А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Змея" (страница 18)

   – Признайся, ты ведь думаешь, я просто так лазаю под землей? Для удовольствия? Так ведь? Ну, говори, – в голосе Лерыча слышалась настойчивость.
   – Тебе видней, – сказал Еремин.
   – А вот и ничего подобного.
   – Ха. Неужели у моего друга Валерия Белобородова появилась своя маленькая тайна? – решил Еремин поиронизировать.
   Лерыч кивнул.
   – Есть. Скажу больше. Она была у меня всегда. И не такая она уж маленькая.
   – Валер, может мы поговорили бы об этом наверху. Нам с Вилаей не терпится выбраться отсюда. Правда, Вилая? – обратился Еремин к девушке.
   – Он не выпустит нас отсюда, – сказала Вилая.
   Лерыч с самодовольством кивнул.
   – Вот что значит быть женщиной-змеей. Оказывается ты опасное существо. Умеешь читать мысли, – сказал он Вилаи, поигрывая пистолетом, словно прицеливаясь, куда бы отослать пулю.
   Еремин вступился за девушку.
   – Валер, ничего она не умеет. И с чего ты это взял. Просто сказала так. Но ты же выведешь нас отсюда? Скажи, что ты хочешь от Вилаи, и давай уйдем. Мне что-то тревожно на душе.
   – Вы еще не поняли?
   Еремин молчал, заметив, что Лерыч опять меняется, становится более агрессивным. И пистолет в руке ни у Еремина, а у него.
   – А между тем, я не просто так потратил много время над записями Игнатия Стеллецкого…
   – Стеллецкий? Это тот археолог фанатик, который искал библиотеку Ивана Грозного? – уточнил Еремин. Однажды кое-что читал об этом человеке. Немного. А Лерыч, как оказалось, читал больше.
   – Он не фанатик, а великий ученый. И занимался он не только поисками библиотеки Ивана Грозного, но еще и исследованиями Лефортовского дворца и поисками сокровищ святейшего князя Александра Меньшикова. Я читал в его записях. Так вот я хочу, чтобы Вилая помогла мне отыскать эти сокровища. Александру Даниловичу они уже не нужны, а мне пригодятся. Ты ведь поможешь мне? Если конечно, не хочешь, чтобы я пристрелил Егора? – спросил Лерыч у Вилаи, направив при этом пистолет на Еремина.
   – Не хочу, – тихо ответила Вилая.
   – Ну вот и ладненько, – обрадовался Лерыч. – Я знал, что ты не откажешься.
   – Какой же ты все-таки, гад, Белобородов, – Еремин едва сдерживался, чтобы не наброситься на Лерыча. Если бы не пистолет…
   – Не надо громких слов, Егор. И попридержи свои эмоции. Это бизнес, а в бизнесе друзей не бывает. Бывают только компаньоны.
   – Значит, четверо твоих друзей, которые остались там, – мотнул Еремин головой в темноту, – это тоже компаньоны?
   Лерыч самодовольно ухмыльнулся.
   – Я рад, что ты начинаешь соображать. Да. Мы всего лишь были компаньоны. А ты считал, что мы ползаем на брюхе по воде только для удовольствия? Не будь глупцом, Егор. Мы не стали тебя посвящать в наши планы. Ты мог нас не так понять. Мы искали сокровища. Давно и упорно. Два сундука, в которых находится столько драгоценностей, что можно всю Москву скупить. И когда ты мне рассказал что Вилая – девушка-змея, я решил увезти ее. Но эти орденоносцы змееносцы меня опередили. Так что можешь считать, – обратился Лерыч к Вилаи, – я спас тебе жизнь. Слышишь? Я твой – спаситель. И ты просто обязана мне помочь. Не слышу восторга и ответа?
   Егор тихонько толкнул локтем девушку. Вилаи не стоило затягивать с ответом. Кто знает, что еще на уме у этого придурка. Возьмет и пальнет, как это сделал в Витька.
   – Да. Я согласна, – ответила девушка.
   – Согласна. А куда бы ты делась. Змеи ведь тоже хотят жить, – показал Лерыч пистолет, дав намек, что не будет цацкаться с Вилаей в случаи ее отрицательного ответа.

   Глава 17

   – Я помогу отыскать сундуки, – сказала Вилая, понимая, чем может обернуться ее отказ для Еремина. Хотя помогать человеку который был ей неприятен, не хотелось. Она чувствовала, от этого человека исходит черная энергетика. Он опасен. И не понимала, что объединяло Еремина и человека с душой лютого зверя.
   – Вот и правильно. Вот и молодец, – отозвался Лерыч похвалой на согласие девушки-змеи. – Ну что же, – призадумался он. – Тогда считаем вопрос закрытым и ты можешь приступать к поискам. И молись своему змеиному богу, чтобы они оказались удачными.
   Вилая не ответила. Ей очень хотелось провести необходимый ритуал, трансформироваться в змею и растерзать этого нехорошего человека. Только ритуал этот займет время, а само превращение будет нелегким и болезненным. Нехороший человек окажется ловчее и поступит с ней так как поступил с ее похитителем, убив его.
   – Мы как раз находимся в подвалах Лефортовского замка, – осветил Лерыч фонарем мрачное подземелье, с несколькими выходами из него. – Только ты смотри, не вздумай убежать или уползти. Я буду держать тебя на мушке. Но первым умрет Егор, – сказав так, Лерыч выстрелил.
   Пуля пролетела рядом с головой Еремина и он не ожидая выстрела, вздрогнул, дернувшись в сторону.
   – О, я кажется не попал. Это уже второй раз. Надеюсь, третий выстрел будет более удачным, – со смешком проговорил Лерыч.
   – Что ты делаешь? – прокричала Вилая гневно. – Знай. Если ты его убьешь, я не стану искать тебе сокровища. Выбирай, или его жизнь, или то, что ты ищешь?
   – Ты мне пытаешься диктовать условия? – ощетинился как зверек Лерыч.
   – В самом деле, Валера не сходи с ума. Моя смерть тебе ничего не даст, – поспешил сказать Еремин. Он стоял с бледным лицом, здорово напуган, нисколько не сомневаясь, что вслед за этим вторым выстрелом последует и третий. Ждать недолго.
   То, что Еремин перепугался, Лерыча позабавило. Убивать Еремина он пока не хотел, отложив на потом.
   – Ошибаешься, старичок, – весело произнес он. – Ты мой нежелательный свидетель. Но можешь не бояться. Я всего лишь так пошутил. Шучу я.
   – Ну и шуточки у тебя, – у Еремина были сомнения насчет шутки. Скорее это предупреждение и в первую очередь Вилаи, если она не отыщет сокровища.
   – Можешь считать это моей местью за то, что ударил меня. И знай: никто и никогда не смеет так поступать со мной.
   – Хорошо, хорошо. Я запомню, – пообещал Еремин, нисколько не сомневаясь, что скоро получит от приятеля девять грамм свинца. Вилаю, Лерыч скорее всего тоже убьет. Как только она отыщет проклятые лефортовские сундуки. Вот дались они этому помешанному придурку. Если он даже погибших компаньонов не считает друзьями. Да, нечего сказать, хитер оказался бывший дружок Лерыч. Не просто так привел Еремина в подземелье. И компаньоны его хороши. Обо всем этом теперь раздумывать было поздно. Ведь компаньонов уже нет. А наперед будет наука, стоит ли доверять людям, даже если это твой друг.
   Еремин стоял и смотрел как Вилая выполняет движения похожие на танец. Лерычу она сказала, что только таким образом может отыскать сокровища, впав в особый транс, увидит отражение исходящее от бриллиантов и почувствует запах золотого металла.
   – Мне хоть на голове стой, а драгоценности найди, – сказал ей Лерыч, рассматривая места раскопок, где такие же как он искатели сокровищ, порядком потрудились, варварски раздолбив брусчатку пола.
   Улучшив момент, пока Лерыч отвлекся, рассматривая найденную старинную лампу, подсвечивая на нее фонарем, Еремин приблизился к Вилаи и шепнул:
   – Он все равно не оставит нас в живых.
   – Я знаю, – также шепотом ответила Вилая. – Я прочитала его мысли. Они у него коварные. Он жестокий и беспощадный человек.
   – Тогда может попробуем убежать? – предложил Еремин, видя что Лерыч отвлекся и усердно трет лампу рукой.
   – Сейчас не получится. Надо подождать.
   – И для этого ты танцуешь?
   – Я не танцую. Я вызываю Гею. Она ищет меня по подземным ходам. Но ты будь готов, потому что сюда может приползти и Кью. Он неплохо ориентируется в пространстве, и может почувствовать мои сигналы.
   – Это меня радует. Если не умру от пули ублюдка Лерыча, то геройски сгину в зубах кровожадного чудовища Кью.
   Заметив, что Еремин стоит слишком близко возле Вилаи, Лерыч забеспокоился.
   – Эй, вы чего там?
   – Ничего. Я просто стою и смотрю.
   Поверил Лерыч или нет, Еремин не знал. Но больше он тереть лампу не стал, наверное разуверившись, что джин из нее так и не появится. Бросил ее в темноту.
   Еремина удивил звук падения лампы. Под ногами вокруг была брусчатка, и от падения на нее лампы звук должен быть не таким приглушенным. А тут впечатление такое будто лампа попала на что-то мягкое. Или не такое мягкое, но уж точно не на кирпичи. Он хотел предупредить Вилаю, но девушка кружась вихрем вокруг него крикнула:
   – Берегись.
   Еремин глянул в темноту и увидел глаза.
   Из темноты туннеля кто-то наблюдал за ними, довольно быстро приближаясь.
   Еремин почувствовал холодок пробежавший по телу и дрожь.
   Вилая все также кружилась вокруг него и в какой-то момент вдруг схватила его за руку и отпрыгнула в сторону, увлекая за собой в темноту.
   Похоже сейчас Лерычу стало не до них. Он смотрел в темноту туннеля, только в другую сторону, откуда на него надвигалась огромная черная тень.
   Послышались выстрелы. Один, другой. Потом отчаянный крик Лерыча. Он звал Еремина на помощь.
   – Ты куда? – Вилая удержала Еремина за руку.
   – Там Лерыч, – проговорил Еремин пытаясь рассмотреть что там происходит.
   – Но там и Кью, – сказал Вилая. – Твой друг получил то, что заслуживает. А у нас есть возможность попытаться скрыться отсюда. С твоим другом Кью разделается быстро и бросится нас догонять. Так что лучше нам поторопиться.
   Вилая бросилась в темноту, увлекая за собой Еремина. Он только успевал передвигать ноги, удивляясь своей быстроте, как ему удается бежать и не споткнуться об какое-нибудь препятствие. Разве мог он себе представить, что придется вот так побегать в кромешной темноте. Это не игра в жмурки. Тут ощущения поострее.
   Он хотел узнать у Вилаи, куда они бегут, но от быстрого бега и от того что не хватало дыхания не смог произнести ни слова. И когда вдалеке в туннеле появились едва различимые огни, обрадовался. Может быть они добегут. Только бы дух перевести, отдохнуть немного, и потом бежать еще сколько хватит сил. А пока от такой скачки он уже перестал чувствовать собственное тело. Словно не бежал он вовсе, а как маленький мотылек парил в невесомости, отчаянно трепеща крылышками и пытаясь улететь от надвигавшейся опасности.
   Вилая не отпускала его руки, увлекая за собой. Но Еремин вдруг понял, все. Дальше он не сможет бежать и остановился.
   – Все. Я больше не могу, – произнес он кое-как, надрывно кашляя и задыхаясь от недостатка воздуха в легких. Как будто что-то твердое не имеющее формы перетекало из одной половины груди в другую, подкатывало к горлу, перекрывая его, и не давало дышать.
   – Еще немного. Ну постарайся, – попросила Вилая умоляюще, оборачиваясь и всматриваясь темноту.
   – Я не могу, – повторил Еремин и присел. Вместо ожидаемой брусчатки, руки его каснулись металлического рельса, точно такого по которым ходят поезда в метро. Он перекатился и вытянул руку в темноту, ища другую рельсу.
   Нашел, и понял, что они попали на заброшенную ветку метро. Знать бы на какую и в какую сторону им бежать дальше. Хотя чего гадать? Конечно туда, где вдалеке мерцают два огонька.
   – Вилая! – Еремин постучал рукой по рельсу, словно решив тем самым удостовериться не обман ли это. Может галлюцинация? И рельс исчезнет.
   Рельс оказался настоящим и не исчез.
   Обернувшись, Еремин увидел Вилаю. Девушка возвращалась в темноту, откуда к ним ползла огромная змея.
   – Вилая! Стой. Не надо, – в ужасе закричал Еремин, рванувшись к девушке.
   Вилая подняла руку, остановив его.
   – Не приближайся ко мне. Ты можешь уйти. Кью ты не нужен. Ему нужна я.
   – Нет, Вилая. Я не уйду, – закричал Еремин, стараясь пересилить собственный страх. – Не ходи туда. Ты не можешь сражаться со змеем.
   – Это до тех пор, пока я в теле человека. Сейчас я трансформируюсь в змею. А ты уходи. Тебе не надо это видеть. Поверь, это неприятное зрелище. Уходи, – произнесла Вилая, исчезая в темноте.
   – Гея! – закричал Еремин не своим голосом. – Ну где же ты? Гея!
   Он услышал как там в туннеле, куда ушла Вилая послышались режущие слух шипящие звуки и громкая возня гигантов. Он понял, Вилая сражалась с Кью.
   – О, Боже! Помоги ей, – воскликнул Еремин и услышал громкий гудок.
   Обернувшись, он увидел мчавшуюся на него из-за поворота дрезину. Свет ее фар на миг ослепил его.
   – Стой! Нельзя туда, – закричал Еремин отпрыгнув к стене туннеля.
   Послышался резкий звук тормозов. От колес во все стороны брызнули фонтаны искр.
   Прижавшись к стене, Еремин видел как дрезину поволокло в туннель, туда где сражались две змеи.
   – Остановитесь! – Еремин замахал руками и … потерял сознание.

   Открыв глаза, Еремин увидел, что он лежит в больничной палате. Рядом на точно такой же кровати лежал старик. Что-то мучило его и он не переставая, охал.
   На другой кровати сидел молодой парень, возле него красивая девушка. Подружка или жена, Еремин отнесся к этому безразлично. Безучастным взглядом он глянул на старика. Потом на парня. Его девушку.
   – Очухался? – спросил парень. – Ты – молоток. Трое суток проспал.
   Еремин посмотрел в окно.
   Рядом с больничной палатой рос высокий тополь. Его огромная ветка раскачиваемая порывами ветра постукивала в окно. Это она заставила Еремина пробудиться, нарушив его крепкий безмятежный сон.
   – А к тебе тут девушка приходила, – сказал парень.
   Еремин резко поднялся, сел.
   – Девушка?
   – Ну да.
   – Какая девушка?
   – Тебе лучше знать какая, – просто ответил парень. – Сам выбирай, если их у тебя много. – засмеялся он.
   Сидящая рядом с ним девушка хихикнула. Этот небритый, заросший щетиной мужик лично у нее не вызывал интереса. Но видно в нем было что-то такое что вызывало интерес у других девушек, раз он сам точно не знает, какая из них к нему приходила.
   Из больницы Еремина выписали через две недели. Все это время к нему приходил психолог и задавал массу вопросов.
   – Рабочие метро вас нашли в туннеле?.. Их дрезина наехала на огромную змею… Вы можете объяснить, как вы там оказались?
   – Я не знаю. Я ничего не помню.
   – Ну хорошо. А свое имя, фамилию вы помните? Как звать вас? И кто вы по профессии?
   – Я не помню…
   – А за окном сейчас лето или зима?
   – Мне все равно.
   – А сколько пальцев у меня на руке?
   – Вам видней. Ведь это ваша рука.
   – Ну а пять плюс шесть, сколько будет?
   – Сколько хотите. Мне все равно.
   Ему стучали молоточком по коленям, водили этим молоточком перед глазами, подсоединяли на присосках к голове какие-то провода и датчики. Снимали диаграмму головного мозга и много еще всего, на что способны медики.
   После всех этих мытарств Еремина наконец-то выписали из больницы с диагнозом шизофрения, о чем было написано в справке лежащей у него в кармане.
   Из редакции Еремин уволился. Работал, где придется. Но долго его ни на одной работе не держали. Кому нужен пьяница да еще с психическими отклонениями. И все пошло к тому, что свою старость он встретит на задворках жизни. Еремин не сопротивлялся, раз так дано судьбой.
   Прошло шесть лет. Еремин пить не перестал. Сделался более замкнут и нелюдим. Соседи старались с ним не встречаться. Да и ему никого не хотелось видеть. Общение с людьми знакомыми и незнакомыми утомляло его.
   Частенько по вечерам он подходил к скверу, и уперевшись на решетку ограды подолгу стоял так, словно кого-то высматривал в темноте, прислушиваясь к шороху листвы.
   А однажды поздним августовским вечером, когда он придя домой с очередной прогулки из сквера еще не успел разуться, в дверь его квартиры позвонили.
   Еремин открыл.
   Возле двери стояла девчушка лет семи или чуть постарше, одетая довольно странно. Длинное платьице почти до пят из грубой материи на поясе утянутое пояском. Обуви на девочке почему-то не было. Нечесаные волосы небрежно разбросаны по плечам. Личико смугловатое. Карие глазенки с интересом рассматривали Еремина.
   – Что тебе? – спросил Еремин, удивленно уставившись на девочку и задаваясь вопросом, как она здесь очутилась. Уж явно не из ихнего дома. Он бы все ее хоть раз да увидел во дворе.
   – Вот, – девочка раскрыла ладошку. На ней лежал маленький узелок из точно такой же материи как ее платье.
   – А что это? – Еремин взял из руки девочки узелок. Неужели эта девчушка добрый посланник и принесла ему денег одолженных кому-то из местных забулдыг. Вот хорошо-то будет. Ближайший магазин еще не закрылся.
   – Мне велено передать, – сказала девчушка. Речь давалась ей с трудом и Еремин подумал, что родителям не мешало бы сводить свое чадо к хорошему логопеду.
   – Ну раз велено, тогда спасибо, – сказал Еремин и закрыв дверь, пошел в кухню. Ему не терпелось заглянуть, и узнать, что лежит в узелочке.
   Развязав узел, он развернул обрывок ткани и побледнел.
   На развернутой тряпице лежал талисман.
   Несколько лет назад, когда Еремин еще работал в журнале, в одну из командировок он ездил в Якутию. И там один из местных шаманов подарил ему талисман – фигурку какого-то божества вырезанную из кости. Сказал, что этот талисман будет беречь его. Еремин носил его всегда с собой. Но незадолго до расставания подарил его Вилаи, на память. Хотелось, чтобы у девушки были теплые воспоминания о нем.
   И вот теперь талисман вернулся к нему.
   Фигурка божества с продетым в нем черным шнурком лежала на тряпице и глядя на него, Еремин почувствовал, будто его жизнь закрутилась назад, возвращая его в недалекие события.
   – Вилая!!!
   Божество улыбалось.
   Еремин бросился к двери. Выскочив из подъезда, он увидел фигурку маленькой девочки. Она маячила вдалеке возле сквера.
   Еремин кинулся ее догонять…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация