А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Контрудар из будущего. Время, вперед!" (страница 7)

   Глава 5

   Окончательно решить вопрос с африканской империей удалось лишь на пятый день. Все поставленные командованием задачи сводный отряд генерала Абрамова выполнил. Вооруженные силы африканцев полностью разгромлены, места базирования – разрушены, запасы продовольствия, амуниции, оружия и боеприпасов – уничтожены. Население городов тоже попало под раздачу. В дальнейшем выяснилось, что несколько десятков внуков и правнуков Робертсона все-таки ушли, но особого значения это уже не имело. Лишенная централизованного управления империя должна в самое ближайшее время распасться на отдельные анклавы, а потомки Чаки постепенно ассимилироваться среди местного населения. И самое большее, чего они могли добиться, – должности шамана или царька в небольшом племени, которое никак не могло повлиять на мировую историю.
   Рассвет победного дня застал меня с друзьями на развалинах дворца Великого Чаки. Здание стояло на вершине холма, и вид на город отсюда открывался замечательный, просто греющий душу: столица лежала в руинах, словно после девятибалльного землетрясения. Масштаб разрушений просто поражал – ни одного целого здания. И похоронные команды из местных до сих пор убирают с улиц трупы. А сколько тел останется под завалами! Если подобное сотворили всего две дивизии, то на что способна вся русская армия?
   Насколько мне стало известно, безвозвратных потерь в экспедиционном корпусе не было. Насчитывалось около трехсот раненых, причем тяжелых всего семеро.
   Стоящий неподалеку командир Особой сотни Эйвазов рассеянно следил за тем, как его бойцы контролируют работу пленных. Те занимались расчисткой подвалов, где хранились накопленные за века ценности и, самое главное, центральный архив, в котором дотошно фиксировались действия имперских эмиссаров по изменению реальностей. А также досье на всех агентов в добром десятке миров. Имена, пароли, явки.
   Все это мы узнали от самого Великого Чаки. После смерти своего первенца император впал в прострацию. Молчал, если к нему не обращались напрямую. Ходил, ел и оправлялся только по команде. На вопросы отвечал монотонно, с эмоциями справочного автомата, зато крайне подробно, с малейшими деталями, ничего не утаивая. Рассказал и про архив, и про досье, и место для начала раскопок показал. Сейчас бывший властелин половины Африканского континента тихо сидел в десятке метров от нас, глядя в землю у своих ног. Сбежать или покончить с собой не пытался, но на всякий случай наручники с него не снимали.
   Рядом задумчиво ковырялся в камнях приставленный к императору в качестве постоянного надзирателя урядник Шапиро. Казака чем-то заинтересовала большая плита, и сейчас урядник сосредоточенно очищал ее угол десантным ножом. Вскоре из-под толстого слоя пыли блеснуло что-то желтое. Ариэль поскреб еще, расширяя чистый участок.
   – Золото, – констатировал Шапиро, глядя на ярко засиявший на солнце драгоценный металл. – И тут этих плит десятки!
   – Ага, – равнодушно откликнулся Мишка, – варварская роскошь!
   – Пойду доложу есаулу, не пропадать же такому добру! – рассудительно сказал урядник. – Вы это… за обезьяной последите?
   – Да без проблем, урядник! – кивнул Мишка. – Ступай, докладывай!
   Внезапно в толпе ковыряющих щебенку негров возникло колебательное движение. Там явно прибавилось несколько человек. Ага, так это кто-то из пенетраторов пробился сюда из соседних реальностей, не зная толком, с чем столкнется. Такое уже случалось пару раз, поэтому особо нас не удивило. Охраняющие раскопки бойцы Особой сотни были настороже. Казаки не церемонились, дали несколько очередей прямо по толпе, завалив и пенетраторов, и стоявших вокруг. Негры в ужасе ломанулись из раскопа, но их быстро остановили и загнали назад. А пятерых, особо буйных, атаманцы отвели в сторонку и беззлобно расстреляли. Такая беспощадность послужила остальным пленным хорошим уроком.
   – Сурово! – только и сказал Мишка, проверив на всякий случай положение Чаки. Но тот при звуках выстрелов даже не поднял головы.
   – Угу! – зевнув, согласился Гарик. – Кстати, парни, вам не показалось, что финал этой истории какой-то будничный? Столько с этими неграми бодались, столько они нам гадили. И напрямую, и исподтишка. А тут: бац! Хрясь! Бум! И нет великой империи!
   – Вот этой своей фразой ты сразу показал – не военный ты человек, Гарик, хоть и воевода! – подколол Мишка. – Ты видишь верхушку айсберга – финал операции! И то, что финал такой будничный, говорит о прекрасно проведенной подготовке.
   – Да и огневая мощь – весьма серьезный аргумент! – усмехнулся я. – При двухстах орудиях на километр фронта о противнике не спрашивают и не докладывают… А здесь явно больше двухсот орудий получилось, если пересчитать.
   – А вам, парни, не кажется, что это как-то неспортивно – стрелять по голым людям, вооруженным всего лишь «АК-47», из электромагнитных автоматов с компьютерным наведением? – внезапно выдал Горыныч. – Хочу домой, в семнадцатый век! Там все честно – сабля на саблю, мушкет на мушкет!
   – Да ты совсем охренел, Горыныч!!! – Мишка от возмущения даже вскочил. – Честной войны ему, видите ли, захотелось! Неспортивно ему, видите ли, по голым людям стрелять! Вернусь – всех драгун поголовно пулеметами вооружу!
   – Тише, господа офицеры! Тише! Нижние чины вокруг, а вы разговариваете на повышенных тонах! – негромко сказал незаметно подошедший Эйвазов. – Я случайно подслушал высказывание Игоря и, должен признаться, частично с ним согласен. Действительно, такое ведение боевых действий попахивает скотобойней. Я солдат, а не мясник, и мне тоже претит расстреливать почти безоружных людей. Но, господа, мы все-таки на войне, а не на турнире. И если у меня есть преимущество, позволяющее без потерь выиграть сражение, то я непременно им воспользуюсь! Жизни моих бойцов гораздо важнее абстрактных понятий честного боя! К тому же основное оружие этих негров – отнюдь не примитивные автоматы, а сверхъестественные способности, позволяющие им уходить из данной реальности, чтобы потом нанести неожиданный удар в другом месте. И, следовательно, поражать такого неприятеля надо быстро, точно и сразу насмерть!
   Мы кивнули, соглашаясь со словами есаула. С точки зрения здравого смысла он абсолютно прав. И это подтверждали данные о потерях в живой силе – русские полностью реализовали свое превосходство в вооружении.
   – Кстати, господа, со мной только что связывался генерал Абрамов. Он спросил, чем вы заняты, а я ответил, что совершенно ничем, – усмехнулся есаул.
   Честно говоря, наши обязанности в данной операции оказались сформулированы весьма туманно. Мы числились прикомандированными к Особой сотне, но «идти на острие прорыва», как обещал Косарев, нам так и не довелось. Пострелять, конечно, постреляли, не без этого. Особенно при штурме Бруклина, как аборигены именовали «город № 2».
   – Интересное начало! – хмыкнул Мишка. – И к чему ты это ведешь?
   – Да к тому, что объявлена общая эвакуация. Но идти она будет ступенчато – не все подразделения покинут это место одновременно. Сначала нас оставят летуны, потом преображенцы с семеновцами. И так далее, по графику. А мы остаемся на неделю. Сами знаете – казна, архив и прочее. Вон Шапиро еще несколько тонн золота нашел. Пока все трофеи не вывезем – тут лагерем стоять будем. А через час к точке перехода идет первый борт с возвращающимися бойцами. Три места там найдется! Чего вам здесь с нами толкаться? Езжайте домой!
   – Э, первый борт… А раненые?
   – Не беспокойтесь, господа! Последний борт с ранеными ушел к точке перехода полчаса назад.
   – Ну, раз такое дело… – Мишка сделал вид, что задумался. – То мы согласны! Действительно, что-то неохота сидеть с вами на этой горе обломков еще несколько дней.
   Уже вернувшись в пункт постоянной дислокации, мы узнали, что по графику Атаманский полк будет возвращаться на базу еще пять дней. Чтобы не болтаться под ногами у казаков, попросились в краткосрочный отпуск и сразу же получили разрешение.
   На этот раз решили осмотреть здешнюю Москву. Она поразила нас своим явным несоответствием столице Российской Федерации. Со слов Косарева мы знали, что Москва в «Бета-мире» – небольшой, по здешним меркам, город, с населением в три с половиной миллиона человек, но тем не менее удивились, узнав, что по размерам Первопрестольная едва перешагнула границу Окружной железной дороги. В нашем мире это приблизительно соответствовало Третьему транспортному кольцу. Даже в центре города мы не находили знакомых строений. Привычное нам положение занимал только Кремль.
   Красная площадь стала совсем крохотной, сжатая между грандиозным зданием государственного банка, там, где в нашем мире располагался ГУМ, с одной стороны и кремлевской стеной с другой. Здание Исторического музея отсутствовало, здесь была проезжая часть Тверской улицы, проходившая напрямик через площадь в Замоскворечье, к улице Ордынка. Тверская – Ордынка и являлась основной магистралью города, частично застроенная пяти-шестиэтажными домами, архитектурой напоминающими «сталинский ампир». А на самом деле эти дома построены в середине и конце девятнадцатого века в стиле самого настоящего ампира. Дальний конец Тверской, примерно от нашего Белорусского вокзала и до Сокола, заполняли девяти-двенадцатиэтажные коробки, напоминающие наши «хрущевки». Эти здания возведены в начале и середине двадцатого века в модном здесь тогда стиле конструктивизм. Такая же застройка, компот из ампира и конструктивизма, доминировала во всем историческом центре, лежавшем здесь в пределах Бульварного кольца. Новые районы города заполняли уже знакомые нам по Николаеву снежно-белые «неоконструктивистские» пирамиды.
   Еще одним удивительным известием стало сообщение, что в Москве никогда не было метрополитена. Этот вид городского транспорта вообще не получил в России распространения. Здесь люди стали пользоваться индивидуальными механическими средствами транспорта очень давно. Первый автомобиль построен в Нижнем Новгороде уже в 1888 году. Конструкция этого самобеглого экипажа оказалась настолько удачной и технологичной, что практически без изменений была растиражирована миллионной серией. Промышленность тогдашней России могла позволить себе и не такой индустриальный подвиг.
   Трехдневное пребывание в Белокаменной оказало на нас неизгладимое впечатление. Многочасовые прогулки по городу только доказали абсолютную чуждость для нас этой Москвы. Мы так и не смогли привязаться к местности. Не было ни одного здания, ни одного уголка, напоминающего нашу привычную столицу. Даже мосты через Москву-реку и те располагались в других местах.
   Вернувшись в Царское Село, с удивлением узнали от генерала Абрамова, что по результатам операции командование сочло нас достойными орденов Святого Станислава третьей степени. Вообще, на всех участников боевых действий должен был пролиться дождь наград и поощрений. И он не замедлил себя ждать, приятно поразив меня оперативностью. Если в нашем мире от представления к награде до ее вручения проходили месяцы, то здесь все решалось в считаные дни. Валентин Сергеевич сообщил также, что награждение состоится через три дня на Дворцовой площади Санкт-Петербурга и в нем примет участие император Алексей Второй и Верховный главнокомандующий великий князь Георгий Николаевич.
   Церемония награждения была чрезвычайно торжественной. Все участвовавшие в операции полки выстроились на главной площади мегаполиса в каре. Строй блистал золотым шитьем парадной формы, начищенными хромовыми сапогами, орденами и медалями. К моему великому удивлению, обошлось без торжественных и пламенных речей по бумажке. Император без помощи микрофона кратко поблагодарил бойцов за честно выполненный долг и проявленные при этом мужество и героизм. Затем пошел вдоль строя, сопровождаемый главнокомандующим и полудесятком штабных офицеров, несущих коробки с наградами. Каждую награду император вручал лично, сопровождая действие несколькими благодарственными словами. Поэтому небольшая процессия двигалась довольно медленно, обойдя весь квадрат минут за сорок. Остановился его величество и возле нас. Я внимательно посмотрел на самодержца. Выглядел Алексей Николаевич для своих семидесяти с хвостиком лет очень неплохо. Невысокого роста, худощавый, с карими глазами. Лицо гладкое, без морщин. Взгляд несколько усталый, но цепкий, запоминающий. Одет он был в повседневный мундир гвардейского полковника. Я мысленно пририсовал Алексею Николаевичу усы и бородку и чуть не присвистнул вслух от удивления. С этими мужскими «украшениями» его величество был точной копией своего троюродного деда, нашего последнего императора Николая Второго.
   – Как я понимаю, вы и есть пришельцы из параллельного мира? – негромко спросил его величество. – Рад, очень рад вас видеть! Ваши отвага и трудолюбие достойны всяческих похвал. Согласитесь ли вы побеседовать со мной приватно, после церемонии?
   – Конечно, ваше величество, о чем базар! – брякнул Горыныч. Император немного удивленно покосился на Гарика, но промолчал и продолжил обход строя.
   В данной реальности Зимний дворец так и оставался императорской резиденцией, поэтому сразу после парадного прохода войск мы в сопровождении двух десятков старших и высших офицеров проследовали на закрытый прием.
   Почти сразу появились вестовые с подносами, уставленными бокалами с шампанским. Гости разобрали вино, Георгий Николаевич произнес тост за победу русского оружия. Все дружно выпили, и на этом церемония награждения закончилась – нас троих и генерала Абрамова пригласили пройти в апартаменты императора.
   Личный кабинет Алексея Второго оказался довольно большим помещением, площадью около пятидесяти метров. Стены, украшенные картинами с батальной тематикой, обшиты модными здесь деревянными панелями, на этот раз из мореного дуба. Из того же материала длинный стол и четыре десятка стульев вокруг него. Но его величество жестом предложил нам пройти в дальний угол кабинета, где находилась небольшая зона отдыха. На роскошном длинноворсовом текинском ковре с изящным темно-бордовым рисунком вокруг низенького столика стояли пухлые кожаные кресла.
   – Присаживайтесь, господа! – пригласил император.
   Едва мы успели погрузиться в мягкие объятия кресел, как появился вестовой, принесший традиционный кофе и пепельницы. Абрамов устроился рядом. Алексей Николаевич занял место напротив нас. По правую руку от императора разместился главнокомандующий Георгий Николаевич. По левую руку присел незнакомый мужчина в гражданском костюме, похожий на актера Шона Коннери в старости. Незнакомец сосредоточенно, не глядя в нашу сторону, сразу начал протирать кусочком замши очки с толстыми стеклами в массивной пластмассовой оправе. Оторвавшись на секунду от своего увлекательного занятия, он бросил на нас короткий взгляд, от которого я чуть не пригнулся, настолько он был остер. Опыт уверенно подсказывал, что такой «оценивающе-прицеливающийся» взор мог принадлежать только представителю государственной безопасности. Знакомство подтвердило предположение. Человек в гражданском оказался директором Управления Стратегических исследований, местного аналога КГБ. Именно КГБ, с его более широкими задачами и возможностями, а не ФСБ. Звали «чекиста» Николай Дмитриевич Шахов.
   Мы не спеша принялись за напиток, я и Мишка закурили. Алексей Николаевич, внимательно посмотрев на каждого из нас по очереди, одним глотком допил кофе, поставил чашку на столик, промокнул губы салфеткой и сказал:
   – Прежде всего, господа, хочу выразить вам свою благодарность за проведенную работу. Благодаря вашему появлению разрешилось сразу несколько вопросов, которые до этой поры оставались для нас полными загадками. Особенно это касается аферы с оружием. Наша разведка много лет пыталась выйти на след таинственных поставщиков, но тщетно. Никто и подумать не мог, что поставки осуществляются из параллельного мира. Теперь угроза с этой стороны ликвидирована.
   – Не стоит благодарности, ваше величество! – небрежно сказал невоспитанный Гарик. – Эти негритосы и нас самих уже достали! Десант высаживали, ублюдки. Полгорода спалили, флот уничтожили. Хотя там этого флота было… А если считать нападение в Подмосковье, науськивание Казанского ханства из параллельной реальности, так и вообще…
   – Так что это скорее вы оказали нам помощь в ликвидации прямой и непосредственной угрозы! – вставил свои пять копеек Мишка.
   – Не будет ли с моей стороны бестактностью предложить вам некое вознаграждение за ваши труды? – спросил император. – Все-таки мы оторвали вас от важных дел.
   – Хм, тут надо подумать! – произнес я, переглянувшись с ребятами. – Вы знаете, ваше величество, картинки раскатанной в щебенку столицы Великого Чаки до сих пор стоят перед глазами. Эх, нам бы хоть частичку этой мощи! Не поделитесь?
   Алексей Николаевич вежливо улыбнулся.
   – Я не шучу! – уточняю на всякий случай. – Очень бы помогли в нашей войне пара-тройка турболетов «Филин» и «Сова», сотня боевых машин пехоты, пара десятков тысяч ваших электромагнитных автоматов, ну и по мелочи – мобильный госпиталь со всем оборудованием, полевые генераторы, электромобили, радиостанции…
   Сидящий рядом генерал Абрамов громко хмыкнул. Наши визави скрывали эмоции более умело, но и по их лицам можно понять – такого списка они не ожидали. Я тоже не рассчитывал на полное удовлетворение запроса, но попытка – не пытка. Может, дадут хоть что-то.
   – А у вас неплохой аппетит! – с легкой отеческой улыбкой сказал пришедший в себя от неслыханной наглости император. – Боюсь, что по многим пунктам вашего списка мне придется отказать. Но что-то все-таки поставить можем. Так, Георгий Николаевич?
   – Несомненно, ваше величество! – кивнул главнокомандующий. – Ведь кроме благодарности эти господа имеют право на некоторую долю взятых в Черной Звезде трофеев. А там одного золота несколько десятков тонн. Поэтому мобильный госпиталь, полевые генераторы и средства связи я могу обещать твердо. Но вот турболеты и электромагнитное оружие…
   – Это абсолютно невозможно! – неожиданно подал голос доселе молчавший «чекист». Голосок у него оказался подходящим к внешности – глубокий, хорошо поставленный баритон, с легкой хрипотцой.
   – Может быть, вас устроит оружие предыдущего поколения? – спросил Георгий Николаевич. – После перевооружения армии на складах остались довольно значительные запасы.
   – Хорошо! – легко согласился я. – Посмотрим, что там, почитаем ТТХ, подумаем…
   – А нет ли каких-нибудь ограничений на покупку гражданских турболетов? – уточнил Мишка.
   Главнокомандующий переглянулся с Шаховым, и тот едва заметно кивнул.
   – Нет, существенных ограничений нет. Нужна лицензия пилота, но вы уже сдавали летные тесты при получении чина. Так что – для вас продажа вполне свободная!
   – Тогда давайте уточним, на какую сумму мы можем рассчитывать после дележа трофеев! – Гарик быстро соображал в финансовых вопросах.
   – Это мы можем сказать только после оценки! – решительно отрезал Георгий Николаевич. Но, подумав пару секунд, смягчился: – Но даже по предварительным прикидкам, вашей доли хватит на пару десятков самых дорогих моделей.
   – Так это же замечательно! – радостно потер руки Гарик. – Хрен с ними, филинами и совами. Их вооружение для наших условий избыточное! А если на пассажирский турболет пару крупняков навесить…
   И Гарик, полузакрыв глаза, откинулся в кресле. Видимо, сразу начал прикидывать, что и как сделает для переоборудования гражданских машин в условно боевые.
   – Господа, я думаю, что вопросы материальной компенсации и вознаграждения вы сможете обсудить с Георгием Николаевичем несколько позже! Составьте на досуге список! – решительно прервал торги император. – Мы, собственно, совсем по другому поводу вас пригласили. Объясните нам, пожалуйста, для чего вы все это делаете? Зачем вам нужны вмешательства в историю?
   Мы переглянулись. А потом Гарик чувствительно пихнул меня ногой – ты эту кашу заварил, тебе и отдуваться.
   – Видите ли, ваше величество, один весьма популярный у нас персонаж культового художественного фильма сказал: мне за державу обидно! Вот как-то и мы… испытываем обиду за многочисленные бедствия, с пугающей периодичностью обрушивающиеся на нашу любимую Родину! – тщательно подбирая слова, сказал я, а потом, решившись, без утайки рассказал собеседникам всю нашу эпопею, начиная от изобретения темпор-машины и вплоть до последних событий.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация