А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Правило русского спецназа" (страница 12)

   Глава 13

   Небогатов допил остывший кофе, поставил чашку на стол и требовательно посмотрел на секретаршу губернатора. Девица ответила на его взгляд ослепительной улыбкой:
   – Еще кофе, кэптен?
   – Благодарю, но четвертую чашку я не осилю, – сдерживаясь, сказал Кирилл Владимирович. – Вы не могли бы напомнить его превосходительству обо мне?
   Девица поиграла пальчиками над селектором и сказала, очаровательно улыбаясь:
   – Господин губернатор, кэптен Небогатов ожидает приема. – Глядя в пространство, она выслушала что-то, доступное только ей, и перевела взгляд на капитана первого ранга: – Его превосходительство просит вас еще немного подождать.
   Небогатов встал, поправил кортик и, подойдя к столу секретарши, оперся на него, склонился к девушке и сказал, постаравшись вложить в голос как можно больше сердечности:
   – Передайте господину губернатору, что я возвращаюсь на корабль и немедленно передаю в штаб флота, что его превосходительство не желает сотрудничать. Согласно дополнению к договору о взаимопомощи от пятнадцатого декабря пятьдесят восьмого года государственные служащие, отказывающиеся сотрудничать с представителями армии и флота союзного государства, подлежат смещению с должности и в отношении данных представителей власти возбуждается уголовное дело. Всего доброго. – Небогатов четко развернулся и направился к двери.
   Он не успел сделать и трех шагов, как за спиной раздался внушительный баритон:
   – Господин Небогатов! Ну что же вы так вот, сразу… Я же не отказываюсь вас принять.
   Губернатор, словно по волшебству появившийся в комнате, шел к Небогатову, протягивая руку для рукопожатия.
   Арчибальд Старберт был высок, дороден и обладал положенной для губернатора представительной внешностью. Седина оттеняла его загорелое лицо, глаза лучились доброжелательностью, а улыбка как бы приглашала не принимать близко к сердцу такое ничтожное недоразумение, как долгое ожидание.
   Рука у него была пухлая и потная.
   – Вы же не откажетесь от кофе? Дороти, организуй, пожалуйста, – сказал губернатор, под руку проводя Небогатова в свой кабинет.
   – Нет, благодарю. Не надо кофе, – отказался Кирилл Владимирович.
   – Тогда, может, виски, коньяк? Или, – губернатор заговорщицки понизил голос, – водки?
   – Я не пью на службе.
   – Да-да, конечно, – смешался Старберт, – я, собственно, тоже.
   Усадив гостя в удобное кресло и устроившись рядом, чтобы подчеркнуть свою заинтересованность в беседе, губернатор тяжело вздохнул:
   – Вы не представляете, господин Небогатов, сколько обязанностей налагает государственная служба. Вздохнуть некогда, чашку кофе выпить нет времени, не говоря уже о том, чтобы уделить внимание таким достойным и уважаемым гостям, как вы. – Его превосходительство пригорюнился, приглашая капитана первого ранга разделить его печаль.
   – Да, конечно. Я все понимаю и не в обиде, – отозвался Небогатов.
   – Вот и отлично! Итак, что привело ваш прекрасный корабль в тихую гавань Сан-Анджело?
   – Нам требуется небольшой ремонт. – Уставший от ожидания в приемной, Небогатов решил говорить прямо.
   В нескольких деталях он обрисовал губернатору создавшееся положение, помянул нападение пиратов, после чего попросил разрешения воспользоваться доком и ремонтными службами космопорта.
   – Какая безответственность и безнравственность! – воскликнул его превосходительство. – Подумать только: заманивать корабли сигналом о помощи! В высшей степени возмутительно!
   – Полностью согласен с вами, – поддержал праведное негодование Старберта Небогатов. – Так я могу рассчитывать на вашу помощь?
   Губернатор нахмурил брови, пожевал губами, поднялся, подошел к селектору и раздраженно ткнул в него пальцем:
   – Дороти, где же кофе?
   Секретарша внесла поднос с единственной чашкой, и Старберт, жестом отослав девушку, принялся смаковать напиток. Наконец он отставил чашку и перевел взгляд на капитана первого ранга:
   – Видите ли, мой дорогой кэптен. Боюсь, что удовлетворить вашу просьбу довольно затруднительно. Дело в том, что док давно простаивает, оборудование износилось, а от ремонтных мастерских осталось одно название.
   – Мы справимся своими силами. Все необходимое оборудование у нас имеется, – успокоил губернатора Небогатов, надеясь на сметливость и опыт Трегубова.
   – Кроме того, – продолжал Старберт, не желая сдаваться, – хотя во флоте Российской Империи ваш корабль классифицируется как эсминец, по системе классификации Содружества он вполне может быть причислен к легким крейсерам. Наш док просто не сможет вместить крейсер!
   Небогатов покачал головой: на его аргумент у губернатора находился свой, и дальнейший спор представлялся бессмысленным.
   – Жаль, что вы настроены столь враждебно к кораблю, представляющему союзную державу, – холодно сказал он и коротко поклонился: – Честь имею, господин губернатор.
   Старберт вышел из-за стола и, прижимая руку к сердцу, направился к Небогатову:
   – Поверьте, кэптен, если бы это было в моих силах…
   Дверь резко распахнулась, прервав излияния губернатора. Толстенький невысокий мужчина вкатился в кабинет, пробежал мимо Небогатова, мельком похлопал губернатора по плечу и плюхнулся в кресло.
   – Как дела, Арчи? Я слышал, на орбите висит русский крейсер. Это что, нападение? – Коротышка заливисто и самозабвенно рассмеялся сомнительной шутке.
   – Ну что вы, Патрик. Это просто визит вежливости, – с чуть заметной досадой ответил Старберт. – Вот, кстати, командир корабля – кэптен Небогатов. А это управляющий компании «Макнамара инкорпорейтед» на Сан-Анджело, Патрик О’Киф.
   – Очень, очень приятно. – О’Киф подкатился к капитану первого ранга и сунул ему свою ладонь. Рукопожатие у него было крепким и энергичным. – Давно мечтал познакомиться с офицером русского флота. Надеюсь, пребывание на Сан-Анджело будет приятным для вас и вашей команды.
   – Сомневаюсь, что пребывание на этой планете будет для нас продолжительным и уж тем более приятным. Нам требуется некоторый ремонт, но господин губернатор, увы, не может нам помочь. – Небогатов решил использовать нового знакомого, хотя и не представлял, чем он может помочь.
   – Как?! – воскликнул в смятении О’Киф. – Арчи! А где же наше прославленное сан-анджелоское гостеприимство?
   – Дело не в гостеприимстве, Патрик. Мы просто не в состоянии помочь кэптену… – замямлил губернатор, отводя глаза.
   – Господин Небогатов, – О’Киф обернулся к Кириллу, – вы не оставите нас на минутку?
   Небогатов вышел в приемную, чувствуя, что выигрывает. Он оказался прав. Через несколько минут секретарша указала ему на кабинет Старберта.
   – Ну вот, мой дорогой кэптен, все и разрешилось! – воскликнул О’Киф, сияя улыбкой. – Завтра же можете ставить ваш корабль на докование.
   – Н-да… прошу простить за досадное недоразумение, – пробормотал губернатор, – совсем замотался, знаете ли.
   Небогатов поблагодарил его превосходительство и управляющего отделением «Макнамары» и поспешил оставить штаб-квартиру. Мало ли что, а вдруг передумают?
   На улице он осмотрелся, взмахнул рукой, подзывая желто-зеленый глидер-такси, и вызвал по коммуникатору Полубоя. Касьян отозвался не сразу. Его лицо, спроецировавшееся на экране, казалось виноватым.
   – Ты где? – спросил Кирилл.
   – Ну-у… недалеко от порта.
   – Давай к модулю. Все в порядке, возвращаемся на корабль.
   Дорога в космопорт заняла не более пятнадцати минут. Служба охраны, видимо, была оповещена и пропустила Небогатова на летное поле беспрепятственно. Полубой уже поджидал его. Возле челнока, прислонившись к стойке шасси, стоял сержант Харпер. Он казался сильно уставшим.
   Полубой запустил двигатель. В салоне явственно пахло алкогольным перегаром. Небогатов выразительно посмотрел на Касьяна и показал ему кулак.
   – Все в порядке, господин капитан первого ранга, – дурачась, рявкнул Полубой, выводя модуль на взлетную полосу, – земляков встретил. Во такие ребята! – Он широко улыбнулся и показал Небогатову оттопыренный большой палец. – Между прочим – пираты!
   – Самая подходящая для тебя компания, – проворчал Небогатов.

   Глава 14

   Поскольку расстановки мин не предвиделось, минный ангар еще перед полетом освободили для команды Полубоя, и «медведи» устроили в нем оружейную и тренажерный зал. Касьян, заглянув в кубрики и не найдя там своих людей, направился к ангару.
   Все одиннадцать человек были здесь – тренировали отход группы со спасенным заложником. Это была стандартная ситуация, наработка которой входила в курс спецназа. Спасения заложника, правда, в ближайшем будущем не предвиделось, но если удастся захватить гетайра Птолемея, то не исключено, что его попытаются отбить.
   В ангаре пахло машинным маслом и по́том, было прохладно и дышалось тяжело – в целях экономии системы жизнеобеспечения работали здесь на пятьдесят процентов.
   Лейтенант Старгородский играл роль заложника – его, согнув в три погибели, чтобы предохранить от выстрелов, вели в середине «малого» круга четверо «медведей». Остальные бойцы образовали «периметр», контролируя окружающую обстановку. Полубой остановился возле входного люка. Никто не филонил – все отрабатывали задачу как положено, с полной отдачей.
   Внезапно «заложник» подсек ноги двух ближайших бойцов, вырвал у одного «вепрь» и, упав на спину, повел вокруг стволом.
   – Бах-бах! – сказал он. – Все убиты, а я пошел пить водку с Александром и остальными гетайрами.
   Один из тех, кого он свалил, поднялся и проворчал:
   – Не было такой вводной, лейтенант.
   – А думать кто будет, сержант? Мы же не заложника будем брать, и тащить его придется помимо воли. Он будет использовать каждый шанс для освобождения. Давайте еще разок.
   – Отставить, – скомандовал Полубой. – Лейтенант прав, ребята. Надо постараться предвидеть все.
   – Вас никак во флот перевели?
   – Маскировка. На сегодня закругляйтесь. Всем отдыхать.
   Старгородский потянул носом воздух.
   – А кто-то уже отдохнул, – с заметной завистью сказал он.
   – В порту земляков встретил. С Волхова мужики. Работают в конвоях на компанию «Макнамара инк.», а раньше, между прочим, были ушкуйниками. Слыхали?
   – Как не слыхать, – отозвался сержант Якимов, – я сам с Волхова. У нас детям говорят: не будешь учиться – попадешь в ушкуйники. А у пацанов постарше они вроде как герои. Грабят награбленное. Рисковые мужики.
   – А как порт? – спросил Старгородский. – Я ведь бывал на Сан-Анджело. Даже родня здесь имеется.
   – Ну ты где только не побывал, – усмехнулся Полубой. – Все, парни, по кубрикам. Завтра встаем в доки, начинаем ремонт. Возможно, понадобится наша помощь.
   – Железки ворочать, – буркнул кто-то.
   – Может, и железки, – отозвался Полубой, – одно дело делаем. Но, скорее всего, местных пасти будем. Капитан первого ранга сказал, что не все гладко прошло. Команду будут отпускать в увольнение, а нас – вряд ли. Небогатов не хочет светить спецназом.
   Бойцы потянулись к выходу. Полубой задержал лейтенанта:
   – Что там за родня у тебя? Чем занимаются?
   – На побережье гостиницу держат. Маленькая, уютная. Домики на берегу, до моря двадцать шагов. Касьян, ты только скажи – я им звякну, встретят в порту на самом большом представительском глидере. Поселят в «генеральском» номере. Он, правда, один и, наверное, занят. Но в остальных тоже хорошо. Удобства, конечно, относительные, но магнолии цветут, море плещется, а до него всего-то шагов пятьдесят. Все как в сказке будет – только скажи.
   – Посмотрим, – кивнул Полубой. – А от города далеко?
   – На южной окраине. Так и называется: турбаза «Юг». Я там с подругой бывал. Эх, класс! Пляж там галечный, вода – чистейшая. Девяносто шесть шагов от порога море – сам считал. А хочешь, я сам поеду, встречу подготовлю? Там рынок местный, связи у меня есть. Икры черненькой возьму, паюсной. А? Ее на хлеб с маслом этак ложкой положишь, стопочку махнешь… Нет, лучше красной возьму. Килограмма два, под водочку. Небогатов икорку уважает?
   – А кто не уважает? – Полубой почувствовал, как рот наполнился слюной.
   – Во! Возьму пару кило, чтобы ложками черпать и закусывать. Нет… – Старгородский задумался. – Надо бы чем-то местным тебя угостить, колоритным… А-а, знаю, там у родни на огороде баклажаны растут. Пожарить с чесночком – мировой закусон.
   – Я бы и от икры не отказался, – пробормотал Полубой. – Ладно, там видно будет. Организуй пока пять двоек в караул. Ты – разводящий. Как в док встанем – заступите.
   В десять утра следующего дня «Дерзкий» встал у стенки дока – два буксира, сцепившись с эсминцем силовыми каркасами, осторожно маневрируя, завели корабль. Небогатов послал Трегубова в мастерские. Адмиралтейство без звука вызвалось перевести необходимую сумму, и теперь требовалось только обеспечить скорейший ремонт.
   Команду, свободную от вахты, построили на артиллерийской палубе, и капитан третьего ранга Гаркуша разъяснил обстановку, делая упор на то, что порт – союзнический, не бузить, не ронять звание русского моряка, а если будут провокации, что в связи с общей политической обстановкой не исключено, стараться на них не поддаваться.
   Первая партия из двадцати матросов и старшин в сопровождении старшего лейтенанта Краснова была доставлена в порт с указанием быть на борту не позже девятнадцати ноль-ноль.
   Полубой проверил расставленные Старгородским посты: на юте, на баке и там, где с эсминца снимали покореженные листы обшивки, чтобы добраться до энергетической установки. Десантники держались в тени причальных штанг и конструкций, чтобы не мозолить понапрасну глаза, но успевали подметить все. На юте Полубою доложили, что от грузо-пассажирского терминала подходил небольшой тендер, обошел вокруг дока, однако к эсминцу не приближался, и Полубой мысленно похвалил Небогатова. Кирилл оставил на вахте посты дальнего обнаружения и электронной разведки. Помимо этого, носовые «онагры» находились в боевой готовности, а шесть «единорогов» были готовы пресечь любую попытку несанкционированного приближения к кораблю.
   Понаблюдав, как подчиненные капитан-лейтенанта Трегубова, маневрируя ранцевыми двигателями, снимают кожух с энергетической установки и грузят его на транспортный бот, Полубой вернулся на корабль.
   Небогатова он нашел в его каюте – Кирилл составлял смету расходов на ремонт.
   – Брось ты эту бухгалтерию, – призвал Полубой.
   – А чем еще прикажешь заниматься? Ремонт займет трое суток, так лучше я сейчас подготовлю документы для адмиралтейства.
   – Ваня Зазнобин, капитан одного из кораблей ушкуйников, приглашал нас с тобой. Сказал – разговор есть.
   Кирилл, не вставая от компьютера, сладко потянулся и с усмешкой посмотрел на друга:
   – Ты так и хочешь меня втянуть в какую-нибудь авантюру. Сам посуди: командир эсминца флота его императорского величества идет в гости к пиратам! Да с меня погоны снимут в два счета.
   – А кто узнает?
   – Ха… найдутся добрые люди. Ты бы посмотрел на губернатора. Вот кто с удовольствием доложит, что кэптен Небогатов пьянствовал в компании с сомнительными личностями.
   – Но сейчас они на официальной службе у Макнамары, – возразил Полубой, – ты сам говорил, что управляющий компанией помог уговорить этого хмыря.
   – Помог-то помог, только вот зачем это О’Кифу? – задумчиво сказал Небогатов. – А что, говоришь, приглашали разбойнички?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация