А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Змея" (страница 7)

   По дороге домой, он заскочил в магазин женской одежды. Надо было выполнять данное обещание. Раз обещал купить ей одежду.
   Но прежде чем зайти в отдел, где продавались платья, блузки и брючные костюмы, остановился возле прилавка с нижним бельем. Услужливая продавщица оказала Еремину неоценимую услугу. Узнав рост девушки и расспросив о ее телосложении, продавец выложила на прилавок несколько ажурных женских трусиков.
   – Здесь размеры с сорок четвертого по сорок восьмой. Я думаю вашей сестре подойдут вот эти, сорок шестого, – с улыбкой указала она на полупрозрачные трусики.
   Еремин посмотрел. Тем более посмотреть тут было на что. Красивое женское белье на стройной девушке всегда возбуждало его. На Вилаи оно тоже будет смотреться неплохо. Она хоть и бомжиха, но не уродина и к тому же довольно симпатичная. Что ж, пусть это будет ей подарком взамен выброшенного барахла, решил Еремин.
   – Еремин!.. С каких это пор, ты стал интересоваться женскими трусами? – услышал Еремин голос за спиной.
   Обернулся.
   Маша стояла рядом и с ехидством улыбалась, застав Еремина в отделе нижнего белья.
   – Зашла в магазин. Смотрю, ты стоишь, – сказала она, со смешком поглядывая на своего бывшего бой-френда, и понимая, выбранный подарок предназначен явно не для нее.
   – Да я вот… – Еремин растерялся, не зная, что ответить. Сказать Маше про Вилаю, значит в миг оборвать все отношения. А этого ему не хотелось. Может быть Маша все-таки одумается и вернется. Но только не сейчас. А когда он отправит Вилаю в спецприемник.
   Девушка засмеялась.
   – Я тебя умоляю. Только не ври, что ты здесь случайно. Случайно женщинам трусы не выбирают, – сделала бывшая подруга строгое замечание, добавив с ехидством: – А может быть, ты их выбираешь себе?
   Стоявшая рядом продавец, ставшая невольным свидетелем этого разговора, хихикнула. Наверное, представив как бы Еремин в них смотрелся.
   Еремин покосился на нее и сказал Маше:
   – Понимаешь… у моей сестры день рождения…
   – Опять не в тему, – Маша с легкостью отвергла его вранье. – Еремин, у тебя нет сестры.
   – Ну правильно. Родной нет. Но есть троюродная. Ты просто не знаешь, – соврал Еремин, похвалив себя, как здорово он выпутался из неловкой ситуации.
   Маша улыбнулась, давая понять, что это ей теперь все равно.
   – Мужчина, вы будите покупать трусики? – потеряв всякое терпение, спросила продавец. Все то время, пока Еремин разговаривал с Машей, она не отходила. Торговля шла плохо, и терять покупателя ей не хотелось.
   – Буду, – угрюмо ответил Еремин, ощущая себя маленькой мышкой угодившей в мышеловку. Видя, что Маша собирается уходить, он поспешил сказать ей:
   – Подожди. Я сейчас отвезу тебя.
   – Не надо, – тут же отвергла бывшая подруга его предложение. – Я прекрасно доберусь сама. Привет сестре, – сказала она и быстро пошла к выходу.
   Еремин вздохнул. Сердце подсказывало, отношениям их настал конец. Маша не из тех девушек кто легко прощает и уж тем более забывает обиды.
   – Ну и пусть, – сказал Еремин и посмотрел на продавщицу.
   Продавщица, девушка лет двадцати с небольшим, молчала. Видя, что Еремин собирается уходить, напомнила:
   – Вы просили еще показать бюстгальтер…
   Еремин остановился, припоминая, что в самом деле, перед приходом Маши, когда продавец выложила перед ним трусики, попросил ее еще об одной услуге.
   – Какой у вашей сестры размер груди?
   Рассмотреть как следует грудь Вилаи Еремин еще не успел.
   – А черт его знает. Давайте вот этот, – сказал он с раздражением, указав на гипюровый бюстгальтер шестого размера.
   Подъехав к дому, Еремин глянул на окна своей квартиры.
   Ни в одном из них не горел свет.
   – Интересное кино получается, – проговорил он, закрыв машину на сигнализацию и направившись к подъезду.
   Подойдя к двери своей квартиры, достал из кармана ключ. Но прежде чем сунуть его в замок, потянул за ручку, проверив тем самым, заперта ли дверь. Может Вилаи уже и нет.
   Но дверь оказалась закрытой.
   Вошел он тихо, прислушался. Услышал тихое посапывание.
   Подойдя к той комнате, которую выделил девушке для ночлега, он увидел Вилаю.
   Девушка лежала на диване и спала. Проснулась, когда Еремин зажег свет, но вылезать из-под одеяла не стала.
   Еремин понял, что она голая. Хотел ей подать халат. Обвел взглядом комнату, но халата так и не увидел. Зато рядом с кроватью на журнальном столе лежал ключ от квартиры. Тот самый, который был у Маши.
   – Значит, она здесь была, – произнес он, раздумывая над тем, случайной ли была та встреча в магазине. Хотя теперь ломать голову над этим не имело смысла. Все закончилось. И Еремин даже почувствовал какое-то облегчение, словно камень упал с души.
   Девушка кивнула.
   – Была. Чуть не прибила меня. Набросилась, я думала, все волосы повыдирает. Орала как сумасшедшая.
   Еремин хотел сказать, что устраивать скандал и даже из ничего, это во вкусе Маши. Но не стал. К чему теперь ворошить прошлое и обливать грязью уже постороннего человека.
   Он взял ключ, положил его на ладонь, будто хотел проверить, осталось ли еще в нем тепло Машиных рук.
   Ключ был холодным и Еремин положил его обратно на журнальный столик.
   – Она халат забрала, – пожаловалась девушка. – Сказала, что это ее халат и сорвала его с меня.
   – Не расстраивайся. Я тебе куплю халат. А пока вот возьми, – и Еремин достал из пакета трусики и бюстгальтер и вышел из комнаты, позволив тем самым девушке примерить обновки.
   В своей комнате в шкафу, он отыскал почти новую всего лишь пару раз надеванную рубашку, которую привез прошлым летом из Тайваня и шорты. Шорты покупал здесь в Москве. Они были не такие новые как рубашка, но Еремин решил, что пока девушка вполне в них может походить по квартире.
   Вернувшись, он увидел Вилаю стоящую перед зеркалом. Девушка осматривала себя со всех сторон, поворачиваясь то одним то другим боком. Еремина она не застеснялась, когда он вошел.
   – Правда, клево? – проговорила она, улыбнувшись.
   – Правда, – согласился Еремин, отметив, что в этом гарнитуре, Вилая и в самом деле выглядит привлекательно и если бы он не нашел ее с Лерычем в подземелье, ни за что не догадался о ее прошлом.
   Бюстгальтер оказался немного великоват, но это не смущало ее.
   Покрутившись возле зеркала, она повернулась к Еремину и подойдя к нему едва ли не вплотную спросила:
   – Ну а теперь я тебе нравлюсь? Разве я хуже той чокнутой?
   Еремин не ответил.
   – Вот надень пока, – сказал он, сунув в руки девушке шорты и рубашку, и вышел из комнаты.
   Зайдя на кухню, он увидел приготовленный ужин. На плите стояла сковорода с жаренным мясом. На столе – тарелка с салатом из огурцов с помидорами. Упаковка с жареным мясом была куплена Ереминым еще вчера. А огурцы с помидорами имели более ранний срок приобретения.
   – Больше в этом ящике ничего не нашлось. Колбасу я еще вчера съела, – сказала Вилая, видя что Еремин принюхивается к мясу.
   Бутылка с водкой стояла на прежнем месте. Это вызвало у Еремина удивление. Бомжиха не притронулась к ней. Он достал ее, подержал в руках и, поставил обратно в холодильник, решив, что ужин у них может вполне получиться и без нее.
   После ужина, включив для Вилаи телевизор, чтобы не мешала, Еремин ушел в свою комнату, где стоял компьютер. Надо было просмотреть все то, что он отснял на стройке.
   Тут же стояла фотография. Прошлым летом они с Машей летали отдыхать на Тайвань. Незабываемых две недели. Как напоминание о прекрасно проведенном времени, сделали большую фотографию. Они с Машей прокатились на слоне, и умелец фотограф запечатлел их.
   Еремин как профессионал отметил отличное качество снимка.
   Прилетев в Москву, он заказал для этой фотографии хорошую резную рамку.
   Теперь на столе рядом с компьютером в рамке осталась только задняя часть слона с сидящим поверх ее Ереминым. Та часть фотографии, где была Маша, оказалась оторванной.
   – Вот дрянь, – оценил ее труды Еремин, заметив, что и в компьютере она покопалась. Вряд ли это смогла бы сделать Вилая. Девушка из подземелья наверняка не знает даже с какой стороны его включать. А Маша – в этом деле профи.
   Вилая сидела в кресле, подобрав под себя ноги, и смотрела по телевизору какую-то передачу, время от времени оглашая комнату хохотом.
   Еремин подошел, выключил телевизор и сев напротив девушки с фотокамерой и включенным диктофоном, проговорил:
   – Я должен задать тебе несколько вопросов. Это необходимо для моей работы. Ты ведь мне поможешь?
   Девушка взглянула на Еремина с настороженностью.
   – Скажи, когда ты была в подземелье, что там произошло и куда подевались все люди? – спросил Еремин, заметив как глаза девушки вспыхнули каким-то неестественным блеском. – Извини. Я понимаю, что тебе об этом неприятно говорить. Но я журналист. И мне необходимо знать такие подробности. Мое начальство требует сенсационного материала. Поэтому я должен с тобой поговорить.
   Девушка отвела взгляд и глядя в окно на звездное небо, тихо проговорила:
   – Как красиво. Правда?
   – Красиво, красиво, – с безразличием сказал Еремин и хотел вернуться к тому, с чего начал, но Вилая встала с кресла тем самым давая понять, что не хочет отвечать ни на какие вопросы.
   – Я не хочу об этом говорить. Это страшно… – сказала она.
   – Но у меня ты в безопасности и можешь ничего не бояться, – Еремину хотелось настроить девушку на позитив, но не получалось.
   Вилая сделалась замкнутой и не хотела ничего рассказывать.
   Еремин понял, что ни о каком интересном интервью сейчас не может быть и речи и отключил диктофон.
   – Ладно. Отложим этот разговор на завтра. А сейчас давай спать. Уже поздно, – посмотрел он на часы.
   Было начало первого. И Еремину хотелось лечь в постель. Последние дни он возвращался усталым. Много приходилось мотаться. Встречаться с мчсовцами, сотрудниками милиции, с охранниками, которые после кошмарной ночи, сразу же уволились со стройки. Их адреса Еремин узнал у прораба. И сегодняшний день выдался слишком перенасыщенный.
   Пожелав девушке спокойно ночи, он упал на постель и закрыл глаза. Стал медленно считать до ста. Этот тренинг он применял всегда, когда надо было побыстрее заснуть.
   Сработал он и сейчас. Еремин заснул, но очень скоро проснулся, разбуженный громким шипением. Вздрогнул. «Я, кажется, схожу с ума, – подумал он и включил настольную лампу, пробежал взглядом по комнате. – Это невероятно, но я отчетливо слышал шипение змеи. Или это мне приснилось?»
   Свесив ноги с дивана, он минуту другую сидел, замерев, прислушиваясь к ночной тишине.
   Слышал, как торопливо отстукивают секунды ходики в большой комнате, которая была отведена под гостиную. Как в ванной из крана капает вода и ударяется о раковину. И шорох. Тихий и оттого пугающий.
   Еремин услышал его. «Что это?» – казалось, кто-то внутри его задал этот тревожный вопрос, на который Еремин не мог ответить.
   Поднявшись с дивана, он сунул ноги в тапочки и, открыв дверь своей комнаты, вышел в коридор, включив там свет. Зашел в кухню. Подсознательно понимая, что там никого нет и быть не может, все же осмотрелся. Потом вернулся в коридор и открыв дверь, заглянул в большую комнату.
   Темнота, царившая в ней, казалась пугающей. Окна были занавешены плотными шторами. Щелкнув выключателем, он включил люстру висевшую под потолком и при ее свете осмотрел комнату.
   Присел в кресло, раздумывая по поводу слуховой галлюцинации. Недавно сидя в самолете, когда его послали в командировку на Байкал, читал об этом в одной газете. Что случается иногда такое от перенапряжения у людей.
   Наверное, он тоже перенапрягся. Столько всего свалилось за прошедшие пару дней.
   Выключив свет в комнате, он вышел в коридор, и хотел зайти в свою комнату, но почувствовал холодок.
   Поток прохладного воздуха стелился низом над самой ковровой дорожкой касаясь его ног.
   Еремин остановился.
   Окна в кухне и в большой комнате были закрыты. А в спальне Еремин на ночь никогда не оставлял открытой даже форточку, все-таки первый этаж. Оставалась та комната, где спала Вилая.
   Подойдя к двери Еремин взялся за ручку и остановился. А что если девушка неправильно поймет, увидев его посреди ночи возле своей постели в одних трусах?
   Как человек воспитанный, Еремин не мог себе позволить такого нахальства, поэтому ограничился лишь тем, что приоткрыв дверь, заглянул туда.
   Но многого разглядеть не удалось. В комнате было темно. Одеяло, подушка и простыня лежали рядом с диваном. Девушка бомжиха уже говорила, что не может спать как все нормальные люди на белой простыне. Видишь ли, она не привыкла.
   «Черт с ней, пусть спит хоть на полу, если ей так нравится. Но только пусть на ночь окно закрывает», – заметив, как колышется от потока воздуха штора на окне, подумал Еремин, рассердившись на бомжиху за неосмотрительность. Хотя чего ей бояться ночных воров. У нее брать нечего, кроме комплекта нижнего белья и то купленного Ереминым. А вот у него есть чем тут поживиться. Квартира упакована по высшему разряду.
   Зайти в комнату и прикрыть окно, он так и не решился. «Вот достала. Эту ночь ладно. А завтра скажу, чтобы окно закрывала», – сердито подумал он.
   Прикрыв дверь, Еремин вернулся в спальню, шлепая тапочками по ковру.
   Как только его шаги удалились, штора на окне медленно отодвинулась и оттуда показалась голова девушки, а потом и вся она. Тихо ступая босыми ногами по ковру, она подошла к дивану и легла, повернувшись лицом к стене.
   Ночью Егору Еремину приснился странный сон. Ему приснилась Вилая. Открыв дверь его спальни, девушка вошла. Из одежды на ней ничего не было. И он смог как следует рассмотреть ее смуглое тело, чувствуя особое возбуждение, которое не замечал за собой при виде других девушек. А посмотреть, как оказалось, тут было на что. Упругие груди вздрагивали при каждом ее шаге, а темный взлохмаченный треугольник в самом низу живота завораживал его взгляд настолько, что глядя на него, Еремин застонал чувствуя как просыпается необузданное желание поскорее овладеть девушкой.
   – Нет, нет, – произнес он и хотел отвернуться, застыдившись своего возбуждения, но не смог отвести взгляда.
   Заметив это его смятение, девушка улыбнулась. Подойдя к дивану, на котором лежал Еремин, она остановилась, глядя ему в глаза.
   – Зачем, Вилая? – беззвучно воскликнул Еремин.
   Но девушка не ответила. Откинув одеяло, она легла рядом и Еремин отшатнулся едва не вскрикнув.
   Тело девушки показалось ему холодным.
   – Вилая?!
   Девушка поднесла палец к его губам, заставив замолчать. И сама молчала, рассматривая его голого и протягивая руки к его паху. Сначала ее пальцы коснулись его живота. Потом опустились ниже и она дотронулась. Но совсем не так, как это обычно делали девушки, с которыми у Еремина была любовная связь. Ее прикосновение было особенным. Она дотронулась одним пальчиком словно проверяя его упругость и тут же отдернула руку, как будто чего-то испугавшись. Потом потрогала себя, издавая при этом томный вздох, потом широко раздвинув ноги, в одно мгновение очутилась на Еремине, и он почувствовал как медленно и глубоко входит в нее.
   Она молча подпрыгивала, схватив Еремина за руки и низко опустив голову, словно пытаясь рассмотреть, что и как там происходит в месте их общего соприкосновения и вдруг вскрикнула. Так громко, что у Еремина зазвенело в ушах. А когда подняла голову, он увидел ее оскал никак не похожий на улыбку.
   Из раскрытого рта выползал язык, как будто им она хотела дотронуться до его лица. Еремина почему-то вдруг охватил необъяснимый страх. Он зажмурился. И словно провалился в глубокую яму. Почувствовал, как его тело сделалось легким, точно невесомым и медленно раскачиваясь в темном пространстве, опускалось все ниже и ниже, не осознавая наяву это или во сне.
   Открыв глаза, он увидел лежащую рядом с собой змею. Огромную и противную. Подняв голову, она смотрела на Еремина немигающим взглядом, точно все это время зачем-то терпеливо дожидалась его пробуждения.
   Еремина одолел такой ужас, какого он не испытывал ни разу в жизни, и он опять закрыл глаза. Пусть этот ужасный сон побыстрее закончится.
   Он слышал громкие удары своего сердца, перебиваемые неприятным змеиным шипением.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация