А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Змея" (страница 3)

   И желая окончательно развеять сомнения Еремина, Лерыч предложил:
   – Пошли. Тут уже немного осталось. А потом, не тащить же мне все это назад, повернулся он спиной, показав рюкзак, в котором лежало пять бутылок водки, десять банок тушенки и несколько упаковок с копченой колбасой. Все это предназначалось для знакомых Лерыча, людей переселившихся в подземный мир исключительно для остроты ощущений. У многих там наверху остались семьи, но они предпочли создать братство узников. Выбирающихся наружу по самой крайней нужде. Правда были в этом братстве и бомжи, но как уверял Лерыч очутившиеся здесь исключительно по воле судьбы.
   – Будь с ними повежливей, – предупредил Лерыч. – Ты не думай, если они здесь живут, значит – быдло. Есть среди них люди начитанные из интеллигенции. Так что когда будешь задавать вопросы, не обидь словцом. Судьба их многим обделила. Наверное, поэтому они реальность воспринимают острее и реагируют на нее болезненней.
   Пройдя по туннелю еще шагов сто, Лерыч вывел Еремина на площадку, уложенную брусчаткой. По ширине она была чуть больше вагона электрички с какими-то по бокам непонятными нишами, похожими на полки. А может это и были полки, заменяющие жителям подземелья лежаки. На некоторых лежало тряпье.
   В центре площадки стоял стол, сколоченный из досок, а на полу была выложена из кирпичей самодельная печка, внутри которой красноватым огоньком тлели угли.
   На столе стояли миски, кружки. А ложки вместе с разбросанными газетами и лохмотьями одежды валялись на полу. Керосиновый фонарь «летучая мышь» с разбитым стеклом валялся возле самого входа.
   Глянув на него Еремин понял, почему здесь так остро пахнет керосином.
   Возле стола валялись несколько перевернутых ящиков, на один из которых Еремин сел, с наслаждением вытянув уставшие ноги.
   Лерыч осматривал помещение. Похоже он хорошо знал здесь каждый закуток и узкие ходы, уводящие в разные стороны подземелья. Пролезть через них мог только очень худой человек или подросток. Лерыч попробовал протиснуться через один такой ход, и не смог. Посветив в темноту хода фонарем, он заметил там какое-то едва уловимое для глаза шевеление.
   – Егор, там кто-то есть, – сказал он, тем самым давая понять Еремину, что тому стоит подняться и подойти, посмотреть.
   – Сил моих нету. Назад ты меня потащишь на себе, – заворчал Еремин, поднимаясь с ящика и ковыляя к выложенному из кирпичной кладки ходу, похожему на расщелину, возле которого на корточках сидел Лерыч и светил в него фонарем.
   – Ну что там?
   – Посмотри сам, – Белобородов чуть отодвинулся в сторону, давая Еремину возможность заглянуть в расщелину.
   Еремин посветил туда фонарем и увидел человека, небольшого и худющего, который извернувшись боком с обезумевшими от страха глазами отползал дальше в темноту.
   Скорей всего это был подросток лет пятнадцати, которого сюда привел кто-то из бомжей. И он явно здорово напуган. Вот только где сами жители подземелья, было не ясно.
   – Тоже мне маугли, – не оценив прыть пацана удрать от них, заявил Еремин. – Не дури, парень. Ползи назад. Мы не сделаем тебе ничего плохого.
   Отодвинув Еремина, Лерыч прильнул к ходу, сунув в него голову.
   – Стой! – крикнул он и приглушенное эхо разнесло его голос по всему подземелью.
   – Не надо. Не кричите, – послышался голос из расщелины.
   Еремин с Лерычем переглянулись.
   – Слушай, мы не сделаем тебе ничего плохого, – пообещал Лерыч. – Я здесь бывал. Меня Валерой зовут. А это мой друг Егор. Он журналист. Вылезай. Поговорим.
   Они услышали в глубине узкого лаза возню, словно там был не один подросток, а несколько и теперь они обгоняя друг друга торопились выбраться кто быстрей.
   Скоро показалась спортивная шапка, а следом худенькое личико с большими перепуганными глазами.
   – Вылезай, вылезай. Не бойся, – сказал Еремин, протянув руку, чтобы помочь пареньку выбраться, и когда тот просунул свою с маленькой ладошкой, они вместе с Лерычем ухватились за нее и рывком вытащили паренька.
   Ростом он был невысокого и уж очень худой.
   Лерыч достал из рюкзака кольцо колбасы и только протянул парню, как тот вцепился в него железной хваткой и откусывая большие куски стал глотать не жуя.
   Еремин положил свой фонарь на стол, направив его луч на закопченную кирпичную стену. Глядеть, как парень уплетает колбасу предназначенную для общака подземных жителей было совестно.
   Лерыч тоже сделал вид, будто занят ремонтом фонаря, из которого как оказалось, вытек весь керосин. На самом же деле ему как и Еремину не терпелось расспросить найденыша о том, куда запропастились все взрослые обитатели. По уверению Лерыча, даже если они уходили в город на промысел, одноногая Нинка всегда оставалась тут, присматривала за жилищем.
   Хотя по мнению Еремина жилищем это место обитания можно было назвать относительно, о чем он не упустил сказать приятелю и услышал от того упрек.
   – Зря ты так, – сказал Лерыч. – Если смотреть на это с точки зрения местных обитателей жилище было вполне пригодным. Здесь тепло, даже когда на улице морозная зима, холод сюда не проникает. Потом опять же Измайловский парк недалеко. Нет, Егор, ты не прав. Для бомжей здесь просто рай.
   Увидев, что паренек вроде бы наелся и поглядывает на Еремина с Лерычем посоловелыми глазами, Лерыч решил расспросить его кой о чем.
   – Слушай, может ты теперь, когда наелся, скажешь нам, где все взрослые? Если я не ошибаюсь, тут было пятнадцать душ. А теперь только ты один.
   – Я не знаю. Меня сюда привел Витек, – сказал подросток.
   Витька диггер Лерыч хорошо знал. Среди бомжей это был человек известный. Сорока с небольшим лет от роду высокого роста с длинными седыми волосами, он обладал не только силой, но и добротой. Чудноватый он правда немного. Верит в какие-то свои идеалы. Лет десять назад как он сам рассказывал Лерычу, по его вине погиб человек. С того момента его жизнь покатилась под откос. Пока сидел, квартиру оставшуюся от родителей умелые дельцы продали и выйдя на свободу, Витек остался без жилья. Так и спутался с бомжами. Так ли все было на самом деле, Лерыч поручиться не мог.
   – И давно ты здесь? – спросил Лерыч у паренька.
   – Нет. Недавно. Чего пристаешь? Я что в календарь смотрю. Тут всегда темно. Что днем что ночью. Счет дням тут никто не ведет. Кому это надо, – сказал подросток и попросил у Лерыча сигаретку. – Покурить хочется сил нет.
   – Я не курю, – сказал пареньку Лерыч и отведя Еремина в сторонку, шепнул тихонько: – Эту куртку я видел у Витька.
   – Что? – Еремин посмотрел на Лерыча и тот утвердительно кивнул. – Как-то он сам мне говорил, будто спер ее в трамваи. Может, конечно, привирал. Но потом он не раз одевал ее.
   – Эй, кормильцы, вы чего там шепчетесь? Где больше двух, там говорят вслух, – сделал паренек Лерычу с Ереминым справедливое на его взгляд замечание.
   – Смотри, какой ты грамотный, – покачал головой Лерыч, а потом спросил: – Если ты такой грамотный, может скажешь нам, где все остальные обитатели этого замка? – обвел он взглядом пространство вокруг паренька.
   Тот усмехнулся, показав желтые зубы.
   – Ну уж тоже мне замок. Холупа. Вот я слышал на Курском вокзале …
   – Подожди про Курский, – остановил Лерыч паренька, что тому явно не понравилось и чумазое, перепачканное в копоти личико, нахмурилось. – Ответь сначала на мой вопрос. Где все местные обитатели?
   – Кто остался жив, тот свалил отсюда, – дерзко ответил паренек, спичкой выковыривая между зубов остатки колбасы.
   Еремин с Лерычем переглянулись.
   – Что значит, кто остался жив?.. Объяснить можешь, что тут происходит? – потребовал разъяснений Еремин, и сделал это тактично, чтобы не вызывать в юном бродяге агрессии.
   – Ну вы достали, кормильцы, – огрызнулся паренек, и с пренебрежением сплюнул сгусток слюны едва не на сапог Еремину.
   Еремин убрал ногу подальше.
   – Просто нам интересно знать, что здесь происходит, – сказал он.
   – А ты останься и поживи тут. Раз тебе интересно.
   – Извини. Я не хотел тебя обидеть, – поспешил Еремин извиниться, заметив, что паренек опять становится испуганным.
   – Меня обидеть тяжело. Я могу и в глаз дать, – прозвучало с угрозой.
   Видно этот малолетний бродяжка усвоил главное правило выживания: не давать себя в обиду. И еще никогда и никому не доверять. Наверное, только поэтому он поглядывал на Еремина с Лерычем подозрительно, и не вынимал левой руки из кармана, даже когда уписывал колбасу.
   Но мягкий, извиняющийся тон подействовал, паренек видно понял, что эти люди не собираются причинить ему зла и немного успокоившись, заговорил:
   – Сначала мне тут даже понравилось, – пожал своими хрупкими плечиками юный бродяга. – Жрачка есть, и водочка. Кстати, мне бы сейчас глоточек не помешал. У вас в сумке вроде бутылек вон торчит, – кивнул паренек на раскрытый рюкзак, из которого торчало горлышко бутылки.
   – Обойдешься, – сказал Лерыч и застегнул рюкзак, но паренька это нисколько не обидело.
   – Ну и хер с вами, – сказал паренек добавив оскорбительное – Жмот, – помолчал немного, потом заговорил опять: – Страшно тут. Я думаю тоже отсюда свалить куда-нибудь.
   – Чего тебе бояться? – с долей иронии заметил Еремин.
   – Ага, – укоризненно произнес бродяжка. – Ты поторчи тут, потом узнаешь.
   Еремин с Лерычем заметили, что паренек старательно избегает в своем рассказе самого главного, о чем они так безуспешно пытаются допытаться у него.
   – Знаешь, этого заморыша нельзя тут оставлять одного, – тихонько шепнул Лерыч, пользуясь тем, что бродяжка отошел к стене, и шарит в тряпье на одной из полок.
   – Нельзя, – согласился Еремин и спросил: – Только что нам с ним делать? В ментовку его не примут. Там такого добра девать некуда. – Заметив то, как смотрит на него приятель, Егор возмутился: – Ты что хочешь, чтобы я взял его к себе?
   – Я бы взял, но ты же знаешь: мы втроем ютимся в однушке.
   У Егора Еремина жилищное положение было намного лучше. Он один жил в трехкомнатной квартире, и теперь с уходом Маши эта жилплощадь стала не то, чтобы лишней, но поселить на время этого паренька вполне подходяще.
   – Потом мы определим его куда-нибудь, – настаивал Лерыч.
   – Ладно. Черт с тобой, – согласился Еремин, проникнувшись сочувствием к юному бродяжке. В самом деле, не бросать же его здесь одного. Вопрос теперь заключался лишь в том, как выманить его отсюда.
   – Не беспокойся, это я беру на себя, – шепнул Лерыч и сказал бродяжке: – Слушай, ты говоришь тебя сюда привел Витек?
   – Ну привел. И чего? – Паренек отыскал заначку – окурок сигареты. Чиркнув спичкой, попытался раскурить его и закашлял. Курить он видно еще не научился.
   Поняв это, Еремин вырвал у него окурок и бросив на пол, придавил ногой.
   – Не стоит травить себя всякой гадостью, – сказал он.
   Паренек посмотрел на него как на врага.
   – Так вы чего, Витька видали? – спросил он у Лерыча, не ожидая подвоха.
   – А то. Конечно видали, – соврал Лерыч. – И он просил нас, чтобы вывели тебя отсюда, – говоря это, Белобородов покосился на Еремина, заметив как тяжело тот вздохнул.
   Врать нехорошо, а что было делать.
   – Я говорю правду. Вот и товарищ мой подтвердит, – посмотрел Лерыч на Еремина, давая тем самым понять, что настал его черед.
   И Еремину ничего не оставалось, как согласно кивнуть, говоря при этом:
   – Все так и есть.
   – Вот видишь, – сказал Лерыч, довольный тем, что его вранье сработало и юный беспризорник вот-вот поверит.
   Но паренек оказался не из тех, кто вот так запросто мог поддаться на вранье первого встречного. И слегка прищурив левый глаз, он спросил:
   – И что же он вот так ни с того ни с сего подошел к вам и попросил проявить обо мне заботу?
   – Ну почему же ни с того ни с сего? – ничуть не смущаясь, ответил Лерыч. – Во-первых, я Витька давно знаю. А во-вторых мы не кто-то а вот… – он снял с головы каску и показал пареньку надпись на ней спереди.
   – А…а, вы – шакалы, – махнул паренек рукой с равнодушием.
   – Какие шакалы?
   – Которые рыщут под землей. Так говорил Витек, – сказал паренек.
   – Не шакалы, а диггеры, – поправил его Лерыч, сожалея, что Витек такого мнения о них диггерах.
   – Разница небольшая, – паренек с неопределенностью махнул рукой в сторону, – Одни лазают просто так, а другие ищут сокровища.
   – Какие еще сокровища, – смутился Лерыч. – Хотя если хочешь, можешь оставаться при своем мнении и считать нас кем хочешь. Только знай, диггеры таким как ты ничего плохого не делают. А наоборот. Вон мы тебя колбасой покормили.
   – Колбасу можете оставить, – сказал паренек.
   Но Лерыч был не преклонен.
   – Еще чего. Мы ее и сами съедим. И вообще, нам пора уходить. Скажи лучше, пойдешь с нами или останешься пропадать тут в гордом одиночестве?
   – Я буду дожидаться Витька. Он сказал подождать его здесь. Без него я никуда не пойду. Понял?
   Еремин с Лерычем посмотрели друг на друга.
   – Хорошо. А если он не придет. И вообще, никто не придет сюда из тех, кто здесь жил. Что ты будешь делать? – на этот раз давить на психику очередь настала Еремина. Он сидел ближе к выходу и как ему показалось там в глубине туннеля услышал какие-то непонятные звуки, словно кто-то бултыхался в воде.
   Услышав заданный Ереминым вопрос, паренек как-то нервно передернул худенькими плечиками и призадумался.
   – Я останусь тут и буду ждать Витька, – сказал он, причем, произнес это так, что Еремин с Лерычем решили больше не уговаривать его добровольно покинуть это не только мрачное, но и опасное подземелье.
   – Ну что ж, – проговорил Лерыч вставая, – в конце концов, ты волен сам выбирать. Насильно тебя отсюда никто не потащит. Извини, но нам с моим другом пора.
   Еремин тоже встал и вопросительно посмотрел на Лерыча.
   – Неужели мы так и уйдем и оставим его здесь одного? – шепнул Еремин. – Вдруг Витек и в самом деле не придет. Он хоть дорогу знает, как отсюда выбраться.
   Рассказывать бродяжке о том, что метрах в ста отсюда в одном из туннелей нашли красную куртку Витька, они не стали. Не хотелось пугать его.
   – Держу пари, сейчас этот дохляк побежит за нами, – сказал Лерыч, когда они вошли в туннель и вода захлюпала под сапогами.
   Еремин не ответил. Не успел.
   Недалеко в одном из точно таких же туннелей, послышалось громкое шипение, как будто кто-то огромный хотел свистнуть, но звук получился несколько иной. Отвратительный и опасный.
   Лерыч с Ереминым остановились.
   Похоже, не только они услышали его.
   Там на площадке, служившей обиталищем для бомжей, они услышали голос паренька.
   – Погодите! Постойте! Кормильцы. Я иду с вами. – закричал он и кинулся их догонять.
   Лерыч хлопнул своей ладонью по руке Еремина.
   – Я же говорил, – весело произнес он.
   Еремин не ответил. Сейчас его заботило другое: надо было поскорее выбраться отсюда и вывести паренька. А это не так-то и просто, особенно если учесть, что тут в туннеле кроме них есть еще кто-то, и похоже, он открыл на них охоту.
   – Ты правильно поступил, что передумал, – одобрил такое решение юного бомжа Еремин, когда тот догнал их. – Оставаться тут одному небезопасно.
   В руке паренек держал пакет с каким-то тряпьем. По-видимому, в нем лежало что-то из его одежды.
   – А вы куда меня отведете? – спросил паренек.
   Еремин с Лерычем посмотрели друг на друга. Оба знали, врать нехорошо. Но приходится в очередной раз соврать для спасения этого хрупкого человечка.
   – Пока ты поживешь у меня, – ответил Еремин. – Знаешь. У меня намного лучше чем в этом подвале. Я тебя уверяю.
   Лерыч посветил фонарем в дальний конец туннеля и сказал:
   – Нам надо поспешить.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация