А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Правило русского спецназа" (страница 23)

   Глава 26

   В огромной пустоте, окружавшей его, возникла яркая точка. Стремительно вырастая, она заполнила светом пустоту, возвращая ощущение времени и пространства. Возникли знакомые запахи железа, оружейного масла, пота, лавиной обрушились звуки, постепенно дробясь на неясные голоса. Гул и едва заметная дрожь, похожие на те, что окружали его последние недели, пробудили память, но он подавил желание открыть глаза, осмотреться и спросить: «Какого черта? Я что, заснул на посту?» Что-то было не так, неправильно в том положении, в котором он находился.
   – Пульс появился, – сказал кто-то незнакомым скрипучим голосом.
   – Еще воды!
   Говорили на интерлингве.
   На голову обрушился водопад. Полубой слабо застонал, перекатил голову слева направо и чуть-чуть приоткрыл глаза. Прямо перед лицом он увидел стоптанные сапоги с пижонски загнутыми носками. Один сапог приподнялся, прицеливаясь, и резко опустился ему на ребра. Полубой охнул, согнулся, помотал головой и открыл глаза.
   Кажется, это была шлюзовая камера какого-то корабля – Полубой разглядел помятый абордажный бот и небольшой челнок. Пол, на котором он лежал, был покрыт пятнами масла и разводами топлива, и холод здесь стоял собачий – видно, шлюз недавно открывали.
   Полубой проверил свои ощущения. Тело было странно чужим, будто он несколько суток пролежал без движения. Кожу словно покалывали иголки, и кровь толчками пульсировала в голове.
   – Очухался, служивый, – сказал смуглый тип с редкой козлиной бородкой и вислыми усами, в коротком синем камзоле и черных лосинах, заправленных в уже знакомые Полубою сапоги. На боку у него висела длинная шпага, голову покрывал зеленый платок.
   Касьян уже понял, что его подобрал один из пиратских кораблей, атаковавших эсминец, и почувствовал сильное желание отнять шпагу у ее обладателя и устроить в шлюзе продолжение рукопашной. Конечно, добром это не кончится и рано или поздно его достанут, но должен же он отплатить за гибель «Дерзкого». Сейчас, ребята, сейчас… только вот кровообращение восстановится.
   – Подъем, падаль! – скомандовал смуглый и вновь занес сапог.
   Полубой выбросил сжатый кулак, подставляя под удар набитые костяшки пальцев, и, когда смуглый взвыл, хватаясь за голень, поймал его за ступню, вывернул и сильно толкнул.
   Смуглый грохнулся на палубу, зарычал от бешенства, вскочил и, вырвав шпагу, занес ее над головой Касьяна. Тот уже прикинул, в какую сторону откатиться, но тут на пути шпаги возник широкий клинок ятагана.
   – Стоп! – сказал властный голос.
   – Дай я ему кишки выпущу!
   – Дам, только позже.
   Смуглый, задыхаясь от бешенства, бросил шпагу в ножны, мазнув по лицу Полубоя ненавидящим взглядом.
   – Ты что, служивый, смерти ищешь?
   – Да кто ж ее ищет? – сварливо ответил Полубой на интерлингве.
   Сверкнул ятаган и лег Касьяну на шею. Он скосил глаза. Кромка лезвия была покрыта келимитом. Стоило чуть надавить на клинок – и он покойник.
   – Добавлять «капитан». Или вас в русском флоте дисциплине не учат?
   – Да, капитан, наверное, в русском флоте дисциплине учат, только мне это неведомо, – сказал Касьян и немного подался назад, – убрал бы ты железку, капитан.
   Вокруг заржали. Полубой осторожно поднял глаза. Капитану было лет под пятьдесят. Небритая щетина и красные воспаленные глаза на помятом лице выдавали большого любителя заложить за воротник. Он глядел на пленника надменно, слишком уж явно демонстрируя, что тот находится в его власти.
   – Как звать, должность, звание?
   Под скафандром комбинезон морпеха без знаков отличия, тельник полосатый, но такой может быть у кого угодно, личный жетон остался в сейфе «Дерзкого»… Эх, была не была!
   – Касьян Полубой, абордажник с «Рыжего гнома».
   Вокруг воцарилось напряженное молчание. Капитан чуть отвел ятаган, быстро обежал взглядом своих людей.
   – А ты не врешь? Ну-ка, в глаза смотреть! Почему в русском скафандре? Почему в русском модуле? Ну!
   – Потому что некогда свой модуль искать было, – сварливо ответил Полубой, отвел ятаган от шеи и поднялся на ноги. – Одноглазый приказал уходить – порубили нас в капусту, вот и ушел на чем пришлось. А скафандр… нравятся мне русские скафандры. Вон у тебя двое в литовских скафандрах, трое от Содружества носят, а у этого, – Полубой ткнул пальцем, – аж от султана. Саблю мою не видали?
   Капитан сделал знак, и ему подали саблю Полубоя с келимитовым напылением.
   – Эта?
   – Она. – Полубой протянул руку к сабле, но капитан отвел ее в сторону. – Чего еще? – нарочито грубо спросил Касьян. – Выручили, подобрали – спасибо. За мной не пропадет – в первом порту проставлюсь всем, кто модуль ловил. А сейчас мне пора. Одноглазый Свен, поди, рвет и мечет.
   Пираты переглянулись. Капитан цыкнул зубом и криво усмехнулся.
   – Свен если и мечет чего-нибудь, то на том свете, – сказал он.
   – Не понял…
   – Нету больше «Рыжего гнома», парень. Когда он подошел к русскому эсминцу абордажников собирать, русские взорвали свой корабль. «Гном», «Лысая русалка», «Абракадабра» и еще три корабля – в пыль.
   Полубой замер, будто в изумлении, потом длинно и витиевато выругался.
   – И что ж мне теперь? – потерянно спросил он. – Эх, мать честная… Что ж, никто не выжил?
   – Вот мы тебя подобрали – может, другие корабли тоже кого-нибудь на борт подняли.
   Полубой исподлобья огляделся. Пираты с интересом его разглядывали. Как же – повезло мужику. Один из всего экипажа уцелел, а это редкая удача. Большинство смотрели на него равнодушно, может, с небольшой долей зависти, некоторые – сочувственно, но смуглый в зеленом платке злобно щерился, а за его плечом стояли еще несколько человек, которым Касьян явно пришелся не по вкусу.
   – Кто-нибудь знал команду «Рыжего гнома»? – спросил капитан.
   После недолгого молчания вперед выступил смуглый.
   – Команду с «Гнома» никто не знал – они только вчера прибыли к Лотару. Одноглазый Свен промышлял за сектором Ниппона, а оттуда у гетайров ни одного корабля. Но дело не в этом. Не верю я ему, Росс. Гнилой он. Может, даже с русского эсминца…
   – Диего, друг мой, когда мне понадобится твой совет, я его спрошу, – оборвал его капитан.
   Смуглый отступил и прищурившись посмотрел на него. Видно было, что у него есть что сказать и те из пиратов, что стояли за его спиной, его бы поддержали. Насколько Полубой знал пиратские обычаи, капитан корабля – выборная должность, и если большинство членов команды недовольны им, то после рейда могут выбрать и другого. Бунт в походе карался строго, вплоть до смертной казни, но это если у капитана достаточно сил, чтобы поддержать порядок.
   Падальщик Росс – вспомнил Полубой. Стало быть, он на «Божьей заступнице». Так, кажется, Кирилл назвал корабль, которым командовал Падальщик, когда идентифицировал вражеские корабли.
   – Есть предложение, парень, – сказал капитан, покачивая в руке саблю Полубоя. – Хочешь выслушать?
   – Смотря какое.
   – Как я понял, ты был у Свена в абордажной команде. Русские уполовинили наших абордажников, и теперь у меня большой недобор. А предложение такое: предлагаю поступить на службу ко мне. Контракт заключим, когда вернемся в систему. А пока получишь четверть от обычной доли абордажника. В походе я – царь и бог. Драки между членами экипажа запрещены, схватка с применением оружия карается смертью. Ну как?
   – Полный контракт и полную долю с добычи, – сказал Полубой.
   – Ну ты наглец! – Росс ухмыльнулся. – Еще неизвестно, на что ты способен. Я в свою команду беру лучших, а ты приблудный.
   – А может, я и есть лучший? – Полубой с вызовом огляделся.
   Пираты возмущенно заворчали. Еще бы – долю погибших делили на всех, а здесь не поймешь откуда взялся хитрец, который хочет полную долю, даже не проявив себя.
   – Ты лучше соглашайся, – вкрадчиво посоветовал Падальщик, – а то ведь мы тебя как подобрали, так можем и за борт наладить.
   – Половину, – мрачно сказал Полубой.
   – Сделаем так. – Падальщик поднял руку, останавливая возмущенные крики. – Получаешь треть, а после того как покажешь себя в деле, вернемся к этому разговору. Ну, идет?
   Полубой тяжело вздохнул, всем видом показывая, что подчиняется с великой неохотой, но вложил ладонь в руку капитана.
   – Саблю отдай.
   – Держи, – Росс протянул ему саблю рукоятью вперед, – а то на нее уже есть охотники.
   Полубой взял оружие, придирчиво осмотрел лезвие. Падальщик повернулся к выходу из шлюза, как вдруг Полубой почувствовал движение за спиной, подался в сторону, одновременно разворачиваясь, и едва успел подставить клинок под удар широкой шпаги. Один из пиратов, что стояли за смуглым Диего, – рослый, с длинными сальными волосами и шрамом на виске, тут же ударил снизу дагой. Еще один, светловолосый крепыш, подскочил сбоку и занес тяжелую абордажную саблю. Полубой зарычал диким зверем, демонстрируя, что впал в бешенство, вывернулся из-под удара даги, поднырнул под саблю и рукоятью врезал светловолосому в лоб. Тот запрокинул голову, падая назад, волосы мгновенно окрасились кровью, а Касьян резко присел, пропустив горизонтальный удар шпаги, перекатом ушел на дистанцию и вскочил на ноги. Краем глаза он заметил, что пираты отпрянули в стороны, расчищая место для схватки. Сам Диего не вмешивался – его зеленый платок мелькнул в общей толпе. Падальщик остановился в дверях, но молчал – либо это была обычная проверка новичка, либо он и сам не был уверен, в его ли власти остановить поединок.
   Пират пошел на Касьяна, ловко скрещивая вращением шпагу и дагу.
   Ну, это мы проходили. Зарычав, Полубой показал удар сверху, вывернул кисть и мощным ударом по плоскости сбил шпагу пирата, пируэтом прошел ему за спину и согнутой левой рукой взял в захват горло.
   – Стоять! – рявкнул Падальщик.
   Полубой резко поднял локтем подбородок пирата, почувствовал, как хрустнули позвонки, отшвырнул тело и, страшно вращая глазами, обернулся к толпе.
   – Всех порешу!!! – заорал он, срываясь на визг и поводя саблей из стороны в сторону. – Ну, кто еще?
   Пираты отпрянули. На многих лицах можно было прочитать если не страх, то уважение.
   – Стоять, сказал! – снова крикнул Падальщик от двери.
   Полубой, вроде как остывая, выпрямился, тяжело дыша, и опустил саблю. Росс подошел к неподвижным телам, присел на корточки, перевернул светловолосого, приложил пальцы к шее и поморщился.
   – Что со вторым?
   – Готов, – ответил Диего, с ненавистью глядя на Полубоя.
   Падальщик поднялся на ноги, исподлобья взглянул на Касьяна:
   – Ты что, не слышал приказа? Два трупа – это как ты считаешь, хорошая рекомендация?
   – Не хотел я, – пробубнил Полубой, – извини, капитан. Я когда дерусь – себя не помню. А чего они полезли? Ты ж только сказал: в походе драться запрещено.
   Росс отыскал взглядом Диего.
   – Как видишь, не всем закон писан, – злорадно сказал он.
   Пираты, угрюмо переговариваясь, потянулись к выходу.
   – Падаль – за борт, – скомандовал Росс. – Если еще кто обнажит на борту клинок – лично шкуру спущу. Боцман, проводи этого сумасшедшего в кубрик. Пусть любой выбирает – там теперь много свободных мест.
   Чернявый боцман, ростом доходивший Касьяну едва до плеча и заросший бородой почти до маленьких глазок, мотнул головой – двигай, мол, за мной. Касьян дождался, пока все пираты выйдут из шлюза, и только после этого вышел сам. Подставлять спину было не в его привычках.

   Неделю спустя Полубой, сидя на койке, полировал клинок сабли. «Божья заступница» уже двое суток лежала в дрейфе, прикрываясь максимально возможным полем отражения, как и два других пиратских корабля. Они находились на одном из караванных путей Лиги Неприсоединившихся Государств на границе Облака Пирея. Эскадра под командованием гетайра Клита в семь вымпелов висела на расстоянии десяти минут хода в форсированном режиме на орбите одинокого спутника Триама – мертвой планеты, обращающейся вокруг тусклого местного светила. Чего или, вернее, кого пираты тут поджидали, знал только Падальщик Росс, но он хранил молчание, и команда понемногу начинала ворчать. Когда «Божья заступница» выходила в этот рейд, капитан объявил, что целью является богатый караван, однако сперва пиратов бросили на русский эсминец, а теперь вот приходилось болтаться в пустоте, изнывая от безделья, и по кораблю ползли все более упорные слухи, что капитан Росс подписал всех на заведомо бесприбыльное дело.
   Полубой делил кубрик с Лэнсом Бродягой и мрачным помощником механика Гансом с Эльбы, по кличке Шнапс. Механик сутками не отходил от энергетической установки, а бывало, и на ночь не появлялся, поэтому Лэнс был единственным собеседником Полубоя.
   Бродяга, дремавший на койке, потянулся, спустил на пол ноги и сел.
   – Не надоело тебе? – спросил он, зевая до хруста в челюстях.
   – Я ее уважу – она меня выручит, – степенно ответил Полубой, поглаживая оселком плоскость лезвия.
   За время полета он уже успел рассказать всем, кто интересовался, «свою историю». Родом он был, как и на самом деле, с Лукового Камня, однако дальше легенда резко отличалась от реальности. Следовало обосновать свое неадекватное поведение в шлюзе – из этого Полубой и исходил. Жил-был простой деревенский парень. У отца была большая ферма, и тот надеялся, что сын пойдет по его стопам и будет всю жизнь осеменять коров да крутить хвосты быкам. Так бы оно и вышло, если бы Касьян не отличался с малолетства буйным нравом. С виду спокойный, он чуть что бросался в драку, а в драке себя не помнил. Эту подробность Полубой подчеркивал особенно, и ему верили, благо за примером ходить далеко не стоило. Так и тянул он свою жизнь бесконечной бечевой до тридцати пяти лет, как вдруг надоело ему все хуже горькой редьки. Жениться он не хотел – обузу на шею вешать, так и жил на старой ферме. Работа была тяжелая, грязная, а прибытка, считай, никакого. И ушел он с фермы от отца с матерью, от хозяйства наследственного. Два года болтался по планете, нанимаясь то к рыбакам, то к фермерам, то к рудокопам, да вот нашел на свою дурную башку приключение.
   В очередной драке в трактире Касьян убил своего противника и вынужден был податься в бега. Луковый Камень хоть и давно обжитая планета, однако населения не так уж и много. Выловили Касьяна через несколько дней, причем он оказал ожесточенное сопротивление и при задержании свернул шею полицейскому. Тут Полубой покаянно качал головой и говорил со слезой, что после этого случая и покатилась его жизнь по наклонной плоскости. Вот если бы он того полицейского не того, а это… то, может быть, и обошлось бы. Ну отсидел бы лет десять, а вышел бы и остепенился, так подвернулся же ему тот легавый. Словом – суд был скорый и справедливый: двадцать пять лет на рудниках Лай-Грызуна, где больше пяти лет еще никто не вытянул. Заковали Касьяна и отправили по этапу с пересадкой на нейтральной планете Песчаное Дно в самое гиблое место во всей Российской Империи. За три месяца путешествия в обществе убийц, маньяков, растлителей и прочего отребья кто хочешь ожесточится душой, что и произошло с Полубоем. На пересылке улучил он с корешем – грабителем банков, по кличке Костя Немец, – момент, придушил охранника и вырвался за ворота. В суете припортового города потерялся корешок его без следа, а сам Касьян, не дожидаясь, пока объявят награду за его голову, в тот же день нанялся на старую калошу, которая возила лес с Песчаного Дна, а заодно и контрабанду. Капитан не спросил никаких документов – он и так все понял, но и оклад положил такой, что если захочешь отдохнуть после рейса, то хватит на стакан пива и на погладить по заднице шлюху самого последнего разбора. Впрочем, Касьяну это было все равно – лишь бы смотаться подальше от рудников Лай-Грызуна.
   Единственный раз повезло Полубою в жизни, когда угробище, на котором он летел, взял на абордаж Одноглазый Свен на своем знаменитом «Рыжем гноме». Касьян вписался в экипаж пирата как в родную семью и после двух лет приключений завоевал немалый авторитет, как вдруг Свену пришло в голову попытать счастья, нанявшись к гетайрам Александра Великого. И вот не успели они подписать общий для команды контракт с гетайром Неархом, как откуда ни возьмись появился этот сумасшедший русский эсминец. Теперь получается, что Полубой опять остался у разбитого корыта – ни контракта нормального, ни доли в добыче, да еще приятели Диего Утконоса так и ждут, когда можно будет проверить стилетом цвет его печенки.
   За неделю, что продолжался полет к Облаку Пирея, инцидентов не случилось, но, может быть, потому, что Касьян очень внимательно следил, кто находится за спиной. Так как у большинства членов команды имелись, помимо имен, клички, получил прозвище и Полубой. После того как он убил двух пиратов в шлюзе и обнародовал свою легенду, за ним намертво закрепилась кличка Убивец. Когда Падальщик впервые назвал его так, Полубой задумался, размышляя, возмутиться или принять новое имя. Рассудив, что ничего обидного в прозвище нет, он стал откликаться на него, и теперь к нему иначе и не обращались.
   – В бою сабля, может, и выручит, а вот от пера в бок не спасет, – рассудительно сказал Лэнс, сладко потягиваясь.
   Полубой пожал плечами, сделав вид, что ему все равно. Он создавал себе имидж этакого фаталиста – чему быть, того не миновать. Отставив руку с саблей в сторону, он полюбовался на блеск клинка и спрятал его в ножны.
   – Ты мне лучше скажи, бродяга, почему это капитан Утконоса не укоротит? – спросил он. – Ясно же, что слухи распускает именно Диего.
   – Может получиться себе дороже. У Диего в дружках половина абордажников да из команды треть. Если Падальщик начнет затягивать гайки, может и бунт случиться. Капитан не дурак, он ждет: будет добыча – Диего может тявкать сколько угодно, но никто его не послушает, а по прибытии на базу Росс со спокойной душей спишет его к чертям собачьим.
   – А если караван мимо пройдет?
   – Тогда капитану не позавидуешь. От безделья да подстрекаемые Утконосом, парни на все могут пойти. Кстати, это не в твоих интересах, Убивец. Диего не простит тебе приятелей, которых ты кончил.
   – А и хрен с ним!
   Дверь в кубрик отворилась, и в проеме показалась бородатая физиономия Дикобраза – боцмана «Божьей заступницы». Ни для кого на корабле не было секретом, что боцман предан Падальщику как собака и в открытую занимается доносительством. Зыркнув маленькими глазками по Лэнсу и Полубою, Дикобраз мотнул головой:
   – Убивец, к капитану.
   Полубой не спеша надел перевязь с саблей.
   – Оружие можешь оставить.
   Касьян тяжело посмотрел на боцмана и вызывающе поправил перевязь. Дикобраз скривился и махнул рукой – так и быть, мол, оставь свою железку.
   Миновав кубрики команды, в которых храпели, играли в кости, громко ругаясь, спорили, они поднялись на боевую палубу. Дикобраз свернул не к мостику, а вглубь, где располагались рубка связи и каюта капитана.
   Постучав в дверь каюты, Дикобраз просунул голову внутрь:
   – Росс, Убивец пришел.
   – Давай его сюда, – раздался хрипловатый голос Падальщика.
   Полубой, оттеснив боцмана, вошел в каюту.
   Он еще ни разу не был у капитана и с интересом огляделся. Да, каюта Кирилла Небогатова на «Дерзком» была просто землянкой по сравнению с апартаментами Падальщика. Казалось, Полубой попал в райский сад: стен не было, были заросли вечнозеленых кустарников, среди которых порхали невозможной расцветки птицы; в углу со скалистого уступа низвергался небольшой водопад, и в каменной чаше под ним можно было разглядеть снующих радужных рыбок; ласковое солнце светило и, что было особенно удивительно, грело с синего неба, по которому неспешно двигались легкие облака и тянулся клин неразличимых на высоте птиц.
   – От мать иху так…
   Падальщик, довольный произведенным впечатлением, ухмыльнулся:
   – Неплохо, да?
   – Да-а…
   – Да ты челюсть-то закрой, деревня. Присаживайся. – Росс указал на замшелый валун возле невесть как в этом лесу оказавшегося изящного столика.
   – Это что же?
   – Да ладно прикидываться, – притворно рассердился Падальщик, хотя было видно, что ему приятно замешательство Касьяна, – что, голограммы никогда не видел?
   – Видать – видел, но чтобы так! – Полубой присел на валун и почувствовал седалищем контуры нормального стула. – Красиво живешь, капитан.
   Падальщик расставил на столике серебряные, оправленные в золото небольшие стаканчики, насыпал по ложке какой-то травы и залил кипятком. Полубой ощутил запах матэ – невозможной редкости, которую ближе, чем на Акапулько-Бей, раздобыть было невозможно. Вот только заваривать его Падальщик явно не умел. Так, пыль в глаза пускал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация