стороны не вправе требовать допроса новых свидетелей, производства новой экспертизы или осмотра вещественных доказательств. Такого же мнения придерживался и С.Н. Абрамов[337].
   К.С. Юдельсон полагал возможным представлять в суд второй инстанции письменные показания свидетелей[338].
   В настоящее время следует согласиться с первой точкой зрения, поскольку в кассационном суде отсутствует протокол судебного заседания, и именно в нем в соответствии с ч. 1, п. 5 ч. 2 ст. 155 АПК РФ указываются показания свидетелей, пояснения экспертов по своим заключениям, сведения об их предупреждении об уголовной ответственности. Суд кассационной инстанции, если он приходит к выводу о необходимости использования в процессе доказывания именно этих видов доказательств, вправе использовать полномочие, предоставленное ему п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, по отмене судебного акта и направлению дела на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в судебном акте, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам. Это же полномочие суд кассационной инстанции использует, если сторона по делу делает заявление о фальсификации доказательств, поскольку согласно ч. 2 ст. 161 АПК РФ результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания, который в кассационной инстанции не ведется, в то время как в протоколе должны быть отражены все те действия, которые должен совершить суд в соответствии с ч. 1 ст. 161 АПК РФ: разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления, исключить оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу с согласия представившего его лица, назначить экспертизу. Судебно-арбитражная практика подтверждает право суда кассационной инстанции не оставлять без внимания такое заявление, даже если оно не было сделано в судах первой и апелляционной инстанций.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация