А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Правило русского спецназа" (страница 34)

   Глава 38

   – Господин Полубой!
   – Господин Ахмет-Гирей!
   Несмотря на несколько официальное приветствие и неловкость первых минут, Касьян заметил, что Ахмет-Гирей рад его видеть. Алекс привел Ахмет-Гирея в номер гостиницы, который снял еще вчера. Полубой пришел немного раньше и успел заказать в номер легкий завтрак.
   Они обнялись, похлопывая друг друга по спинам, после чего присели за стол, на котором стояли пузатый чайник и несколько тончайших фарфоровых чашек.
   – Нет радости большей, чем видеть дорогого друга после продолжительной разлуки, – прижав руку к сердцу, сказал Ахмет-Гирей. – Сердце мое наполнено счастьем, как кувшин хрустальной водой из горного родника.
   – Чем дольше разлука – тем радостнее встреча. – Полубой с некоторым усилием сложил цветистое приветствие. Все-таки у его собеседника был в этом более долгий опыт. – Душа моя поет от хм… удовольствия, а слезы на глазах – это слезы восторга.
   Алекс взглянул на Касьяна, будто чтобы проверить, действительно ли тот проливает слезы, закусил губу, чтобы не улыбнуться, и разлил по чашкам ароматный чай – настоящий цейлонский, до которого Неарх был большой охотник.
   Беседа потекла неспешно, как высыхающая река на выжженной солнцем равнине. Ахмет-Гирей справился о Ричарде Сандерсе. Полубой ответил, что, по слухам, Дик вышел в отставку, но не унывает, а живет в свое удовольствие, и в свою очередь осведомился, как поживает Анжела Янсен. Немного помрачнев, Ахмет-Гирей ответил, что госпожа Янсен, к сожалению, не смогла привыкнуть к его образу жизни и они расстались более года тому назад.
   Выпили по одной чашке, О’Доннел налил по второй. Полубой не знал, как приступить к делу, но Ахмет, почувствовав его нетерпение, улыбнулся:
   – Касьян… вы ведь позволите мне так вас называть? Спасибо. Я вижу, вы хотите что-то сказать мне. Давайте оставим эти церемонии и поговорим на волнующие вас темы. Я все-таки долго жил как европеец, и восточный этикет утомляет меня не меньше, чем вас.
   – Отлично! – воскликнул Полубой. – Прежде всего вопрос: многим ли вы обязаны Александру Великому и гетайрам?
   – Сказать, что немногим, было бы сказать неправду. Обязан целостностью своей страны, жизнями своих подданных, да и своей тоже. Я еще не знаю, что может попросить Александр в ответ на свою услугу, но есть вещи, которыми я не поступлюсь никогда. Это независимость Итиля и моя вера.
   – Боюсь, вы потеряете и то и другое, если войдете с ним в соглашение, – вступил в разговор О’Доннел.
   – В таком случае соглашения не будет, – невозмутимо сказал Ахмет-Гирей.
   Полубой и Алекс переглянулись. То, что они услышали, вполне их устраивало. Пора было переходить к делу.
   – Это в том случае, если вы сможете отказаться, – сказал Полубой, – поверьте, у них есть очень сильное средство, чтобы убедить вас принять предложение.
   Ахмет-Гирей гордо выпрямился, черные глаза его блеснули огнем, который он обычно скрывал, научившись у европейцев прятать свои чувства за маской невозмутимости.
   – Мой род восходит к самому пророку Мухаммеду, Касьян. Никто не в силах заставить меня отказаться от заветов предков или нарушить мою клятву, а я поклялся своим подданным, что принесу народам Итиля независимость.
   – Я вам охотно верю, мой дорогой друг, – постарался успокоить его Полубой, – однако есть обстоятельства, в которых человек бессилен. Я примерно могу представить, что вам предстоит. Вот послушайте…
   Позже Полубой признался Алексу, что не ожидал от себя подобного красноречия. Почти ничего не скрывая, он описал Ахмет-Гирею выпавшие на его и Ричарда Сандерса долю приключения на Хлайбе. Он мог бы опустить многие подробности, но ему хотелось показать Ахмету, что ни он, ни Сандерс вовсе не мальчики для битья. Собственно, в этом Ахмет мог убедиться, когда яхту, на которой они летели на Хлайб, взяли на абордаж регуланские рейдеры, имевшие целью доставить Ахмет-Гирея к султану. Тем не менее под Развалинами, расположенными под городом Пяти Башен, они столкнулись с такой силой, которой не смогли противопоставить ничего. Оказалось бессильным оружие, потому что в голову не пришло мысли им воспользоваться, отказал даже инстинкт самосохранения – и Полубой, и Сандерс, и Лив Уилер были готовы покончить жизнь самоубийством или перебить друг друга по приказу крылатого чудовища, подавившего их волю. Предупреждая возможный вопрос, Полубой сказал, что почти уверен: завтра на Афродите Ахмет-Гирей встретит в образе Аристотеля не умудренного жизнью старца с благородными сединами, а фиолетового монстра.
   Ахмет слушал, все более хмурясь. Выслушав все, он долго молчал, задумчиво перекатывая в руке чашку с остатками чая.
   – Ну а каким же образом вы справились с этим… существом? – наконец спросил он.
   – Справился не я. Помните тех зверюг, которые помогли нам отбить абордаж?
   – Конечно помню! – воскликнул, просияв, Ахмет. – Чудесные звери! Я бы с удовольствием завел несколько штук.
   – Они оказались невосприимчивы ни к визуальному, ни к акустическому, ни к экстрасенсорному воздействию чудовища. Не знаю, справились бы мы с ним своими силами, но когда мы с Диком вышли из транса, риталусы уже добивали его.
   – Кстати, риталусы здесь, на Акмоне, уважаемый Ахмет-Гирей, – сказал Алекс, – и если вы захотите нам помочь… и себе в том числе, у нас будет неплохой шанс победить.
   – Допустим, мы с ним справились. А что дальше? Как я понимаю, в системе несколько тысяч сторонников Александра. Нас не выпустят живыми.
   – Вы в курсе, что на подходе к системе объединенная эскадра под командованием адмирала Белевича?
   – Конечно, я знаю, что против гетайров образована коалиция, но кажется, между ее участниками возникли серьезные разногласия. Вы сами-то знаете, что Регул отозвал почти все корабли в связи с инцидентом над Итилем?
   – Нет, мы этого не знали, – сказал Полубой, – но я знаю, что даже если русский флот останется один, он не отступит.
   – Эскадра будет здесь уже завтра, – сообщил Алекс, – у меня есть возможность получать информацию с постов дальнего обнаружения, которыми гетайры наводнили пространство вокруг системы. Думаю, у нас будет возможность… да что там – я уверен, что гетайрам будет не до нас. Я знаю, что на Афродиту вы полетите с Птолемеем и Неархом. Касьян будет сопровождать вас как будущий слушатель школы сарисфоров. В крайнем случае вы сможете отсидеться на Афродите. Думаю, в течение трех суток на планету высадится десант.
   – Весь вопрос, сможете ли вы устоять перед атакой на вашу психику. Я не представляю пока, как можно защититься от ментального удара. Может быть, попытаться не слушать и не смотреть?
   – У меня есть вот это. – Ахмет-Гирей достал из-за пазухи цепочку с оправленным в серебро камнем красного цвета. – Этот талисман мне дал Белый имам, который живет в неприступных горах Итиля. Он дал мне этот камень, когда я просил у него благословения, чтобы поднять восстания против султана. Молитва к Всевышнему и камень Веры помогли мне в моих начинаниях. Помогут и на этот раз.
   Полубой скептически посмотрел на талисман, однако счел нужным промолчать. У многих его знакомых в морской пехоте были талисманы, многие верили в приметы. Кому-то это помогало, кому-то нет, но то, что талисман добавлял уверенности в собственных силах, оспорить не мог никто. Если камень и молитвы помогут Ахмету продержаться до того, как подоспеет Полубой с риталусами, – тем лучше.
   – Мне бы не хотелось, уважаемый Ахмет-Гирей, – сказал Касьян, – полагать, что вы помогаете нам только потому, что когда-то объявили себя моим должником. Если вы…
   – Ни слова больше, Касьян, – Ахмет-Гирей поднял руку, прерывая его, – мой долг перед вами вечен, но сейчас я только делаю то, что считаю нужным.
   Полубой и Алекс проводили своего гостя к ожидавшей его охране. На Акмоне в ней не было необходимости, однако пока что Ахмет-Гирей выступал как союзник Александра, а не как подданный, и положенный этикет соблюдался достаточно строго.
   Глядя вслед окруженному телохранителями Ахмет-Гирею, Алекс покачал головой:
   – Как полагаешь, не передумает? Все-таки мы не представили ему никаких доказательств наших слов, а Александр заставил отступить самого султана Махмуда.
   – Завтра увидим, – буркнул Полубой.
   – Давай на всякий случай попрощаемся, что ли, – внезапно сказал О’Доннел.
   Полубой недоуменно приподнял бровь:
   – Ты что это?
   – Всякое может случиться.
   – Сашок, – вполголоса сказал Касьян, – случиться может что угодно. Главное, ты не забывай первое правило русского спецназа.
   – Никогда не сдаваться, – задумчиво проговорил Алекс. – До сих пор не забывал.
   – Вот и все, что нам надо помнить. А то – «прощаться давай»!

   Глава 39

   Полубой прошелся вдоль строя, заложив руки за спину и опустив глаза. Разговоры стихли, можно было начинать. Конечно, это не флотский экипаж, но он таким никогда и не будет. Не для того эти парни вышли в космос, чтобы тянуться перед кем-то, даже перед собственным капитаном. Что ж, за неимением гербовой бумаги пишут на простой – почему-то вспомнилась старая поговорка. Эх, скомандовать бы сейчас «смирно» да поставить задачу как положено. Были бы в экипаже хоть десяток мужиков, знающих, что такое военный приказ…
   Касьян остановился, повернулся к строю и обвел всех глазами. Стоят, переминаются, смотрят с нетерпением. Давай, капитан, толкни речь, да разойдемся. Что у нас, дел нет, как только тебя слушать? Вон эскадра на подходе, на Акмоне все бегают по кабакам да по девкам, как тараканы ошпаренные, а мы даже по рюмке напоследок пропустить не можем.
   – Значит, так. Кто хочет сдохнуть в системе Лотар за Александра и гетайров, выйти из строя.
   Во, даже дыхание затаили.
   – Ты что, Убивец, издеваешься, что ли? – спросил Грег.
   – Стало быть, никто, – констатировал Полубой. – А кто хочет вернуться в нормальный мир и потратить деньги, которые мы честно заработали? Кто хочет иметь виллу, девок, пить дорогой коньяк и целыми днями валяться на пляже?
   Молчание. Видно, вставшая перед глазами картина настолько пришлась всем по душе, что отвечать на вопрос сочли излишним.
   Наконец Ехидна Джонс нарушил молчание:
   – Убивец, кончай мудрить. Есть предложение – говори прямо, нету – пошел…
   – Предложение есть. Если будете делать, как я скажу, объединенная эскадра вас не тронет.
   – А ты что? Сматываешься?
   – Куда я из системы смотаюсь? Спрятаться здесь не удастся – освоена одна Афродита, и через неделю десант русских выловит всех как кроликов и отправит на Лай-Грызуна, на рудники. Я предлагаю вам жизнь.
   – Бросить гетайров? – хмуро спросил Лэнс. – У всех у нас контракт с ними. Ты слышал когда-нибудь о таком понятии, как честь наемника?
   – Контракт у вас со мной, а с гетайрами только у меня, – поправил его Полубой, – не будет у вас греха на совести. Так как?
   – А ведь он прав, – сказал Мартин Иголка.
   – Ладно, говори, – разрешил Ехидна Джонс.
   – Спасибо, – поблагодарил Касьян. – Только всем о том, что надо делать, знать не обязательно. Вместо меня старшим оставляю Лэнса. Помощниками – Грега, Ехидну и Мартина. Всем, кого назвал, – ко мне в каюту, остальным разойтись. Чтобы не думали, будто какая измена готовится, скажу: будете прорываться из системы там, откуда идет объединенная эскадра. До орбиты внешних планет гетайры вас не тронут, а там русские помогут. Разойдись!
   В каюте, пригласив всех присаживаться, Полубой встал возле двери.
   – Объясняю задачу, – с места в карьер начал он, – выходите на границу системы к поясу астероидов и даете объединенной эскадре лазерную подсветку на астероиды, на которых оборудованы капониры с планетарными мортирами. Всё. Ничего сложного в этом нет. После этого, не дожидаясь меня, можете катиться на все четыре стороны.
   – А чегой-то ты у двери встал? – спросил Ехидна, щуря глаза. – Поубиваешь, если откажемся?
   – Первым залпом подсвеченные мортиры размажут нас, а потом займутся эскадрой, – меланхолично сказал Мартин.
   – А вот это уже твое дело, как от них уйти. Ты выдай на эскадру указание целей и мотай оттуда как можно быстрее. Мне кажется, на астероидах будет не до вас.
   – Мы выйдем из зоны поражения через сорок минут хода, – принялся вслух рассуждать Мартин, – если русские затянут с открытием огня…
   – Хочу на виллу, – заявил Грег, поднимаясь. – Я хоть и абордажник и в ваших навигационных делах ни хрена не смыслю, но если кто захочет мне помешать пить коньяк на пляже – укорочу на голову и глазом не моргну.
   – А я тебе помогу, – сказал Лэнс. – Ну что, Убивец. Я так понимаю, что вряд ли мы еще увидимся. Космос большой. Но если захочешь – найдешь. Думаю, через пару лет спокойной жизни мне снова захочется пощекотать нервы абордажем.
   – Надо же, – проворчал Ехидна, выходя из каюты, – и ни разу никого подонком не обозвал.
   – Это потому, что я волнуюсь, – сказал ему вслед Полубой.
   Вещи были уже собраны. Собственно, и вещей-то не было. Сабля у пояса, скафандр в скатке – и всё.
   Касьян шел по жилой палубе к шлюзу, и каждый норовил по-дружески ткнуть в бок или сказать хоть одно слово на прощание. Он ответно толкал, отшучивался, улыбался и чувствовал, что привык за несколько недель к этим грубым парням. Все-таки они стали единым экипажем. Пусть ненадолго, но стали.

   Узнав о том, что Регул отзывает почти все корабли, контр-адмирал Белевич сел в кресло перед консолью командира крейсера, положил руки на подлокотники, закрыл глаза и сжал зубы. Он очень боялся сорваться. Хватит того, что он вчера вышел из себя. Костяшки пальцев адмирала побелели, губы превратились в шрам на загорелом лице, на виске подергивалась жилка.
   – Мы ведь и не рассчитывали на Регул, не так ли, Борис Самойлович? – услышал Белевич спокойный голос Дробышева.
   – Да, конечно, Валерий Романович. – Контр-адмирал открыл глаза и сглотнул комок ярости, стоявший в глотке. – Будьте любезны, прикажите «Мечу Пророка», или как там называется тот крейсер, который они нам оставили, перейти в арьергард. На подходе к системе поднимем его над плоскостью эклиптики, и пусть оттуда наблюдает. Может, хоть отпугнет кого, когда они начнут разбегаться. И сообщите в адмиралтейство об отходе кораблей султана.
   Белевич тяжело поднялся с кресла и направился к лифту. Проходя мимо командира «Измаила», он положил ладонь на его руку и слегка сжал пальцы.
   – Благодарю, Валерий Романович, – тихо сказал он и добавил громче: – Когда начнут поступать донесения от группы Кислевского – сообщите мне. Я у себя в каюте.
   – Слушаюсь. – Дробышев склонил голову, проводил взглядом командующего эскадрой и занял свое место. – Приказ на «Меч Пророка»: занять позицию в арьергарде ордера. Контр-адмирал Белевич.
   После первого донесения от группы фрегатов, выполняющих роль дальних разведчиков, Дробышев не стал беспокоить Белевича. Кислевский сообщал, что фрегаты вошли в зону действия датчиков слежения, чьи позывные и кодированные сигналы не поддаются идентификации. Поскольку обжитых миров, кроме системы Лотар, поблизости не было, логично было предположить, что фрегаты обнаружены гетайрами. До того как эскадра войдет в зону действия неопознанной системы слежения, было еще два часа, так что Дробышев решил дать адмиралу немного вздремнуть. Если тот, конечно, сможет закрыть глаза.
   Система Лотар появилась на экранах фрегатов Кислевского почти пять часов спустя, и Дробышев вызвал на мостик контр-адмирала. Белевич явился немедленно, свежий, будто и не прилег, и благоухающий лосьоном после бритья. Это была маленькая слабость адмирала, о которой знал весь флот, – он брился исключительно старомодными лезвиями, освежался любимым лосьоном «Зимний жасмин» и не признавал иных методов избавления от щетины на подбородке.
   Дробышев пересел в кресло первого помощника, Белевич благодарно кивнул и вывел на экран донесения от группы фрегатов. Несколько минут он читал полученную информацию, после чего повернулся к капитану первого ранга.
   – Ну-с, что скажете?
   – Почти ничего нового, чего бы не было в лоциях, – пожал плечами Дробышев, – мы узнали периодичность движения астероидных полей, плотность пылевых скоплений, и только. Ну, конечно, вот этот планетоид. – Он встал, подошел к тактической голограмме с изображением системы и отметил маркером слабую точку, увеличивая ее масштаб. – Это явно искусственное сооружение. Атаковать придется под острым углом к плоскости эклиптики. Зато по этому вектору мы выходим сначала на планетоид и сразу на Афродиту. Так… однако как неудачно расположены пояс астероидов и… одну минуту… – Он вернулся за свою консоль, услышав прерывистый звук вызова. – Так, ответ из адмиралтейства. О-о… это любопытно. Взгляните, Борис Самойлович.
   Белевич склонился к экрану. Адмиралтейство давало характеристики оборонительных сооружений системы Лотар. Прочитав сообщение, контр-адмирал прищелкнул пальцами.
   – Ну это уже кое-что. Хоть какая-то польза от штабных. Ваше мнение?
   Дробышев еще раз пробежал взглядом по экрану.
   – В общем, как мы и предполагали: оборона солидная. Придется играть с листа, как говорят музыканты. Меня беспокоят планетарные мортиры, Борис Самойлович. Даже если астероиды, оборудованные капонирами, нам подсветят, что не факт, еще надо будет выйти на дистанцию действительного огня. Если же подсветки не будет – до первого залпа мортир мы ничего не узнаем. Если они откроют огонь на предельной дистанции, то полчаса смогут безнаказанно нас расстреливать.
   – Еще попасть надо, – буркнул Белевич. – Но вы правы. Отводите фрегаты – не будем дразнить гусей. Давайте-ка прогоним несколько вариантов атаки. Подключайте своих офицеров: две головы хорошо, а много – лучше.
   Объединенная эскадра упала на систему Лотар с двух направлений: под острым углом к плоскости эклиптики на астероидный пояс, прикрывающий Акмон и Афродиту, выходили русские тяжелые крейсеры, три крейсера Империи Ниппон и четыре эсминца Таира; по оси плоскости шли в атаку семь фрегатов Ниппона, пять эсминцев, все десять русских фрегатов и легкий крейсер Республики Таир. Авианосец «Микадо» и четыре десантных судна с бригадой русской морской пехоты держались в тылу под охраной семи фрегатов Империи Ниппон.
   Все корабли уравняли размеры полей отражения, максимально затрудняя идентификацию целей артиллеристам гетайров, но эта хорошо знакомая всем уловка действовала только до того момента, когда придется открыть огонь. И группа крейсеров, и группа легких кораблей шли ордером «клин», который менял острый угол на тупой по мере сближения с противником, имея конечной целью развернуться в «обратный веер», охватывая с флангов позиции планетарных мортир. Навстречу объединенной эскадре из центра системы выдвигались семь эскадр под командованием гетайров. Расчет был прост – встретить корабли Белевича в поясе астероидов, где небольшие корабли Александра будут иметь преимущество в маневре, и навязать ближний бой, а если повезет, то и абордаж.
   Секунды капали с неторопливостью капели ранним мартовским утром, когда солнце еще не набрало силу. На мостике «Измаила» царило молчание, изредка прерываемое докладами с постов комендоров о меняющемся приоритете целей и операторов, уточняющих характеристики плотности пылевых облаков и орбит крупных астероидов.
   – Семнадцать минут до выхода на дистанцию действительного огня.
   Белевич спокойно прохаживался по мостику, посматривая на мониторы из-за спин операторов. Дробышев курил, не отводя глаз от дисплея, на который он вывел результаты обработки сканирования астероидов. Искусственный мозг «Измаила» пытался вычислить расположение планетарных мортир, но пока шел отсев только мелочи, на которой разместить столь тяжелые орудия не представлялось возможным.
   – Одиннадцать минут до выхода на дистанцию…
   – А неплохие нервы у комендоров Александра, – негромко сказал Белевич.
   – Или сами комендоры настолько плохи, что опасаются промазать и выдать себя раньше времени, – откликнулся Дробышев.
   – Это было бы слишком хорошо.
   Эскадры гетайров разделились, двигаясь соответственно к группе крейсеров и легких кораблей.
   – Передать на «Сан-Себастьян»: фрегатам выдвинуться вперед и связать противника боем. Эсминцам – торпедная атака капониров на астероидах, – приказал Белевич.
   – Четыре минуты до…
   – У меня такое ощущение, что мортир там вообще нет, – проворчал Белевич. – Больше всего не люблю, когда приходится ждать, пока противник не раскроет карты. И где, черт возьми, обещанная…
   – Есть подсветка целей, – звонким от сдерживаемого ликования голосом воскликнул наводчик «онагров».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация