А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Налоговые споры. Оценка доказательств в суде" (страница 24)

   Представляется, что данный вывод верен лишь для дел, вытекающих из гражданских правоотношений, основанных в силу п. 1 ст. 2 ГК РФ на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, поскольку именно в гражданских правоотношениях стороны самостоятельно определяют масштабы конфликта, в отличие от публичных правоотношений, основанных в соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ на административном или ином властном подчинении одной стороны другой. Собственно, и А. Барак отмечает, что при описанном им подходе к доказыванию открывающаяся суду картина в недостаточной степени отражает интересы третьих сторон или общества в целом.
   Как указывалось ранее, доказывание возлагается на того, кто утверждает, а не на того, кто отрицает[270]. В § 2 гл. I подробно разбирался вопрос о распределении бремени доказывания при заявлении налогоплательщиком налоговой льготы по тому или иному налогу, приводился пример из судебно-арбитражной практики, когда суд исходил из процессуальной обязанности каждого лица, участвующего в деле, доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований, а также из корреспонденции процессуальной обязанности с подп. 3 п. 1 ст. 21 НК РФ, в соответствии с которым налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.
   Таким образом, судебно-арбитражная практика исходит из того, что бремя доказывания при получении налоговой льготы возлагается на налогоплательщика, и если налоговый орган принимает решение об отказе в предоставлении налогоплательщику такой льготы, то именно налогоплательщик, а не налоговый орган должен обосновать свое право на получение льготы и незаконность отказа налогового органа от ее предоставления и применения ответственности за неуплату налога в случае неправомерного пользования льготой.
   В связи с этим трудно согласиться с выводом В.Ф. Яковлева о распределении бремени доказывания по административно-правовым спорам, не основанным на анализе каждого вида этих споров.
   В.Ф. Яковлев полагает, что с принятием АПК РФ 2002 г. теперь государственный орган обязан доказать как наличие фактических обстоятельств, так и законность решения госоргана, являющегося предметом оспаривания в суде. Другой же стороне достаточно доказать, что таким решением нарушаются ее законные права и интересы[271].
   Между тем ученые-юристы, специально занимающиеся проблемами доказывания, также приходят к выводу, что общие положения о доказательствах содержатся в нормах гражданского процессуального права, а вопросы доказывания по отдельным категориям дел в большинстве своем – в соответствующих отраслях материального права[272].
   Соотнесение же процессуальных норм с материально-правовыми нормами, содержащимися в НК РФ, опровергает приведенный вывод В.Ф. Яковлева.
   Данное утверждение также противоречит презумпции правомерности публичного акта, которая существовала в дореволюционной России и которая неотъемлема от правового государства, каким по ст. 1 Конституции РФ является Россия.
   Европейский Суд по правам человека со временем пришел к выводу, что гарантии ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 20 марта 1952 г. (право на справедливое судебное разбирательство) распространяются на споры в сфере налогообложения. В деле «Хентрих против Франции» заявительница полагала, что налоговый орган и суды общей юрисдикции не обеспечили соблюдение права на справедливое разбирательство ее дела, поскольку она не могла эффективно оспаривать позицию властей и привести доказательства того, что действовала добросовестно и уплатила надлежащую цену за участок земли. По ее мнению, при рассмотрении дела был нарушен принцип «равенства исходных условий».
   В решении от 22 сентября 1994 г. Суд указал, что одним из требований справедливого судебного разбирательства является равенство исходных условий. Данный принцип предполагает, что любая сторона должна иметь возможность изложить свои аргументы и что она не может быть поставлена в неблагоприятное положение по отношению к своему оппоненту. При рассмотрении данного дела по существу суд позволил налоговым органам в обоснование своей позиции ограничиться ссылкой на то, что использование права преимущественной покупки было обусловлено слишком низкой ценой, обозначенной в договоре. Эта аргументация являлась слишком простой и общей, чтобы позволить заявительнице представить обоснованные возражения. Кроме того, суд не дал ей возможности доказать, что согласованная в договоре цена соответствовала реальной рыночной стоимости земельного участка. С учетом данных обстоятельств Европейский Суд по правам человека установил факт нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции[273].
   Данная правовая позиция Европейского Суда позволяет прийти к выводу, что налоговому органу недостаточно одного заявления о совершенном налогоплательщиком правонарушении, необходимо доказать подобное заявление, после чего на налогоплательщика переходит бремя доказывания отсутствия факта совершения налогового правонарушения. В противном случае такого перехода не происходит. В связи с этим следует признать, что ч. 5 ст. 200 АПК РФ об обязанности доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, вполне соответствует правоположению, установленному Европейским судом, о равенстве исходных условий.
   Принцип равенства исходных условий, применение которого имело место в решении Европейского Суда по налоговому спору, подтверждает, что в процессе доказывания как у налогового органа перед налогоплательщиком, так и у налогоплательщика не имеется никаких преимуществ перед налоговым органом. И налоговый орган, и налогоплательщик должны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений.
   Если представитель одной стороны не оспаривает доводы другой стороны, то он становится ее невольным, непрошеным и ненужным помощником, поскольку проблем, связанных с оспариванием обстоятельств дела, существует великое множество: они связаны с устанавливаемыми юридическими фактами, применимым правом, доказанностью[274].
   Так, в ситуации, когда налоговый орган заявляет о недобросовестности налогоплательщика, арбитражный суд должен проверить обоснованность такого заявления. Однако если налоговый орган, на который возложено бремя доказывания недобросовестности налогоплательщика, не исполнит свою обязанность по доказыванию, не проявив должной инициативы, суд, дабы не нарушить баланс частного и публичного интереса, будет ограничен в проявлении инициативы доказывания безынициативного налогового органа.
   Примером такого подхода суда к доказыванию по налоговому спору служит следующее дело[275].
   Закрытое акционерное общество «Российская корона» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к налоговой инспекции об обязании зачесть налог на добавленную стоимость в сумме 27 883 333 руб. за март 2002 г. в счет погашения текущих и будущих платежей федерального уровня.
   Решением от 21 августа 2002 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 16 октября 2002 г., Арбитражный суд Московской области удовлетворил исковые требования ЗАО, поскольку налогоплательщик представил полный пакет документов, необходимых для возмещения НДС.
   Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой инспекции, в которой налоговый орган ссылался на отсутствие фактической реализации приобретенного обществом оборудования.
   Постановлением от 11 декабря 2002 г. Федеральный арбитражный суд Московского округа отменил решение и постановление суда, дело передал на новое рассмотрение для исследования фактов приобретения и реализации товара.
   Решением от 28 января 2003 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 18 апреля 2003 г., Арбитражный суд Московской области удовлетворил исковые требования ЗАО, поскольку последнее уплатило поставщику оборудования спорную сумму НДС.
   Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на недобросовестность налогоплательщика.
   Постановлением от 10 июля 2003 г. Федеральный арбитражный суд Московского округа отменил состоявшиеся судебные акты и передал дело на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Московской области для проверки заявления инспекции о недобросовестности налогоплательщика и решения вопроса о применении ст. 161 АПК РФ.
   Решением от 6 сентября 2004 г. Арбитражного суда Московской области, оставленным без изменения постановлением от 22 декабря 2004 г. Десятого арбитражного апелляционного суда, исковые требования ЗАО удовлетворены, поскольку инспекцией не доказана недобросовестность налогоплательщика.
   Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции, в которой налоговый орган ссылался на недобросовестность налогоплательщика.
   В соответствии с п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 25 июля 2001 г. № 138-0 по ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 12 октября 1998 г. по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» налоговые органы обязаны доказывать обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщиков.
   Судами первой и апелляционной инстанций при новом разрешении спора установлено, что постановлением от 6 января 2004 г. Павлово-Посадского городского суда Московской области прекращено уголовное дело в отношении директора общества, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.
   Инспекции отказано в иске о признании недействительными сделок купли-продажи технологического оборудования от 7 февраля 2002 г., купли-продажи ценных бумаг (векселей) от 5 марта 2002 г. (дело № А41-К1-13719/03 Арбитражного суда Московской области).
   Судебные акты суда общей юрисдикции и арбитражного суда не обжалованы налоговым органом.
   Суд кассационной инстанции дважды направлял настоящее дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области для рассмотрения доводов налоговой инспекции о недобросовестности налогоплательщика. Однако инспекцией не сделано заявления о фальсификации доказательств.
   В связи с изложенным следует признать противоречащим материалам дела довод инспекции о том, что ими подтверждается недобросовестность налогоплательщика, в том числе материалами оперативно-розыскных мероприятий УФСНП, документами, связанными с оплатой и получением технологического оборудования. При таких обстоятельствах суд признал, что налоговым органом не доказана недобросовестность налогоплательщика и в связи с этим оснований для отмены судебных актов не имелось.
   В данном случае опять необходимо обратиться к Постановлению Конституционного Суда РФ от 14 июля 2003 г. № 12-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 4, пункта 1 статьи 164, пунктов 1 и 4 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 11 Таможенного кодекса Российской Федерации и статьи 10 Закона Российской Федерации «О налоге на добавленную стоимость» в связи с запросами Арбитражного суда Липецкой области, жалобами ООО «Папирус», ОАО «Дальневосточное морское пароходство» и ООО «Коммерческая компания «Балис». В статье «Подтверждение права на возмещение экспортного НДС»[276] автор Э.Н. Нагорная указывает, что Конституционный Суд РФ в п. 2.1 мотивировочной части Постановления разбирает ситуацию, когда у организаций, оказывающих услуги по транспортировке перевозимых через таможенную границу Российской Федерации товаров, таможенные декларации (их копии), представление которых требуется согласно подп. 3 п. 4 ст. 165 НК РФ, имеются не во всех случаях. Это влечет возникновение споров между налоговыми органами и налогоплательщиками в связи с необходимостью подтверждения права на получение возмещения суммы НДС с применением налоговой ставки 0 %.
   Конституционный Суд РФ исходит из того, что арбитражный суд, если он признает обоснованным довод перевозчика о невозможности получения копии декларации, должен учитывать требования ст. 135 АПК РФ, предусматривающей обязанность суда содействовать лицам, участвующим в деле, в получении необходимых доказательств по делу от других лиц.
   Между тем анализ процессуальных и материальных норм права, содержащийся в настоящем параграфе, показывает, что именно на налогоплательщика возложено бремя доказывания обстоятельств, связанных с налоговой базой и правом на применение налоговых льгот.
   Выход видится в том, что в ст. 165 НК РФ должен содержаться перечень лишь тех документов, которыми обязан обладать налогоплательщик на момент обращения в налоговый орган за получением налогового вычета, в силу того что он как экспортер осуществляет те или иные действия, в подтверждение совершения которых уполномоченные организации выдают ему соответствующие документы. В этот перечень не могут входить документы, которыми экспортер изначально не обладает и которые могут быть получены им только после вмешательства судебных органов. Иначе нарушается основополагающий принцип, изложенный применительно к арбитражному процессу в ч. 1 ст. 65 АПК РФ, согласно которому каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Поэтому перевозчик должен доказать экспортный характер оказываемых им услуг, что подтверждается оформлением международных перевозочных документов, но не грузовых таможенных деклараций, которые перевозчику не вручаются.
   Впоследствии законодателем были учтены правоположения, закрепленные в названном Постановлении Конституционного Суда РФ, и Федеральным законом от 22 июля 2005 г. № 119-ФЗ в подп. 3 п. 4 ст. 165 НК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми таможенная декларация (ее копия) представляется в случае перемещения товаров трубопроводным транспортом или по линиям электропередачи, оказания услуг, непосредственно связанных с перевозкой (транспортировкой) товаров, помещенных под таможенный режим международного таможенного транзита.
   И хотя окончательно проблема налогоплательщиков, связанная с необходимостью представления таможенной декларации, не была решена, круг налогоплательщиков, обязанных ее представлять, значительно сузился.
   Как было сказано в предыдущем параграфе, в науке процессуального права в качестве элементов доказывания называют определение предмета доказывания, собирание, представление, исследование и оценку доказательств[277]. И.Л. Петрухин вообще считает субъектами доказывания только тех, кто ответственен за Hero[278].
   Содержащийся в данном параграфе анализ норм процессуального и материального права показывает, что стороны в налоговом споре – налогоплательщик и налоговый орган – в полной мере соответствуют этим требованиям. Действительно, именно стороны первоначально, прежде чем дело будет возбуждено в суде, определяют предмет доказывания возникшего налогового спора, собирают доказательства, а затем представляют их в суд, участвуя в их исследовании и оценке, перед тем как к их оценке в судебном акте приступит суд.
   И.Г. Арсенов отмечает существенную особенность формирования предмета доказывания в состязательном процессе, связанную с тем, что между сторонами и судом разделены обязанности по доказыванию и применению норм материального и процессуального права для урегулирования спорного правоотношения. Стороны в силу ст. 9, 65 АПК РФ должны доказать те или иные обстоятельства, чтобы подтвердить свои доводы и возражения, поэтому данные обстоятельства являются исходной базой формирования предмета доказывания. Однако обязанность по правильному разрешению спора, применению тех или иных норм материального права возложена на суд. Для этого суд вынужден принимать меры по восполнению предмета доказывания, предлагать сторонам доказать иные существенные обстоятельства дела, тем самым включая их (обстоятельства) в предмет доказывания. Поэтому процесс формирования предмета доказывания приобретает характер взаимодействия. Предмет доказывания, таким образом, формируется в результате взаимно обусловленных действий сторон и суда, но окончательное определение круга фактических обстоятельств, составляющих предмет доказывания, возлагается на правоприменителя, т. е. на суд[279].
   При отсутствии каких-либо доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которых основаны заявленные требования, исковое заявление в силу ст. 125, 126,128 АПК РФ оставляется судом без движения и заявителю предлагается в установленный срок устранить недостатка! представив конкретные доказательства. Наличие данных норм говорит о детализации процесса доказывания при подаче иска[280].
   И именно на стороны возложена ответственность за доказывание, так как согласно ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, а в случае уклонения лица от этой обязанности для него могут наступить неблагоприятные последствия в виде решения, вынесенного не в его пользу.
   Есть мнение, что обязанность доказывания не подкреплена санкцией, а обеспечивается только интересом получить благоприятное решение[281]. Эта точка зрения отражает ведущийся в науке гражданского процессуального права спор о том, является ли обязанность по доказыванию юридической по своей природе[282]. Другие авторы исходят из того, что само по себе неблагоприятное решение является санкцией правовой нормы[283].
   Содержащийся в данном параграфе сравнительный анализ норм, закрепленных в ст. 65, 66, 194, 200, 215 АПК РФ, свидетельствует о том, что обязанность по доказыванию при разрешении судом налоговых споров носит юридический характер, иначе бы с ней не корреспондировали нормы права, уполномочивающие суд использовать властные функции, в результате использования которых наступают неблагоприятные последствия в отношении стороны, не исполняющей эту обязанность. Последующий анализ норм права, содержащихся в разд. II, III, VI АПК РФ, также подтверждает этот вывод.
   Впервые в АПК РФ 2002 г. появилась запись о том, что неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет для этих лиц предусмотренные Кодексом последствия (ч. 3 ст. 41 АПК РФ), а злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, – неблагоприятные последствия (ч. 2 ст. 41 АПК РФ).
   Часть 1 ст. 41 АПК РФ 2002 г., как и ч. 1 ст. 33 АПК РФ 1995 г., содержит перечень прав и обязанностей лиц, участвующих в деле. Большинство из них касаются доказывания, а именно: представлять доказательства и знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного разбирательства; участвовать в исследовании доказательств; заявлять ходатайства, давать объяснения арбитражному суду, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам; возражать против доводов других лиц, участвующих в деле.
   Так же как и АПК РФ 1995 г., АПК РФ 2002 г. обязывает стороны добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами.
   Однако, в отличие от ст. 33 АПК РФ 1995 г., ст. 41 АПК РФ 2002 г. содержит санкции за нарушение этих положений в виде неблагоприятных последствий за злоупотребление процессуальными правами, о чем подробно изложено в § 1 гл. I настоящей работы, а также за неисполнение процессуальных обязанностей в виде последствий, предусмотренных АПК РФ, например наложения судебного штрафа.
   При разрешении налоговых споров перед арбитражными судами зачастую встает вопрос о возможности установления обстоятельств и приобщения к материалам дела документов, которые не были предметом налоговой проверки. Налогоплательщики при этом ссылаются на то, что решение налоговой инспекции должно быть признано недействительным, поскольку она, отказывая, например, в возмещении НДС, не сослалась на ряд документов, которые затем были представлены суду, и тем самым на стадии вынесения ею решения не обосновала вывод об отсутствии у налогоплательщика права на возмещение НДС.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация