А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Правило русского спецназа" (страница 29)

   – Капитан, у нас есть раненые. Пришлите призовую команду, – напомнил Россу о его обязанностях Полубой.
   – Разумеется. Через двадцать минут вас заменят. Все, жду вас на нашей «Заступнице».
   Падальщик отключился, а Лэнс с сожалением закрыл шкатулку и невесело усмехнулся:
   – Ишь как заговорил: на нашей «Заступнице»! Ох, чую я, что-то старый хрен задумал.

   Глава 32

   Контр-адмирал Белевич, до боли сцепив руки за спиной, смотрел, как гаснут на обзорном экране отметки кораблей Лиги Неприсоединившихся Государств. Два крейсера, шесть эсминцев и десять корветов. Не слишком большая потеря, однако если учесть, что объединенную эскадру уже покинули корабли Содружества, а Регул высказал пожелание, что предложение перемирия Александру Великому было бы как нельзя кстати, следовало подумать о скорейшем выдвижении в район боевых действий. Иначе еще неделя-другая ожидания – и русский флот останется один на один с гетайрами.
   Белевич глубоко вздохнул, пережидая накативший приступ бешенства, и повернулся к капитану первого ранга Дробышеву, командиру тяжелого крейсера «Измаил», на котором контр-адмирал держал флаг.
   – Валерий Романович, будьте любезны, распорядитесь передать донесение в адмиралтейство.
   Дробышев кивнул оператору связи.
   Белевич прошелся по рубке, остановился перед голограммой, на которой медленно вращалось изображение системы Лотар, и покачался с пятки на носок.
   – Адмиралу флота Иванцову, лично, секретно. Сегодня, в шестнадцать часов по времени Нового Петербурга, эскадра Лиги Неприсоединившихся Государств в составе… внесете в радиограмму состав… покинула расположение объединенной эскадры, мотивируя прекращение сотрудничества необходимостью защиты собственных границ. Позволю высказать предположение, что дальнейшее промедление с началом операции «Александр» может крайне негативно сказаться на экипажах союзных эскадр. Дата, подпись. Передать немедленно.
   Корабли Лиги исчезли с экранов слежения. Дробышев покачал головой:
   – Как бы они не передрались по дороге.
   – А хоть бы и так! – рявкнул Белевич. Вахтенный навигатор вздрогнул от неожиданности и уронил маркер, которым отмечал местоположение кораблей, в чашку с кофе. – Нет, но каков Александр? Как ловко он нас разделяет, вы заметили? И ведь использует самые слабые стороны наших союзничков!
   – Я вам скажу так, Борис Самойлович: хорошо, что мы настояли на проведении операции против гетайров, пока они не набрали силу. Еще полгода-год, и никто не решился бы открывать против них военные действия.
   – Черт знает что! Кто с нами остался?
   – Ниппон, Республика Таир и Регул.
   – Ну от султаната многого ждать не приходится. Хорошо, если хотя бы обозначат свое присутствие при операции. Давайте посмотрим, Валерий Романович, что мы имеем на сегодняшний день. – Белевич увеличил голограмму. – Так, блокировать систему, по-видимому, не удастся.
   – Да уж, – подтвердил Дробышев, – придется менять всю диспозицию.
   Еще вчера, получив сводку штаба флота, в которой, помимо всего прочего, сообщалось о нападении гетайров на караван Лиги, Белевич почувствовал беспокойство. Казалось бы, что в этом необычного – гетайры и раньше нападали на караваны, однако тот факт, что часть каравана, принадлежащая Герцогству Майнц-Габсбург, не подверглась разграблению, в то время как корабли Республики Луара были почти все захвачены, заставил контр-адмирала насторожиться. Чутье не подвело Белевича. Сегодня рано утром по закрытому каналу с ним связался адмирал Ван Брекелен, командующий кораблями Республики Луара, входящими в состав эскадры Лиги. Вид у него был виноватый. Стараясь не встречаться взглядом с Белевичем, Ван Брекелен сообщил, что получил приказ немедленно покинуть расположение объединенной эскадры и полным ходом возвращаться к месту постоянной дислокации. Объяснялось это просто – после потери каравана правительство республики выразило резкий протест Герцогству Майнц-Габсбург в связи с неприемлемым поступком боевых кораблей герцогства, бросивших союзников при нападении на караван. Последовал немедленный ответ, что флот герцогства не обязался защищать республиканские суда, после чего обе державы, входящие в Лигу Неприсоединившихся Государств, отозвали своих послов и разорвали дипломатические отношения.
   Белевич выразил сожаление, однако Ван Брекелен, помолчав, все-таки взглянул ему в глаза:
   – Боюсь, вы не совсем понимаете ситуацию, адмирал. Я на сто процентов уверен, что остальные члены Лиги еще до обеда отзовут свои корабли.
   Ван Брекелен ошибся. Флот Лиги, в который входили корабли четырех государств, покинул объединенную эскадру гораздо раньше – в течение часа после того, как Белевич получил уведомление от Ван Брекелена.
   Положение усугублялось еще и тем, что три дня назад святой Джамаль, ведущий отшельнический образ жизни где-то в пустынях Регула и традиционно почитаемый низшим сословием султаната, выступил с очередным пророчеством. Выступление впавшего в экстатический транс святого транслировали по всем новостным каналам султаната и, естественно, передали на корабли, входящие в объединенную эскадру.
   В пророчестве, как всегда туманном, но грозном, Джамаль дал понять, что союз с неверными ни в настоящем, ни в будущем не принесет благоденствия народам султаната, а совсем наоборот – обернется великими бедствиями. Аскеры десанта из состава сил Регула взволновались до такой степени, что командующему, непобедимому Ахмад-шаху, даже пришлось казнить наиболее буйных крикунов. После этих событий от Регула и поступил запрос: а не стоит ли заключить с Александром договор о ненападении?
   Основная сила эскадры теперь состояла из русского флота: четырех тяжелых крейсеров, пяти эсминцев, флотилии фрегатов в десять вымпелов и четырех десантных судов. Пока еще без всяких условий в коалиции участвовали ниппонцы – авианосец, три легких крейсера и семь фрегатов, Таир – легкий крейсер и четыре эсминца, и колеблющийся Султанат Регул, который Белевич предпочел сразу сбросить со счетов, чем ждать, когда ненадежный союзник отступит в самый неподходящий момент.
   Казалось бы, сил для штурма системы Лотар было достаточно при условии, что биться придется только с кораблями не выше фрегата классом, однако до сих пор не было ничего известно про оборону внутри системы. Минные поля, несомненно, должны были присутствовать, возможно задействование противником планетарных мортир на орбитах освоенных планет. Крупные астероиды с неизменными орбитами могли быть оснащены капонирами для тяжелых орудий, и естественно, в тесноте и неразберихе такой замусоренной системы, как Лотар, неизбежно должны были последовать атаки маневренных групп легких кораблей. В количественном отношении гетайры имели преимущество более чем в восемь раз, в живой силе – неизвестно, а ведь придется высаживать десант. Конечно, тут пригодится авианосец «Микадо», но его еще надо ввести в систему, не позволив нанести сколько-нибудь серьезного урона.
   Словом, контр-адмиралу Белевичу было над чем поломать голову, однако он предпочел бы, чтобы бесплодное топтание на месте наконец прекратилось. Ожидание начинало тяготить всех участников коалиции, верных союзническому долгу, и когда в ночь после ухода сил Лиги Белевич получил приказ о начале операции и сообщил об этом командирам кораблей, приказ встретили если не с ликованием, то с облегчением, это уж точно. Закончилось томительное ожидание, и теперь у эскадры была четкая цель – база гетайров Александра Великого.
   В шесть часов утра по времени Нового Петербурга эскадра взяла курс на систему Лотар.

   Глава 33

   – Вызов, капитан, – сказал Мартин Иголка, повернувшись к Полубою на вращающемся кресле.
   – Кто?
   – Неарх.
   Полубой потер подбородок. Рано или поздно пришлось бы выходить на связь с гетайром, но хотелось бы позже. Касьян еще не разобрался в иерархии, царящей у Александра, и как посмотрит Неарх на смену капитана, к тому же когда прежний умер не своей смертью, было неизвестно.
   Вернувшихся с транспорта абордажников Падальщик встретил прямо в шлюзе. Первым делом он отобрал у Лэнса шкатулку со «Светочем галактики» и только после этого потребовал доклада.
   Лэнс рассказал ему, как проходил захват корабля, как Утконос захотел действовать вопреки всем традициям и правилам пиратского братства и что из этого вышло.
   Падальщик повернулся к оставшимся в живых пиратам из команды Утконоса:
   – Так дело было?
   Двое из пиратов, которые находились на мостике, когда Утконос набросился на Полубоя, нехотя подтвердили слова Лэнса.
   – Значит, Диего все-таки выпросил себе царствие небесное, – ухмыльнулся Росс.
   Полубой увидел, что эти слова явно пришлись не по вкусу приятелям Диего, однако промолчал. Касьян знал, что на него зла не держали – он убил Диего в честной схватке, и претензий быть не могло. Более того, теперь доля каждого увеличивалась, поскольку долю погибших делили на всех.
   Падальщик ткнул пальцем в Лэнса, Полубоя и двух свидетелей смерти Утконоса.
   – Вы – ко мне, остальным – разойтись.
   В своей каюте Росс поставил шкатулку на столик, уселся в кресло и сурово взглянул на стоящих у дверей пиратов.
   Для начала он раскритиковал проведенную операцию, упирая на то, что десять погибших при захвате грузового судна – это никуда не годится. При этом он покосился на Полубоя, на долю которого из этих десяти пришлись двое – Утконос и тот пират, который напал на Касьяна сзади на мостике грузовика.
   – Это не абордаж, а пьяная свалка в кабаке! – гаркнул Падальщик, наливаясь кровью. – Где мы наберем новых людей на Акмоне?
   – Ну, капитан. После продажи груза и «Светоча» у вас будет достаточно наличных, чтобы скупить хоть весь нанятый Александром флот, – сказал Лэнс.
   – То есть сплошные расходы, и все по вашей милости. «Светоч»! Его еще продать надо. Что-то я сомневаюсь, что у Александра найдется достаточно денег, чтобы купить его.
   Падальщик открыл спрятанный в стене бар. В команде знали, что капитан прикладывается к бутылке и в ходе рейда, но пока это было не в ущерб делу – никто не возражал. Должны же быть у капитана и хозяина судна какие-то привилегии.
   Росс на треть наполнил пять бокалов текилой и предложил угощаться. Полубой залпом махнул свой бокал, вытер губы рукавом и уставился на капитана, показывая, что весь внимание. Остальные последовали его примеру.
   – Так вот, господа мои. Если уж я буду набирать новый экипаж… Да-да, новый экипаж – и абордажников и команду. Пора поменять этот сброд. – Падальщик кивнул в сторону мостика. – Если хотите служить со мной, то есть предложение. По прибытии на Акмон я сдаю груз гетайрам, расплачиваюсь с командой по контрактам и выгоняю всю эту шушеру к чертовой матери. После этого набираем новых людей. Вы, ребята, будете старшими абордажных отделений с соответственной долей прибыли. Ну как? По рукам?
   – А «Светоч»? – спросил остроносый пират с редкой бородой, растущей, казалось, прямо из кадыка.
   – А «Светоч» мы с вами загоним, когда закончится наш договор с Александром. Сдается мне, на Таире или в Содружестве за него дадут гораздо больше, чем здесь.
   – Это не по правилам, капитан, – подал голос Лэнс. – Все добытое в рейде делится между…
   – …всеми членами экипажа согласно долям, обусловленным в контракте, – закончил за него Падальщик. – Я не хуже тебя знаю наш устав. Тебе хочется поделиться с этими бездельниками, которые просиживали штаны, когда вы проливали кровь? Ты считаешь, что это честно?
   – Я согласен, Росс, – сказал остроносый пират и оглянулся на приятеля – лысого здоровяка, – мы согласны. Бродяга, ты что, не хочешь бросить это ремесло и зажить как король? Сколько тебе надо было бы ходить в рейды, чтобы заработать хотя бы двадцатую часть от стоимости «Светоча»? Ну, – в его голосе послышалась угроза, – ты с нами?
   Лэнс нерешительно посмотрел на Касьяна. Тот уверенно кивнул:
   – Я тоже согласен. Только моя доля будет не меньше, чем у всех, капитан.
   – Доля всех будет одинакова, – торжественно сказал Падальщик.
   – Ладно, согласен, – хмурясь, сказал Лэнс. – Но все-таки это неправильно.
   – Наплюй и забудь! – Падальщик снова наполнил бокалы. – Ну, парни, за нас, за новый договор, за «Светоч».
   Захваченные транспорты сцепили силовыми каркасами в одну длинную гусеницу, и корабли взяли курс на систему Лотар. Пиратские корабли шли в авангарде, Неарх прикрывал образовавшийся караван с тыла и с флангов.
   В кубрике, укладываясь на ночь, Лэнс задумчиво посматривал на Полубоя. Наконец тот спросил, в чем дело.
   – А ты не думал, что если Падальщик так легко кидает команду, с которой летал последний год, то так же легко он может и нас кинуть?
   – А мы не позволим, – самоуверенно сказал Касьян. – Смотреть за ним будем. Чуть что не так – я из него душу выну.
   – Если успеешь, – многозначительно сказал Лэнс и отвернулся к стенке.
   Спал Палубой, как всегда, чутко, но даже он впоследствии удивлялся, каким образом расслышал, как кто-то остановился за дверью каюты. Он даже различил тихое дыхание тех, кто осторожно приоткрыл дверь. Их было двое: один прошел к койке Лэнса, второй склонился над Полубоем.
   Касьян не стал ждать, что будет дальше – вряд ли они пришли пожелать ему доброй ночи. Он наотмашь ударил кулаком в голову неизвестного и соскочил с койки. Лэнс-Бродяга тоже не подвел – из его угла донесся сдавленный стон, что-то рухнуло на палубу. Полубой включил свет. Возле его койки лежал лысый громила; Лэнс с кинжалом стоял над остроносым пиратом, который корчился на палубе, держась за живот. Оба пирата были без обуви. Лысый все еще сжимал в руке длинный стилет.
   – Говорил я тебе – дело нечисто, – сказал Лэнс. – Они сговорились с капитаном помимо нас, понял? Что делать будем?
   – А я сейчас пойду и спрошу Падальщика, что будем делать.
   Полубой вытащил из ножен саблю и выглянул из кубрика. Коридор был пуст.
   – Сиди здесь с ними. Если начнут вякать – сам сообразишь.
   Пробежав жилую палубу, Касьян ворвался в лифт, взлетел к мостику. Вахта сонно пялилась в мониторы.
   Миновав рубку связи, Полубой подошел к каюте капитана. Дверь была закрыта. Он осторожно нажал на ручку. Внутри было темно, едва слышно шумел голографический водопад, шелестели листья, какая-то пичуга робко пробовала голос.
   Полубой вошел и прикрыл за собой дверь. Зрение тотчас адаптировалось к темноте, и он сразу увидел тело, лежавшее поперек кресла, еще одно скрючилось в углу. Можно было не таиться. Полубой включил свет. Капитан Росс по кличке Падальщик смотрел мертвыми глазами в потолок – на рубашке, напротив сердца, темнело бурое пятно. В углу с разбитой головой замер боцман. Шкатулка стояла на столике, жемчужины в ней не было.
   Быстрым шагом Полубой вернулся к мостику, под удивленным взглядом вахтенных прошел к креслу капитана, откинул крышку предохранителя и кулаком ударил по красному грибу сигнала тревоги.
   Баззеры взревели, выбивая людей из коек и бросая по боевым постам.
   – Ты что, спятил?! – крикнул навигатор.
   Полубой, не обращая на него внимания, нажал кнопку громкой связи.
   – Внимание, экипажу собраться на жилой палубе, повторяю…
   – Да что случилось-то?
   – Скоро узнаете, – мрачно пообещал Полубой. Еще до того, как коридор жилой палубы наполнился людьми, он успел заскочить в свой кубрик.
   – Лэнс, они убили Падальщика, и «Светоч» пропал.
   – Не пропал. – Бродяга откинул одеяло и показал лежавшую в койке жемчужину. – У этого был, – он кивнул на остроносого. – Ты поднял тревогу?
   – Я. Через пять минут выводи ублюдков в коридор. Дай-ка мне этот камешек. – Полубой сунул «Светоч» за пазуху. – Делай, что я скажу, и помалкивай. Иначе и нам не выбраться живыми. Понял?
   Лэнс кивнул.
   Стоя возле лифта, Касьян оглядел обращенные к нему лица. Здесь были все, кроме дежурного техника при энергетической установке. Даже вахтенные, оставив на мостике одного человека, пришли узнать, в чем дело.
   – Какого черта подняли?
   – Где капитан?
   – Убивец, ты чего там встал? Речь толкать будешь?
   Полубой поднял руку. Важно было огорошить их с первой фразы, заставить слушать себя, иначе начнется бардак, все станут искать виноватых, объявится несколько вожаков, а там недалеко и до драки.
   – Капитан Росс убит!
   Голос Полубоя покрыл гул и выкрики, и когда смысл фразы дошел до всех, установилась такая тишина, что стало слышно, как потрескивают озонаторы воздуха под потолком.
   – Кто? – выдохнули сразу несколько глоток.
   – Вот эти ублюдки. – Касьян протянул руку к своему кубрику, откуда Лэнс с натугой вытащил лысого и остроносого абордажников. Остроносый уже дергался в агонии, лысый мотал головой, все еще не отойдя от удара Полубоя. – Они и нас с Бродягой хотели кончить! Они убили капитана Росса вот за это!
   Гул голосов разом стих, когда «Светоч галактики» засиял перед толпой.
   – Они хотел присвоить его!
   Коридор взорвался разъяренными криками:
   – Смерть убийцам!
   – За борт сволочей!
   Несколько человек вырвали абордажников из рук Лэнса и поволокли к шлюзу. Падальщика вряд ли кто-то любил из команды, кроме боцмана, но он был капитаном, а капитан на корабле – фигура, почти равная богу. Росс сам принизил значение своей должности, позволяя Утконосу и его компании сомневаться в правильности своих приказов, однако большинство уважали его хотя бы за то, что он подписал с ними контракт.
   Лэнс пробился к Полубою и встал рядом с ним:
   – Ну а дальше-то что?
   Через несколько минут вернулись те, кто казнил убийц капитана. Лица у них были озлобленные. Если бы не мгновенный порыв к мести, которым они руководствовались, может быть, абордажники остались бы живы. Во всяком случае лысый. Скорее всего его передали бы гетайрам, поскольку Падальщик работал на них, но теперь уже следовало подумать, как быть дальше.
   – Давай сюда этот камень, Убивец! – крикнул кто-то. – Поделим на всех.
   – Каждому отколем по куску, что ли? – под общий смех спросил Касьян. – Вы еще не знаете, что эту жемчужину мы с Лэнсом нашли в сейфе транспортника. Мы отдали ее капитану Падальщику, и знаете, что он нам предложил? Кинуть вас всех, парни! Скрыть от вас «Светоч», расплатиться по контракту и уволить.
   – Врешь!
   – Лэнсу вы поверите? Он ходит с вами в рейды уже больше года. Скажи им, Бродяга.
   – Именно так и было, – подтвердил Лэнс.
   – Падальщик, одно слово, – сказал в тишине чей-то сумрачный голос, – значит, и жалеть его нечего.
   – Я предлагаю продать жемчужину, как и весь захваченный груз, гетайрам, – сказал Полубой. – Мы обеспечим себя до конца жизни, а может, и детям нашим кое-что перепадет. Если, конечно, у вас будут дети, подонки.
   – Сам подонок!
   – А я этого и не скрываю, – улыбнулся до ушей Полубой.
   Всеобщий хохот покрыл его слова. Атмосфера постепенно разряжалась.
   – Согласны!
   – Так и сделаем.
   – А кто командовать будет?
   – Лэнс, давай ты.
   Лэнс поднял руки, словно сдавался:
   – Нет, парни, я не смогу. Тут нужен крепкий мужик. Вот пусть Убивец командует.
   – Убивца – капитаном! – заорали несколько глоток.
   Похоже, все воспринимали происходящее как какую-то игру. Об убитом капитане и двух абордажниках, прогулявшихся за борт, никто не вспоминал.
   – Вы чего, серьезно? – спросил Полубой. – Я могу. У Одноглазого Свена отделением абордажников командовал.
   – Вот и давай! Посмотрим, каков ты капитан! Если справишься – на Акмоне заключим новые договора.
   Полубой шагнул вперед и снова поднял руку, выжидая, когда стихнут крики.
   – Ну что ж, раз выбрали, то глядите! Я мужик простой, добрый… вон Грег знает. – Полубой ткнул пальцем в абордажника.
   – Ага, добрый, – ухмыльнулся Грег, – потому и прозвали – Убивец.
   Пираты заржали. Полубой поднял руку, призывая к вниманию.
   – Говорить долго я не буду, потому как не умею. Но скажу сразу: дисциплину установлю во какую. – Полубой сжал кулак и поводил им перед носом слушателей.
   – О-о, серьезный аргумент.
   – Да, не поспоришь.
   – Ма-алчать! Теперь так: есть недовольные прежними контрактами?
   – Контракты нормальные, Убивец, – сказал за всех Лэнс, – ты, главное, чужие доли не зажимай, а мы не подведем.
   – Тогда все, вахта – по местам, остальные – разойдись.
   Пираты, перешучиваясь и подталкивая друг друга плечами, потянулись к выходу.
   Лэнс подмигнул Касьяну:
   – Ну что, капитан, новую каюту будешь осваивать?
   – А то! Птичек вырублю на хрен, зелень уберу – в глазах пестрит, только водопад оставлю. Люблю воду. Ты вот что, Бродяга, пойдем-ка со мной, расскажешь мне про команду. Кто чем дышит.
   Лэнс сразу насупился:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация