А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Контрудар из будущего. Время, вперед!" (страница 9)

   Глава 6

   На следующий после награждения и беседы с руководством империи день мы втроем (Машу в компании Насти и Кати носило по торговым центрам и бутикам) сидели в номере гостиницы и сочиняли список необходимого оборудования. Стесняться не стали – наваяли более пятидесяти наименований. Запросили медицинское оборудование и лекарства, полевые генераторы и радиостанции, мобильные бурильные установки для рытья артезианских колодцев, грузовики и легкие вездеходы, даже средства гигиены не забыли. Несомненным плюсом техники «бетамирян» являлось отсутствие необходимости в специальном топливе. Все работало на электричестве, а генераторам требовалась дистиллированная вода.
   Оставался нерешенным вопрос с оружием. Нового не дадут, а что из себя представляет старое? Может, нам такое старье и даром не нужно – хватит хорошо зарекомендовавших себя маузеров и «MG-34» с проверенного подмосковного склада трофейного оружия? Но явившийся с докладом об успехах набора добровольцев князь Олег Эйвазов с ходу развеял все сомнения. Снятым с вооружения в русской армии «старьем» оказались автоматические винтовки и пулеметы со сбалансированной автоматикой под безгильзовые патроны. Кроме того, по поручению командования Эйвазов сообщил, что нам будет выделено немало тяжелого оружия предыдущего поколения – пушек, гаубиц, мортир, минометов, гранатометов. И, соответственно, боеприпасов к ним. Как выразился Олег, в количествах, ограниченных только пропускной способностью портала. Посмотрев тактико-технические характеристики морально устаревшей в этой реальности техники, мы тихо ахнули – предложенные артсистемы находились на одном уровне с до сих пор состоящими на вооружении орудиями нашего родного мира. А еще нам отдавали стоящие на консервации боевые турболеты предыдущего поколения. Правда, всего пятнадцать штук. Но для войны с татарами, да и вообще с кем бы то ни было в семнадцатом веке, этого хватит с избытком. Да, поистине императорский подарок! Еще князь похвастал успехами в наборе волонтеров – будет кого назначить инструкторами.
   А ближе к вечеру заявился Влад Косарев, чтобы пригласить нас на вечеринку по случаю получения наград. Поскольку только в Атаманском полку насчитывалось около трех десятков награжденных офицеров, соответственно и приглашенных набралось около двух сотен. Господа офицеры не поскупились и сняли для торжества один из лучших в городе ресторанов.
   Посидели в тот вечер душевно. В глазах рябило от обилия расшитых золотом парадных мундиров. Моя правая рука просто отваливалась от бесчисленных рукопожатий. Каждый из присутствующих считал своим долгом лично поприветствовать нас. Как и в прошлый раз, после полуторачасовой торжественной части старшие офицеры покинули зал, и началась стихийная мужская попойка. Однако в самый разгар пьянки, когда отовсюду уже слышались предложения «поехать в номера», появилась решительная Маша. Она снова проявила свои диктаторские замашки и, блюдя нашу «невинность», увела в гостиницу. В этот раз мы действительно крепко перебрали, но ведь и орденами не каждый день награждают!
   Сразу после завтрака с нами связался адъютант главнокомандующего, сообщивший, что первая партия заказанного нами оборудования уже готова к отправке на юг, а через портал в Царском Селе полностью закончен вывоз трофеев из Черной Звезды. Ворота можно сворачивать и переносить. Пришла пора прощаться с блистательным Санкт-Петербургом и этой реальностью. Нас ждал ставший почти родным семнадцатый век.
   Открыв «окно» из Грозного в Николаев, мы на несколько дней погрузились в суету приема многочисленных «подарков». Начиная от ящиков с мылом и заканчивая гаубицами. Вскоре под руководством Эйвазова прибыли первые добровольцы, и тут выяснилось, что их общее количество перевалило за несколько сотен. Сказав, что поучаствовать в боях на холодном оружии желают «несколько» человек, князь Олег сильно погорячился. К счастью, немедленно приступить к «отдыху» смогло всего сто девяносто шесть человек, иначе бы у нас возникли проблемы с размещением такой прорвы народа. Остальных пока задерживали дела службы, и они должны были присоединиться к нам постепенно, небольшими командами. Кроме военных, ожидалось прибытие гражданских специалистов – врачей и учителей. Их тоже набиралось около трехсот человек.
   Мало того, оказалось, что в «Бета-мире» сейчас моден не только «реальный стиль боя», но и некое хобби, называемое в нашей реальности «реконструкторством». Молодые люди собирались в клубы и воссоздавали обмундирование, предметы экипировки, оружие и образ жизни далеких предков. И некоторая часть поступивших добровольцев оказалась участниками сообщества, реконструирующего боевые парусные корабли.
   В течение недели к нам перегнали десяток абсолютно аутентичных деревянных корветов и даже один фрегат. За примеры для подражания были взяты боевые корабли русского флота восемнадцатого века. «Туристы» просто сгорали от желания проверить свои новоделы в реальном бою с настоящим противником. Правда, пришлось немного охладить их пыл – идти в бой против турок на таких кораблях – форменное самоубийство. При практически одинаковом вооружении ведущую роль в достижении победы начинало играть численное преимущество. Пришлось заняться срочной модернизацией – установить на кораблях в дополнение к дульнозарядным гладкоствольным (досконально скопированным с оригиналов – на них тоже не было прицелов!) пушкам по десятку крупнокалиберных пулеметов. Теперь наш флот стал полноценной боевой единицей.
   Снова встал вопрос о командующем. По первоначальному замыслу мы собирались привлечь на эту должность адмирала Нахимова. Для его «вербовки» была собрана целая делегация во главе с Машей. Но, к сожалению, ни Мария, ни Мишка, ни пошедшие с ними четверо увлекающихся историей морских офицеров так и не уговорили героя присоединиться к нам. Даже сообщение о скорой гибели не поколебало Нахимова. Этот мужественный человек заявил, что останется на своем посту до конца при любом развитии событий. Категорическое решение заставило искать другую кандидатуру.
   После длительных обсуждений приняли мое предложение о привлечении на должность командующего адмирала Ушакова, прекрасно зарекомендовавшего себя в войнах с турками и французами. Без сомнения, талантливый флотоводец, автор нескольких революционных для своего времени тактических приемов остаток жизни после отставки в 1807 году провел в своем крохотном имении под Тамбовом. Наверняка ему хотелось хотя бы еще раз постоять на палубе, ловя приносимые ветром соленые брызги. В наше время шестьдесят лет – не возраст, а перейдя в другую реальность, Ушаков навсегда избавится и от болезней, и от подступившей старости. Нормальный человек, не связанный какими-либо обязательствами вроде воинского долга, престарелых родителей или малолетних детей, должен согласиться на такой шанс.
   Чтобы не пугать старика рассказами о других реальностях, решили обставить вербовку как приказ о возвращении на службу, подписанный лично Александром Первым. А уже потом, на месте, поставить Федора Федоровича перед фактом. В случае отказа неволить адмирала не будем, просто вернем домой, компенсировав неудобства.
   Для проведения тщательной подготовки к этой операции моя подруга решила отправиться в базовую Москву, чтобы покопаться в архивах и заказать необходимые костюмы. Вместе со мной сопровождать Марию вызвались два десятка офицеров, мечтающих посмотреть на жизнь параллельной реальности. Так что «окно» на базовую мы пересекли довольно большой компанией.
   Прогулка по Москве затянулась до позднего вечера. Среди гостей нашлось несколько москвичей, которые воспринимали все увиденное с повышенной эмоциональностью. В салоне арендованного автобуса то и дело слышались удивленные восклицания. Особенно «бетамирян» потряс вид Красной площади с Мавзолеем.
   Ближе к вечеру я завез ребят поужинать в пивной ресторанчик «Папаша Мюллер». Официанты с подозрением косились на кучу плечистых молодых мужиков в одинаковых темно-синих комбинезонах, но обслуживали быстро. Офицеры воздали должное неплохому светлому пиву и довольно приличным стейкам. К концу трапезы приехали Мария с Леной.
   – Как поживает четвертая власть? – приветствовал я Старостину.
   – Скучно поживает! – ответила журналистка, присаживаясь за стол между мной и Олегом Эйвазовым. – С тех пор как вы уехали на юг, писать стало не о чем! Тиражи моей газеты упали вдвое! Приходится высасывать из пальца сюжеты о кошках-маньяках и застрявших в вентиляционных трубах проститутках!
   – Ого! – искренне удивился Олег. – А в наших новостях ничего подобного нет!
   – Могу предложить сюжет о тележке-убийце из супермаркета! – смеясь, сказал я.
   – Да иди ты! – немедленно отреагировала Лена. – Лучше расскажите, чем вы там эти две недели занимались?
   – Какие две недели? – оторопел я. За всеми нашими приключениями я уже почти забыл, когда мы последний раз ходили в базовую реальность.
   – Подруга! Я же тебе час назад говорила, что у нас после последнего открытия «окна» прошло больше полугода! – негромко сказала Маша, вяло ковыряя ложечкой пирожное. – У тебя что, склероз?
   – Значит, ты теперь гораздо старше меня! – тут же чисто по-женски сообразила Лена.
   – Фиг тебе, подруга! – злорадно отреагировала Мария. – Сколько раз можно говорить, что мы в чужой реальности не стареем! А все раны зарастают, как у «Росомахи» из «Людей Икс». Сережке месяц назад ногу прострелили, так пулевое отверстие затянулось буквально на глазах!
   – Ничего себе! – брякнул ошарашенный Олег, впервые слышавший эту историю. – А вот мы сейчас тоже находимся в чужой реальности, и что же? Нам теперь не страшны никакие раны?
   – Совершенно верно, князь! – ответил я. – Если не умрете на месте, ну, там рана в голову или сердце, то в считаные секунды ваше тело восстановит первоначальный облик. Проверено многократно!
   – Господа! – обратился Эйвазов к своим соратникам. – Вы слышали? Мы теперь неуязвимы! Но берегите голову и сердце!
   Офицеры зашумели. От нашего конца стола к противоположному стали по цепочке передавать подробности самоисцеления. Нельзя сказать, что удивительная новость вызвала бурный восторг, все-таки это были военные, привычные ходить под смертью. Но теперь, судя по завязавшимся разговорам, нам следовало ожидать от добровольцев безумного геройства. Один из офицеров даже умудрился проверить сообщение на месте – оцарапал себе вилкой запястье. Ранка затянулась на глазах. Беседа за столом распалась на отдельные группы. Кто-то продолжал обсуждать открывшиеся перспективы неуязвимости, кто-то делился впечатлениями от увиденного во время сегодняшней экскурсии. Лена, сделавшая стойку ушами при слове «князь», уже напропалую кокетничала с Олегом.
   Я придвинулся к Маше и тихо спросил:
   – Про Ушакова все узнала?
   – Конечно! Екатерина Вторая за победу при острове Тендра[4] пожаловала Федору Федоровичу орден Святого Георгия второй степени, имение Спицыно и пятьсот душ крепостных. В имении он провел последние годы жизни. Находилась эта деревня на полпути между Тамбовом и Липецком. Потом сам прикинешь по карте – как удобней туда добираться. Чтобы понять, как должен выглядеть приказ о возвращении в строй, я скопировала в архиве несколько десятков документов начала девятнадцатого века и на их основе сделала в фотошопе нужную бумагу. И на всякий случай подорожную на генерала с сопровождающими – вдруг на кого-нибудь нарветесь, кто захочет паспорта проверить. А еще заехала в театральную мастерскую, где мы обычно заказывали исторические костюмы. Там дала задание начать подбор тканей и подготовку эскизов для военных мундиров того периода. Возьми завтра человек пять и съезди на первую примерку.
   – Умничка! – чмокаю Машу в макушку. – Что бы мы без тебя делали! Ну, ладно, время уже позднее, а день сегодня был длинный. Автобус я уже отпустил, поэтому сейчас позвоню, закажу несколько такси, и поедем на ночевку!
   – А где ты всех разместишь? – уточнила Маша.
   – В «Песочнице», где же еще?! – удивился я. – Там не то что двадцать человек – роту разместить можно!
   – Князь Олег поедет со мной! – томным голосом сообщила Лена. – Я обещала показать ему вид на Москву при лунном свете!
   Кто-то из молодых сотников хихикнул, но Эйвазов грозно посмотрел на парня своими зелеными глазами, и шутка умерла, не родившись. Вызванные такси прибыли через двадцать минут. Олег и Лена укатили на серебристо-синей «Мазде» журналистки. Мы с Машей дождались, когда офицеры разместятся в машинах, и возглавили колонну на Машином «пыжике».
   «Песочница», общей площадью около тысячи квадратных метров, легко вместила всю толпу. Убедившись, что гости разместились с комфортом, мы с Машей поднялись на третий этаж, в комнату, которая уже официально стала нашей «супружеской» спальней. Приняв душ и немного порезвившись на шелковых простынях огромной кровати, мы еще нашли в себе силы, чтобы обсудить планы на ближайшее время.
   – Я думаю, подготовка займет пару дней, – сказала Маша. – Выбери несколько ребят в сопровождающие, ведь тебе придется изображать генерала, а они без свиты по глуши не ходят, тем более в девятнадцатом веке. С ролью генерала справишься?
   – Ты забыла, радость моя, кто главный воевода! – гордо ответил я. – А сие звание приравнено к генерал-лейтенанту! Так что играть роль мне не надо! Кстати, ты помнишь, что генералу невместно топать пешком?
   – Завтра что-нибудь придумаю! – отмахнулась Маша. – Может быть, удастся взять лошадок напрокат вместе с лошадиным фургоном. Ты ведь не погонишь верхом из Москвы до Тамбова? Эх, солиднее приехать в карете, но жаль времени на возню!
   – А кто нам даст напрокат лошадей, да еще и с фургоном? – удивился я. – Нам ведь не всякие лошадки нужны, а представительские! А такие сейчас больших денег стоят. Как бы не дороже лимузинов!
   – Придумываешь на ходу проблемы, горе мое! – вздохнула подруга. – Есть у меня знакомые в конном клубе. Завтра им позвоню. А тебе надо только взять пачку денег и заехать забрать лошадей.
   – Хорошо! Пожалуй, все вопросы мы обсудили! – решил я. – Завтра еду в ателье, потом в конный клуб, потом займусь автомобилями!
   – А я повезу выгуливать офицеров, – подхватила Маша, – потаскаю их по городу, покормлю обедом. Ленку, если она ночью не перенапряжется, возьму с собой. Встречаемся вечером в «Песочнице».
   Обсудив текущие планы, мы незаметно задремали. Однако судьба уже подготовила новый сюрприз.
...
   Пробой реальности № 132
   Третий день между бандами «Черные шершни» и «Лысые орлы» шла война за Южный округ Москвы. Традиционно эту территорию контролировали «орлы». «Черные шершни» являлись относительно молодой группировкой, с приходом нового лидера – Пики – решившие урвать кусок пирога побольше. Пика в свое время успел послужить в специальных частях армии Московии, застал Московско-Нижегородскую войну, даже командовал взводом. Он прекрасно научился управлять людьми, вести уличные бои, а также виртуозно владел десантным ножом, за что и получил такую кличку. В свою банду Пика подобрал ветеранов минувшей войны, не боявшихся лить кровь. Амбиции, безумная отвага, звериная жестокость, помноженные на неплохое воинское умение, позволили «шершням» нанести противнику немалые потери в первые дни боев.
   Но затем сказался недостаток специфического организационного опыта. Все-таки Пика стал главарем всего два года назад. За три дня боев «шершни» потеряли восемнадцать человек. Это не так страшно для банды в двести голов, но вместе с бойцами оказалось утрачено их огнестрельное оружие. Да и запас патронов начал стремительно таять. Людские потери можно восполнить за счет молодняка, парней пятнадцати-шестнадцати лет, номинально не входивших в банду. Но вот оружие и боеприпасы приходилось покупать, а в связи с боевыми действиями торговцы взвинтили цены в три раза. Этого Пика предусмотреть не смог. Денег, оставленных в резерве, явно не хватало.
   В кратчайшие сроки, всего за несколько часов, главарь со своими «лейтенантами» разработал операцию по ограблению Южного отделения Государственного банка Московии. Сложность заключалась в том, что хотя обычно полиция не вмешивалась в бандитские разборки, но государственное имущество охраняла рьяно. Непосредственным прикрытием отделений Госбанка занималось элитное полицейское подразделение. Каждую точку охраняло двадцать человек с автоматическим оружием. А в случае тревоги на место в течение пяти минут прибывали два взвода с крупнокалиберными пулеметами.
   Пика понимал, что после такой акции посадит себе на хвост всю полицию города. На столь наглые нападения правительство реагировало быстро и жестко. За голову главаря немедленно объявлялась крупная награда, и в поиск бросались многочисленные городские охотники. Всем был памятен недавний случай с главарем «Глазастых» – Полковником, возомнившим себя самым крутым на московских улицах, но потерявшим голову (в буквальном смысле) от руки наемника[5].
   Обо всех грядущих проблемах Пика знал. Но форс-мажорные обстоятельства требовали немедленного действия. Хитрый план предусматривал наведение сил преследователей на главную ставку «Лысых орлов». Таким образом достигались сразу две цели: ответственность за ограбление перекладывалась на врагов, а за этим следовало их неизбежное ослабление.
   «Шершни» выехали на акцию в ночь с восьмого на девятое июня. Ядро группы составили наиболее проверенные, опытные бойцы. Руководил операцией сам главарь. Но отлично задуманное дело не задалось с самого начала. При проезде по Южному шоссе броневики «шершней» засекли наблюдатели «орлов». И в момент завязавшейся перестрелки с охраной банка в спину врагу ударили полсотни «Лысых орлов». Перекрестный огонь в считаные минуты выкосил почти всю группу «шершней». А тут еще подоспел оперативный отряд полиции. Поняв безвыходность ситуации, Пика с четырьмя соратниками пошел на прорыв. Под грохот пуль по броне главарь сумел оторваться от преследователей метров на двести. Полицейский броневик шел по пятам, неприцельно строча из тяжелого пулемета.
   Но одна из очередей все-таки хлестнула по корме машины беглецов. Машину Пики охватило белое сияние, словно вспыхнул килограмм магния, раздался громкий щелчок. Когда свет погас, перед полицейскими расстилалась пустая лента шоссе. Броневик Пики исчез.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация