А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Правило русского спецназа" (страница 14)

   Глава 16

   – Будет скандал, – предупредил Полубой, глядя, как Кирилл выставляет коммуникатор в режим маяка.
   – Знаю. «Несанкционированное проникновение в воздушное пространство планеты, находящейся под протекторатом дружественной державы», – процитировал Небогатов. – Плевать.
   Челнок зашел со стороны моря. Сначала что-то темное пересекло лунную дорожку, затем стал слышен приглушенный рокот двигателя, и наконец в свете звезд прямо на них вышел кургузый силуэт.
   – Свет включи, – скомандовал Небогатов в коммуникатор, – еще сядешь нам на головы.
   Сноп света ударил в глаза. Полубой прикрыл лицо ладонью. Челнок завис в двух десятках шагов от них, танцуя на тонких струях холодной плазмы – двигатели работали в режиме малой тяги, отводя тепло в атмосферу. Во все стороны полетела галька. Корпус челнока треснул продолговатым отверстием, отвалилась крышка люка, таща за собой трап. Небогатов первый взлетел по ребристым ступеням, и едва Полубой последовал за ним, как челнок ударил в пляж форсажным выхлопом и рванулся вверх.
   Пилот, старшина первой статьи, покосился на Небогатова, когда они вошли в кабину.
   – Здравия желаю, господин капитан первого ранга. Вам бы и господину майору лучше присесть и пристегнуться – за мной, кажется, местные перехватчики увязались.
   – Что на «Дерзком»?
   – Не могу знать. Было приказано доставить вас как можно быстрее. Капитан-лейтенант Краснов так и сказал: хоть усрись, а чтобы командир был здесь через полчаса.
   – Ну и как? – ухмыльнулся Полубой.
   – Что? – не понял старшина.
   – Ну, это…
   – Отставить, – буркнул Небогатов. – Касьян, не время. Что перехватчики?
   – Вон, поджидают, – старшина указал пальцем три отметки на экране.
   Перехватчики парили в верхних слоях атмосферы, отслеживая нарушителя.
   – На запросы не отвечать. Связь с «Дерзким».
   Старшина сунул ему гарнитуру и щелкнул тумблером.
   С эсминца отозвался первый помощник. Не дожидаясь вопросов, он доложил, что Титов поставил выборочные помехи: на анализаторы выхлопа, на «микроволновку», на биодетекторы и прочее оборудование, не положенное эсминцу по штату. Сканирование с транспорта продолжалось.
   – Чей корабль? – спросил Небогатов.
   – Только что идентифицировали. Грузовоз компании «Макнамара». Капитан – Джеймс Макдиган, масса покоя…
   Модуль с ревом рвал атмосферу, за бортом крутились плазменные вихри. Полубоя вдавило в кресло, однако сильного дискомфорта он не ощутил и потому удивился, увидев на датчике, расположенном на панели управления, что перегрузка составляет 5g.
   Небогатов попытался что-то сказать в микрофон, однако смог только хрипло выдавить: «Отбой».
   Старшина с налитыми кровью глазами навис над пультом. Кисти со вздутыми венами плавно порхали над сенсорами управления – видно, старшине было не впервой стартовать на запредельном ускорении.
   Перехватчики нагнали модуль только перед самым доком, когда старшина уже ввел его в обозначенный габаритными огнями коридор подхода.
   Магнитные захваты со звоном цапнули модуль и завели его в ангар. За обшивкой засвистел нагнетаемый воздух. Не дожидаясь, пока давление окончательно выровняется, Небогатов спрыгнул на палубу и устремился к лифту, ведущему на мостик. Полубой едва поспевал за ним.
   На мостике находились Гаркуша, Краснов и лейтенант Титов. Небогатов приказал включить проекцию обзорного экрана на максимальное увеличение. Теперь транспорт был виден во всех подробностях: побитый, местами в подпалинах корпус, вскрытые грузовые секции – видно, недавно разгрузились, – прилепившийся к корме доковый буксир.
   – Что предприняли? – спросил Небогатов.
   – Пока ничего, – ответил Гаркуша, – в принципе можно его не трогать – ничего он не узнает.
   – Но дураков надо учить. – Небогатов посмотрел на Титова. – Ну-ка, лейтенант, просканируй его. Не настолько же они идиоты, чтобы предположить, что мы не заметим сканирование? А каков вопрос – таков ответ.
   Через пять минут офицеры с интересом разглядывали расцвеченную схему транспортника. Гаркуша, в начале карьеры служивший на корвете в охране транспортных караванов, со знанием дела разъяснил расположение основных узлов и агрегатов корабля. Впрочем, в основном для Полубоя, поскольку остальные и так прекрасно разбирались в предназначениях корабельных отсеков.
   – Мостик, рубка связи, кубрики команды, энергетическая установка. Лейтенант, переключитесь в режим определения электромагнитных излучений. Ага, – Гаркуша ткнул пальцем, – вот откуда они пытаются нас рассмотреть. Что-то не помню я, чтобы на грузовиках стояли сканеры такой мощности.
   Небогатов повернулся к обзорному экрану и недобро прищурился:
   – Сергей Александрович, вы, помнится, мечтали испытать «микроволновку» в боевых условиях?
   – Разрешите приступать? – с готовностью отозвался Краснов.
   – Действуйте. Точка фокуса на обшивке, а по мере распада – углубление до источника излучения. Режим – металл и сплавы.
   Краснов быстро устроился за отдельным пультом, поиграл пальцами в воздухе, как пианист, разминающийся перед концертом, и опустил руки на клавиатуру.
   Гаркуша увеличил изображение участка корпуса транспорта, по которому наносился удар. Полубой подался вперед, стараясь увидеть все в подробностях.
   Несколько секунд ничего не происходило, затем внезапно кусок внешней обшивки исчез, будто кто-то огромный откусил кусок транспорта. В образовавшееся отверстие, диаметром не менее полутора метров, ударил фонтан мгновенно кристаллизующегося воздуха.
   – Титов, что на сканере?
   – Засуетились, господин капитан первого ранга.
   Сканер показывал хаотические перемещения биологических объектов по всему грузовому судну – команда занимала места по аварийной тревоге.
   – Сергей Александрович, а теперь медленно продвигайтесь вперед. Пусть успеют эвакуировать отсек.
   Через пятнадцать минут в борту транспорта образовался тоннель, углубившийся в корпус почти до половины его диаметра. Металл в месте воздействия «микроволновки» менял структуру и терял молекулярные связи, рассыпаясь в пыль. Часть команды выбросилась в аварийных капсулах, к которым от мастерских и ремонтных боксов спешили спасательные катера, другая часть, задраив люки и переборки, ожидала спасателей на корабле. Сканер и рубка связи были полностью разрушены, однако никто из людей не пострадал.
   – Ну вот, – удовлетворенно сказал Небогатов, – а мы вроде бы и ни при чем. Так, господа офицеры?
   – Летают на ржавых гробах – вот и результат. – Первый помощник сокрушенно развел руками.
   – Да, космос не прощает разгильдяйства. Кстати, Титов, запросите транспорт: не нужна ли наша помощь?
   Полубой отвел Небогатова в сторону.
   – Ты говорил, что управляющий «Макнамара инк.» помог получить разрешение на ремонт в доке.
   – Да, – кивнул Кирилл, – теперь понятно, зачем ему понадобилось помогать нам. Я уверен – это не частная инициатива капитана грузовика. Но для чего проводилось сканирование?
   – Или для кого? – уточнил Касьян.
   – Думаешь, стоит запретить увольнения на берег?
   – Вот тогда они и почувствуют, что здесь что-то не то. Эту аварию могут списать на изношенность корпуса или что-то в этом роде?
   Небогатов в задумчивости потер подбородок.
   – Скорее всего. «Микроволновка» – секретный экспериментальный образец и, видимо, в серию не пойдет и на вооружение взята не будет – слишком небольшая дальность применения. Это – оружие каперов или диверсионных групп. Но даже если О’Киф узнает, в чем дело, то винить, кроме себя, ему будет некого. Вряд ли губернатор, сколь он ему ни обязан, поддержит его, если управляющий решит жаловаться на «неспровоцированное нападение» русских.
   К исходу дня «дед» Трегубов доложил Небогатову, что ремонт будет закончен через сорок восемь часов. Не такой уж и большой срок, если принять во внимание повреждения, которые получил «Дерзкий», однако и не маленький. Тем более что, как показали дальнейшие события, компания «Макнамара инк.» не собиралась ограничиваться только сканированием русского эсминца. К тому же О’Киф чувствовал себя вправе сделать попытку отыграться за неудачу.
   На всякий случай Небогатов решил подстраховаться и послал запрос начальнику порта, в котором выразил обеспокоенность соседством «Дерзкого» с аварийным судном и попросил отбуксировать транспорт подальше. Просьба была удовлетворена – грузовик оттащили в дальний конец дока.

   Глава 17

   Следующие сутки прошли спокойно – больше никто не пытался ни сканировать эсминец, ни еще каким-то образом воздействовать на «Дерзкий». Сменялись вахты, ремонтные бригады в авральном режиме перемонтировали энергетическую установку. Главный по энергетике капитан-лейтенант Трегубов за прошедшие двое суток не сомкнул глаз и держался только на стимуляторах, пообещав Небогатову, что отоспится, как только эсминец выйдет в открытый космос.
   Неприятности начались к вечеру. Отбывшая в увольнение команда во главе с лейтенантом Титовым запросила разрешения вернуться на борт раньше положенного срока на два часа. Титов попросил, чтобы в шлюзе команду встречали санитары.
   Кроме санитаров, модуль встречали Небогатов, Вайнштейн и Полубой.
   Из распахнувшегося люка первым выскочил лейтенант Титов, пропустил санитаров, хотел было помочь им, но, увидев командира, подошел с рапортом:
   – Господин капитан первого ранга, – губы у лейтенанта были разбиты, нос свернут на сторону, и в тонких щегольских усиках запеклась кровь, – группа матросов и старшин прибыла из очередного увольнения. Происшествий не случилось, за исключением…
   – Короче, лейтенант, – проявил нетерпение Небогатов, – не на плацу. В чем дело?
   – С местными зацепились, господин капитан первого ранга. – Титов обернулся к модулю, из которого санитары осторожно выгружали носилки. Лейтенант Вайнштейн, склонившись к раненому, что-то тихо говорил ему. – Ей-богу, мы ни при чем.
   – Кто это?
   – Старшина Неволин. Стилетом в бок…
   – Постройте команду.
   Мимо пронесли носилки, лейтенант Вайнштейн на ходу распоряжался по коммуникатору готовить операционную.
   Через минуту прибывшие были построены. Небогатов пошел вдоль строя, разглядывая людей. У большинства парадная форма была порвана. Кто щеголял синяками, у кого лицо было расцарапано, словно его волочили головой по асфальту. У боцмана Опанасенко один глаз закрылся напрочь, зато второй горел боевым задором и усы топорщились, как у дикого кота. Небогатов остановился напротив боцмана:
   – Как же так, Гаврила Афанасьевич? Уж от тебя-то не ожидал. Ладно, лейтенант Титов – у него кровь играет, но ты!..
   – Так это… господин капитан первого ранга! Разве ж можно стерпеть, как Расею позорят?
   – И каким же образом позорили Россию?
   – Ну зашли мы по кружечке пропустить. Бар такой симпатичный, «Безрогая улитка» называется, ага. А за нами компания вваливается и давай ребят задирать. Я к хозяину – вызывай полицию, а он, сук… вредитель, говорит: что, обосрались? А тут один орет: вы, говорит, пидоры неумытые, хотели наших ребят на смерть послать под вашим еврейским адмиралом! Это они, значит, о вице-адмирале Белевиче…
   – Я понял, о ком они. Дальше что было?
   – Ну… эта… он, значит, вот так вот сделал, – боцман согнул правую руку и ударил по сгибу левой, – и говорит: вот, говорит, вашему жиденку и вам всем вместе с вашим императором! А вас, говорит, сейчас к стойке поставим и будем… эта… ублажать, значит. А тебя, старый пердун – это про меня, охальник, так говорит, – будем учить, значит, сосать с заглотом. Я, говорит, люблю, когда мне яйца усами щекотют.
   Полубой закусил губу, чтобы не расхохотаться – уж очень старательно боцман перечислял оскорбления и делал это настолько живописно, что сцена предстала, будто Касьян сам в ней участвовал.
   – Подробности можно опустить, – сказал Кирилл.
   – Ага… ну, я самого говорливого приложил раз, – боцман поднес Небогатову кулак с небольшой арбуз величиной с ободранными костяшками пальцев, – вот не сойти мне с этого места, господин капитан первого ранга! Только один раз и приложил, а он… того… вырубился. А дружки его на нас полезли. Ну мы «Дерзкий» не посрамили, вот только Володьке перо… старшине Неволину стилетом под ребро кто-то ткнул. Не уследили мы – уж очень много их набежало. Едва к космопорту пробились. Спасибо – какие-то мужики в кожаных куртках помогли. По-нашему базарили, ага.
   Полубой помянул про себя добрым словом Ивана Зазнобина и его друзей.
   Боцман тяжело вздохнул и виновато опустил голову.
   Небогатов оглядел строй.
   – Лейтенант! Был приказ не поддаваться на провокации. Вы что, не могли удержать людей?
   Титов начал что-то мямлить, старательно пряча руки за спину, и Полубой понял, в чем дело – кулаки у лейтенанта были сбиты, и кожа содрана чуть не до кости. Не иначе как о чужие зубы – уж Касьян знал толк в подобных травмах.
   – Могли или нет? Не слышу ответа, господин лейтенант!
   – Никак нет, – внезапно четко сказал Титов, твердо глядя на командира, – не мог я удержать людей и не стал бы этого делать.
   Небогатов, прищурившись, долго смотрел на него, но лейтенант не отвел глаз.
   – За невыполнение приказа до конца ремонта под домашний арест, – сказал Небогатов и затем после паузы продолжил: – А за то, что сумели вывести людей из-под удара, объявляю благодарность. Остальным – разойтись, привести себя в порядок. Боцман, выдать людям новую форму.
   Оставшись с Полубоем в опустевшем ангаре, Небогатов заложил руки за спину и прошелся вокруг модуля, насвистывая скабрезную песенку про горничную Машку, на которую молодой господин адвокат сначала глаз положил, а потом кое-что потяжелее. Полубой молчал, боясь спугнуть то, на что надеялся.
   – Ну что, господин майор? – спросил Небогатов, остановившись перед Касьяном. – Не пора ли вам принять участие в игре?
   – Фу-у… – выдохнул Полубой, – я уж подумал, что ты решил запереться на корабле, будто ничего не случилось. Пойду обрадую ребят – засиделись хлопцы в седлах.
   – Эх… – мечтательно сказал капитан первого ранга Небогатов, – вот бы и мне с вами. Давненько я… – Тут он опомнился и строго добавил: – Оружия не брать. Слышишь?
   – Да на кой леший оно, оружие? – искренне удивился Полубой.
   Если вчера бар «Безрогая улитка» и пострадал во время драки моряков с «Дерзкого» с неизвестными, то сегодня этого было незаметно. Даже зеркала за стойкой, перед которыми выстроились шеренги разноцветных бутылок, были целы, хотя, как рассказал Полубою лейтенант Титов, целой вчера не осталось ни одной стекляшки в помещении бара.
   Разноцветные панели перемигивались в такт незатейливой тоскливой мелодии, лившейся неизвестно откуда, посетители пили пиво, виски, водку, текилу, словом – все, что могла предложить усталому и страждущему моряку любая портовая забегаловка.
   Полубой отобрал на дело полдюжины пехотинцев – остальные несли службу в карауле. Лейтенант Старгородский как разводящий должен был бы остаться на корабле, но упросил Касьяна взять его. По глазам лейтенанта Полубой понял, что если откажет в просьбе, то может насмерть обидеть своего толкового взводного – несмотря на все свои понты, лейтенант службу знал хорошо и имел солидный боевой опыт.
   Боцман Опанасенко, с разрешения Небогатова, вызвался сопровождать морпехов, чтобы указать на вчерашних обидчиков. В том, что они непременно появятся в баре, Полубой был уверен – ведь, по их мнению, сражение с русскими они выиграли. Правда, моряков было всего десять человек плюс лейтенант Титов, а нападавших в два раза больше, но кто сказал, что драка должна идти по-честному? Оказался в меньшинстве, не сдюжил – вытирай кровавые сопли и махай кулаками с орбиты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация